Усталость бетона -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Усталость бетона
Николай Кочелягин
Агроинвестор
июнь 2015
Больше половины элеваторов работают по устаревшим технологиям
Фото: Э. Аминова

Дефицита мощностей для хранения зерна в России нет, но они изношены на 80%. Модернизация элеваторной отрасли идет медленно из-за больших инвестиций — до €300/т — и длительной окупаемости вложений.

По данным руководителя отдела зерновой логистики Buhler (компания специализируется на технологиях переработки зерна) Дмитрия Корнева, фактический объем емкостей для хранения зерна в России — около 118 млн т, тогда как средний валовый сбор составляет примерно 100 млн т в год. В период 2000—2010 годов ежегодно строились емкости общей вместимостью 350−400 тыс. т единовременного хранения, в 2010—2014 годах этот показатель достиг 700−800 тыс. т. При этом ежегодно из оборота выбывали устаревшие склады примерно на 100−150 тыс. т.

Качество уступает количеству

Несмотря на то, что по статистике в последние годы мощности для хранения зерновых постепенно увеличиваются, на практике это пока не ощущается, говорит руководитель группы элеваторного направления компании «Мельинвест» (производство мельничного и элеваторного оборудования) Анатолий Давыдов. По его мнению, прежде всего это связано с тем, что одновременно с вводом новых мощностей стремительно выбывают старые. Значительная часть элеваторов, хлебоприемных предприятий и зернохранилищ была построена в 1950—1970-е годы, и износ основных средств и оборудования оценочно составляет в среднем 70−80%, поясняет он.

Однако дело не только в нехватке элеваторов, но и в том, что большинство из них до сих пор используют технологии по перемещению и контролю качества хранимого зерна, которые были актуальны на момент их строительства и сегодня морально устарели. По данным «Центра оценки качества зерна», при проверке элеваторов в 69% случаев выявлены нарушения фитосанитарных требований, условий хранения, а также санитарно-технических норм. Как следствие, ежегодно при экспорте выявляется до 32% объемов зерна, качество и безопасность которого не соответствует нормативам. И это при том, что вывозится далеко не самый плохой продукт, подчеркивает Давыдов. Эффективность работы элеваторов напрямую зависит от внедрения современных технологий и оборудования. Но, к сожалению, большинство предприятий по хранению и переработке зерна работают с низкой рентабельностью и финансируют модернизацию своих мощностей по остаточному принципу, сетует специалист.

По словам заместителя директора Департамента стратегического маркетинга «Русагротранса» Игоря Павенского, в основном сейчас в стране действуют бетонные элеваторы, построенные в советский период. Они слишком большие — на 100−250 тыс. т — и загружены в лучшем случае на 50%, особенно в регионах, ориентированных на экспорт: Ставрополье, Краснодарском крае, Ростове-на-Дону. «Их сложно модернизировать, поэтому часть таких объектов распродается», — знает Павенский. Эти элеваторы могут быть эффективными только при наличии рядом значительного производства зерна и развитого путевого хозяйства, позволяющего осуществлять маршрутные и групповые отправки. Есть необходимость в подобных хранилищах и при закупках зерна в интервенционный фонд, что предполагает длительное хранение больших объемов. По мнению Павенского, современными являются преимущественно припортовые мощности, которые возвели в последние годы, а также недавно построенные или модернизированные склады и металлические емкости.

Показатель эффективности мощностей для хранения улучшается: сейчас около 35% элеваторов полностью или частично используют современные технологии, обращает внимание Корнев. «Многие элеваторы, не имея средств на глубокую модернизацию, оснащают новым оборудованием отдельные производственные участки — зерноочистительные, зерносушильные», — поясняет он. То есть хранение примерно 30 млн т приближается к современным стандартам, но остальные зернохранилища с высоким процентом амортизации морально и физически устарели.

Эксперты дают различные оценки потерь, которые несут производители зерна из-за нехватки или изношенности мощностей для хранения. По энергоемкости устаревшие элеваторы уступают современным в 1,3−1,5 раза, по уровню автоматизации — более чем вдвое, отмечает Корнев. Затраты на приемку, очистку, сушку и хранение 1 т зерна на устаревших элеваторах в 2−2,5 раза выше, чем на современных. Это вынуждает владельцев и персонал экономить на технологических операциях, часто в ущерб качеству зерна. Если в странах ЕС и США потери зерна при транспортировке, послеуборочной обработке и хранении не превышают 1,5% от валового сбора, то в России этот показатель составляет не менее 5−8%, сравнивает он. Однако Павенский называет более скромные цифры: при большом урожае потери от неправильного хранения могут достигать 2−3 млн т зерна в год, то есть около 2%, при среднегодовом сборе — до 1−1,5 млн т.

По мнению гендиректора компании «Лилиани» (производство техники для хранения зерна в пластиковых рукавах) Армена Налбандяна, из-за некачественного или дорогого хранения зерна выручка сельхозпроизводителей снижается на 10−20%.

Кому выгодно строить

Опрошенные «Агроинвестором» эксперты и участники рынка отмечают, что крупным хозяйствам предпочтительнее обзавестись своими мощностями для хранения зерна, поскольку услуги сторонних элеваторов могут быть дорогими и связанными с различными рисками.

Затраты на выгрузку, подработку и хранение зерна на стороне составляют около 500 руб./т, оценивает Павенский. Стоимость сушки кукурузы может быть в разы больше. Гендиректор компании «Агроко» Алексей Иванов говорит, что стоимость хранения может достигать 1 тыс. руб./т, причем без услуг подработки. С подработкой на таких агрокультурах, как кукуруза и соя, сумма может превышать 2−3 тыс. руб./т. Аналогичные цифры приводит Налбандян: с учетом транспортировки, приемки, подработки и хранения шесть-семь месяцев затраты составляют около 1 тыс. руб./т.

Заместитель гендиректора «Продимекс-Холдинга» (владеет пятью элеваторами) Вадим Ерыженский отмечает, что, безусловно, хорошо иметь элеватор в структуре компании. Это позволяет планировать размещение товарной продукции, проводить уборку урожая в необходимые агротехнические сроки, своевременно подрабатывать зерно до необходимых качественных характеристик. Также это дает возможность продавать товар в более выгодные с точки зрения рыночной конъюнктуры сроки. При этом нужно отдавать себе отчет в том, что элеватор — это отдельный бизнес с большим комплексом проблем: организационных, кадровых, технологических, финансовых и т. д., добавляет топ-менеджер.

С другой стороны, в тех регионах, где элеваторные сети сохранились на должном уровне и они могут предоставить полный комплекс услуг по приемке, сушке, подработке, хранению и отгрузке продукции, можно обойтись и без собственных мощностей, продолжает он. К тому же многое зависит от расположения элеватора: имея собственные хранилища в неудобном с логистической точки зрения месте, часто выгоднее хранить зерно на стороннем. В целом крупным холдингам с большим объемом производства лучше иметь свои мощности для хранения, небольшим компаниям это менее выгодно, резюмирует Ерыженский.

Срок окупаемости элеватора на 50 тыс. т по бизнес-планам составляет семь-восемь лет, мощности на 20−30 тыс. т окупаются еще дольше, сравнивает Корнев. Поэтому мелким сельхозпроизводителям, которые стремятся быстрее получить деньги, продав продукцию на экспорт или переработку, не стоит строить элеваторы. В то же время крупные агрофирмы и холдинги, зарабатывающие на сезонных или спекулятивных изменениях цен на зерно, все-таки стремятся иметь собственные зернохранилища, соглашается он с Ерыженским. Промышленным потребителями зерна — комбикормовым заводам, мельницам, МЭЗам, — которые хотят застраховать себя от ценовых и рыночных рисков, также есть смысл инвестировать в собственные элеваторы, добавляет Корнев.

Возводить элеватор в первую очередь выгодно компаниям, занимающимся переработкой: для них он является необходимым звеном производственной цепочки, поскольку нужно иметь запасы сырья как минимум на два-три месяца, солидарен с ним руководитель отдела продаж промышленного направления компании «Адепт-Комплект» (строительство «под ключ» комплексов для хранения и переработки зерна) Юрий Сызов. Таким предприятиям важно высокое качество зерна и отсутствие перебоев в снабжении. Зернотрейдеры тоже могут быть заинтересованы в строительстве элеваторов для сбора крупных партий зерна и их последующей перепродаже.

В отличие от других, Сызов считает, что и фермерским хозяйствам выгоднее хранить зерно у себя, чем на чужих элеваторах. Их услуги обходятся дорого, приходится тратиться на транспортировку зерна, стоять в очереди, к тому же есть риск снижения качества урожая. Владельцы элеваторов при приемке зерна нередко занижают уровень клейковины и, наоборот, повышают сорность и влажность продукта, что существенно сказывается на стоимости зерна, аграрию приходится дополнительно оплачивать просушку и очистку от примесей, знает Сызов.

«Мелким агропредприятиям необязательно строить целый элеваторный комплекс, тем более что затраты на его возведение будут достаточно велики, а окупаться он будет долго, — комментирует Давыдов. — Однако им целесообразно иметь хотя бы небольшие временные хранилища, которые дали бы возможность не сбывать зерно по бросовым ценам в пик сезона, а придержать его в ожидании ценового максимума». Наличие в хозяйстве зерноочистительных и зерносушильных мощностей также будет очень кстати, особенно учитывая непредсказуемость нашей погоды и сроков уборки, добавляет он.

Тем не менее, в большинстве случаев решение построить элеватор все-таки принимают крупные производители, для которых зерновой бизнес является основным, отмечает Давыдов. Такие игроки просто не могут позволить себе рисковать качеством собранного урожая или зависеть от колебаний цен на зерновом рынке. Также в строительство достаточно активно инвестируют крупные агрохолдинги. Например, один из клиентов «Мельинвеста» — крупнейший в стране производитель мяса птицы «Приосколье». Компания возвела элеваторы для семян, хранения сырья, производства кормов вместимостью 40−50 тыс. т каждый, делится Давыдов.

Цена вопроса

В секторе строительства и оснащения элеваторов есть производители технологий и оборудования премиального и среднего классов, а также небрендированные, рассказывает Корнев. Выбор делается на основе нескольких факторов: имеющийся бюджет, цели и задачи владельца бизнеса и опыт соседей. Затраты на строительство и оборудование элеваторов в России до 2015 года составляли /ЕВРО!!!/€200−250/м?, для сравнения, в ЕС и США — /ЕВРО!!!/€250−300/ м?, приводит он цифры.

Инвестиции в мощности на 50 тыс. т единовременного хранения составляют около 6,5 млн руб., оценивает Корнев на примере оборудования Buhler. Если сопоставить объем вложений с емкостью элеватора, то получится, что на тонну хранения нужно вложить около /ЕВРО!!!/€125−130, подсчитывает он. Примерно столько же или чуть больше будут стоить строительно-монтажные, фундаментные, бетонные и другие работы. То есть полностью объект обойдется в /ЕВРО!!!/€250−300/т. «В период роста курса доллара цены зарубежных компаний повышались. Отечественные тоже подняли цены, сейчас они на 15−20% ниже расценок ведущих производителей — около /ЕВРО!!!/€250/т», — добавляет Корнев.

Стоимость оборудования для хранения зерна во многом зависит от курса рубля по отношению к основным мировым валютам, считает менеджер по продажам компании GSI (подразделение AGCO, которое производит оборудования для сушки, хранения и перевалки зерна) Андрей Ардышев. На рынке большая доля иностранных производителей, многие российские компании используют импортную оцинкованную сталь и комплектующие (электромоторы, редукторы, подшипники и т. д.), поэтому и у отечественных производителей значительная часть себестоимости формируется в евро и долларах. «На фоне падения курса рубля цены на оборудование за последние полгода выросли. Стоимость строительства и монтажа практически не поменялась, потому что у строительно-монтажных организаций по большей части рублевая себестоимость», — поясняет специалист. По его словам, за последние пять-семь лет цены существенно не менялись: все виды оборудования и техники дорожали на 2−3% в год — на уровне инфляции.

За последний год цены увеличились на 20−25%, это связано прежде всего с удорожанием металла и импортных комплектующих, отмечает Давыдов. В целом, если хозяйству нужно просто хранить зерно, то цена на тонну хранения будет небольшой. Если проект представляет собой комплексное решение с зерноочистительной и сушильной зонами, зоной отгрузки и т. д., то речь пойдет совсем о другой сумме, подчеркивает он. Кроме того, имеют значение мощность, вопрос логистики и подведения коммуникаций к объекту, создание инфраструктуры, благоустройство. «Например, в прошлом году 1 км железнодорожных путей стоил около 20 млн руб., плюс расходы, связанные с согласованием их прокладывания», — уточняет Давыдов.

Чтобы дать представление о порядке цен, он приводит пример строительства двухлинейного элеватора объемом 65 тыс. м3 (50 тыс. т) — 10 емкостей для хранения по 5 тыс. т каждая. Также он включает зону очистки производительностью до 300 т/час, сушильную зону, состоящую из двух зерносушилок на 50 т/час каждая, систему отгрузки и приемки на автотранспорт. Без благоустройства, по расчетам Давыдова, подобный объект обойдется в 350 млн руб. При этом на оборудование придется около 40% стоимости комплекса.

«Сравнивая зерносклады напольного хранения и силосные емкости, многие ошибочно полагают, что первый вариант более бюджетный и простой в строительстве, но это не так, — продолжает специалист. — Рассматривая затраты на возведение объекта в целом, с учетом стоимости фундаментных работ, установки систем автоматизации и одинакового набора оборудования строительство зернохранилища напольного типа будет стоить примерно как и металлический элеватор».

Экономия и ошибки

Элеватор — недешевый объект. У компаний, реализующих такие проекты, постоянно возникает соблазн сэкономить, но сделать это достаточно сложно, уверен Корнев. Например, последние несколько лет климат был достаточно сухим и жарким, в результате многие сельхозпроизводители решили не устанавливать зерносушилки. «Однако в 2013 году период уборочной был относительно дождливым, поэтому многие хозяйства столкнулись с тем, что зерно сырое, а возможности высушить его у них нет, — вспоминает Корнев. — В тот период возрос спрос на услуги сушения и соответствующее оборудование».

Нередко для удешевления закупается и монтируется недорогое оборудование разных производителей, часто плохо совместимое, выполненное по разным стандартам, с различными сроками эксплуатации и сервисом, неунифицированными запчастями и комплектующими, перечисляет Корнев. Все это создает множество проблем в ходе эксплуатации. Другая ошибка — экономия на проектировании и, что еще хуже, строительно-монтажных работах, что приводит к скрытым дефектам зданий и сооружений и снижает срок их использования. «Нужно брать хорошо зарекомендовавшие себя комплектные линии у одного поставщика и не экономить на мелочах: это окупится, в отличие от возможных последствий непродуманной экономии», — утверждает Корнев.

Сызов в качестве примера встречающихся ошибок говорит о несоответствии габаритов оборудования площадкам для его установки или выборе оборудования, непригодного для климатических условий регионов: неспособности выдерживать ветровые и снеговые нагрузки. Иногда неопытные специалисты могут повредить оборудование при выполнении строительно-монтажных работ. Такие ошибки чреваты крупными убытками, предупреждает он.

Чтобы избежать дополнительных затрат, он советует тщательно подходить к выбору проектной организации, поставщика оборудования и подрядчика для строительства. Идеальный вариант — возведение объекта с нуля «под ключ» одной фирмой, когда за все отвечает одна компания, которая дает гарантию на работы и оборудование, говорит Сызов. Также до начала разработки предпроектной документации необходимо учесть, какое технологическое оборудование будет использоваться на объекте. Кроме того, стоит предусмотреть возможности его расширения в будущем, чтобы это не создало проблем в работе комплекса, рекомендует специалист.

По мнению Давыдова, основная ошибка при строительстве элеваторов — именно недальновидность некоторых хозяйств: иногда они забывают о возможных перспективах роста бизнеса. Принимая проект так называемой закрытой модели элеватора, они лишаются возможности дальнейшего увеличения мощностей или могут сделать это лишь очень дорого. «Например, бывает, что при увеличении мощностей оказывается невозможным изменить структуру технологических линий», — комментирует он.

Еще одна ошибка — нарушение технологии подработки зерна, продолжает Давыдов. Например, нельзя закладывать зерно на длительное хранение сразу после сушилки: в течение нескольких часов оно должно отлежаться и прийти в равновесное состояние, исключающее процессы самосогревания и прения. К сожалению, об этом часто забывают, и в погоне за удешевлением элеватора отказываются от буферных емкостей, которые должны быть включены в технологическую цепочку элеватора между сушильной зоной и зоной хранения, отмечает Давыдов.

Также, чтобы снизить стоимость проекта, строительные компании часто предлагают заказчикам отказаться от части транспортного оборудования, в результате чего элеватор из поточного превращается в цикличный, продолжает специалист. В теории, конечно, можно работать и по такой схеме, но в этом случае значительно увеличивается время подработки зерновой массы, хозяйству не удается оперативно справиться с ее потоком, и работоспособность комплекса снижается.

Кроме того, нужно уделять больше внимания вопросу организации технологического процесса на элеваторе, уверен Давыдов. Сейчас многие сельхозпроизводители работают с так называемыми тяжелыми агрокультурами, то есть имеющими высокую влажность, например, с кукурузой. В этом случае должна применяться двухступенчатая система очистки, поскольку мусор будет эффективно удаляться лишь с высушенной зерновой массы. Обычно перед сушилкой ставится скальператор, а после нее — сепараторы. «Поэтому важно уже на начальном этапе проектирования предусмотреть, какие агрокультуры будут подрабатываться на комплексе», — говорит Давыдов. Технологические ошибки в дальнейшем приводят к вынужденной дорогостоящей модернизации.

По словам специалиста, элеватор довольно долго может работать без капитального ремонта. Для силосных емкостей этот срок может достигать 50 лет. Чтобы поддерживать элеватор в хорошем состоянии, прежде всего нужно соблюдать комплекс мер по профилактике: в паспорте любой технологической машины есть перечень мероприятий, необходимых для ее качественной работы. «Конечно, никто не говорит, что не будет непредвиденных поломок, да и замены расходных элементов избежать нереально, однако своевременный контроль и профилактика значительно увеличивают срок службы любого оборудования», — подчеркивает Давыдов.

В целом дефицит мощностей для хранения зерна сейчас не так заметен, однако проблема их модернизации достаточно актуальна, считает Корнев. Наличие современных комплексов позволило бы сократить затраты на тонну переваливаемого зерна, обеспечить длительное безопасное хранение, снизить риски ухудшения качества продукции. «Однако, поскольку вопрос сводится к значительным инвестициям, модернизация идет медленно: многие владельцы элеваторов предпочитают менее затратный путь, выделяя относительно небольшие средства на ежегодный текущий ремонт устаревших мощностей», — говорит специалист. Со второго полугодия 2014 года процесс обновления в отрасли еще больше замедлился: из-за роста кредитных ставок многие инвесторы заморозили проекты возведения новых элеваторов.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще