Выбор редактора
Рынок в $1,4 млрд

Лизин представляет собой аминокислоту, применяющуюся при производстве премиксов и комбикормов для обогащения и сбалансированности рационов сельскохозяйственных животных. Использование лизина позволяет увеличить привес животных и птицы на 10−30%, повысить надои молока на 12% и яйценоскость кур — на 10%. Лизин востребован как добавка для увеличения питательности кормов, поскольку не синтезируется организмом и потребляется в готовом виде из пищи. Основным сырьем для производства лизин-сульфата является пшеница.
По данным исследовательской компании Abercade, мировое производство L-лизина (формы, пригодной для потребления) составляет чуть меньше 600 тыс. т/год и представляет собой рынок с ежегодным оборотом до $1,4 млрд. Более 95% лизина используется для добавления в корма свиньям и птице. Это связано с тем, что для свиней лизин является аминокислотой № 1, а для птиц он вторая необходимая аминокислота после метионина. В конце 1980-х в Советском Союзе работали 5 предприятий-производителей лизина, изготавливавших 32 тыс. т продукта в год. Сейчас лизин в России не производится.
Главными импортерами лизина в Россию Abercade называет Японию, Германию и США. Ежегодно из-за рубежа импортируется 7,5 тыс. т чистого лизина от таких мировых лидеров отрасли, как Ajinomoto, ADM, CJ, BASF и Degussa.

«Завод премиксов № 1»

выпускает кормовые добавки. Объем производства в 2011 году — 17,8 тыс. т. Выручка завода в 2010-м составила 1,12 млрд руб., писал ранее «Коммерсантъ». Предприятие контролирует Геннадий Бобрицкий, который считается основным владельцем холдинга «Приосколье».

Кому еще интересен лизин

О намерении построить комплекс глубокой переработки пшеницы под Ставрополем ранее заявляла компания «БиоАмино», оценивая инвестиции в предприятие примерно в 6 млрд руб. Проект должен быть вписан в программу развития регионального агроиндустриального парка (Ипатовский район). Кроме лизина, планируется производить клейковину, кристаллическую глюкозу и кормовые дрожжи, писал сайт аgropages.ru.
Немецкая химическая компания Evonik и «Русский агропромышленный трест» (РАПТ) экс-депутата Госдумы Вадима Варшавского тоже планируют реализовать проект по выпуску лизина. Для этого в 2010 году РАПТ зарегистрировал компанию «Русские биотехнологии» («Русбиотех»). Инвестиции в завод аминокислот в Ростовской области, по подсчетам, составят не менее €150 млн. Перерабатывать предполагается около 300 тыс. т пшеницы в год. Объем полученного из нее лизина должен составить примерно 80 тыс. т/год.
«Чувашагробио» — проект совместного российско-нидерландского завода по производству лизина и белково-витаминных добавок под названием «Биопарк» — был запущен в конце 2008 года. Тогда Roslysine Netherlands B. V. (оператор проекта) ввел в эксплуатацию опытную установку кормового кристаллического лизина. Проектируемый годовой объем предприятия на стадии запуска — 27 тыс. т лизина с увеличением в течение шести лет (к 2018 году) до 40,7 тыс. т. Его строительство финансировал республиканский бюджет и Roslysine Netherlands B. V. Объем инвестиций на первом этапе составил около €8 млн. В 2010 году Roslysine Netherlands продала «Чувашагробио» из-за отсутствия средств для дальнейшего финансирования проекта. В прошлом году основатель концерна «Тракторные заводы» Михаил Болотин выкупил контрольный пакет акций завода «Биопарк». Болотин намерен вложить около $80 млн в расширение его мощностей и ведет с неколькими частными банками переговоры о кредитовании, писал «Коммерсантъ» в августе прошлого года.

В следующем году в Белгородской области может быть введено первое за постсоветские годы новое предприятие по выпуску лизина — одной из основных аминокислот для пищепрома и животноводства, которая изготавливается из пшеницы и сейчас не производится в стране. Проект реализует основатель агрохолдинга «Приосколье» Геннадий Бобрицкий. Инвестиции оцениваются в 7,5 млрд руб. Мощность завода — 57 тыс. т/год — сопоставима с нынешним объемом российского потребления лизина.

Предприятие-производитель лизин-сульфата проектной мощностью 57 тыс. т/год (эквивалент 35 тыс. т лизина) и побочных продуктов переработки зерна — клейковины для пищевой промышленности, крахмала и отрубей для животноводства — строится в Шебекинском районе Белгородской области. Инициатор проекта — компания «Приосколье», крупнейший отечественный производитель мяса птицы. Исполнителем является входящий в агрохолдинг «Завод премиксов № 1».

Хотят быть первыми «Приосколье» планирует запустить предприятие в четвертом квартале 2013 года. Весной 2014-го должны начаться поставки первой продукции, а в 2015-м завод предполагается вывести на полную мощность. Предприятие стоимостью 7,5 млрд руб. будет перерабатывать более 200 тыс. т пшеницы в год (см. таблицу «Показатели проекта»). 80% средств, или 6 млрд руб., придется на кредиты Сбербанка. Кредитную линию на эту сумму Центрально-Черноземный банк Сбербанка открыл «Приосколью» в декабре 2011 года, сообщала ранее компания. Пресс-служба Сбербанка подтвердила «Агроинвестору», что заявка на финансирование строительства и запуска производства (6 млрд руб.) одобрена, компании перечислен первый транш — на проектирование и приобретение оборудования.

На территории завода будут размещены элеватор, лаборатория и мельница. К концу лета 2012 года планируется запустить опытно-экспериментальную установку по производству лизина, которая станет научной лабораторией для обучения биотехнологов и подготовки специалистов-микробиологов. Господдержка есть: «Завод премиксов № 1» стал победителем публичного конкурса Минобрнауки на право получения субсидий для создания высокотехнологичных производств и получил грант федерального правительства на научное сопровождение проекта вместе с Белгородским госуниверситетом и Московским институтом генетики.

Как рассказывал ранее директор завода Алексей Балановский, сейчас лизин-сульфат в стране не производится, импорт препарата — на уровне 38 тыс. т/год. Крупнейшим потребителем этой кормовой добавки является Белгородская область: там производится более 1 млн т мяса в год. «Приосколье» решило самостоятельно делать лизин в первую очередь для своего птицеводства, а часть объемов продавать крупным животноводам, в том числе «Мираторгу», «Агро-Белогорью» и «Белгранкорму». По данным департамента АПК Белгородской области, региону сейчас нужно 15−18 тыс. т лизина в год. Замруководителя департамента Алексей Хмыров рассказывает, что облправительство может профинансировать инфраструктурные затраты — подведение электросети, водопровода и дороги к строящемуся объекту.

Запустить проект «Приосколью» помогут западные специалисты, которые в первый год будут его сопровождать. «Мы получим минимум четыре партии лизина под их контролем, — рассказывал «РИА Новостям» председатель совета директоров компании Геннадий Бобрицкий. — Они подтвердят технологию и обучат наших специалистов». В России еще никто не приступил к такому проекту, подчеркивает он. О намерениях построить предприятия по производству лизина в последние годы заявляли несколько компаний, в том числе «Русские биотехнологии», «БиоАмино» и «Биопарк». Но пока ни один проект не реализован (врез «Кому еще интересен лизин»).

Риски и перспективы

По данным исследовательской компании Abercade, в 2010 году российские предприятия купили около 40,6 тыс. т импортного лизина. А в 2015-м, когда завод «Приосколья» выйдет на полную мощность, потребление этой аминокислоты может достигнуть 68,5 тыс. т. «Сейчас промышленного производства лизина в России нет — были случаи выпуска только пробных партий, — говорит старший аналитик Abercade Ольга Бизюкова. — Вместе с тем сейчас заявлено о строительстве пяти площадок по производству лизина с датами ввода в эксплуатацию с 2013 по 2018 год. Их общая мощность — 350−400 тыс. т/год». Кроме «Приосколья», заняться лизином планируют «Титан-Агро», «Русбиотех», «Биопарк» и «Руспродимпорт». Если все эти проекты реализуют, то продать в России столько лизина не получится: даже в 2018 году его внутреннее потребление наверняка будет в несколько раз ниже. Возможно, часть объемов производители экспортируют. Впрочем, Бизюкова предполагает, что будут реализованы не все проекты и/или часть инвесторов ограничатся меньшими мощностями. Вопрос в том, смогут ли российские производители обеспечить конкурентоспособную цену в сравнении с импортируемыми аналогами (в мае стоили 90−100 тыс. руб./т), продолжает она. А от цены зависит окупаемость затрат, указывает Бизюкова, причем мировой рынок лизина в этом отношении весьма волатилен.

Гендиректор Abercade Владимир Авдеенко связывает перспективы роста российского рынка лизина прежде всего с привлечением новых потребителей — не только из животноводства, но и из других отраслей. Привлекать их он советует «Приосколью» одновременно с началом запуска проекта, чтобы к моменту сдачи объекта у компании был выход на новые рынки. Лизин может стать основным экспортным продуктом глубокой переработки российских зерновых, верит Мушег Мамиконян, президент Мясного союза. Развитие его производства эксперт называет одним из самых перспективных трендов, к тому же оно сформирует дополнительный спрос на зерновые. Для «Приосколья» крайне важна продуманная стратегия экспортных продаж, считает Мамиконян: «Хотя запланированный объем не очень значителен, для диверсификации валютных рисков при производстве таких продуктов необходим выход на мировой рынок». Он рекомендует инвестору отправлять на экспорт минимум 10−20% лизина.

Альберт Давлеев, президент консалтинговой компании Agrifood Strategies, полагает, что «Приосколье» своевременно запускает проект: мировой спрос на эту аминокислоту достаточно высок и продолжает расти. В 2011 году он составил 1,8 млн т чистого кристаллизованного лизина, уточняет Давлеев, 75% оборота приходится на Северную Америку и Азию. К концу 2014-го прогнозируется рост глобального производства на треть — до 2,4 млн т, знает он. «Бобрицкий диверсифицирует свои инвестиции, направляя часть из них в сектор, который в ближайшей перспективе будет рентабельнее птицеводства», — одобряет он. Для внутреннего рынка это замещение части импорта — сейчас отечественные компании-потребители не только зависят от мировой цены, но и рискуют ввозом заведомо некачественных ингредиентов. «Производство лизина — новая маржинальная ниша. Главное, чтобы консультантам и сотрудникам нового предприятия хватило профессионализма реализовать этот проект, — говорит Давлеев. — Любой технологический процесс требует специальных компетенций, тем более если высокотехнологичный продукт производится при участии людей, которые никогда этим не занимались». Оценить маржу при производстве лизина Давлеев, впрочем, затрудняется, предполагая только, что она выше 15%. Это средняя маржа в птице- и свиноводстве, поясняет он: при более низкой рентабельности Бобрицкому вряд ли было бы интересно отвлекать часть средств на новый проект.

Рынок лизина, на котором хочет работать «Приосколье», может быть очень интересным для инвестиций, говорит вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. «Кроме того, учитывая, что Белгородская область — лидер в животноводстве, продукции компании обеспечен хороший спрос», — считает он. Риском проекта можно назвать возможное замедление темпов роста животноводства по вступлении страны в ВТО, неясно и то, будет ли тогда стабильным спрос на лизин и не получат ли его иностранные производители дополнительных конкурентных преимуществ в случае снижения защиты рынка, рассуждает Корбут. Чтобы обеспечить завод заявленным объемом зерна (207 тыс. т/год), «Приосколью», вероятно, придется закупать его в других регионах, не исключает он: «Благодаря активному развитию животноводства область стала зернодефицитной, и вряд ли местные аграрии смогут предложить столько свободного зерна».

Кто купит?

Член совета директоров липецкого холдинга «Сельхозинвест» Александр Жемчужников считает, что лизин от «Приосколья» будет востребован прежде всего современными комбикормовыми заводами и крупными агрохолдингами, имеющими свои кормовые бизнес-единицы. «У нас тоже есть свое производство кормов, но мы при их изготовлении используем готовые концентраты, а не отдельные компоненты: просто добавляем в них собственное зерно и получаем продукт, — объясняет он. — Поэтому нам не нужно закупать отдельные составляющие, такие как лизин-сульфат». Производить в стране лизин необходимо, нельзя зависеть только от импорта, признает Жемчужников. Только вот сможет ли «Приосколье» произвести конкурентоспособный лизин и будет ли он дешевле импортного, задается вопросом он.

Сергей Пресняков, гендиректор Белгородского экспериментального завода рыбных комбикормов (БЭЗРК, одно из двух производств агрохолдинга «Белгранкорм» мощностью 400 тыс. т кормов), считает проект «Приосколья» своевременным. «Было бы интересно покупать лизин у производителя из нашего же региона, но только если он сможет делать продукцию очень высокого качества и гарантирует очень выгодную для нас цену, — говорит Пресняков. — Мы предпочитаем проверенных, надежных партнеров». Многие годы БЭЗРК приобретает лизин у компании «Содружество» — 130−140 т/мес.

Компания «Мираторг» тоже использует в своем комбикормовом производстве лизин. «Раньше закупали его в составе премикса, а теперь вводим в комбикорм как отдельный компонент, — рассказывает Александр Никитин, вице-президент агрохолдинга. — Приобретаем импортный лизин. Но, если такое производство будет в регионе, будем закупать его здесь — разумеется, по приемлемой цене и при гарантированном качестве». Текущая цена на лизин гидрохлорид моногидрат 98,5%, приобретаемый агрохолдингом, составляет около 90 тыс. руб./т, уточняет Никитин. Сказать, насколько дешевле хотелось бы закупать лизин у «Приосколья», он затрудняется — этот вариант в холдинге не просчитывали. Не исключено, что интересной для «Мираторга» была бы названная цена за минусом расходов на таможенное оформление и 18%-ного НДС (сейчас его платит поставщик и включает в цену продукта), следует из слов Никитина. В этом году потребность в лизине всех комбикормовых предприятий «Мираторга» оценивается в 3 тыс. т. Через два года бизнес вырастет, и нужно будет уже до 5 тыс. т этого компонента, прикидывает топ-менеджер.

Производство лизина станет для «Приосколья» отдельным бизнесом, большую часть полученной продукции придется продавать, думает Никитин. «Аминокислоты востребованы в стране, объемы производства мяса птицы и свинины динамично растут, а значит, что дальше лизина будет потребляться больше, — говорит он. — Такое производство будет работать на импортозамещение. Логично его размещение в Белгородской области, где много крупных сельхозпроизводителей и комбикормовых заводов».