Двое на одного -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Двое на одного
Оксана Гончарова
Агроинвестор
март 2011
Ситуация на кадровом агрорынке благоприятствует поиску работы

В этом году впервые с начала кризиса наблюдается устойчивый рост числа агровакансий, следует из данных рекрутинговых агентств. Однако количество резюме на одну вакансию растет очень медленными темпами и составляет немногим более двух. Проще говоря, работодатели готовы делать предложения, а вот кандидатов на рынке больше не стало. Самые популярные позиции, на которые есть спрос, — менеджеры по продажам и инженеры.

Прирост вакансий в категории «сельское хозяйство» в июне 2010 года составил 266% к уровню кризисного октября 2008-го, следует из данных портала Superjob.ru, которыми компания поделилась с «Агроинвестором». В июле число предложений от работодателей продолжало расти. В августе Superjob.ru зафиксировал небольшой спад к предыдущему месяцу, но в сравнении с августом 2009 года вакансий в сфере АПК все равно было намного больше — в 2,5 раза.

Удобно искать работу

В первой половине 2009 года, когда рабочие места сокращались, рост предложений, наоборот, генерировали соискатели: в базах кадровых агентств увеличивалось число не вакансий, а резюме. В первом квартале прошлого года, приводит пример президент Superjob.ru Алексей Захаров, в сфере сельского хозяйства на одну вакансию приходилось 6−7 резюме. По мере ослабления кризисных явлений в агроэкономике количество резюме уменьшалось, и в июле 2010 года на одно предложение (вакансию) работодателей приходилось всего 2,2 резюме. «То есть на одну позицию претендовало порядка двух человек, что весьма ограничивало возможность выбора для работодателей», — поясняет Захаров. Правда, в конце нынешнего лета, по его словам, был зафиксирован небольшой рост числа претендентов: так, в августе на одну вакансию откликались уже 2,8 соискателей. Самым популярным был запрос на позицию менеджера по продажам сельхозпродукции и инженерные должности — по 15 резюме на одну вакансию (см. инфографику). Наиболее активными работодателями агросектора оказались животноводческие предприятия и компании, «непосредственно обслуживающие сельское хозяйство»: производители сельхозтехники, кормов и пр., комментирует Захаров. Работодатели из сферы растениеводства, по наблюдениям экспертов, оказались менее активны.

То, что происходит в сельском хозяйстве, отражает общую ситуацию на рынке труда, полагают рекрутеры. Летом количество активных резюме традиционно снижается на 15−20%. А в этом году оно сократилось больше — на 25%, что, скорее всего, объясняется длительной аномальной жарой, отмечает Захаров.

Работодатели в сфере АПК сейчас проявляют больше активности, чем соискатели, соглашается гендиректор компании HeadHunter Михаил Жуков. Число предложений позиции агронома в июле выросло по сравнению с предыдущим месяцем на 58,8%, а в августе — на 11,7%, пришли к выводу эксперты HeadHunter, проанализировав 1380 вакансий и 2460 резюме, размещенных на сайте компании в июне-августе. «Можно ожидать продолжения роста числа вакансий агрономов и управленцев топ-уровня, так как рынок бурно реагирует на засуху», — комментирует он. В середине сентября Жуков не исключал, что количество новых предложений может вырасти по итогам месяца на 60%, а активность соискателей наоборот упадет, поскольку многие свободные агрономы и менеджмент были трудоустроены еще в августе. В целом ситуация на кадровом рынке в АПК сейчас благоприятствует поиску работы, конкурс на одно место — менее двух кандидатов, хорошую работу можно найти за 1−2 недели, подбадривает потенциальных соискателей Жуков. Правда, насколько работа хороша, из вакансий понять трудно: к соискателям часто предъявляют повышенные требования (примеры см. во врезе). А вот условия, как правило, выглядят в изложении работодателей весьма туманно: они ограничиваются размытыми обещаниями «работы в стабильной, динамично развивающейся компании вместе с командой профессионалов», пытаются привлечь кандидатов «оформлением в соответствии с ТК и дополнительными компенсациями», не пишут об уровне компенсации, уточняя лишь, что «зарплата обсуждается с успешным кандидатом» и т. д.

Впрочем, не все рекрутеры отмечают потребность работодателей в новых специалистах — даже в период аномальной жары и после нее, когда начался сев озимых и, казалось бы, поиск талантливых управленцев должен только усилиться. По наблюдениям Натальи Бровиной, менеджера по региональному развитию кадровой компании Manpower, в июле агрокомпании почти не набирали персонал, особенно высшего звена. Уничтожение урожая засухой буквально парализовало аграриев, думает она. «В начале посевной обычно учитываются особенности прошлых лет и, исходя из этого опыта, ведется отбор кандидатов на ключевые позиции», — говорит Бровина. Но в этот раз, если агрономов сельхозпредприятия еще пытались найти, то специалисты в сфере управления производством — такие, как финансовые риск-менеджеры — им почти не требовались. Впрочем, мало какой менеджер смог бы изменить ситуацию в тех условиях, в каких оказалось этим летом сельское хозяйство регионов, затронутых засухой, философски замечает Бровина.

Мало и дорого

Участники агрорынка рассказывают, что ключевых специалистов и менеджеров им не хватает так же, как в кризис, и подтверждают данные рекрутеров о том, что кадровый дефицит в нынешнем году только обостряется. «На полях становится некому работать, — жаловался «Агроинвестору» в период подготовки к озимой посевной исполнительный директор «Сибирской аграрной группы» (свиноводство, переработка мяса, растениеводство) Руслан Гурьев. — Кадры стареют, а молодежь работать на поле не хочет. За эту зиму в одном из районов [где расположены хозяйства компании] у нас умерли два механизатора. По сути, их некем заменить. Проблема превращается в системную. Думаю, с ней сталкиваемся не только мы, а почти все сельхозпроизводители».

Компания, впрочем, нуждается в не только в механизаторах, но и в ветврачах, операторах по уходу за животными, плотниках, фаршесоставителях и прочих рабочих, перечисляет Гурьев. Ситуация усугубляется тем, что требования к соискателям растут: современная техника требует высокой квалификации людей, а отвечающих им специалистов больше не становится. Дело дошло до того, что на томский комплекс группы (мощность — 170 тыс. свиней) для ухода за животными наняли киргизов, но результат оказался негативным. «Причем не могу сказать, что это дешевая рабочая сила: платили мы им не меньше, чем остальным, — говорит Гурьев. — Проблема в том, что этих людей ничего не связывает ни с землей, ни с животными — они ощущают себя временщиками, и замотивировать их на работу очень трудно».

Молодых специалистов, трудоустраивающихся на предприятия группы, пытаются удержать с помощью так называемой программы по обучению и введению в должность. «У всех рабочих оплата труда сдельная, а те, кто только пришел, получают на начальном этапе, то есть примерно три месяца, фиксированный оклад», — рассказывает Гурьев. Пройдя испытательный срок, на условиях сдельной оплаты можно прилично заработать — разумеется, по меркам конкретного региона, уточняет он. Так, оператор свинокомлекса, чье вознаграждение зависит от «валового производства мяса и показателя сохранности стада», в Томской области зарабатывает в среднем 14,5 тыс. руб. в месяц, а на свердловском предприятии «Сибирской аграрной группы» — 17−18 тыс. руб. У некоторых зарплаты доходят до 20−30 тыс. руб., говорит Гурьев. «Дефицит кадров в сельскохозяйственной сфере наблюдается несколько последних лет, — сетует Андрей Даниленко, президент компании «Русские фермы» и председатель общественного совета федерального Минсельхоза. — И столкнулся с этой проблемой минимум каждый второй предприниматель». В сентябре компания «Русмолко» открывает новую ферму на 3,6 тыс. КРС в Пензенской области, приводит пример Даниленко («Русские фермы» будут управлять этим проектом). Потребуется сразу более ста человек — механизаторов, ветеринарных врачей, инженеров, доярок, менеджеров среднего звена. Чтобы подготовить для высокотехнологичного производства ту же доярку, требуется несколько месяцев: недостаточно показать, как работает автоматизированная система (на это уйдет максимум двое суток), нужно научить ее фактически управлять производством, говорит Даниленко. «Ведь что такое современная ферма? Это конвейер с многочисленными операциями. Пропустишь хоть одну из них — нарушишь весь технологический процесс, — замечает он. — Опытная бригада доярок работает минимум на 10% лучше тех, кого приходится обучать с нуля». Работодатель не против обучать кадры — главное вообще найти их. Менеджеров на ферму, по словам Даниленко, компания набирала из нескольких близлежащих регионов. Переговоры шли трудно, знает он: чтобы даже вести речь о переезде, человеку минимум нужно было пообещать хорошее жилье и зарплату от 50 тыс. до 100 тыс. руб. в зависимости от уровня профессионализма и уже имеющегося дохода.

Как и представители рекрутинговых агентств, Даниленко признает, что по мере выхода агрокомпаний из кризиса дефицит специалистов только усиливается: хозяйства расширяются, им требуются новые люди, которых на рынке труда и без того было мало. Чтобы соискателей (особенно молодых) стало больше, нужно изменить их отношение к сельскохозяйственным специальностям, «разрушить представление об АПК как о чем-то отсталом», рассуждает он. Например, «как в старые добрые времена», заняться пропагандой профессий в этой сфере — через фильмы и СМИ — или даже провести конкурс на самый лучший регион, который создаст оптимальные условия для переезда специалистов, мечтает Даниленко.

В начале 2000-х годов кадры не стоили так дорого, как сейчас, а набирать персонал было проще, вспоминает Альберт Давлеев, консультант птицеводческой компании «Элинар-Бройлер» (Московская область). Новых сотрудников предприятие находило как из числа жителей Нарофоминского района Подмосковья, так и в соседней Калужской области. «Но за несколько последних лет зарплаты выросли в разы, да и мы всерьез задумались о модернизации производства», — рассказывает Давлеев. Проблему решили, сократив штат. В середине 2000-х годов на предприятии установили конвейер механической обработки тушек после убоя мощностью 11,5 тыс. птиц в час (при ручном труде за час обрабатывалось до 6 тыс. птиц), в результате чего число рабочих мест снизилось на 120. Кто-то, по словам Давлеева, перешел на другие участки, кто-то уволился сам.

Но теперь предприятию требуются новые сотрудники, найти которых непросто. В этом году на «Элинар-Бройлере» работает чуть больше 1 тыс. человек (до кризиса было 1,2 тыс.), чего с учетом развития компании и нынешних объемах производства недостаточно. «У нас есть вакантные позиции слесарей, механиков, электриков и т. д. Однако, во-первых, не все готовы работать в тяжелых условиях, а во-вторых, из-за соседства с Москвой, предприятиями Samsung и Avon в Калужской области за сотрудников большая конкуренция, — сетует Давлеев. — К примеру, если средняя зарплата по Нарофоминскому району составляет 24−25 тыс. руб. в месяц, то у нас — 18−19 тыс. руб.».

Иностранные компании готовы платить больше. Вербовка персонала, недоволен Давлеев, происходит прямо на пригородных станциях. Представители компаний не стесняются ходить по платформам с табличками типа «Требуются крановщики, сварщики, монтажники», и, как показывает практика, способ оказывается эффективным, отмечает Давлеев.

Вакансии высших менеджеров *
Примеры требований
Опыт работы на аналогичной должности / руководящих позициях минимум 3−5 лет
Опыт успешного руководства коллективом и наличие конкретных результатов работы
Нацеленность на результат, системность мышления, высокий уровень самоорганизации
Отличные навыки планирования, постановки задач и организации работы
Готовность к интенсивному и ненормированному рабочему дню
Высшее профессиональное (экономическое, юридическое) образование
Грамотное ведение переговоров
* Генеральный директор, коммерческий директор
Источник: HeadHunter

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще