Выбор редактора

В России самый большой в мире объем земли и водных ресурсов, но мы производим лишь 2% от всего мирового продовольствия, тогда как способны выпускать 10%, отметил председатель правления «Союзмолоко» Андрей Даниленко на прошедшей вчера секции Московского экономического форума по импортозамещению. Мы могли бы иметь самую низкую себестоимость производства зерна, молока, мяса, картофеля, нескольких видов овощей и фруктов, рассказал он, ссылаясь на исследования международных экспертов. «Однако только различные административные поборы увеличивают себестоимость на 20−30% по сравнению с конкурентами. У нас самая избыточная в мире разрешительная документация на строительство, самое дорогое оформление санитарно-ветеринарных документов и самая сложная система налогообложения, — добавил Даниленко. — У нас не просто дорогие кредиты, но еще и технология их получения гораздо сложнее, чем за рубежом». Все это, по его словам, существенно увеличивает себестоимость продукции.

Кроме того, наш агросектор проигрывает из-за отсутствия гарантированной и стабильной господдержки. «Везде в мире сельское хозяйство получает деньги устойчивым потоком, а не как у нас: сегодня они есть, а завтра неизвестно, будут ли платить субсидии», — сравнил эксперт. Причем эффективность выплат он тоже ставит под сомнение: независимо от качества работы, деньги получают все производители, происходит «размазывание господдержки тонким слоем по всей отрасли». Целесообразнее было бы помогать лишь тем, кто дает результат, считает Даниленко. Производители молока ежегодно дают бюджету порядка 200 млрд руб. налогов, но получают лишь около 30 млрд руб. господдержки, добавил эксперт.

Вступление России в ВТО должно было способствовать расширению ассортимента и снижению цен на продукцию, но на деле они выросли. «Нужно определиться: или мы создаем для наших сельхозпроизводителей такие же условия как во всем мире, и тогда мы будем конкурентоспособны, или не создаем, но тогда придется признать, что у нас будет самое дорогое продовольствие», — подчеркнул он. Введение эмбарго на ввоз продовольствия пока не принесло молочной отрасли какой-либо выгоды: одних импортеров сменили другие, Белоруссия стала основным поставщиком, а молочная продукция подорожала, заключил Даниленко.