Сделка на миллиард -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Сделка на миллиард
Наталия Крол
Агроинвестор
январь 2011
«Русагро» увеличивает земельный банк на 110 тыс. га

«Русагро» Вадима Мошковича и «Стойленская Нива» Бориса Иванишвили договорились о продаже сельхозактивов последней — 109 тыс. га в Белгородской области, консолидированных в ООО «Оскольская земля». Когда сделку закроют, она может стать самой масштабной на этом рынке, а «Русагро» - войти в первую пятерку крупнейших в стране агроземельных рыночных интеграторов. Участники рынка оценивают сделку более чем в 1 млрд руб.

О сделке — продаже холдингу «Русагро» компании «Оскольская земля» (объединяет 17 сельхозпредприятий и управляет ими), «Чаплыженского элеватора», а также связанных с ними транспортных и финансовых структур — говорится в сообщении «Стойленской Нивы». Объем земельного банка — 109,5 тыс. га, в том числе 89,3 тыс. га пашни. Теперь холдинг сосредоточится на двух бизнес-направлениях — переработке зернового сырья и хлебопечении.

Не рассчитались

В «Стойленской Ниве» и «Русагро» «Агроинвестору» подтвердили факт сделки. Ее стоимость стороны не раскрывают, а структуру описывают по-разному. «Сделка по продаже сельскохозяйственного дивизиона группе «Русагро» полностью завершена, не завершены только [взаимо]расчеты», — говорит президент «Стойленской Нивы» Дмитрий Древлянский. Когда могут завершиться расчеты, он не уточнил, а от дальнейших комментариев отказался. «Нам эта земля сейчас не принадлежит. Она находится в собственности ООО «Оскольская земля», а мы арендуем 90 тыс. га пашни по рыночным ставкам», — утверждает гендиректор «Русагро» Максим Басов. Размера ставок он не называет, уточняя только, что среднерыночные составляют 0,6−1 тыс. руб./га в год. Когда сделка будет закрыта, в «Русагро» в июле не комментировали. На вопрос, уверен ли он в ее успешном завершении, Басов ответил: «Не исключено», добавив, что это может произойти «во второй половине года».

Приобретая 109 тыс. га у «Стойленской Нивы», «Русагро» более чем на треть увеличивает площадь своих земель (до сделки компания контролировала 350 тыс. га). Основной бизнес холдинга — сахарный, поэтому производственной целью сделки, скорее всего, является намерение расширить свекловичную зону белгородских и тамбовских перерабатывающих заводов. Басов косвенно подтверждает это: севооборот сельхозпредприятий «Оскольской земли» скорректирован под сахарную свеклу, рассказывает он. По его словам, этой агрокультурой сейчас занято до 20% входящих в сделку посевов.

Эксклюзивный случай

Вице-президент, руководитель управления по работе с предприятиями сельского хозяйства и пищевой промышленности «Альфа-Банка» Илья Володченко оценивает сделку (без учета элеватора) примерно в 1 млрд руб. Хотя если она не закрыта, то конечная сумма (при окончательном расчете между сторонами) может быть незначительно скорректирована — максимум на 10% в сторону повышения или снижения, рассуждает он. Влияние на финальную цену активов может оказать степень активности рынка. А она пока низкая, кризисные тренды все еще не отыграны, говорит Володченко. Названная им стоимость сделки представляется реалистичной и президенту РЗС Аркадию Злочевскому. Максимальные цены, которые сейчас фигурируют на рынке сельхозземли, — 15 тыс. руб./га, оценивает он. В Белгородской области высокий спрос на сельхозугодья, добавляет Алексей Севальнев, замруководителя департамента АПК региона. «У нас буквально драка за землю!» — восклицает он.

Опрошенные «Агроинвестором» участники рынка и эксперты не помнят случаев продажи одним лотом участка пашни почти в 90 тыс. га. Таких сделок не было за всю новейшую историю страны, удивляется Злочевский. То же говорит Денис Черников, замгендиректора «Сибирского аграрного холдинга» (CАХО), компании, сопоставимой с «Русагро» по объему сельхозземель (около 400 тыс. га). Даже вдвое меньшие площади как единый бизнес еще не продавались, добавляет он. По наблюдениям финдиректора «Эконивы» Игоря Суворова (у компании 100 тыс. га, в том числе в Воронежской области), обычно продаются не консолидированные сельхоздивизионы, а отдельные хозяйства либо паевые наделы, редко — массивы приватизированных агроземель в 3−15 тыс. га. «Оскольскую землю» «Стойленской Нивы» он называет интересным активом: все 109 тыс. га консолидированы, оформлены в собственность и находятся в черноземном регионе.

Придется потратиться

Участники рынка указывают на высокие затраты, которые придется запланировать новому собственнику, чтобы актив дал максимальную синергию с сахарной переработкой и генерировал высокую доходность. Сахарная свекла — капиталоемкая агрокультура, ссылается на свой опыт Марина Досковская, финдиректор белгородского агропредприятия «Риф», арендующего у обладминистрации 12 тыс. га. Суворов из «Эконивы» оценивает текущие вложения в гектар земли, засеянной сахарной свеклой (удобрения, семена, ГСМ и т. д.), в 35 тыс. руб. / год. Гектар зерновых угодий требует в несколько раз больших затрат — 7−10 тыс. руб/год, сравнивает он.

Поддержание угодий в хорошей форме требует больших накладных расходов, согласна Досковская: на одни только удобрения «Риф» каждую весну тратит 20 млн руб. Сложно в этом году привлекать и заемные средства, сетует она. Однако вряд ли это актуально для «Русагро»: холдинг Вадима Мошковича всегда охотно кредитовал Сбербанк, а сам он является миноритарием Сбера.

Основную маржу «Стойленская Нива» теперь будет зарабатывать на производстве муки, комбикормов и хлебопекарной продукции. «Доходность хлебопроизводства не очень высока (6% и ниже), однако и рисков в этом бизнесе немного, — рассказывает гендиректор компании «Черемушки» (кондитерско-булочный комбинат в Москве) Рустам Атаходжаев. — Совсем другое дело — сельскохозяйственный бизнес. Нынешнее лето показало, какими могут быть риски в этой сфере. Покупать зерно уже давно выгоднее, чем самим производить его, пусть даже имея бизнес, связанный с производством готового продукта». Высокие риски растениеводческого бизнеса и большие затраты на поддержание текущей деятельности могли стать одной из причин для выхода «Стойленской Нивы» из агробизнеса, думает Атаходжаев.

Хорошо для IPO

Финансовые эксперты называют сделку логичной для обеих сторон. Сахарный бизнес сейчас достаточно стабилен, цены на готовый продукт растут, особенно выгодно заниматься не сырцом, а свеклой (в ней сейчас сосредоточена основная маржа), делится соображениями Илья Володченко. Следовательно, размышляет он, есть смысл покупать крупные земельные угодья, тем более что в прошлом году «Русагро» приобрела у «Русского сахара» крупный перерабатывающий актив — Никифоровский сахарный завод в Тамбовской области.

Закрытие сделки будет для «Русагро» хорошей покупкой, комментирует старший аналитик «Уралсиб Кэпитал» Тигран Оганесян. Рост банка земельных угодий делает более прочными позиции «Русагро» на агрорынке и потенциально повышает ее капитализацию при выходе на IPO, говорит он. В мае «Русагро» выходила на биржу, но отменила сделку в последний момент на стадии закрытия заявок: компанию не устроило, что книга заявок была подписана всего один раз и по нижней границе объявленного ценового диапазона ($13,5 за акцию). Через год «Русагро» может повторить попытку, говорил тогда один из участников роуд-шоу компании. Крупный массив качественных и консолидированных сельхозземель «в совокупности со всеми другими возможностями холдинга» может существенно повысить стоимость компании, если она снова решится на публичное размещение, подводит итог Оганесян.

Предлагали «Продимексу»
«Стойленская Нива» предлагала свои сельхозактивы «Продимексу» — ближайшему конкуренту «Русагро» на сахарном рынке. Об этом рассказал «Агроинвестору» председатель совета директоров «Продимекса» Игорь Худокормов. Правда, общение сторон не дошло даже до обсуждения цены, уверяет он: угодья предлагались под Белгородом, а основные производственные мощности у компании находятся в Воронежской области. Всего у «Продимекса» в собственности 14 заводов, и для такой агрокультуры, как сахарная свекла, расстояние от места производства сырья до места его переработки и выпуска готового продукта часто имеет решающее значение.
Впрочем, аналитики считают, что дело не в расстоянии. Бизнес «Продимекса» узкоспециализирован, его бизнес-сфера — производство сахара, а земель у компании и так много — около 500 тыс. га, говорит один из них. Дополнительные 100 тыс. га были бы избыточными для холдинга, указывает Андрей Сизов из «СовЭкона». Другое дело — «Русагро», поясняет он: бизнес компании диверсифицирован (переработка масличных, свиноводство), так что вполне логично выглядит намерение добавить к существующим активам «мощный земельный ресурс». Животноводство, растениеводство, качественные земельные наделы — все это обеспечивает бизнесу синергетический эффект и «придаст весомости» компании при выходе на IPO, говорит Сизов.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще