Черная метка. Государство пытается «программировать» потребителей — Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Черная метка. Государство пытается «программировать» потребителей
Стоит ли делить продукты на полезные и вредные и как эффективнее формировать привычки здорового питания

В декабре прошлого года появилась новость о последних инициативах Минздрава в области разделения продуктов питания на «здоровые» и «нездоровые». «Концепция уже находится на согласовании в аппарате правительства», — писали «Известия». Ссылок на первоисточник нет (флер таинственности характерен для многих государственных инициатив). В категорию «здоровых» попадут продукты с низкой степенью переработки: яйца, мясо, бобы, крупы. К не очень здоровым отнесут шоколад, кондитерские изделия, энергетические напитки. Небрежность классификации очевидна с первого взгляда. Чем провинился шоколад без сахара? Можно ли есть белый рис? Действительно ли энергетические напитки намного вреднее фруктового сока? И будет ли человек здоровым, потребляя на завтрак и ужин яичницу с беконом?

Начинание Минздрава базируется на паспорте федеральной программы
«Формирование здорового образа жизни». По прочтении этого невнятного документа становится ясно, что правительство хотело бы переложить заботу о населении на профессиональных консультантов и производителей. Первым дадут гранты на создание красивых презентаций, а вторых попросят потратить часть маркетингового бюджета на изменение упаковки продукта. В паспорте нет попыток дать определения здоровому образу жизни или здоровому питанию. Паспорт также не обязывает чиновников определять проблемные зоны — будет ли расти в стране потребление сахара, считаем ли мы фруктозу такой же опасной как сахарозу, все ли жиры представляют одинаковую угрозу? В целом очевидно, что для принятия решений не хватает актуальных исследований, элементарной статистики и адекватных определений. Данные Минздрава по ожирению смехотворны. Вы верите, что у нас лишь менее одного процента населения страдают ожирением (1,4 млн человек, см. первую ссылку)? Мы, по всей видимости, не понимаем, где мы находимся, и чего мы хотим добиться, а инициативы по регулированию продовольственных рынков, как показывает опыт зарубежных стран, будут становиться все жестче.

На этой неделе New York Times опубликовала обзор одной из самых инвазивных систем регулирования сбыта продовольствия в мире. В Чили на упаковках снэков больше нет гепарда Честера и многих других симпатичных зверушек. Бесполезно искать мороженое или конфеты в школах. Нет рекламы сладкого в передачах для детей. Сладкие напитки облагаются дополнительным налогом в 18%. Все вредное, с точки зрения правительства, маркируется черными восьмиугольниками (Роспотребнадзору на заметку — маркировка «светофорными» цветам незаметна на разноцветной упаковке). И наконец, некоторые товары, такие как киндер-сюрприз, просто запрещены. Кое-какие результаты видны уже сейчас. Маркировка продуктов влияет на детей, но не на взрослых, привычки которых изменить гораздо сложнее. Производители вынуждены корректировать рецептуры. Но на данном этапе непонятно, всегда ли новые продукты «здоровее» старых (например, в случае замены сахара на искусственные подсластители). Итоги реформ будут подводить через пару десятков лет. Именно тогда станет понятно, изменило ли свои привычки следующее поколение. Многие начинания чилийцев кажутся разумными. Проблема в том, что представления о здоровом питании не являются статичными. Например, эксперты не могут поставить точку в многолетнем споре о том, какие жиры считать полезными. И запрет отдельных детских сладостей выглядит достаточно лицемерным на фоне неприкосновенного ассортимента алкогольных напитков и сигарет.

Сложность проблемы контрастирует с кажущейся легкостью, с которой наши чиновники к ней относятся. В паспорте программы формирования здорового образа жизни говорится о привлечении «широкого круга экспертов». Во-первых, кого считать экспертами? Во-вторых, какой будет схема их привлечения? Размытые формулировки дают слишком большой простор для интерпретации. А искренность желания чиновников Минздрава привлекать «широкий круг» для обсуждения их инициатив вызывает некоторые сомнения. По крайней мере, в конце января на соответствующие слушания в Общественной палате никто из министерства не явился. На финансирование программы ежегодно выделяется 441 млн руб. Это по 3 руб. на каждого российского гражданина. Для сравнения, бюджет программы продовольственной помощи в США составляет порядка $100 млрд. А ведь если вдуматься, продовольственная помощь является самым эффективным механизмом формирования здоровых привычек питания. Набор продуктов, которые можно покупать, легко регулировать, как собственно это и делается в США. В России несколько десятков миллионов человек балансируют между нищетой и бедностью. Не торопитесь учить их питаться, сначала дайте им здоровую еду.

Автор — руководитель направления стратегического маркетинга группы «Черкизово»

Показать еще