Вадим Мошкович -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Вадим Мошкович
Антон Осипов, Софья Корепанова, Наталья Сохина
Агроинвестор
28 апреля 2010
«Мне все равно, какой бизнес ставить на ноги»
Фото: Д. Азаров / Коммерсантъ

Основатель «Русагро», а сейчас сенатор Вадим Мошкович — резкий человек и поразительно эффективный бизнесмен, сходятся во мнении знающие его люди. Более 20 лет назад он начал бизнес с продажи компьютеров, а в 1990—2000-е годы выстроил один из крупнейших оте-чественных агрохолдингов. В 2008 году Forbes оценивал состояние Мошковича в $1,3 млрд. В мае «Русагро» станет первой российской компанией АПК, с начала нынешнего кризиса вышедшей на IPO.

«До IPO в сельском хозяйстве дорога длиною в жизнь. Об этом можно и не говорить», — утверждал Мошкович в 2002 году. Но тогда бизнесмен, похоже, недооценил себя. Сейчас деловые СМИ обсуждают предстоящее в мае IPO «Русагро» на лондонской LSE (по данным газеты «Коммерсантъ») или на российских (информация «Ведомостей») фондовых биржах. Организаторами размещения назначены «Ренессанс Капитал», Альфа-банк и Credit Suisse. Компания планирует получить за 30% акций $300 млн. Таким образом, весь бизнес оценивается в $1 млрд. Для сравнения, самый дорогой из публичных агрохолдингов СНГ — украинский «Мироновский хлебопродукт» - торгуется на Лондонской фондовой бирже исходя из капитализации около $1,3 млрд.

Для IPO создано новое юридическое лицо: ОАО «Группа «Русагро», куда переданы доли Мошковича и его жены Наталии Быковской в головной компании холдинга ООО «Группа компаний «Русагро». В обмен Мошкович и Быковская получили столько же акций ОАО. Даже тот факт, что почти все акции ООО «ГК «Русагро» заложены Сбербанку, не мешает сделке. Полученные деньги бизнесмены планируют пустить не на реструктуризацию кредитов, а на новые поглощения.

Сумка денег

Мошкович родился 6 апреля 1967 года в Москве. В 1984-м окончил, тоже в столице, 10 «В» класс одной из лучших российских школ в сфере математического и физического образования — 57-й математической. Потом поступил в МИРЭА, где изучал компьютерную томографию. Первый деловой опыт Мошкович получил благодаря приятелю-студенту, предложившему продать компьютер. Тогда ЭВМ была дорогостоящей технической диковинкой, которую можно было обменять на «Жигули». Мошкович продал не один, а 11 компьютеров и получил целую сумку советских денег. Правда, первый заработок был израсходован довольно бездарно: большая его часть попала на счет в Сбербанке, где и превратилась в один прекрасный день в дым, писали «Ведомости».

В 1989-м, за год до окончания института, Мошкович серьезно увлекся зарабатыванием денег. «Я попал на биржу к Боровому. Опять-таки случайно, — вспоминал он на страницах журнала «Карьера», имея в виду предпринимателя Константина Борового, который как раз в то время занимался созданием Московской, а затем Российской товарно-сырьевой бирж. — За один день я заработал на машину. Тогда можно было стать миллионером, проработай я там дольше». Работа стала вторым вузом, объяснившим студенту, что происходит в экономике страны.

По словам Мошковича, его биржевая деятельность очень не понравилась родителям. Они настаивали на продолжении высшего образования. Но Мошкович их не послушал — окончил МИРЭА только в 1992 году. Получив диплом, он ушел с Московской товарно-сырьевой биржи и вместе с партнерами основал строительную компанию «Авгур Эстейт», в которой и сейчас является президентом. Затем стал соучредителем и главой ТОО «Мэлла лимитед», созданного в начале 1993 года.

Попытка Мошковича заработать на постройке гаражей в Ясенево окончилась трагикомически. В ходе работ случайно был порван водопровод, яма заполнилась кипятком, в котором и сгинул экскаватор. К счастью, предпринимателям удалось быстро восстановить снабжение микрорайона горячей водой. Куда удачнее была торговля водкой «Белый орел» через «Мэллу». Она принесла организаторам немалую прибыль, а телереклама водки вошла в постсоветский народный фольклор.

Сладкий бизнес

В 1995 году Мошкович вплотную подобрался к агробизнесу. Он учредил компанию «Шугар трейдинг» и начал разовые поставки сахара крупнейшим кондитерским фабрикам — «Красному октябрю», «Рот Фронту», «Бабаевскому». Мошкович любит рассказывать журналистам, что многое в его жизни происходит случайно. Говорит, в частности, что волей судьбы оказался на «Красном Октябре», который как раз нуждался в сахаре. Дальше ситуация развивалась как в классическом анекдоте: двое ударили по рукам, после чего один отправился искать деньги, а другой — товар. «Вы помните, что тогда творилось на рынке? Прежние механизмы снабжения были разрушены. […] Не было еще стабильных поставщиков, не было ни одной компании с именем», — объяснял Мошкович «Карьере», как малоизвестной компании удалось быстро стать поставщиком таких гигантов.

В 1997—1999 годах приобретаются первые производственные мощности — три сахарных завода в Белгородской области, — и компания становится не только трейдинговой. «Шугар» начинает выращивать сахарную свеклу и в 1999 году входит в тройку лидеров сахарного бизнеса, заняв 19% рынка. Мошкович поставляет сахар на 20 кондитерских фабрик России, работает в 50 регионах и решается выйти на новые рынки — производство зерна и переработка масличных. В 2000 году для реализации агропроектов создается компания «Русагро-Инвест» (в дальнейшем войдет в ООО «ГК «Русагро», в 2003-м объединившее все активы Мошковича). «Я менеджер, а управленцу все равно, какой бизнес ставить на ноги. Если есть понимание процессов, можно и корабли строить, и зерно выращивать, получая от этого прибыль. Важно всегда быть первым. Вне зависимости от того, чем ты занимаешься. Важно находить какие-то маркетинговые, управленческие решения раньше, чем другие», — говорил он журналу «Карьера». В 2003 году Мошкович еще раз подтвердил свои слова делом, создав розничный сахарный бренд «Чайкофский» и став таким образом первопроходцем в брендировании сахара.

В 2001 году «Русагро» вовсю скупает активы: приобретает два элеватора, Краснодарский МЖК, еще один сахарный завод — Усть-Лабинский в Краснодарском крае. Также компания объявляет о слиянии с «Роспродом» - владельцем сахарного завода в Тамбовской области и 57% акций Аннинского МЭЗа (Воронежская область). Сделка обходится Мошковичу в $20 млн — столько компания заплатила Сбербанку за его пакет в «Роспроде». Тогда же на Мошковича оформляется кредитная линия «Роспрода» в Сбербанке на $120 млн. Участники рынка говорили, что вся сделка проводилась именно ради этих денег, и реальных активов в ней якобы не было: «Русагро» заплатил Сберу $20 млн, а в обмен на это последний переоформил на компанию Мошковича кредит «Роспрода» ($120 млн). На часть этих денег «Русагро» в 2000 году якобы купила у государства на аукционе импортные сахарные сырцовые квоты — 29 лотов по 25 тыс. т каждый.

В 2001 году в собственности компании находится 50 тыс. га земли, годовая мощность ее сахарных заводов составляет около 900 тыс. т белого сахара. Мошкович называет себя одним из трейдеров, инициировавших введение механизма пошлин и квот на импорт сахара.

Битвы за контроль

В 2001 году «Русагро» и «Разгуляй» поссорились из-за Аннинского МЭЗа («Русагро» приобрела 57% МЭЗа, «Разгуляй» владел 39,6%). Обе стороны конфликта создали на предприятии по совету директоров. В том же году «Русагро» покупает треть акций компании «Русский сахар» (владел тремя сахарными заводами) и снова начинает битву за контроль над активами. «Русагро» созывает внеочередное собрание акционеров, пытаясь сменить руководство «Русского сахара». Два других акционера (ЗАО «Агро-брокридж» и «Р.С. Инвестмент», у каждого по 1/3 акций) заподозрили компанию в попытке захватить контроль. В конце концов «Русагро» обменяла свою долю акций на один из принадлежащих «Русскому сахару» заводов — Знаменский (Тамбовская область). Аналитики комментировали, что актив достался «Русагро» в два раза дешевле его рыночной стоимости.

Наибольший резонанс получила история с приобретением Кропоткинского МЭЗа (Краснодарский край), одного из крупнейших в России масложировых предприятий. В 2003 году 65% его акций скупила группа «Сигма», немедленно заключила стратегическое партнерство с «Русагро» и передала Мошковичу более 50% акций МЭЗа «в счет будущих инвестиций в завод», признавался гендиректор «Сигмы» Павел Свирский. Мошкович стал председателем наблюдательного совета МЭЗа и пообещал провести на заводе модернизацию. Однако спустя всего два месяца после сделки представители МЭЗа подали жалобу на «Сигму» и «Русагро» в комиссию РСПП по корпоративной этике, обвинив компании в попытке недружественного захвата — якобы «Русагро» провела незаконную допэмиссию акций «Кропоткинского».

В апреле 2004 года бывшее руководство МЭЗа в сопровождении следователей прокуратуры и бойцов местного СОБРа предприняло попытку захвата комбината. Летом того же года «Русагро» снова, как и в случае с «Русским сахаром», предпочла вернуть свой пакет акций продавцу, в данном случае «Сигме». Незадолго до этого московский арбитраж признал допэмиссию, проведенную «Русагро», незаконной, а ФСФР аннулировала ее. Решение о предъявлении Мошковичу обвинения в мошенничестве было отменено лишь зимой 2005 года прокуратурой Москвы. Когда белгородская облдума избрала Мошковича своим представителем в Совете Федерации, коммунисты протестовали, обвиняя нового сенатора в том, что ему понадобилась депутатская неприкосновенность из-за уголовных дел. Было это, впрочем, уже в 2006 году.

Перетасовка активов и новые проекты

В 2003 году «Русагро» делает первый шаг на рынок фасованной масложировой продукции — покупает контрольный пакет огромного Екатеринбургского МЖК, выпускающего майонез «Марио» и масло «Аведовъ». Мошкович объявляет об амбициозных планах занять до 20% российского рынка фасованной масложировой продукции. В том же году он приобретает Лабинский (на Кубани) и Лискинский (под Воронежем) МЭЗы. К этому моменту «Русагро» - один из крупнейших игроков российского агрорынка. Мошкович подписывает со Сбербанком, Федеральным агентством по сельскому хозяйству и администрацией Белгородской области соглашение о создании крупного свинокомплекса. Спустя два года дочернее предприятие «Русагро», «Белгородский бекон», начнет его строительство. На проектную мощность — 60 тыс. т свинины в живом весе в год — проект должен выйти в этом году.

После этого компания прекращает скупку активов и приступает к оптимизации бизнес-процессов. Для этого Мошкович последовательно избавляется сначала от элеваторов — продает их Cargill, затем меняется с «Продимексом» сахарными заводами в Воронежской и Белгородской областях, благодаря чему приобретает полный контроль над сахарным рынком последней. В 2006 году Аннинский МЭЗ, когда-то рассоривший «Русагро» с «Разгуляем», вместе с еще четырьмя маслозаводами переходит в руки холдинга «Юг Руси», Усть-Лабинский сахарный завод продается принадлежащему Олегу Дерипаске агрохолдингу «Кубань». В собственности компании остается шесть сахарных заводов и Екатеринбургский МЖК. «Русагро» продолжает развивать растениеводство и молочное животноводство в Белгородской, Воронежской и Тамбовской областях.

Вырученные от продажи МЭЗов деньги (а это, по мнению экспертов, более $100 млн) Мошкович решает частично инвестировать в деятельность «Авгур Эстейта». Еще в 2004—2005 годах «Авгур Эстейт» выкупил 13 тыс. га, принадлежавших подмосковному племзаводу «Коммунарка» (территория 3-23 км от МКАД вдоль Калужского шоссе — федеральной магистрали «А101»). В 2006 году он объявил о планах застроить больше половины этой территории (120 тыс. кв. м) жильем. Этот проект, получивший название «А101», сенатор намерен реализовать несмотря на кризис: сейчас идет строительство первой очереди — жилого микрорайона, продолжается поиск партнеров. Если планы удастся воплотить в реальность, Мошкович построит жилье для 300 тыс. человек.

Помимо агробизнеса и строительства, Мошковича привлекает банковский бизнес. Сенатор был миноритарным акционером Сбербанка (по данным «Ведомостей», летом 2009 года владел 0,2%-ным пакетом, более поздняя информация недоступна) и «Собинбанка». Последний сейчас на 100% принадлежит «Газ-энергопромбанку». До октября 2008 года, когда началась санация «Собинбанка», Мошкович напрямую владел его 5,5%-ным пакетом. В 2008-м деловые СМИ писали о возможной продаже Мошковичу 87% «Бинбанка». Сумма сделки не разглашалась. Эксперты оценивали «Бин» в 15-20 млрд руб. В последний момент владелец Михаил Шишханов передумал, и сделка не была завершена.

Последний громкой сделкой Мошковича стала повторная покупка «Русского сахара» (контролирует 70% Никифоровского сахарного завода в Тамбовской области). 100% акций компании перешли к «Рус- агро» в ноябре 2009 года. Один из конкурентов оценил сделку минимум в $40 млн. Следующим проектом группы может стать начало строительства в Тамбовской области бройлерной птицефабрики производительностью 100 тыс. т мяса в год. До 2012 года «Русагро» планирует вложить в нее 6 млрд руб., объявила компания в январе. В основном это будут кредитные средства.

Все равно добьется цели
Председатель совета директоров «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили рассказал «Агроинвестору», что знаком с Мошковичем «уже лет 18-20». «Это выдающийся человек, хороший политик и дипломат. Характер у него достаточно нордический», — говорит Якобашвили, характеризуя Мошковича как человека «терпимого, отзывчивого, умного». Правда, он признается, что не работал вместе с Мошковичем.
Коллеги по бизнесу и подчиненные говорят о Мошковиче как о резком, агрессивном и эффективном бизнесмене. «Его отношение к людям достаточно прагматично. Он их воспринимает как активы с точки зрения бизнес-задач, — вспоминает бывший управляющий «Русагро». — Он выбирает модель поведения, обу-словленную текущей ситуацией. Он актер». «Манера общения у него очень агрессивная. Мошкович со всеми вне зависимости от их статуса может себя вести по-хамски. У меня такое ощущение, что это воспитание, черта характера — он даже этого не замечает», — говорит коллега по пищевому рынку, добавляя, что у Мошковича очень быстро меняется настроение.
Основатель группы компаний «Белая Дача» депутат Госдумы Виктор Семенов видит Мошковича как «инициативного, иногда даже жесткого агробизнесполитика». Он вспоминает, как 5-6 лет назад ездил с Мошковичем на горную охоту на Тяньшань. Условия были не из легких: ночевка в палатках, передвижение на местных лошадях, ездить на которых непривычно даже бывалому наезднику. «Кроме того и седло для них неудобное, какое-то деревянное. Я часто езжу верхом, и то измучился. А Вадим, кажется, до этого вообще в седле не сидел, — вспоминает Семенов. — В первый вечер [охоты] мы собираемся на базе, а Вадима нет. Стемнело, а он все не появляется. Начинаем беспокоиться, собираемся его искать и тут слышим цокот. Подъезжает Вадим, кричит, что никого не хочет видеть и завтра же утром уедет на машине домой. Закрывается в палатке, ни с кем не разговаривает и даже ужинать не выходит».
Но утром охотники выяснили, что Мошкович еще на рассвете уехал продолжать охоту. В итоге глава «Русагро» вернулся с богатыми трофеями. «В этом весь Вадим: может выругаться, сказать, что передумал, но поставленной цели в результате все равно добьется», — заключает Семенов.
«Русагро»
Агрохолдинг. Учредители — Вадим Мошкович (99%) и Наталия Быковская (1%). Владеет семью сахарными заводами в Тамбовской и Белгородской областях, жировым комбинатом в Екатеринбурге, ОАО «Белгородский бекон», сельхозпредприятиями, элеваторами. В 2009 году произвел около 900 тыс. т сахара, 33 тыс. т маргарина, 53 тыс. т майонеза, более 35 тыс. т мяса. В управлении группы около 350 тыс. га земли в Белгородской, Воронежской и Тамбовской областях. В холдинге работают около 15 тыс. человек. Финансовые показатели не раскрываются.
Ушел из Forbes
В 2005 г. Мошкович попадает в «золотую сотню» российского Forbes с состоянием $350 млн. В 2008 г. у него $1,3 млрд, в 2009-м
покинул список. В рейтинге отечественных миллиардеров 2010 г., по версии журнала «Финанс», состояние Мошковича оценивается в $0,6 млрд (132-е место).
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама