25,3 кг на человека

(данные портала Meatinfo.ru) составило потребление мяса птицы в России в 2011 году. За прошлый год показатель вырос на 3%. Общий объем рынка — 3,6 млн т. Из них всего 12% приходилось на импорт.

По мере насыщения рынка птицеводческие компании накапливают больше остатков, особенно в периоды снижения спроса. Непроданное мясо приходится замораживать и хранить до 18 месяцев, что увеличивает расходы на 10−15% и сокращает цену реализации в сравнении с охлажденным аналогом. В числе причин возникновения остатков — непродуманная логистика, локальное перепроизводство птицы, нежелание производителей снижать цены и диверсифицировать сбыт.

Эксперт ИКАРа Антон Щедрин рассказывает о небольшом снижении складских запасов мяса птицы на предприятиях в сравнении с прошлым годом. На 1 марта 2011-го общие остатки составляли около 55 тыс. т, а на ту же дату нынешнего года — 48 тыс. т. Впрочем, такое уменьшение запасов незаметно для рынка, так как несравнимо с его объемами. Остатки в этом году сократились главным образом в регионах ЦЧР и Урала. А вот в центре, на Юге, в Поволжье и на Северо-Западе они к 1 марта выросли — на 400−700 т в каждом макрорегионе. Одна из причин — превышение производства над внутрирегиональными потребностями. По данным Meatinfo.ru, в ЦФО и ЮФО профицит мяса птицы — 167 тыс. т и 24 тыс. т (итоги 2011 года). Северо-Запад обеспечивает себя только на 94%, а вот Дальний Восток демонстрирует самый низкий показатель из всех федеральных округов — 36%.

Щедрин уточняет, что значительное снижение запасов в этом году из всех птицеводческих предприятий показало только «Приосколье», крупнейший в стране производитель мяса бройлеров. 1 апреля прошлого года общие складские остатки птицефабрик компании составляли 21 тыс. т, а к сентябрю они упали до 12 тыс. т, говорит он. Другие компании тогда же сократили запасы максимум на 500 т каждая.

Вопрос технологий и логистики

По мнению Щедрина, основные факторы снижения складских запасов — увеличение потребления и сокращение импорта. В 2011 году доходы населения немного подросли, а цены тушки птицы стабилизировались на уровне 2010-го, составив в среднем по стране 71,5 руб./кг, говорит он. Максимальное отклонение от этого значения в течение года не превышало 2 руб./кг. При этом свинина и говядина, замечает аналитик, в прошлом году, наоборот, дорожали. Часть потребителей переориентировались на бройлера как самый дешевый источник белка. По оценке ИКАРа, потребление мяса птицы сейчас приближается к 25 кг/чел. в год, но дальше вряд ли будет динамично расти и повысится максимум до 27−28 кг/чел. Поэтому в ближайшие годы может сложиться благоприятная ситуация для роста складских остатков — производство мяса птицы продолжит увеличиваться быстрее, чем спрос на него.

В 2011 году росту продаж российской птицы способствовало сокращение квот на импорт — более чем в два раза по сравнению с 2010-м (до 350 тыс. т). Если бы этого не случилось, то отечественным птицефабрикам было бы намного сложнее реализовывать производимые объемы, не говоря уже о запасах. Но теперь такой форы у них не будет: из обязательств России, связанных со вступлением в ВТО, следует, что сокращение импорта мяса птицы как минимум приостановится. Развиваться, не наращивая запасов, птицеводам станет сложнее, делает вывод Щедрин.

Впрочем, рост складских остатков в отдельные периоды года — нормальная ситуация, продолжает он: «Потребление не может быть статичным. К примеру, после новогодних праздников или в Великий пост спрос падает. Поэтому объемы, которые не продаются в охлажденном виде, замораживают. Хранить такую продукцию можно более года. Хотя, конечно, это увеличивает затраты». Накопление запасов — это, скорее, вопрос не рыночной конъюнктуры, а регулирования производственных процессов и неготовности многих производителей диверсифицировать сбыт, улучшая свой продукт, считает руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. Новыми каналами продаж для птицеводов он называет мясопереработку, компании общепита, а в перспективе — внешние рынки. Прошло время, когда в увеличении остатков можно было обвинять давящий на рынок импорт. «Компания, работающая в секторе не первый год, в состоянии просчитать, когда и сколько нужно производить мяса птицы, каким должен быть соответствующий спросу [в том числе сезонному] ассортимент так, чтобы не накапливать остатков в периоды его снижения», — говорит он. И вообще, что остается на складах, задается вопросом Юшин. «Может быть, продукция, которая объективно не пользуется спросом? Или обладает низким потребительским качеством? — продолжает он. — Посмотрите на розницу — товар бывает представлен настолько безобразно, что у потребителя не возникает желания его покупать».

Одной из причин торможения спроса и роста запасов Юшин считает завышение цен на птицу ее продавцами и непродуманную логистику. Типичная картина — конец выходных или вечер будней, 20 ч, описывает он: в одних магазинах мясные полки пусты, а в других крайне скромный ассортимент. «Получается, что потребитель и хотел бы купить товар, но не может, — говорит Юшин. — А ведь в это время продукт находится на складах». «Это одна из главных причин накопления птицефабриками остатков, — поддерживает его гендиректор Росптицесоюза Галина Бобылева. — Утром в магазине еще можно что-то купить, а вечером хорошего ассортимента мяса птицы не увидишь — продавцы лучше цену поднимут, чем будут увеличивать обороты за счет объемов». Сейчас мы потребляем мяса не только ниже рекомендованных медицинских норм, но и меньше, чем позволяют экономические возможности населения, уверен Юшин. По его мнению, часть производителей до сих пор больше озабочена увеличением объемов, чем улучшением качества. Другие, наращивая производство и предлагая товар хорошего качества, не успевают развивать каналы продаж и тоже имеют проблемы со сбытом.

Перепроизводства на внутреннем рынке эксперт не видит — иначе не планировались бы новые проекты, которых только в последний год было заявлено примерно на 60 млрд руб. Их реализация позволит за три ближайших года увеличить производство мяса птицы на 500−600 тыс. т, подсчитал Юшин. По данным информационно-аналитического агентства «Имит», только в первые два месяца 2012 года было 23 сообщения о новых инвестпроектах в птицеводстве общей мощностью около 650 тыс. т. В течение двух лет планируется их выход на проектные мощности. Во всех федеральных округах растет производство в натуральном выражении. Наиболее динамично оно за январь-февраль увеличилось в Центральном (на 23,6 тыс. т в убойном весе), Приволжском (14,9 тыс. т) и Южном (+11,7 тыс. т) округах.

Бобылева говорит, что текущие остатки на складах компаний не такие, чтобы беспокоиться, нет ли перепроизводства. Нужно ориентироваться на медицинскую норму — 30 кг/год птицы на человека, считает она: «Этого объема потребления мы еще не достигли, значит, перепроизводство отсутствует и есть, куда расти».

Что у птицеводов

Николай Дубина, гендиректор торгового дома «Приосколье» (объем продаж в 2011 году — 419 тыс. т, темп роста производства птицы в живом весе — 18%), утверждает, что ситуация со складскими запасами улучшается у всех участников рынка. Объем остатков у «Приосколья» он не называет. Логистика — далеко не главная причина накопления запасов, уверен топ-менеджер. «Могут быть временные трудности с доставкой товара, к примеру, на Дальний Восток (из-за сложностей с железнодорожным сообщением) или зимой, когда погода преподносит сюрпризы, и у автоперевозчиков начинаются задержки, — говорит он. — Но это почти не влияет на рост остатков». Более значимый фактор — волатильность спроса. «Так, в декабре, перед Новым годом, у нас минимум остатков, потом начинается их постепенное накопление», — рассказывает Дубина. Часть производителей, по его словам, сами оставляют запасы, не желая продавать мясо на снижающемся ценовом тренде. Охлажденными «Приосколье» продает около 60% объемов. «Хотелось бы больше, — признает Дубина. — Ведь себестоимость замороженной продукции выше, а вот цена — на 10% ниже».

Гендиректор птицефабрики «Первоуральская» (Свердловская область) Сергей Вражевский уверяет, что у его компании остатков не бывает и проблем с реализацией тоже нет. Конечно, понимает он, отсутствию запасов способствует небольшой объем производства — 12 тыс. т/год в живом весе. Но менеджмент также работает над ассортиментом: в тушке продается только 20−25% мяса, остальное — полуфабрикаты, разделанные части и готовые к употреблению продукты (колбасы, деликатесы, копчености). По мнению Вражевского, важно и то, что 100% объемов «Первоуральская» реализует в своем регионе, где ее птица узнаваема и пользуется спросом. «Белгранкорм» решал проблему накопления остатков в прошлом году. Как рассказывает директор департамента продаж компании Владимир Шукшин, объемы производства были на уровне 16,5 тыс. т/мес. в живом весе. А в начале 2011 года с их увеличением, а также большим поступлением импорта в конце 2010-го начали расти запасы. Весной они превысили 6 тыс. т, вспоминает Шукшин. «Белгранкорм» увеличил прямые поставки в федеральные торговые сети, улучшил логистику, создал больше служб продаж в регионах, которые теперь обслуживают в том числе локальные сети (ранее с ними работали зачастую через посредников). По словам топ-менеджера, результат есть: в начале этого года, когда спрос обычно снижается, остатки не растут, а сокращаются, причем продаются «по плановой цене».

В этом году «Белгранкорм» планирует произвести 240 тыс. т мяса птицы. Шукшин рассчитывает избежать накопления остатков. Получается продавать продукцию охлажденной на расстоянии примерно 1,2 тыс. км от мест производства, благодаря чему 80% объемов не приходится замораживать, доволен он. «В дальние регионы, конечно, доставляем замороженную птицу», — добавляет он. Чтобы улучшить реализацию, агрохолдинг финансирует программу открытия своих фирменных розничных магазинов под брендом «Мясная лавка «Ясные зори» («Ясные зори» — флагманский бренд «Белгранкорма»).

Рынок их научит

Президент консалтинговой компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев соглашается с экспертами и участниками рынка, что сейчас нереализованные остатки мяса птицы — сезонная проблема. Но с ростом отрасли, который продолжается и темпы которого не снижаются, она будет обостряться. Темп превышает 16%: по данным «Имит», за первые два месяца этого года российские сельхозорганизации произвели более 500 тыс. т мяса птицы в убойном весе, или на 73 тыс. т больше, чем за январь-февраль 2011-го. Пора планировать новые холодильные мощности и активнее продвигать товар в розничные сети, считает Давлеев. Он советует каждому производителю обосновать для себя максимально допустимый объем складских запасов — планку, выше которой они ни в коем случае не должны расти. В противном случае начнутся проблемы с рентабельностью, продажами, логистикой. Увеличение запасов снижает прибыль предприятия, так как вследствие заморозки и складирования на длительный период продукт дорожает на 5−10% в зависимости от срока хранения, а вот реализуется с дисконтом до 15% к цене охлажденного мяса.

Рынку придется решать и другую проблему — дефицита аутсорсных мощностей хранения, продолжает Давлеев. «Поскольку производство растет, нужно думать о создании дистрибуторских центров, которые своевременно отгружали бы товар, а также о проектировании и строительстве [птицеводами] собственных холодильных мощностей, оснащении их оборудованием, способным удерживать стабильно низкую температуру в любое время года», — перечисляет он.

По наблюдениям Давлеева, крупным компаниям — с объемами мяса птицы от 2,5 тыс. т/мес. — труднее реализовывать товар через розничные сети, чем другим. Современное индустриальное производство позволяет получать продукт с себестоимостью ниже, чем у небольших птицефабрик, но крупные объемы сложнее продавать. Типичная ситуация: крупный производитель накапливает большие объемы нереализованного товара, его склады не справляются, и он «сливает» птицу оптовикам с дисконтом или размещает на хладокомбинатах ближе к точкам продаж, описывает Давлеев. Аренда холодильных мощностей — дополнительные затраты, причем заметные: стоимость хранения замороженной продукции составляет 25−30 руб./т в сутки (Санкт Петербург и Москва). По мнению Давлеева, производителям нужно ориентироваться на снижение не только себестоимости, но и конечной цены реализации, тогда увеличится оборот продукции и не будет остатков. Но вряд ли российские птицеводы готовы продавать дешевле, сомневается он. Скорее всего, это сделает рынок: ослабление цены мяса птицы становится постоянным трендом. Он доминировал в прошлом году и продолжается сейчас. В апреле мясо птицы — с начала года — подешевело на 1,2%, а к концу года цена снизится еще на 2−3%, прогнозирует Давлеев.