Виктор Алексахин -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Виктор Алексахин
Николай Лычев
Агроинвестор
январь 2011
«Нынешний сахарный режим — это прежде всего стабильность»

При такой, как сейчас, конъюнктуре цен на свеклу и сахар производство последнего и обработка свеклосахарных угодий — один из самых прибыльных растениеводческих бизнесов. Действующий «сахарный режим» гарантирует, что в ближайшие 5 лет цены будут в привлекательном для аграриев и переработчиков «коридоре» — 20−28 руб./кг. Инвестиции в сельхозугодья теперь окупаются за полгода, шутит Виктор Алексахин, гендиректор «Продимекса» — ведущего российского сахаропроизводителя. В интервью «Агроинвестору» он рассказывает, что его компания контролирует 0,5 млн га, выращивает 1 млн т/год зерна, в 2010 году заработает 30 млрд руб., а в ближайшие пять лет займет треть сахарного рынка.

— Сколько сельхозземель сейчас у компании? Независимые эксперты называют цифру до 550 тыс. га в собственности и долгосрочной аренде.

— Это преувеличенная цифра. Сейчас у нас порядка 500 тыс. га. Из них 437 тыс. га обрабатываем, 15% этой площади — сахарная свекла.

— На какой срок арендуете угодья?

— Стандартные условия — от 15 до 49 лет.

— Планируете увеличивать земельный банк?

— Увеличение будет, но небольшое, так скажем, по случаю: если можно на хороших условиях присоединить новые земли к нынешним зонам свеклосеяния, то почему бы этого не делать? Тем более что предложений сейчас много, есть из чего выбирать. Но в основном компания концентрируется на качественных показателях — сроках обработки, сокращении затрат на гектар, увеличении урожайности, уменьшении потерь при уборке и хранении урожая. Интенсивный рост угодий — не приоритет, тем более что при нынешних ценах на свеклу интерес к ее возделыванию растет. Значит, мы можем рассчитывать на рост поставок стороннего контрактного сырья и сосредоточиться на интенсификации собственного производства.

— Безотвальную обработку будете внедрять?

— Мы уже внедряем ее. Из всей пашни «Продимекса» более 50% обрабатывается безотвально.

— Какой объем свеклы приходится на контрактную, а какой — на собственную?

— На разных предприятиях по-разному. Если говорить о своей свекле, то цифры — от минимальных 30% на башкирском заводе «Продимекса» до максимальных 80% на ряде заводов Воронежской области. В Башкортостане не всегда есть возможность интенсивно развивать свеклосахарные зоны. Там достаточно сложная процедура получения земли под контроль, в том числе в долгосрочную аренду. Кстати, угодий в собственности у «Продимекса» в этом регионе нет.

— Что вы понимаете под долгосрочной арендой?

— Минимум 15 лет. Это срок, который позволяет провести хотя бы 3−4 севооборота и окупить затраты на аренду и освоение земли, а также вложения в дорогостоящую агротехнику.

— А в Башкортостане, говорят другие участники рынка, средний срок аренды — всего 2−3 года.

— Формально это уже считается долгосрочной арендой. В этом, наверное, есть своя логика, ведь много земли в данном регионе оформляют на короткий срок — 11 месяцев, то есть на сезон. Есть еще земля фонда распределения. Вот она как раз может передаваться в долгосрочную аренду. Но участков этой категории в Башкортостане, к сожалению, немного. Однако в целом работать в республике нам комфортно.

— На сайте «Продимекса» сказано, что группа входит в тройку лидеров рынка зерновых. Что имеется в виду?

— Наше производство. «Продимекс» в год выращивает около 1 млн т зерновых. Замечу: мы, позиционируя себя в тройке крупнейших производителей, не берем ведущих трейдеров и экспортеров: они оперируют совсем другими объемами — от 2−3 млн т/год.

— Кто кроме вас входит в эту тройку?

— «Разгуляй», у которого более 400 тыс. га, и «Юг Руси». Хотя сейчас схожие объемы производят «Иволга», «Черкизово» и еще несколько крупных холдингов.

— По вашей оценке, каких вложений сейчас требуют свеклосахарные угодья?

— Посчитаем. Инвестиции в агротехнику — около 40 тыс. руб./га, текущие затраты — на уровне 28−34 тыс. руб./га. Выручка с гектара составляет 50−80 тыс. руб. в зависимости от урожайности.

— Сколько окупаются вложения?

— При нынешних-то ценах на сахарную свеклу? — Полгода (смеется). Если серьезно, то [средняя] окупаемость инвестиций — 3−4 года. Для сравнения, в 2007—2008 годах она варьировалась от 6 до 10 лет.

— Вы увеличиваете свекловичный клин. Для чего — чтобы максимизировать загрузку предприятий своим сырьем?

— В первую очередь — да, но не только для этого. Здесь есть еще такой тривиальный момент, как намерение заработать денег. Маржинальный доход с гектара на свекле сейчас максимальный, причем от мировых рынков он не зависит, а цена предсказуема. Разве мало доводов «за»?

— Каков у вас выход сахара с гектара?

— От 5 до 6 т. Выход сахара с гектара зависит от двух показателей — урожайности свеклы и ее сахаристости. В средней полосе в прошлом году сахаристость у нас была рекордная, и выход сахара (не сахарозы, а готового продукта) на некоторых заводах превышал 18%. Причем это в условиях засухи, снизившей урожайность в некоторых хозяйствах юга Воронежской области до 18 т/га при средней по холдингу 32 т/га.

— Несколько лет назад сахарные холдинги любили заявлять о стремлении чуть ли не к 100%-ной обеспеченности заводов собственной свеклой. Теперь вы не стремитесь к сырьевой независимости?

— Мы никогда не ставили себе такой цели. Максимум, что нам нужно, это 70%-ное самообеспечение, а если есть надежные поставщики, то можем и на 30−40% остановиться. Ситуация на рынке нормальная, есть понятные для сельхозпроизводителей перспективы, хорошая цена на сырье, внятные правила игры (сахарный режим) на много лет вперед. Ведь свекла — это сейчас единственная агрокультура, которая долгосрочно защищена от ценовых колебаний мировых рынков и доходность которой гарантирована ориентацией продаж на внутренний рынок. Теперь мы заключаем со сдатчиками долгосрочные — от трех до семи лет — договоры, которые раньше просто не могли себе позволить. В прошлом году убедились, что аграрии поверили в эту агрокультуру — во многом потому, что появился понятный долгосрочный механизм расчета цены на готовую продукцию. Границы колебаний цен на сахар заданы действующей правительственной программой развития свекловодства — 20−28 руб./кг.

—  Каковы условия договоров?

— Это формула оплаты хозяйству свеклы деньгами, рассчитываемая в жесткой привязке к цене сахара на рынке в сезон переработки. В случае с давальческими договорами это фиксированный объем сахара за тонну сданной нам свеклы.

— У «Продимекса» есть расчеты возможной рентабельности продаж сахара на этот год?

— Расчеты есть всегда, но я сейчас не стал бы называть какие-то цифры. Ведь цены сахара по-прежнему весьма волатильны. В рамках одного календарного года они колеблются от 20 руб./кг до 30 руб./кг. В сентябре 2009 года мы начинали сезон с продаж на уровне 20 руб./кг, а в начале 2010-го имели те же 30. Вообще при нормальных ценах на сырье рентабельность сахарных заводов — 15−17%.

— А себестоимость сахара?

— Она зависит от обеспеченности конкретного завода сырьем. Могу сказать только, что в себестоимости сахара почти 70% — это доля сырья.

— В последние годы вы активно инвестируете в реконструкцию и модернизацию сахарных заводов. Какова общая сумма вложений?

— Начиная с 2005 года мы инвестировали более 10 млрд руб. Основные вложения уже сделаны. Текущая задача — выйти на плановые мощности. Есть четыре основных завода, которые мы развиваем: Елань-Коленовский, Успенский, Земетчинский и Ольховатский. Так, по Успенскому заводу мы в этом году планируем выйти на 10 тыс. т/сут. свеклы против 8,5 тыс. т/сут. в 2009-м. Сейчас это, кстати, самый мощный в стране завод по объему переработки свеклы. В прошлом году он освоил более 900 тыс. т сырья.

К 2014 году каждое из упомянутых предприятий должно будет осваивать по 12 тыс. т сырья в сутки, или по 1,2 млн т в сезон. Завершение этих проектов требует менее 1 млрд руб.

— Планируете покупать новые активы? Вот, например, в воронежском регионе у ED&F Man неплохой сахарный завод. Он один из немногих в области, которые не контролирует «Продимекс».

— Знаете такое выражение: «Никогда не говори никогда»? Но, повторю, приоритет для нас — развитие нынешних активов, что само по себе может обеспечить нам ежегодный 20%-ный рост в течение последующих 5 лет. При этом рост объемов производства будет происходить одновременно с повышением эффективности, то есть снижением издержек и увеличением производительности труда.

— Хорошо, а закрывать действующие заводы будете?

— Возможно, один закроем, и то не раньше, чем через два-три года.

— В программе развития свеклосахарного подкомплекса говорится о возможности строительства сахарных заводов. В России они не строятся с 1974 года. Участники рынка, с которыми мы общаемся, не верят в окупаемость таких проектов. Вы думаете так же?

— Мы не то чтобы не верим: «Продимекс» сосредоточился на модернизации имеющихся мощностей. На строительство сахарного завода нужно примерно € 200−220 млн, срок окупаемости — минимум 10−12 лет. Но ключевым вопросом является наличие зоны свеклосеяния. Соответственно, нужны большие инвестиции в ее создание с нуля вместе с заводом: просто купить на рынке 800 тыс. т сырья сейчас невозможно, а строить завод меньшей мощности, чем рассчитанный на такой объем переработки, экономически бессмысленно. Нет смысла и перебивать предложения конкурентов, претендуя на их свеклозоны: за переработку свеклы придется отдавать больше сахара, чем они. Это сделает неконкурентоспособной цену готового продукта. Кроме свеклозоны, нужно учесть инвестиции в инфраструктуру, подведение газа, железнодорожной ветки, складские территории и т. д. Да и потом, в стране огромное количество немодернизированных заводов. Новым игрокам, если они хотят прийти на этот рынок, есть смысл купить завод средней мощности и постепенно создавать под него сырьевую зону, параллельно развивая ее и модернизируя само предприятие.

— Как развивается проект дешугаризации мелассы, о котором «Продимекс» объявил в январе?

— Его мы реализуем на базе «Ольховатского сахарного комбината» в Воронежской области и хотим инвестировать несколько десятков миллионов евро. Мощность переработки будет 300 т/сут. мелассы, расчетное производство сахара — 30 тыс. т. Это новое предприятие, которое строится на одной с «Ольховатским» территории и будет перерабатывать мелассу с этого и еще нескольких близко расположенных заводов «Продимекса». Оно должно заработать в начале 2011 года.

— Как вы оцениваете «сахарный режим», установленный на рынке с этого года?

— Самое важное, что он долгосрочный. Правила игры установлены на длительный период, причем увязаны с нормами ВТО и Таможенного союза. А значит, у нас есть уверенность, что они не будут меняться. Эти правила делают вероятным сохранение цены сахара на уровне 20−28 руб./кг. Соответственно, это гарантия рентабельности свеклы на ближайшие пять лет, а отсюда и безопасности вложений в дорогую технику, организацию либо поддержание свекловичного севооборота. Для потребителя же нынешний сахарный режим означает прежде всего стабильность. Ведь чем больше на внутреннем рынке свекловичного сахара и меньше сырцового, тем ниже волатильность цен. Существующему режиму не хватает лишь скорости реакции на изменения внешнего рынка. Необходимо корректировать пошлину по итогам мониторинга цен на сырец за последний месяц, а не за три, как сейчас.

— В 2006 году «Продимекс» объявлял о намерении выйти на IPO, выбрал андеррайтера, но в 2007-м отложил размещение. Что сейчас с этими планами? Вам помешал кризис?

— Действительно, кризис серьезно скорректировал наши планы. Но главное не в этом: нынешние проекты, о которых мы с вами говорим, «Продимекс» финансирует и без IPO, привлекая кредиты и реинвестируя прибыль. В перспективе этот вопрос, безусловно, встанет перед компанией, но занимать на открытом рынке под текущие проекты нам в общем-то незачем. Будут другие цели, другие задачи, в том числе по более масштабной модернизации перерабатывающих активов и более амбициозному развитию агронаправления — тогда, возможно, и подумаем о первичном размещении акций. Да и ориентиры на рынке должны какие-то быть, ведь в кризис никто из агрокомпаний не делал IPO. Вот разместится «Русагро» [IPO этой компании планировалось в мае; на момент сдачи номера не было проведено — «АИ"] - обязательно проанализируем этот опыт. В частности, у нас будет понимание, как инвесторы оценивают аналогичные компании и, соответственно, сколько может стоить наша.

— Расскажите о финансовых показателях «Продимекса» за 2009 год и планируемых на 2010-й.

— 2009 выручка компании составила 28,6 млрд руб., EBITDA — 4,2 млрд руб. В нынешнем ждем 30,2 млрд руб. и 6,2 млрд руб.

— В 2006 году «Продимекс» первый и единственный раз раскрыл акционеров: 62,5% акций у Игоря Худокормова, по 12,5% — у Виталия Цандо и Владимира Пчелкина. 12,5%-ным пакетов владели «прочие физлица». Как сейчас изменилось соотношение долей?

— Никак. Насколько мне известно, новых акционеров у компании за этот период тоже не появилось.

— У вас есть акции «Продимекса»?

— У меня нет.

— Каким владельцы и топ-менеджмент видят «Продимекс» в среднесрочной перспективе?

— Эффективным лидером сахарного рынка. Необязательно первым, но обязательно эффективным. Основные цели на ближайшие 5 лет мы обозначили как 20−25−30. Это означает 20% ежегодного роста производства сахара из свеклы, 25% рентабельности по EBIТDA и 30%-ную долю на российском сахарном рынке.

Виктор Алексахин
Генеральный директор «Продимекс»
Родился 23 июня 1970 г. в г. Балашиха (Московская обл.). В 1991 г. закончил Ленинградское военное училище железнодорожных войск и военных сообщений по специальности «инженер по управлению процессами перевозок». С 1987 по 1995 г. служил в Вооруженных Силах. В 1995 г. пришел в «Продимекс» на позицию менеджера. До 2009 г. занимал в компании должности управляющего службой логистики, руководителя торгового дивизиона, заместителя генерального директора. В ноябре 2009 г. назначен генеральным директором «Продимекс-холдинга».
Женат, четверо детей. Увлечения в свободное время — горные лыжи, сноуборд, кайтсерфинг.
Группа «Продимекс»
Крупнейший в России производитель белого сахара, доля рынка — 20%. Образована в 1992 г. как торговая компания, специализировавшаяся на импорте белого сахара, сахара-сырца и его давальческой переработке. Владеет 15 действующими сахарными заводами в шести регионах. У компании 24 агрофирмы и 500 тыс. га земли. «Продимекс-холдинг» на 100% принадлежит ОАО «Объединенная сахарная компания» (ОСК). В списке аффилированных лиц последней (на 31.03.2010 г.) — Prodimex Farming Group Public Company Limited (99,9997%) и Олег Худокормов (0,0003%). Основной конечный владелец «Продимекса» — председатель совета директоров компании Игорь Худокормов.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще