Сергей Кислов -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Сергей Кислов
Антон Осипов, Оксана Гончарова
Агроинвестор
март 2011
«Золотая семечка» была вдвое дешевле импортного масла»

Основатель и президент одного из крупнейших российских агрохолдингов — ростовской группы «Юг Руси» — человек закрытый и непубличный. Даже неприветливый, утверждают те, кто с ним знаком, предполагая, что именно из-за непубличности Кислова пять лет назад не утвердили сенатором. Вместе с тем высоко ценят его деловые качества, признавая, что свою империю основатель «Юга Руси» строил сам — без связей в банках и покровительства олигархов. Впрочем, в умении выстраивать отношения с властью Кислову тоже не откажешь, указывают собеседники «Агроинвестора». В российском бизнесе, особенно таком, как аграрный, это одна из главных составляющих успеха.

Кислов считает, что управлять коллективом проще, если ты… владеешь навыками верховой езды. «Управление лошадью очень похоже на управление коллективом. Ослабил вожжи — лошадь балуется, сделал резкое движение — лошадь не поняла, понесла, — говорил он в одном из интервью. — В коллективе точно так же нельзя делать никаких резких движений: там работают люди со своими настроениями, жизненными принципами, устоями. Лошадь нельзя зажимать, и в то же время она не должна оставаться без постоянного внимания».

В его бизнес-империю входят достаточно разнообразные активы: ипподром, небольшой флот, хлебопекарный дивизион, НПЗ, винный бутик-ресторан Nikolas, типография (этикетки), производства ПЭТ-колб для выдува бутылки, бумаги для гофрокоробов, пробок для бутылок, а также Азовский завод кузнечно-прессовых автоматов (выпускает изделия для маслозаводов), элеваторы, сельхозпредприятия, консервный завод и т. д. Основа бизнеса — производство растительного масла под брендом «Золотая семечка». Из этого ряда, кстати, несколько выбиваются конноспортивные активы, в числе которых Ростовский ипподром и конезавод им. Буденного. Кислов уверяет, что это имиджевый проект. Сам он увлекается верховой ездой с конца 1990-х и утверждает, что лошади слушаются его даже без хлыста.

Человек из народа

Кислов родился 7 декабря 1960 года в Ростове-на-Дону в семье учителей. Окончив среднюю математическую школу № 5, он поступает на физический факультет Ростовского государственного университета. С 1983 года трудится рабочим, мастером в районном комбинате благоустройства Ростова-на-Дону. Но через два года Кислов становится замдиректора ростовского опытного завода «Союзэнергоавтоматика». Одновременно он продолжает образование и в 1986 году оканчивает Высшие экономические курсы при Университете естественных наук Ростова-на-Дону по специальности экономист. К 1988 году Кислов уже не заместитель, а руководитель — начальник подсобного сельского хозяйства Ростовского порта.

В 1992-м он начинает работать в компаниях, ставших впоследствии основой группы. Сначала становится зампредом кооператива «Универсал» (Ростов-на-Дону), потом — управляющим опытного сельского хозяйства «Декоративные культуры», директором фирмы «Салют» и, наконец, в 1995 году возглавляет «Юг России» — головную компанию группы «Юг Руси». «Бизнесом я начал заниматься в середине 1980-х, когда началось кооперативное движение, — рассказывал Кислов «Агроинвестору». — К концу 1980-х — началу 1990-х наибольший спрос был в секторе продуктов питания». После развала СССР получилось так: все мукомольные заводы — в России, и Закавказье осталось без муки. Но мукомолам тоже приходилось несладко, вспоминает Кислов: они нуждались в живых деньгах, чтобы расплатиться с рабочими и выплатить налоги. «Тогда, в 1992 году, была организована компания, которая закупала у крестьян зерно, перерабатывала его в муку на чужих мельницах по толлингу и поставляла ее во многие регионы России и республики бывшего СССР (в Азербайджан, Армению, среднеазиатские и т. д.). С этого началась деятельность группы компаний «Юг Руси». — вспоминает бизнесмен. Тогда компания состояла из двух человек: самого Кислова и секретаря.

Раскрутился на муке

Раскручивался бизнес так, рассказывал Кислов «Ведомостям»: купили 2 т зерна и оплатили его переработку на мукомольном заводе. Это стоило недорого, около $400. Затем продали эту муку и купили еще 3 т зерна, и так до оборотов в несколько тысяч тонн. Зерно закупалось в Ростовской, Воронежской областях, в Краснодарском крае и даже в Подмосковье. «В 1990-е годы весь бизнес развивался в критической ситуации, которая заставила выдвинуться людей с определенными талантами. Кислов — один из них, — говорит Валерий Сергачев, директор по сырью компании «Эфко». — Он умеет выстраивать команду управленцев и делегировать полномочия, четко видит конечную цель и понимает, чего хочет. Построить компанию почти с нуля, не имея ни богатых родственников, ни связей в банках и олигархических структурах, может далеко не каждый».

Через некоторое время Кислов занялся другим перспективным бизнесом — экспортом подсолнечника. Но это оказалось непросто. На рынке существовали квоты, спецэкспортеры, а главное, российские экспортеры имели дело всего с десятком покупателей сырья, часто диктовавшим условия. Рынок был крайне чувствителен к объемам поставок, колебания цен на семечку доходили до 50−70% средней цены. Стоило российским экспортерам нарастить вывоз семечки, и цена сразу проседала. «Иногда даже в момент действующего контракта загруженные корабли приходили в Турцию, а их не разгружали, требуя снижения цены в одностороннем порядке. Такой вот был дикий рынок», — вспоминал Кислов.

Есть, впрочем, такие же нарекания и на него. Владелец крупной российской зернотрейдинговой компании вспоминает: «Мы пытались сотрудничать с «Югом Руси», но вскоре поняли, что […] решения принимаются непоследовательно. Были случаи, когда мы подписывали контракты на поставку подсолнечника, а Кислов в последний момент их отменял без объяснения причин». Юрий Рошкован, учредитель агрокомпании «Ростов-Мир», наоборот, заступается за Кислова: «Он грамотный предприниматель. Мы с ним сотрудничаем около 10 лет, поставляем подсолнечник, и, надо отметить, по достаточно высокой цене — сейчас 19 тыс. руб./т. По зерну ситуация нас устраивает меньше, а мы поставляем «Югу Руси» и пшеницу — здесь цены ниже. Но таков этот рынок, на котором нет четкого разграничения между классами: фураж, например, сдаем по 4 руб./кг., а пшеницу 4-го класса — лишь на 20 коп./кг дороже».

Первый по маслу

К 1997 году «Юг Руси» смог выйти на одно из первых мест (по другим данным — на первое) в России по экспорту подсолнечника, построив в 1994-м собственный зерноперевалочный терминал в акватории Ростовского порта. Потом появился терминал в порту Кавказ, на рейдовой погрузке которого загружаются суда водоизмещением до 40 тыс. т.

Чтобы уменьшить зависимость от волатильных экспортных цен, Кислов принял решение заняться производством масла. И в отличие от семечки, масло могут покупать не десяток, а сотни компаний. Цены на этот продукт колебались на уроне 25%, рассказывал Кислов «Ведомостям». «К концу 1990-х годов в России сложилась ситуация, при которой в стране не было собственных современных мощностей по производству высококачественного растительного масла, — отвечал он на вопросы «Агроинвестора». — Семена подсолнечника вывозились из России, а обратно ввозилось бутилированное масло».

Маслозавод «Юга Руси» был построен в кризисном 1998 году и введен в эксплуатацию в 1999-м. Со следующего года заработали линии рафинации и фасовки, и на рынок вышло масло «Золотая семечка». Кислов вспоминает, что первоначально была идея сделать зонтичный бренд и продавать под ним муку, крупы и другие товары. Но после тестов в фокус-группах пришлось отказаться от задумки. Как, впрочем, и от идеи следовать правилам русского языка, ведь тогда масло называлось бы «Золотое семечко». Первые несколько лет в компанию приходили письма, где люди указывали на ошибку, вспоминает Кислов, потом люди привыкли. И неспроста: по оценкам ИКАРа, «Юг Руси» занимает 45% российского рынка бутилированного масла. «Золотая семечка» была […] в два раза дешевле импортного масла», — гордится Кислов и добавляет, что произведенное на западном оборудовании российское масло могло похвастаться отличным качеством. «В рафинированном масле основной показатель качества — перекисное число, — объясняет он. — Чем оно выше, тем масло хуже. Предельный уровень — 10 единиц. Многие производители тогда говорили, что 10 — невыполнимый для России показатель. А «Юг Руси» начал выпускать масло с перекисным числом намного меньше 1». «Я был на его предприятии в начале 2000 года, во всем чувствовался порядок, было внедрено много новых на тот момент управленческих решений», — вспоминает Виктор Семенов, депутат Госдумы и председатель Ассоциации отраслевых союзов АПК «Ассагрос».

В 2005 году в Ростове-на-Дону «Юг Руси» по соседству с первым построил второй МЭЗ, мощности которого — до 3 тыс. т семян в сутки. Суммарные мощности маслодобывающего комплекса компании таким образом выросли до 4 тыс. т/сут., или около 1,5 млн т/год маслосемян, сделав комплекс одним из крупнейших в Европе.

В 2006 году «Юг Руси» заключил сделку, благодаря которой стал бесспорным лидером на российском рынке растительного масла: приобрел у «Русагро» пять МЭЗов в Краснодарском крае и Воронежской области. Эксперты оценили активы в $80−100 млн. Вместе с заводами были приобретены популярные бренды «Злато» и «Аведовъ». Также «Юг Руси» получил контроль над сырьевыми зонами МЭЗов «Русагро», а его общие мощности по переработке семян выросли до 2,3 млн т/год.

С 2000 года Кислов — еще и сельхозпроизводитель. Компания одной из первых в стране занялась крупным агропроизводством, любит подчеркивать он. Техники на селе почти не было, удобрения не вносились, а урожайность пшеницы во многих хозяйствах черноземной Ростовской области не превышала 11 ц/га. Сейчас в группу входит 20 хозяйств в Ростовской области, Краснодарском крае, Волгоградской области — более 200 тыс. га земли под контролем. Кислов гордится тем, что если раньше средний возраст работников был под 60 лет, то сейчас в его хозяйства вернулась молодежь, средний возраст стал 35−36 лет. Агропром — отрасль сложная, но в компании с самого начала четко представляли, что нужно для успеха в этом бизнесе. «Это две вещи — мотивация [кадров] и модернизация», — кратко формулирует Кислов.

Несостоявшийся сенатор «Человек он, мягко говоря, неприветливый, и при этом довольно самоуверенный. Мне не очень понятен его бизнес, — характеризует Кислова гендиректор крупной южнороссийской зерновой компании. — Он, например, покупал маломощные электросети. Для чего — неясно. А вообще его бизнес сильно поддерживался предыдущим руководством области [во главе с губернатором Владимиром Чубом], что в общем-то ему и вредило: предприниматель нередко шел в проекты, далекие от сельского хозяйства». Юрий Рошкован, напротив, видит логику в действиях «Юга Руси»: «Когда он занялся нефтепереработкой [компания построила в регионе НПЗ и нефтеналивной терминал, владела «Энергосбытом Ростовэнерго» и «Донэнергосбытом» — «АИ"], это был очень серьезный ход. Если не он, то это сделал бы кто-то другой. Есть концепция развития сельских территорий до 2020 года: акцент будет делаться на создании не хозяйств, а сельской инфраструктуры. В этом смысле непрофильный проект Кислова имеет перспективы». «Бизнес не может быть оторван от той среды, в которой он живет, и получать от администрации помощь — это вполне нормально, — добавляет Сергачев из «Эфко». — Чуба неоднократно проверяли, писали жалобы, но ни в одном из дел Кислов замешан не был. Во всяком случае это не доказано».

До введения запрета на экспорт зерна из России «Юг Руси» сумел занять внушительные позиции. «Он всегда входил в десятку крупнейших экспортеров. В 2009/10 зерновом году «Юг Руси» занимал девятое место», — говорит гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько. «Мы считаем, что экспорт зерна — это временно», — признавался ранее Кислов. Поэтому холдинг освоил производство хлеба, еще в 2004 году запустив свой хлебозавод мощностью 40 т/сут. и купив Ростовский хлебозавод № 1. По собственным данным, компания обеспечивает более 70% потребности Ростова-на-Дону в хлебе.

В марте 2006 года Кислов чуть было не сделал шаг в публичную политику. Заксобрание Ростовской области избрало его сенатором. Оставалось пройти утверждение в сенате, но его полномочия так и не были подтверждены. Политологи сошлись во мнении, что против Кислова выступил спикер Сергей Миронов, отстаивавший свою протеже Валентину Петренко. В итоге представителем области стал тогдашний президент Олимпийского комитета Леонид Тягачев. Кислов же ведет активную общественную деятельность. Некоторое время он был председателем Росагропромсоюза. Ему приписывают создание в 2009 году Союза производителей растительных масел, который бизнесмен возглавляет. Он также председатель Общероссийского агропромышленного объединения работодателей и почетный консул Франции в ЮФО.

А ближайшим крупным бизнес-проектом Сергея Кислова может стать IPO «Юга Руси» в нынешнем году. Он встречался со специалистами аудиторской компании из «большой четверки», сообщало в ноябре 2010 года РБК. Обсуждалось проведение аудита финансовых отчетов группы за 2008−2010 годы.

Мнение
Виктор Семенов
Депутат Госдумы, глава ассоциации «Ассагрос»
Кислов относится к категории довольно закрытых бизнесменов. Я бы отметил в нем такие черты, как сдержанность, последовательность, крестьянская интеллигентность. У этого человека есть еще одно важное качество — он без шума умеет выстраивать отношения с властью. К сожалению, сегодня это тоже фактор для российского бизнеса. Его попытка прийти в политику в 2005—2006 годах, на мой взгляд, не увенчалась успехом именно из-за его непубличности. Сегодня он понял, как мне кажется, что без гражданских институтов трудно защищать свой бизнес. [Возможно, поэтому] Сергей создал Союз производителей растительных масел, который входит в нашу ассоциацию.
По обстоятельствам
Кислов умеет меняться согласно обстоятельствам. На пике популярности биотопливных проектов «Юг Руси» объявлял о планах создания производства на 100 тыс. т в Ростовской области или Германии. «Будет хороший рынок сбыта для российского сырого масла», — объяснял он «Ведомостям» в 2005 году. А в 2009-м, отвечая на вопросы «Агроинвестора», говорил уже о другом: «[Группа] «Юг Руси» никогда не был сторонником сжигания продуктов питания (например, растительного масла в виде биодизеля и пшеницы в виде биоэтанола). Будущее биотопливной индустрии — в переработке непригодных в пищу органических остатков».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще