Выбор редактора

Нынешняя экономическая ситуация в России, санкции Запада и ответ на них продовольственным эмбарго изменили лишь риторику власти, но не политику. К такому выводу пришли участники прошедшей вчера секции Московского экономического форума по импортозамещению, на которой присутствовал «Агроинвестор».

«У нас есть все для развития: земля, люди, огромный внутренний рынок и доступ на внешние. Единственное, чего нам не хватает, это разумной экономической политики, — сказал, открывая секцию, президент промышленного союза «Новое содружество» Константин Бабкин. — Центробанк в этом году три раза повышал ключевую ставку, в общей сложности она выросла более чем на 60%. При такой политике невозможно заниматься производством». Собравшиеся эксперты и участники рынка отметили также рост процентных ставок по кредитам. «Если в прошлом году можно было получить деньги под 12%, то в этом ставка уже 15%, а то и 20%", — констатировал председатель научно-экспертного совета при комитете Госдумы по агарным вопросам Александр Фомин.

При этом он подчеркнул, что, говоря о замещении импорта, не стоит забывать, что наше сельское хозяйство очень сильно зависит от зарубежных технологий. «Мы ввозим около 80% семенного фонда, а также родительское стадо сельхозживотных, поэтому неправильно утверждать, что мы должны от всего отказаться. Ввод запретов точно не поможет отрасли», — подчеркнул он.

По словам директора Института экономики РАН Руслана Гринберга, вопрос импортозамещения стоит ровно четверть века, но фактически лишь на уровне разговоров. «Пока у власти много риторики и самая плохая, что нужно начинать замещение импорта по всем фронтам — это большая ошибка, — считает эксперт. — Нынешняя геополитическая ситуация дает нам шанс, но нужно выработать приоритеты и решить, что мы можем заместить, а что нет». Исходя из этого, стоит определить, какие направления производства поддерживать, чтобы госденьги вкладывались эффективно.

«Слово «кризис» в Китае обозначается двумя иероглифами: «опасность» и «возможность», — напомнил директор «Совхоза имени Ленина» Павел Грудинин. — У нас кризис не стал для правительства мотиватором для изменения госполитики. Сейчас оно выказывает оптимизм относительно замещения импорта, много говорится о мониторинге цен на продовольствие, чтобы они не росли. Можно подумать, от того, что мы наблюдаем за погодой, не будет идти дождь». Мы не способны быстро перестроиться и изменить экономические законы так, чтобы в кризисной ситуации быстро двигаться вперед и отвечать на вызовы, сделал вывод он. При этом Белоруссия оказалась более готова к деятельному развитию в сложившейся ситуации, добавил Грудинин: «Ответные санкции ввели мы, а белорусское правительство приняло решение до конца 2017 года дополнительно направить на поддержку молочной отрасли в стране порядка 8 млрд в пересчете на российские рубли». Объем дополнительной господдержки российского АПК пока обсуждается.

Наше правительство после запрета импорта не сделало ничего из того, что следовало, уверена первый зампред Комитета Госдумы по бюджету и налогам Оксана Дмитриева. «Нужно было заключать прямые контракты между регионами по поставкам продовольствия, восстанавливать мелкую розницу, авансировать сельхозпроизводителей, — перечислила она. — Но это даже не обсуждается». По ее мнению, в итоге мы будем делать то, что хорошо умеем — практиковать различные схемы, чтобы обойти запреты.