Невертикальный агрохолдинг -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Невертикальный агрохолдинг
Наталья Сохина
Агроинвестор
февраль 2010
Фирма «Максима»
Фото: «Максима»

Борис Янковский приехал в Ростовскую область, чтобы строить для компании «Панэстейт» сеть гостиниц. Но увлекся сельским хозяйством: приобрел первые 3 тыс. га земли, начал выращивать пшеницу, подсолнечник и сахарную свеклу — в общем, стал вместо топ-менеджера-девелопера агробизнесменом. Сейчас у «Максимы» 53 тыс. га под контролем. В планах — 100 тыс. га в Ростовской области и покупка линейного элеватора, чтобы формировать крупные партии и отгружать зерно напрямую экспортерам.

Борис Янковский, собственник и председатель совета директоров южнороссийского агрохолдинга «Максима», приехал в 2006 году из Москвы в Ростов-на-Дону, чтобы участвовать в проекте строительства гостиниц в качестве управляющего. Проект был рассчитан на несколько лет, а значит, требовал постоянного обустройства на новом месте.

Янковский купил в Ростове квартиру, «чтобы дети могли ходить в школу», а в дополнение к ней решил обзавестись еще и дачей.

Хотел дачу, а приобрел колхоз

Участок (15 соток) в 5 километрах от Ростова-на-Дону стоил тогда 1 млн руб., вспоминает бизнесмен. А 1 га сельхозземли в 30 км от столицы области вообще обходился в смешные по московским представлениям деньги — 15 тыс. руб. Три десятка километров — не расстояние, подумал Янковский и решил купить под дачу сразу 10 га на берегу реки Коголик — «перед друзьями хвалиться». «Приехал, смотрю, угодья живописные, а земля полузаброшена», — рассказывает он. Выяснилось, что это депрессивный колхоз, все последние 15 лет боровшийся за выживание, причем его продают за 6 млн руб. Решение о покупке Янковский принял и договорился о сделке за один день, а уже на следующий поехал покупать технику для хозяйства.

Деньги для первоначальных инвестиций он заработал на сделках с землей в Сочи — по собственному признанию, случайно — на пике цен на местные участки. «Все просто: купил участок за 3 млн руб., продал за 100 млн руб., — говорит Янковский. — Ни в какой другой бизнес вкладываться я не планировал: не лежала душа к бизнесу, в котором требуется постоянный учет, контроль, управление и наблюдение». Но как идея построить дачу все-таки превратилась в начало бизнеса, который успел вырасти в один из крупнейших в регионе агрохолдингов, Янковский объяснить не может или не хочет. Управляющий колхозом сам посчитал для него объем начальных вложений: 5 млн руб. на тракторы, сеялки и т. д. «И я решил, что 11 млн руб. — 5 млн руб. на технику и 6 млн руб. за колхоз — инвестиции небольшие, и не может быть, чтобы этот бизнес был неэффективным», — утверждает Янковский.

Учился на ошибках «Я никогда не видел тракторов, мало что понимал в них. Когда начал выбирать, просто приобретал импорт», — продолжает он. Пришлось заниматься этим самому: по словам Янковского, его управляющий в такой современной западной технике ничего не понимал, так как «видел ее только в журналах». «Мы поехали к местному дилеру «Бизон», и я купил все самое дорогое — Fendt, Lemken. Только потом понял, что Fendt - лучший в мире трактор, но его следует покупать для хозяина (фермера, например), а не для наемных механизаторов», — сетует Янковский. Специалист по сопровождению продаж «Бизона» Евгений Винников подтверждает, что «Максима» — давний клиент компании. Технику приобретает, как правило, в кредит и имеет репутацию «аккуратного плательщика», говорит Винников. Всего в первый год было потрачено 40−50 млн руб. вместо запланированных 11 млн руб., сравнивает Янковский. На эти деньги были приобретены 2,7 тыс. га земли с сельхозпостройками, два трактора Fendt, сеялки и культиваторы.

От прежних хозяев кроме земли Янковскому досталось 300 га озимых посевов. Весной 2007 года в дополнение к ним вспахали еще 1 тыс. га. Земли, вспоминает он, оказались в истощенном состоянии: 15 лет подряд на них высевали подсолнечник, который положено размещать на одном месте раз в шесть-восемь лет. Поэтому начать сельхозработы пришлось с агрохимического анализа каждого поля, и после этого принималось решение о внесении удобрений.

Ошибкой нового землевладельца было количество высеянных агрокультур. «На небольшой площади мы вырастили пшеницу, яровой ячмень, подсолнечник, кукурузу, сахарную свеклу, — перечисляет он. — Я сам сказал управляющему: хочу посеять все вот это. Но, конечно, теперь понимаю, что на 1,3 тыс. га устраивать такую диверсификацию нельзя».

Первые результаты 2007 год, говорит Янковский, был удачным временем для вхождения в растениеводческий бизнес. Как раз начался период агфляции, и сложился уникальный баланс цен: солярка стоила 12 руб./л, аммиачная селитра — 5 руб./л, а за фуражную пшеницу давали по 6−8 руб./кг, подсолнечник же стоил 19−23 руб./кг вместо 5−7 руб./кг несколькими годами ранее. Но урожайность в «Максиме» оказалась не очень высокой: по озимым зерновым — 34 ц/га, по подсолнечнику — всего 19 ц/га. Продуктивность сахарной свеклы тоже получилась мизерной — 66 ц/га, кукурузы — вообще 6 ц/га. Сказалось истощение земель, к тому же случилась засуха, разводит руками Янковский. Урожай свозили на ток, доставшийся от бывших хозяев, а затем полностью продали перекупщикам. Операционная прибыль первого года составила 8 млн руб. 2008 год тоже принес неприятности. Фуража в валовом сборе зерна было 80%: в июне прошли обильные дожди, вымывшие из колосьев много белка. В 2009 году опять началась засуха, но лучшей оказалась структура урожая: 10% зерна 2 класса, по 30% — 3 и 4 класса, столько же 5-го и фуража. Всего собрали 20 тыс. т зерна, говорит Янковский. Вместе с тем на 30% посевов погибло 100% урожая, поэтому в конечном счете «не удалось ничего заработать». Точные суммы убытка пока не подсчитаны, говорит Янковский. Год 2009 был тяжелым еще и потому, напоминает он, что кроме низких из-за засухи урожаев в Ростовской области низкими оказались и закупочные цены. К примеру, за пшеницу 5 класса давали 1,9 руб./кг при себестоимости 3 руб./кг. Правда, немного выручила сахарная свекла, добавляет Янковский: «Собрали 390 ц/га, заняв первое место по урожайности в своем районе. Сдавали ее на переработку по давальческой схеме, а потом продавали сахар оптовикам по [хорошей цене] 23,5−29 руб./кг. Соя тоже удалась — 10 ц/га». А вот подсолнечник, как и зерно, пострадал от засухи, и его урожайность не превысила 7 ц/га убранной площади.

Эксперты и участники рынка говорят, что при всех неблагоприятных факторах в прошлом году заработать на растениеводстве в ЮФО было все-таки можно. Эдуард Курочкин, возглавляющий ростовскую агрокомпанию «Грейнвелл» (входит в Valars Group), соглашается, что 2009 год оказался неудачным, но рентабельность растениеводства была 15−20%. О 15%-ной рентабельности по прошлому году говорит и Владимир Залогин, руководивший группой ставропольских агрохозяйств. «А в индустриальных сельхозкомпаниях она может достигать 30−40%", — знает он. Светлана Ивашура, менеджер по исследованию рынка масложировой компании Bunge, утверждает, что в Ростовской области рентабельность сырья вообще составляет 50−100%.

Крестьяне, понесшие убытки из-за прошлогодней засухи, получали компенсации, указывает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Он уверен, что растениеводство остается самым рентабельным агросектором ЮФО. «Эффективные местные производители в 2009 году собирали по 34−35 ц/га озимой пшеницы, яровой — по 27 ц/га. Были рекорды и по 50 ц/га», — говорит он. — И вообще, чем более технологично хозяйство, тем меньше оно зависит от погодных условий, и наоборот».

Продолжение

Идиллические настроения у владельца, желающего за несколько миллионов рублей сделать развалившийся колхоз процветающим, прошли быстро. Янковский подсчитал, что в России хозяйства менее 5 тыс. га нерентабельны, на 5−10 тыс. га окупаемый бизнес вести очень рискованно, и только при земельном банке более 100 тыс. га можно получать «какую-то прибыль». «В сельском хозяйстве дело в сроках инвестирования и масштабе деятельности — деньги нужны надолго и их нужно много. Гектар дает $100−200 прибыли, и делать бизнес нужно на больших объемах, — делится расчетами Янковский. — К тому же современная техника как 10 га, так и 10 тыс. га сможет обрабатывать с одинаковым результатом, просто при обширных угодьях она будет полностью загружена».

Поэтому было решено увеличивать земельный банк. Вторым активом стали 4 тыс. га в селе Каргинском. Потом были зерносовхоз «Донской», затем — хозяйства «Белая Калитва» и «Обливенский». В 2008 году объем земель в «Максиме» довели до 33 тыс. га в обработке и до 53 тыс. га — под контролем. В собственности у хозяйства только 4 тыс. га, остальное в аренде на 5−49 лет. «Покупая земли, я отвлекаю деньги из бизнеса, трачу инвестиционные средства. Предпочитаю вкладываться в диверсификацию производства, а не в покупку угодий», — утверждает Янковский.

Земля оформлялась по разной цене. К примеру, выделенный участок с документами в Азовском районе в 2007 году обошелся Янковскому в 15 тыс. руб./га.

В 2008-м такие учаски обходились в 80 тыс. руб./га, сейчас продаются по 30−35 тыс. руб./га. В среднем на оформление паевого гектара тратили 2−3 тыс. руб., вспоминает предприниматель. К сезону 2010 года севооборот в «Максиме» полностью сформировался. Чтобы оптимально эксплуатировать земли, Янковский решил занимать 40% обрабатываемых угодий пшеницей, по 12% — горчицей и подсолнечником, 5% — сахарной свеклой, а остальное освобождать под пары.

Деньги на бизнес

Первоначальные инвестиции Янковский делал из собственных средств. Но когда начал расширять бизнес, осознав, что на нескольких тысячах гектаров невозможно создать окупаемое агропроизводство, потребовались заемные средства на развитие. Первый кредит под залог земли — 351 млн руб. под 16% годовых на семь лет с началом погашения в 2011 году — «Максима» получила в 2008 году в Сбербанке. Растениеводческие проекты государство субсидирует на условиях возмещения 2/3 ставки рефинансирования ЦБ (сейчас — 8,75% годовых, тогда ставка Центробанка составляла 13%). На тех же условиях в 2007 году кредит на 80 млн руб. выдал Связьбанк.

На вопрос, рассчитается ли он в срок по кредитам, Янковский отвечает, что пока прошло 3 года, и компания только наладила производственный процесс. Но теперь технологии отработаны, основные вложения в развитие сделаны, и прибыль будет. «Так что деньги, безусловно, будут возвращены вовремя», — оптимистичен Янковский. Залогин утверждает, что подобные инвестиции возвращаются как раз за 7 лет, поскольку растениеводство наименее затратно в сравнении с другими производствами в АПК.

Дальше — экспорт «У нас крайне монополизирован рынок элеваторов, и все элеваторы принадлежат трейдерам. У нас есть своя мини-лаборатория, но элеваторы ее не признают. И мы часто сталкиваемся с тем, что класс зерна занижается», — продолжает рассказ Янковский. Поэтому следующий этап в развитии хозяйства — собственные хранилища и своя лаборатория. «Нам нужен линейный элеватор (с железнодорожной веткой), чтобы продавать зерно напрямую экспортерам в Новороссийск и Туапсе, — описывает Янковский. — Ведь прибыль максимизируется в том числе и за счет того, что ты предлагаешь на рынок судовую партию однородного по качеству зерна — это где-то 3,5 тыс. т для судов река-море. Здесь уже идет премия к цене 10−20%". Эти планы Янковский намерен реализовать уже в этом году, купив элеватор на 50 тыс. т примерно за 30−40 млн руб. Благо сейчас в области достаточно предложений, говорит он. Элеватор необходим как для хранения зерна, так для его первичной переработки и «повышения классовости», а железнодорожная ветка пригодится при отгрузке на экспорт, одобряет Ивашура.

У Злочевского из Российского зернового союза другое мнение: «Линейный элеватор приспособлен для перевалки зерна. И покупать его с целью хранения — значит наращивать издержки. Ведь он будет недозагружен. На своих 20 тыс. га компания произведет максимум 50 тыс. т зерна, отгрузит его за две недели, а в оставшееся время элеватор начнет простаивать». В Ростовской области основные экспортные объемы зерновых возят не по железной дороге, а автотранспортом — он мобильнее и дешевле, знает эксперт. А хранить зерно следует «непосредственно в хозяйствах», советует он. Выгоднее даже построить внутрихозяйственный элеватор, чем приобретать линейный, считает Злочевский. Того же мнения Курочкин из «Грейнвелла». Кроме того, по его утверждению, в регионе сейчас нет подходящих линейных элеваторов, выставленных на продажу.

Заниматься переработкой агрокультур либо животноводством Янковский не собирается. «Я за специализацию и концентрацию», — формулирует он. Животноводство на юге страны Янковский называет не бизнесом, а расточительством: заработать на черноземах, вкладываясь в растениеводство, можно больше и проще. Залогин одобряет такую стратегию, поскольку, по его мнению, интеграция в переработку или животноводство не повышает рентабельность, а только усложняет сбытовую цепочку и увеличивает риски. «К тому же зерно — биржевой товар, и ему гарантирован сбыт в отличие от прочей продукции сельского хозяйства», — говорит он.

А вот земельный банк Янковский планирует расширить до 100 тыс. га. По его мнению, это оптимальный размер угодий, который можно самостоятельно контролировать. 100−150 тыс. га — вполне контролируемая площадь, оценивает Залогин. Но при условии, что участки менее чем в 100 км друг от друга, добавляет он.

Борис Янковский
Председатель совета директоров агрофирмы «Максима»
Родился в г. Батуми (Грузия) 30 мая 1971 г. Окончил Батумское Мореходное училище (1993 г.), школу МВА (Москва, 2000 г.). В течение пяти лет после училища служил на транспортных и пассажирских судах. С 1998 по 2000 г. работал в компании «Ивантеевский трикотаж» (Московская обл.) заместителем генерального директора по маркетингу. С 2000 по 2002 г. был директором по маркетингу гостиничного комплекса «Олимпиец» (Московская обл.). С 2002 по 2004 г. работал в пивоваренной компании «Балтика» руководителем группы торгового маркетинга в Московском регионе. С 2004 по 2007 г. участвовал в проекте строительства сети гостиниц компании «Панэстейт» (Москва, Ростов-на-Дону, Сочи), занимая должность директора по маркетингу.
Женат, имеет двое детей (дочери). Увлекается историей России Х. Х. века.
Мечты и взгляды
«Приобретать технику предпочитаю импортную — экономический эффект несопоставим с нашей. Терпим, переплачиваем, а что делать? В 2009 году закупили на 120 млн руб. Если у «Кировца» расход топлива 25 л/га, то у импортного трактора — 8−9 л/га. Западные машины по 3−4 года отрабатывают на одном ТО. «Кировцы» работают иначе: 4 трактора в поле и еще столько же стоят рядом — им на смену в случае чего».
«В первые месяцы все у меня спрашивают — а зарплата будет? Не привыкли к стабильности. Тем не менее у нас большая текучка. Приходят на большие зарплаты — тракторист получает 20−25 тыс. руб., может даже заработать до 40−50 тыс. руб. в сезон. В результате скапливает какую-то сумму и уходит: потребности у него невысокие, минимума хватает».
«Хотелось бы нанять немецкого управляющего, ведь в Германии сельское хозяйство одно из самых эффективных и технологичных. И потом, у нас же так было исторически — русские крестьяне и немец-управляющий».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще