Михаил Абызов -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Михаил Абызов
Николай Лычев
Агроинвестор
октябрь 2012
«ВТО — это и вызов, и расширение возможностей»

Назначенный недавно министром по связям с «открытым правительством» в кабинете Дмитрия Медведева Михаил Абызов (состояние по Forbes — $1,3 млрд) имеет интересы во многих бизнес-сферах: электроэнергетике, ЖКХ, мосто- и машиностроении. АПК тоже не исключение: агро называют одним из любимых бизнесов Абызова, в который близкие к нему структуры с 2005 года инвестировали больше 20 млрд руб. Сейчас сельхозпроекты, объединенные в холдинг «Копитания», развивает созданная Абызовым с партнерами многопрофильная группа Ru-Com.

В последний раз деловые СМИ подробно рассказывали о «Копитании» в конце августа, когда холдинг объявил о начале строительства в Энгельсском районе Саратовской области двух комплексов на 4,8 тыс. маток и 110 тыс. товарных свиней (13 тыс. т мяса в год) общей стоимостью 2,25 млрд руб. И это несмотря на риски ВТО, после присоединения к которой Россия приняла на себя обязательство снизить уровень защиты рынка свинины, а часть крупных и многие средние игроки рынка взяли «инвестиционную паузу». Впрочем, если «Копитания» надеется вырасти до показателей, о которых ранее объявляла (6% российского производства свинины к 2015 году), то замедлять темпы ей нельзя: в течение ближайших пяти лет внутренний рынок может насытиться и закончится переходный период, о котором Россия договорилась с ВТО. Не говоря о том, что вырастут конкуренты. По данным Национального союза свиноводов, в 2011 году первым по промпроизводству свинины был «Мираторг» с 7,7% рынка, а два других лидера — «Агро-Белогорье» и «Черкизово» — имели доли, схожие с той, которую «Копитания» только планирует получить (5,7% и 5,4%). Сейчас «Копитания» производит 60,2 тыс. т/год на пяти комплексах, оценивает Национальный союз свиноводов (доля — 3%, см. таблицу «На шестом месте»).

Жизнь и карьера

Агропроизводство — далеко не первый для Абызова бизнес. Он начинал в конце 1980-х годов с торговых операций, а первые серьезные деньги — 3 тыс. руб. — заработал в стройотряде студентом. Работать пришлось начать еще раньше, после смерти отца, рассказывал ранее Абызов: в 14 лет он уже трудился разнорабочим в типографии, потом на пивоваренном заводе. Чтобы попасть в стройотряд, будущему министру пришлось выпросить в милиции справку, что он трудный подросток. «Давать не хотели, — вспоминал Абызов. — Приводов в милицию не было, к тому же я был комсоргом школы и считался образцово-показательным. Пришлось уговаривать, сказал: семье деньги очень нужны» (эта и остальные цитаты данной главы — газета «Ведомости»).

Детство и почти вся юность Абызова прошли в Белоруссии, где он родился. А в Москве оказался, перейдя в 10-й класс: его как победителя физматолимпиады пригласили в столичный физико-математический интернат № 18. Там же вместе с ним учился нынешний владелец «Еврохима» Андрей Мельниченко. Закончив интернат, Абызов без экзаменов поступил на мехмат МГУ и уже на первом курсе организовал фирму, продававшую турецкий ширпортеб и оргтехнику. По его словам, дальнейшую бизнес-карьеру (вместо науки) определил случай. В 19 лет он женился. Родителей жены, по специальности физиков, пригласили работать в США, и они все втроем улетели. Михаил должен был приехать через несколько недель — в его планах был Чикагский университет и продолжение занятий математикой. Но перед поездкой все деньги украли, билет покупать было не на что. Готовясь к поездке в Америку, Абызов к тому же взял академический отпуск. «Но на мехмат так и не вернулся, решил остаться в бизнесе», — поясняет он. Семья тоже сохранилась — позже у Абызова и его супруги родилось двое детей.

Тогда, в 1991 году, одна из первых отечественных бирж — Российская товарно-сырьевая — набирала брокеров. Откликнувшись на предложение, Абызов попал в компанию «Эмика», где через полгода стал заместителем гендиректора и партнером. 19-летний Абызов быстро заработал огромные по тем временам деньги — $0,5 млн: реализация орг — и конверсионной военной техники (кунгов, переделанных под лесовозы), принесла хороший доход. Раннерыночный бизнес был хорошей школой жизни — приходилось вырабатывать в себе бойцовские качества, учиться договариваться, нарабатывать связи. Все это потом очень пригодилось предпринимателю, когда он смог делать по-настоящему крупные проекты на сотни миллионов — миллиарды долларов. В поселке Игирма под Брастком, где базировались отказавшиеся платить за лесовозы сибирские лесорубы, молодой бизнесмен прожил несколько недель: «Пил водку до тех пор, пока они не заплатили».

Заработав в «Эмике», Абызов с 1992 года занялся своим бизнесом: вместе с болгарским партнером, бывшим однокурсником, поставлял из этой страны продовольствие, сигареты, бренди и раскрутил компанию (она называлась «ММБ-групп») до оборота в несколько миллионов долларов. Кроме прямого трейдинга, пришлось заниматься сложными взаимозачетами и многоступенчатыми схемами товарных поставок - хозяйственные связи с распадом СССР нарушились, ликвидности в экономике остро не хватало, а в Приднестровье (одной из стран, где были проблемные покупатели) вообще шла война. Никто не хотел платить деньгами, предлагая только долги предприятий, вспоминает Абызов: «В результате организовали систему поставок встречных товаров и переуступки долгов российских предприятий перед предприятиями соседних республик и через год вернули деньги».

В ходе одной из сделок партнеры помогли Новосибирскому заводу химконцентратов вернуть долги казахстанских контрагентов, и директор предприятия предложил Абызову остаться в Новосибирске. Там он познакомился с большинством руководителей из этого города, Кемерова, Красноярска и учредил «Объединенную российскую топливно-энергетическую компанию» (ОРТЭК). Она занималась тем же — помогала предприятиям, администрациям и компаниям «расшивать» неплатежи, реализовывать и закупать разную продукцию. «Мы активно занимались налоговыми освобождениями, переуступкой прав требования и урегулированием задолженности производителей», — говорил Абызов. К 1996 году оборот компании превысил $100 млн. Понимая, что сверхприбыли от торговли конечны, бизнесмен задумался о производстве. Были приобретены пакеты «Новосибирскнефтепродукта», «Сибирьгазсервиса», «Новосибирскэнерго» (19,5% акций последнего перешли ОРТЭКу от обладминистрации в счет долга за поставку агротехники и ГСМ). Крупным приобретением стали 45% «Новосибирскнефтепродукта» — ННП был самым большим в Сибири дистрибутором нефти и нефтепродуктов, а по их перевалке в Новосибирске вообще считался монополистом. Знакомый Абызова рассказывал, что из-за «инцидентов» середины 1990-х годов ему пришлось ездить в бронированном авто и нанять охрану.

Одним из таких инцидентов могла стать акционерная война с могущественным тогда ЮКОСом, которому в 1997 году достался 51%-ный пакет ННП. Компания Михаила Ходорковского, пытаясь установить над предприятием операционный контроль, который был у Абызова, уведомила всех нефтяников о расторжении контрактов с ННП, а его продукцию запретила отгружать без 100%-ной предоплаты. Договариваться ЮКОС не хотел, утверждает один из участников этой истории. Взяв в партнеры «Сибнефть» и пообещав ей половину своего пакета с условием сохранения за ним операционного контроля, Абызов вместе с новым партнером провели собрание акционеров — сделали привилегированные акции голосующими и обеспечили себе контрольный пакет. ЮКОС тут же через суд оспорил легитимность собрания, прислал на штурм офиса ННП спецназ службы судебных приставов и ОМОН. Абызов обеспечил себе силовую поддержку в лице новосибирского ГУБЭП и удержал контроль. История длилась более двух лет и закончилась покупкой доли Абызова «Сибнефтью», начинавшей готовиться к объединению с ЮКОСом.

В 1998 году тогдашний глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс пригласил Абызова в правление компании, где он возглавил департамент инвестиций и бизнес-проектов, а с 1999 года отвечал за сбор платежей. Из слов экс-замминистра энергетики и оппонента Чубайса, Виктора Кудрявого, следует, что Абызов имел прямое отношение к получившим тогда большое распространение массовым отключениям электроэнергии неплательщикам: «Чуть задержали оплату — отключал». Зато было возвращено 200 млрд руб. долгов, которые ранее предлагалось списать, а главное, потребители стали платить живыми деньгами вместо неликвидного бартера и зачетов вроде валенок и телогреек, парирует Абызов. В числе неплательщиков были большие компании, принадлежавшие влиятельным людям, считавшимся олигархами: Олегу Дерипаске, Василию Анисимову, Роману Абрамовичу, Виктору Вексельбергу и многим другим. Один только скандально известный Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ) был должен РАО несколько сотен миллионов долларов и в итоге заплатил.

Восстанавливать отношения с многими руководителями, которых Абызов знал лично и тем не менее жестко заставлял рассчитываться, ему потом пришлось по нескольку лет. Но вместе с тем именно в РАО он заложил основу для развития своих бизнес-проектов, установив много контактов и найдя общий язык с высокопоставленными чиновниками и крупными предпринимателями. В 2005 году Абызов покинул РАО ЕЭС, объяснив, что не желает заниматься ликвидацией компании, которую предусматривала задуманная Чубайсом энергореформа. Перестав быть топ-менеджером РАО, Абызов занялся разными бизнесами, большинство которых как раз с энергетикой и связаны.

Абызов хорошо заработал на партнерстве с инвесткомпанией Access Леонарда Блаватника: приобрел у нее право на покупку 33,3% компании, владеющей угольными мощностями в Казахстане (называлась сумма сделки — $40 млн, которую Абызов якобы заплатил). Когда Access при создании UC Rusal по требованию партнера, владельца «Русала» Олега Дерипаски, внесла эти мощности в объединенную компанию, Абызову было выплачено $290 млн.

В 2009 году он оценивал в $3 млрд оборот своих компаний, активами которых управляет Ru-com (ранее фигурировала в контексте сделок Абызова как «Русская управляющая компания», «Руком»). Самым масштабным бизнесом холдинга считается инжиниринговая «Группа Е4» с выручкой, превышающей $1 млрд. В 2009 году был и агробизнес — ферма на 3 тыс. страусов в Волгоградской области и три старых свинокомплекса — «Кудряшовское», «Заволжское» и «Краснодонское». Активами, пакеты которых имел Абызов и близкие к нему структуры, были строительная компания «Мостотрест» и владелец сетей низкого давления «Регионгазхолдинг». Про Абызова рассказывали, что он покупал акции волжских энергокомпаний и получил опцион на блокпакет «Комплексных энергетических систем» Виктора Вексельберга, которому помогал интегрировать энергоактивы. А 25% «Мостотреста» Абызов в 2010 году продал еще одному влиятельному человеку — Аркадию Ротенбергу, с 1990-х годов приближенному к нынешнему президенту Владимиру Путину.

Ru-com и агро

На сельхозсектор приходится 4% отраслевого портфеля Ru-com, следует из ее презентации: свою выручку группа оценивает в 220 млрд руб., выручку агробизнеса — на уровне 9 млрд руб. по итогам 2010 года. Основные активы, которыми она управляет, сосредоточены в сфере инжиниринга (37% портфеля), энергетики (33%), мостостроения, дорожного и инфраструктурного строительства (20%).

Агрохолдинг, который сейчас называется «Копитания», Ru-com создавала с 2007 года, написано на его сайте. Тогда в состав первого актива — новосибирского комплекса «Кудряшовское» — вошли местные растениеводческие хозяйства «Быструха» и «Кочковское ХПП» плюс волгоградская «Казачья холдинговая компания «Краснодонское», специализирующаяся на свиноводстве, растениеводстве и производстве мяса птицы. Новые акционеры начали расширять сельхозпроизводство последней. Сейчас у «Краснодонского» в регионе большой банк земель — 50 с лишним тыс. га, оно крупнейший в области производитель свинины (75,5 тыс. животных на конец 2011 года). В прошлом году «Копитания» ввела там новый завод комбикормов на 40 т/час.

На «Кудряшовское» нынешние акционеры пришли еще раньше — в 2005 году. Тогда же они приняли программу развития комплекса до 2014 года и сформировали на его основе новосибирский дивизион «Копитании», пишет «Континент Сибирь online» со ссылкой на пресс-службу компании. Сейчас дивизионов у холдинга три — волгоградский, новосибирский и тверской. «Кудряшовское» полностью реконструировали, сдав мясокомбинатам непродуктивное стадо. Первоначальные инвестиции составили $11 млн. В общей сложности на забой отправили до 120 тыс. животных, заменив их 7,5 тыс. гол. реммолодняка из Польши, Чехии и Франции. Гендиректор «Кудряшовского» Сергей Горбачев называет доставку свиней из Европы «уникальной транспортной операцией». «Автотранспортом, на трех с лишним десятках специально оборудованных трехэтажных грузовиков, снабженных системой микроклимата, кормления и поения в пути, все животные благополучно были перевезены за 7 тыс. километров», — описывает он (ссылка — «Континент Сибирь online»). Сейчас мощности «Кудряшовского» рассчитаны на 108 тыс. откормочных свиней и 2,8 тыс. маток в год, сказано на сайте «Копитании».

В 2008 году состоялось приобретение тверского свиноводческого племзавода «Заволжское» и была создана управляющая компания — ООО «Копитания». Годом позже закончилось строительство Кудряшовского мясокомбината в Новосибирской области стоимостью 1,35 млрд руб. (сможет производить 54 тыс. т/год), была завершена депопуляция старого поголовья на «Заволжском» и реконструирована часть его мощностей. В 2009 году у компании было 86 тыс. га земли во всех регионах присутствия. В 2010-м «Копитания» купила саратовский свинокомплекс «Хвалынский», потратила на его реструктуризацию 250 млн руб. и в 2011-м открыла одноименное предприятие на 510 маток плюс 14,6 тыс. товарных свиней. Оно является племрепродуктором для двух комплексов в Энгельсском районе области, о которых говорится в начале статьи.

Сейчас холдинг реализует несколько проектов. В Тверской области он строит «Заволжский мясокомбинат» мощностью 2 тыс. т готовой продукции в месяц, или 29 тыс. т/год, который обещает ввести в 2013 году и называет самым крупным мясоперерабатывающим предприятием региона. Мощности Заволжского свинокомплекса планируется удвоить с 98 тыс. товарных свиней в год сейчас до 207 тыс. Инвестиционные планы компании в июле этого года омрачила вспышка на «Заволжском» АЧС — пришлось уничтожить 33 тыс. свиней. Из слов замглавы Россельхознадзора Николая Власова следует, что собственники не обеспечили охрану закрытого предприятия: причиной распространения пандемии чиновник назвал воровство комбикорма, похитители которого проникали через забор. По оценке Национального союза свиноводов, сделанной по просьбе «Агроинвестора», ущерб «Заволжского» мог составить около 340 млн руб. (исходя из возможной стоимости товара в действующих ценах) либо превысить 200−250 млн руб. (если считать по затратам).

Самый крупный свиноводческий проект компания реализует на мощностях «Кудряшовского». Гендиректор «Копитании» Сергей Юсуфов рассказывал в ноябре 2011 года губернатору Новосибирской области Василию Юрченко, что через три года компания удвоит суммарные мощности «Кудряшовского» до 350 тыс. товарных свиней (40 тыс. т мяса живой массы) и сможет выращивать 20 тыс. гол./год ремонтного молодняка. По его словам, под управлением «Кудряшовского» в 2014 году будет находиться 60 тыс. га сельхозугодий (в 2011 было 50 тыс. га пашни), дивизион сможет вырабатывать 140 тыс. т комбикормов. Инвестиции в развитие до конца 2014 года Юсуфов оценивает в 3,1 млрд руб., из которых 2,3 млрд руб. «Копитания» потратит на строительство второй площадки «Кудряшовского» — племфермы и свинокомплекса (140 тыс. товарных животных). Срок его окупаемости составит пять лет, считает директор. Строить этот объект компания начала в сентябре прошлого года, а завершит — в декабре 2012-го, сказано в пресс-релизе на сайте «Копитании».

Средняя окупаемость свиноводческих проектов, по оценке Национального союза свиноводов, сейчас составляет 5−8 лет. С господдержкой окупить строительство комплекса можно сравнительно быстро, говорит ведущий эксперт союза Николай Бирулин. К тому же за Уралом региональные рынки насыщены свининой местного производства не более чем на 50−60%, что будет способствовать реализации мяса по привлекательной цене и также снизит срок окупаемости новой площадки «Кудряшовского», добавляет он. Четвертым дивизионом группы может стать пермский — об интересе к этому региону она заявила в прошлом году. Планируемый инвестиционный портфель, по данным МСХ Пермского края, — 8 млрд руб. На эти деньги в Пермском районе региона, в нескольких десятках километров от его столицы, могут быть построены свинокомплекс, завод комбикормов, мясокомбинат и развернут растениеводческий проект минимум на 20 тыс. га. О начале строительства «Копитания» пока не сообщала — только о создании юрлица (ООО «Мулянский свинокомплекс») и аренде участков под будущий комплекс в поселке Мулянка. Газета «Пермский обозреватель» со ссылкой на краевой Минсельхоз писала в сентябре, что инвестор получил разрешение на постройку маточного блока и станции искусственного осеменения.

По данным министерства, проект будет на 70 тыс. свиней. О «Мулянском свинокомплексе» говорится в комплексной программе развития свиноводства края на 2011−2012 и до 2020 года. Строительство объекта рассчитано до 2014 года, его мощность — 30 тыс. т/год мяса, сказано там. Сейчас крупнейшее предприятие в крае (82% производства) — «Пермский свинокомплекс», одна из самых больших в стране свиноводческих площадок советского времени со своим селекционно-гибридным центром, производящая 18−21 тыс. т/год мяса живого веса. Сергей Хирный, замдиректора «Пермского свинокомплекса», признает, что «Копитания» может составить его предприятию прямую конкуренцию, если реализует проект в том объеме, в котором заявляет. «Пока мы единственный большой свиноводческий комплекс региона, — говорит он. — Когда «Мулянский» выйдет хотя бы на половину заявленных мощностей, он получит заметную долю краевого рынка». Кроме того, свой комплекс «Копитания» построит с нуля, а значит, получит технологические преимущества и более низкие издержки. «Копитания» хочет приобрести и сам «Пермский свинокомплекс». В списке аффилированных лиц «Пермского» на 30 июня этого года написано, что 100% акций общества принадлежит Росимуществу. В 2011 году ведомство включило его в план приватизации до 2013 года, оценив в 645 млн руб. 13 июля 2012-го ФАС удовлетворила ходатайство «Копитании» о приобретении 100% голосующих акций комплекса. Такое согласие необходимо для участия в закрытом аукционе Росимущества. Но компания — не единственный претендент на актив. 18 апреля ФАС дала аналогичное разрешение «Сибирской аграрной группе». А «Коммерсантъ» утверждает, что всю кредиторскую задолженность «Пермского» (на уровне 500 млн руб.) контролирует офшор, который может действовать в интересах «Русской свинины» Вадима Варшавского. Офшорная компания пытается через суд обратить взыскание на имущество комплекса, то есть получить его без торгов. Ей противостоит Росимущество, считающее эти действия попыткой сорвать приватизацию. Пока идут разбирательства, получить актив ни один из одобренных ФАС претендентов не сможет. «Мы довольны, что комплексом интересуются такие компании, — комментирует Хирный. — Нам как раз нужен сторонний инвестор: назрела масштабная реконструкция, и владелец с отраслевым опытом — это всегда хорошо».

Сайт компании ссылается на стратегию до 2015 года, утвержденную в 2010-м. Через три года «Копитания» хочет быть в топ-5 ведущих агрохолдингов по капитализации, видит себя одним из лидеров российского свиноводства (6% рынка). Нынешние лидеры тоже не пларинуют стоять на месте. «Мираторг» за этот период может вырасти до 15%-ной доли промпроизводства против 7,7% сейчас, если правительство будет последовательно в своей поддержке производителей свинины, говорит президент компании Виктор Линник. Он, впрочем, больше верит в стартапы, чем в масштабирование свиноводства на основе старых активов: «Скорее всего, укрупнение компаний будет идти не за счет поглощения и консолидации (по приемлемой цене трудно найти активы), а за счет строительства новых предприятий». 6%-ная доля «Копитании» к 2015 году — реальный сценарий, но ее нужно будет еще и удержать, указывает Бирулин из Национального союза свиноводов. В том, что компания предпочитает чаще покупать предприятия и реконструировать, чем строить, Бирулин видит большой плюс. «Холдинг получает готовую инфраструктуру, — объясняет он. — Те же, кто начинает со стартапа, вынуждены брать на себя инфраструктурные издержки, что может существенно увеличить стоимость проекта». Есть, впрочем, и минус: компания получает низкоэффективные старые предприятия. «Копитания» хочет стать заметным игроком бройлерного сектора (1% к 2015 году). В ее стратегии записано строительство новой птицефабрики в Волгоградской области. Пока завершена реконструкция действующей в том же регионе и входящей в «Краснодонское», на 38 тыс. т/год мяса живого веса. В декабре агентство Regnum сообщало о планах холдинга привлечь кредит РСХБ стоимостью 2,3 млрд руб. На часть этих средств «Копитания» хочет построить 36 птичников для выращивания бройлеров, инкубаторий и купить оборудование, чтобы производство на фабрике «Краснодонского» выросло на 17,5 тыс. т/год мяса птицы в убойном весе.

В мае этого года компания получила разрешение ФАС и выиграла торги по покупке 100% банкротящейся с 2009 года самарской фабрики (ОАО) «Безенчукская» за 170 млн руб. На момент сдачи номера «Копитания» не комментировала приобретение и связанные с ним планы. В прошлом году «Волга Ньюс» и другие приволжские информресурсы со ссылкой на источник, знакомый с ходом переговоров, писали, что сделку по покупке «Безенчукской» может заключить входящее в «Копитанию» «Краснодонское», которое вложит до 1,5 млрд руб. в восстановление актива. В августе этого года «Самарское обозрение» сообщало, что фабрика погасила 80% суммы требований кредиторов и весь долг по зарплате, а «Копитания» в июле выплатила деньги за актив. «Безенчукская» — небольшая птицефабрика (мощность — 8,6 тыс. т/год; в 2010 году производство было остановлено). Даже в самарском регионе она третья в числе крупных игроков — «Обшаровской» (16 тыс. т) и «Тольяттинской» (12 тыс. т). Вместе с тем в области, обеспечивающей себя мясом птицы менее чем на 30%, хорошие возможности масштабирования бройлерного бизнеса.

Дарья Снитко, ведущий аналитик по АПК Центра экономического прогнозирования «Газпромбанка», изучая планы «Копитании» войти в пятерку крупнейших агрохолдингов, отмечает, что компания не только вертикально интегрирует бизнес, но и географически диверсифицирует его: активы есть в четырех федеральных округах. «Это хороший задел для развития федеральных брендов, прежде всего в высокомаржинальном сегменте охлажденной продукции», — считает Снитко. Стратегия развития компании, по мнению аналитика, логична: сейчас в свиноводстве, как немногим ранее в птицеводстве, появляются признаки активности крупных компаний в плане вертикальной консолидации. Рост за счет замещения импорта уже не так эффективен, указывает Снитко.

Госслужба после бизнеса

Ru-com — компания частная, поэтому своих акционеров/бенефициаров не раскрывает. Однако то, что известно из открытых источников (и против чего в компании публично не возражают), позволяет называть ее и «Копитанию» связанными со структурами, близкими к Абызову. После назначения в 2011 году советником президента Дмитрия Медведева, а в мае 2012-го, после его переезда в Белый дом, министром, отвечающим за координацию деятельности «Открытого правительства» Абызов формально оставил все должности в бизнесе и как госслужащий не владеет напрямую долями компаний.

В конце августа 2012 года «Ведомости» со ссылкой на ЕГРЮЛ писали, что совладельцами ООО «Копитания» в этой базе значились Dayneswood Investments Limited (99,88%) и Михаил Абызов (0,12% через ООО «Ру-ком»), не уточняя, правда, на какую дату. На 17 апреля этого года человек с такими именем и фамилией назывался в ЕГРЮЛ собственником ООО «Ру-ком», а последнее, в свою очередь, было в числе владельцев ООО «Копитания». Акционером «Копитании» ранее назывался и гендиректор компании Александр Рогожин. Абызов с 2006-го по 16 январь 2012 года занимал должность председателя совета директоров группы Ru-com.

В ноябре прошлого года, когда Абызов еще не стал госслужащим, но уже возглавил Общественный комитет сторонников Медведева, он в интервью «Ведомостям» оценил инвестиции в модернизацию производств агродивизиона Ru-com в 20 млрд руб. и высказался о рисках ВТО для основного направления «Копитании» — свиноводства (см. врез). Несмотря на то, что теперь он входит в кабмин, с бизнесом Абызов наверняка расстался не навсегда. Во-первых, он молод (40 лет), амбициозен и по большому счету не чиновник. А во-вторых, статус меняется, но интересы остаются. Умение совмещать одно с другим и грамотно капитализировать связи Абызов наглядно продемонстрировал после того, как поработал в РАО ЕЭС.

Абызов о ВТО
«Вхождение в ВТО — правильный шаг. Россия может и должна получить преимущества от режима свободной торговли и доступа на новые рынки. В целом для экономики России более плотная интеграция в международный рынок — благо. Для нашей экономики это как расширение возможностей на внешних рынках, так и вызов — быть конкурентоспособными с импортом. Для агропромышленного дивизиона группы Ru-com повышаются риски уже осуществленных инвестиций. […] Инвестировали мы в одних условиях, а сегодня, при вступлении в ВТО, ситуация резко меняется. По нашим оценкам, только снижение или отказ от таможенных пошлин на свинину и продукты переработки приведут к ежегодным потерям российского свиноводства в размере десятков миллиардов рублей. А отказ от льготного налогообложения увеличит финансовую нагрузку и сократит инвестиционные ресурсы наших компаний. Выход — в усилиях самой отрасли, которая должна снижать затраты».
«Копитания»
Агрохолдинг. Является активом группы Ru-com. Управляющая компания ООО «Копитания» создана в 2008 г. Занимается товарным и племенным свиноводством, бройлерным птицеводством, переработкой мяса и дистрибуцией мясных продуктов (бренды «Мясная академия», «Лавла», «Мясно»), растениеводством (более 90 тыс. га) и производством комбикормов. Основные активы — свинокомплекс «Кудряшовское» и «Кудряшовский мясокомбинат» (Новосибирская обл.), ОАО «Краснодонское» (Волгоградская обл.), племзавод «Заволжское» (Тверская обл.), свинокомплекс «Хвалынский» (Саратовская обл.). Выручка в 2009 г. — 7,2 млрд руб., в 2010 г. — 9 млрд руб.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще