Пока не драйвер -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Пока не драйвер
Виктор Неустроев
Агроинвестор
март 2014
Ведущий аналитик Wild Bear Capital Виктор Неустроев — о модели развития российского сельского хозяйства
Фото: из личного архива

Можно ли считать сельское хозяйство драйвером российской экономики? Пожалуй, нет. Но перспективы определенно есть, и в этом министр экономического развития Алексей Улюкаев (см. врез) прав. Во-первых, на отечественную агропродукцию стабильный мировой спрос. Во-вторых, большую долю внут­реннего рынка занимают импортные продукты, особенно мясо: Россия — один из глобальных лидеров ввоза говядины и свинины. На мой взгляд, в этом направлении и нужно двигаться — развивать животноводство, вытесняя импорт, и усиливать позиции на мировом рынке зерна. Тем более что рост животноводства позволит расширить зерновой рынок за счет увеличения внутреннего спроса.

За последний год кукуруза на глобальном рынке подешевела почти в два раза, пшеница — в полтора. Несмотря на рост предложения пшеницы в 2013—2014 годах благодаря хорошим урожаям в основных странах-экспортерах (США, Канаде, Австралии), российская тоже пользуется спросом — в основном на ближневосточном рынке. Этому способствует конъюнктура. В конце 2013 года самой дешевой в мире была американская пшеница, но высокие фрахтовые расходы делали ее неконкурентоспособной в ближневос­точном макрорегионе.

Сейчас у России на внешних рынках неплохие перспективы. Основной на Ближнем Востоке потребитель, Египет, закупает пшеницу с низким содержанием влаги — а это, в первую очередь, пшеница из США и России. Кроме того, интерес могут представлять страны юго-восточной Азии и Китай. Однако проблема в том, что российская сельхозпродукция ниже по качеству в сравнении с той же американской, поэтому конкурировать на азиатском рынке нам сложнее. Вместе с тем в последнее время Китай начал отказываться от поставок кукурузы из США из-за наличия в товарных партиях трансгенного элемента MIR162. Скорее всего, КНР переключится на поставки из Южной Америки. Но что мешает России тоже предложить Китаю свою кукурузу? У нашей страны есть еще одна проблема, которая мешает наращивать производство зерна — большая часть территории непригодна для земледелия. А в некоторых регионах — например, в Восточной Сибири — урожайность, как правило, намного ниже, а затраты на производство зерновых — выше, что делает местное сельское хозяйство инвестиционно непривлекательным.

Российским агропредприятиям, чтобы быть эффективными, есть смысл развиваться по одному из двух путей. Первый — создавать агрохолдинги или входить в их состав. Агрохолдинг должен иметь в своей структуре всю продовольственную линейку, что позволяет снижать издержки, используя, в том числе, собственные корма. Второй путь — ведение независимого фермерского хозяйства с акцентом на животноводство. Первая модель позволяет компаниям перейти от традиционного сельского хозяйства к высокотехнологичному производству. Вторая подходит более мелким предприятиям и дает возможность занять еще почти не занятые рыночные ниши. Мировая практика показывает, что потребители лояльно относятся к продукции мелких фермеров и считают ее полезной.

Развитию АПК мешают устаревшие мощности, отсутствие финансирования, кадровые и целый ряд административных проблем. Отсутствие доступных кредитов станет одной из самых серьезных проблем этого года. Так что, вполне возможно, некоторые компании обанкротятся или, по крайней мере, у них будут разрывы ликвидности. В подобной ситуации наилучшим выходом являются сделки слияния. Кадровые проблемы характерны в основном для небольших компаний. Их руководители — как правило, люди с советским прошлым, им сложно мыслить рыночными категориями, вводить инновации, хеджировать урожай до момента его сбора. Последнее, увы, вообще не развито в России. Если в США фермеры продают до 90% урожая по выгодным ценам, когда он еще не вырос, то в России начинают реализовывать только после уборочной кампании. Поэтому и доходы аграриев зависят от того, какие цены на тот момент будут на рынке, в том числе мировом. Отрасль станет намного эффективнее, если каждый производитель зерна сможет в любое время продать урожай на бирже и отгрузить его в один из российских портов.

Улюкаев: агро — наше преимущество
На последнем Всемирном экономическом форуме в Давосе министр экономразвития Алексей Улюкаев сказал «Прайму», что в среднесрочной перспективе рост сельхозпроизводства будет на уровне 5−7%/ год, а сельское хозяйство может стать новым драйвером роста экономики. «У нас огромный внутренний рынок, уникальные возможности для повышения продуктивности. Мы должны выработать правильную стратегию, — отметил министр. — […] Мы должны ответить на воп­рос: сельхозэкспорт — это наш мощный драйвер или то, что бывает от случая к случаю. […] Я согласен с тем, что сельское хозяйство — это наше довольно серьезное конкурентное преимущество».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще