Потерпел за «Маяк» -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Потерпел за «Маяк»
Александр Воробьев
Агроинвестор
ноябрь 2011
Как агрохолдинг зарабатывал на кредитах «Россельхозбанка»

Обанкротившееся краснодарское хозяйство «Урожайное», имевшее несколько тысяч гектаров сельхозугодий, смогло вырасти в агрохолдинг «Маяк» с более чем 230 тыс. га и шестью сахарными заводами мощностью 24 тыс. т/сут. Но success story у холдинга не получилось: де-факто он оказался финансовой пирамидой, а большая часть связанных с ним компаний — однодневками. Задолженность банку превысила 26 млрд руб.; активы «Маяка» стоят в 2,5 раза дешевле. Теперь они могут перейти к концерну «Покровский».

С земельным банком в 233,67 тыс. га холдинг «входил в тридцатку крупнейших землевладельцев в России, возможно, даже был в конце двадцатки», говорит управляющий директор компании BEFL Владислав Новоселов. А по суммарной мощности сахарных заводов (см. таблицу) «Маяк» был на пятом месте в России, уступая «Продимексу», «Русагро», группе «Доминант» и «Разгуляю».

Задолжали почти $1 млрд

РСХБ признан потерпевшим в деле, связанном с необеспеченными кредитами, которые «Маяк» получил в краснодарском филиале банка. По этому делу Первомайский суд Краснодара в начале августа вынес приговоры создателю холдинга Андрею Богданову, гендиректору ООО «Агропромышленная компания «Маяк» Ирине Окопной, экс-директору краснодарского филиала РСХБ Николаю Дьяченко и его заместителю Ирине Елисеевой. По данным ЕГРЮЛ, Богданов и Окопная — единственные владельцы ООО «Агропромышленная компания «Маяк» (АПК «Маяк», головная компания группы) с долями 94% и 6%. Богданов и Окопная осуждены на 1,5 года и 11 месяцев лишения свободы по ст. 33 ч. 5, ст. 201 ч. 2 УК РФ (пособничество в использовании лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя), Дьяченко — на пять лет колонии по ст. 201 ч. 2 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия), Елисеева — на три года условно (также по статье за пособничество). Об этом сообщала прокуратура Краснодарского края.

Расследование длилось около года: в августе 2010 года Дьяченко уволили из РСХБ, в сентябре УФСБ Краснодарского края сообщило, что против него заведено уголовное дело и он взят под стражу, начались обыски в «Маяке», в сентябре арестовали Богданова и Окопную (в августе 2011-го она освободилась).

В сентябре 2010 года компании «Маяка» перестали обслуживать кредиты, следует из заявлений трех директоров структур «Маяка» в главное управление МВД Южного федерального округа (ЮФО), написанных после начала расследования УФСБ. В материалы следствия и суда вошли только кредиты на 3,32 млрд руб. и ущерб банку от невозвращенных кредитов на 2,214 млрд руб. Несколько бывших сотрудников «Маяка» утверждают, что на допросах в УФСБ узнали об истинном размере задолженности перед РСХБ - 26,7 млрд руб. Получить комментарии в УФСБ не удалось.

По данным следствия и суда, с июня 2008-го по август 2010 года Дьяченко выдавал кредиты входящим в группу «АПК «Маяк» организациям, которые не осуществляли деятельности и не могли исполнять обязательств по кредитам; затем деньги переводились на счета других компаний «Маяка», часть из них шла на погашение ранее полученных кредитов, часть обналичивалась для передачи Дьяченко. Богданов и Окопная помогали Дьяченко выдавать и обналичивать кредиты, давая необходимые для этого указания сотрудникам входящих в «Маяк» компаний.

Банк уже обжаловал приговоры Богданову и Окопной как чрезмерно мягкие, рассказал источник, близкий к банку. Недавно РСХБ инициировал новые уголовные дела: по заявлению банка ГУ МВД по Южному федеральному округу 31 августа завело два дела по ст. 159 ч. 4 УК (мошенничество) в отношении родственника Андрея Богданова. Его племянник, тоже Андрей Богданов, подозревается в хищении двух кредитов РСХБ в общей сложности на 260 млн руб., следует из постановлений о возбуждении дел. Вместе с Андреем Богдановым-младшим подозреваются Виктор Булгак, Алла Снурникова (директора двух структур «Маяка») и неустановленные лица.

Все началось с заводов

Четыре бывших менеджера «Маяка» обрисовали схему работы компании: получив кредиты в РСХБ, холдинг скупал проблемные сельхозпредприятия, поднимал их, потом под залог их активов получал новые кредиты в банке, а проценты по старым кредитам гасил за счет новых. А банку представлялись фиктивные договоры о покупке техники, сельхозпродукции, сырья — по документам выходило, что кредитные деньги идут на развитие.

В деятельности «Маяка» участвовало почти 130 юридических лиц, следует из заявления РСХБ в полицию и сведений бывших менеджеров холдинга. Из этих компаний сельхозпроизводителями являются только 16 предприятий в Краснодарском крае (они контролируют 124 500 га, в том числе 101 500 га пашни) и 22 предприятия в Ростовской области (у них в сумме 99 100 га, в том числе 82 200 га пашни), следует из материалов «Маяка». У значительной части юрлиц в штате всего по одному сотруднику (директор и главный бухгалтер в одном лице), а создавались они исключительно для получения кредитов в РСХБ, рассказали четыре директора таких фирм, одновременно работавших на других должностях в АПК «Маяк».

В учредителях и директорах фирм-однодневок побывали и топ-менеджеры головной компании, и рядовые работники бухгалтерии, юротдела, службы безопасности, столовой, водители, учреждали фирмы даже дочь и сын гендиректора Окопной. «Людям просто говорили: «вот есть необходимость вам стать учредителем и директором такой-то фирмы», давления ни на кого не оказывали и вопросов никто не задавал, все знали, что существует такая практика, и участвуют многие», — вспоминает бывший работник «Маяка». По его словам, некоторые отказывались и через какое-то время «без скандалов увольнялись».

По признанию бывших директоров однодневных фирм, их зарплата как директоров составляла 7 тыс. руб. в месяц, главбуха — 5 тыс. руб. «Могли позвонить вечером и сказать, что утром [нужно] идти в Ейский филиал РСХБ получать кредит. Там мы, не читая, подписывали документы, которые потом уходили в Краснодар. В банке вопросов никто не задавал, состояние заемщиков никто не проверял», — рассказывает бывший работник «Маяка», возглавлявший фирму-однодневку. Затем, продолжает он, кредиты по указанию Окопной распределялись среди других структур «Маяка» в виде беспроцентных займов или оплаты по договорам купли-продажи сельхозпродукции, часто весь полученный кредит уходил в тот же день.

Сомнительные кредиты брали и директора реально работающих сельхозпредприятий. Причем предварительно они, поддавшись на уговоры Богданова и Окопной, становились учредителями этих компаний, которые прежде были «дочками» ООО «АПК «Маяк», следует из трех заявлений директоров-учредителей в ГУ МВД по ЮФО. В заявлениях они признают, что под личные поручительства брали кредиты в РСХБ, что в кредитных договорах завышались показатели заемщиков по активам и прибыли, а кредиты (в частности упоминаются суммы в 200 млн руб. и 310 млн руб.) не соответствовали масштабам деятельности фирм и не могли обслуживаться. Все три заявителя пишут также об обещаниях Богданова погасить кредиты «общими усилиями холдинга». «До середины 2008 года все-таки холдинг нормально развивался, покупалась техника, гасились долги хозяйств, кредиты аккуратно обслуживались, а чиновники Ейского района и администрации Краснодарского края посещали «Маяк», — говорит собеседник из бывших сотрудников «Маяка».

Три структуры «Маяка» получили три кредита на 8 млрд руб., 5 млрд из которых пошли просто на выкуп права требования к заводам у РСХБ, 3 млрд руб. предназначались на развитие производств, говорит бывший менеджер «Маяка». «Это была инициатива РСХБ, «Маяк» помог ему закрыть дыры в балансе, а взять заводы Богданова при личных встречах просили чиновники администрации края», — утверждает человек из окружения Богданова. Получить комментарий представителя губернатора не удалось.

До появления заводов кредиты брались по нескольку десятков миллионов рублей, но после их появления счет пошел на сотни миллионов, самыми популярными стали кредиты в 300 млн руб., рассказывают бывшие менеджеры «Маяка». Прекратилось, по их словам, и развитие холдинга — техника и новые хозяйства больше не покупались. «Анализ показывает, что на протяжении всех пяти лет деятельность ГК «Маяк» была в целом убыточна и даже уплата банку процентов осуществлялась только за счет привлечения все новых финансовых ресурсов», — утверждает РСХБ в своем заявлении полиции ЮФО.

Трушин не отвечает

РСХБ проводит детальную оценку активов «Маяка»: по предварительным данным, краснодарские стоят около 7−8 млрд руб. (заводы, хозяйства и техника), в Ростовской области — 2−2,5 млрд руб., рассказал источник, близкий к РСХБ. В сумме это в 2,5 раза меньше, чем долг всей группы предприятий «Маяка».

В приговорах Первомайского суда автором схемы выходит Дьяченко, хотя он назначен директором филиала в 2008 году, а до этого был замгубернатора края по АПК. РСХБ с этим не согласен: «Семья Богдановых [в холдинге кроме племянника Богданова и его брат Борис], их доверенные лица, руководители предприятий, изначально, обращаясь за кредитами, знали, что они будут безвозвратными […] Значительная часть денежных средств использовалась […] в личных целях семьи Богдановых и близкого круга лиц», — сказано в заявлении банка.

Нарушения в краснодарском филиале выявились после ухода с поста предправления РСХБ Юрия Трушина (работал на этой должности с июня 2004-го до мая 2010 года). В заявлении сотрудницы «Маяка» в ГУ МВД по ЮФО говорится, что кредитование структур «Маяка» осуществлялось под личным контролем Трушина. «Трушин был осведомлен о кредитовании «Маяка», от него вообще исходила инициатива. Я знаю об этом от Андрея Николаевича [Богданова], есть подтверждающие это документы», — рассказал адвокат Богданова и Окопной Леонид Болотов. Приговор его подзащитным обоснован, суд учел все имеющие значение обстоятельства, все стало возможным благодаря попустительству самого банка — филиала и головного офиса, добавляет он. Болотов будет защищать и Андрея Богданова-младшего.

Пресс-служба РСХБ отказалась отвечать на запрос. Мобильный Трушина за несколько дней ответил лишь раз — не Трушин, а другой человек сказал, что «Юрий Владимирович отошел» и надо звонить позже. После чего телефон отвечать перестал.

Кому доверили

Кто такой Богданов, до конца не ясно. Источник в правоохранительных органах рассказал, что он родился в 1960 году в Свердловске (или в Свердловской области), но корни у него в Абинском районе Краснодарского края. В холдинге многим известно, что Богданов — бывший милиционер. Богданов действительно работал в УВД Туапсинского района Краснодарского края, подтвердил источник в правоохранительных органах.

Несколько участников рынка говорят, что все активы «Маяка» в Краснодарском крае РСХБ передает концерну «Покровский» (Ростов). Председатель совета директоров «Покровского» Андрей Коровайко это подтвердил, но сказал, что детали готов рассказать после закрытия сделки. В «Покровский» входит агрохолдинг «Каневской», которому принадлежат более 150 тыс. га пашни и три мясокомбината в Краснодарском крае, сети продуктовых магазинов (более 80 магазинов в Ростовской области и Краснодарском крае), планируется, что оборот агрохолдинга в 2011 году (без учета активов «Маяка») превысит 10 млрд руб., рассказал менеджер агрохолдинга.

Финдиректор компании Sucden в России Глеб Тихомиров говорит, что заводы «Маяка» стоят примерно по 500 млн руб. Правда, сахарный завод на Кубани без собственных сельхозугодий убыточен, уточняет он. Чтобы обеспечить заводы такой мощности свеклой, по его оценке, нужно примерно 20 тыс. га пашни на каждый. «Пашни в Краснодарском крае, если хотя бы какая-то существенная часть находится в собственности, а не арендуется, стоят с техникой $1−1,5 тыс./га в зависимости от ее качества и количества», — оценивает гендиректор компании «Астон продукты питания и пищевые ингредиенты» Вадим Викулов. У хозяйств «Маяка» много техники, утверждает бывший менеджер холдинга.

Прибыль — себе
0,7 млрд руб. прибыли получило ООО «Кубанская сахарная компания» (КСК, структура «Маяка») в 2010 году, жаловался в главное управление МВД по ЮФО директор одного из сахарных заводов «Маяка». КСК скупала у сельхозпроизводителей «Маяка» свеклу по заниженной цене, принося им убытки, и забирала на реализацию сахар у заводов, в результате они тоже были убыточны, следует из заявлений директоров заводов «Маяка».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще