Как подсчитано

Как объясняют авторы рейтинга (российский Forbes за октябрь 2012 года, www. forbes.ru), в рейтинг включены компании (ЗАО, ООО, ГК), акции которых не торгуются на фондовом рынке, ведущие общий бизнес и подконтрольные общему владельцу. Также в нем ОАО, акции которых принадлежат одной или нескольким группам владельцев, но не более, чем 10-ти. Компании ранжируются по выручке: чем она выше, тем ближе компания к началу списка. Банки, страховые, лизинговые, инвестиционные и другие финансовые компании в рейтинг не входят. Основа оценки — сведения, предоставленные Forbes компаниями. Кроме них, журнал использовал информацию с сервера раскрытия ФСФР, данные Росстата и ФНС, опубликованные в системе СПАРК «Интерфакса». Данные по группам компаний, не предоставившим консолидированную отчетность, суммировались. Сведения о выручке компаний сверены с данными о ВЭД и оценками отраслевых аналитиков.
В выборку «Агроинвестора» включаются компании, производящие и перерабатывающие сельхозпродукцию, специализирующиеся на ее экспорте и импорте.

В новом рейтинге 200 крупнейших непубличных (частных) компаний российского Forbes, который каждый год анализирует «Агроинвестор», — 15 компаний, производящих и перерабатывающих сельхозпродукцию. Почти все они работают на мясном и масложировом рынках, причем последние второй год подряд показывают самый быстрый рост выручки. А вот переработчиков и экспортеров зерна в рейтинге почти не осталось: из него выпали сразу три таких игрока — ОГО, РИАС и «Настюша».

В 2011 году, по итогам которого составлен рейтинг, номинальная стоимость продукции сельского хозяйства выросла в России на 31,8%. Растениеводство прибавило 57%, животноводство — 11%. Такой впечатляющий рост получился в сравнении с низкой базой 2010 года (засуха). Кроме того, увеличились физические объемы производства и выросли цены на многие агротовары, добавляет ведущий аналитик центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. Благодаря этим факторам, агрокомпании, особенно вертикально интегрированные, показали хорошие результаты, говорит она.

Из двухсот участников рейтинга 8% связаны с АПК — производят сырье и переработанную продукцию, занимаются ее импортом и экспортом. В 2011 году непубличные российские агрохолдинги заработали в общей сложности 455 млрд руб., или на 35 млрд руб. (8,5%) больше, чем в 2010-м. Лидеры агросектора росли медленнее бизнеса всех участников рейтинга, увеличивших выручку на 27,5% — до 10,2 трлн руб. По данным Forbes, самый впечатляющий рост показывают строительные компании, получающие крупные госзаказы, и автодилеры. Показатели агрохолдингов авторы рейтинга тоже считают динамичными, а в числе причин роста они называют из года в год увеличивающуюся господдержку. Их вклад в общую выручку 200 непубличных компаний — 4,5% — сравним с долей сельского хозяйства в ВВП страны, составляющей 4%.

Лидеры и аутсайдеры

Агросектор консолидируется: в рейтинге этого года осталось 15 агрокомпаний (в предыдущем их было 18). Переработчики и экспортеры зерновых продолжают сдавать позиции. Годом ранее в рейтинг не были включены «Оптифуд», Valars и «Стойленская Нива», которые так туда и не вернулись. В рейтинге-2012 еще трое аутсайдеров: из него выпали когда-то крупнейший экспортер зерна «Росинтерагросервис», сейчас банкротящийся, не восстановившаяся после кризисных дефолтов «Настюша» и «ОГО», где введено наблюдение, идет война акционеров с уголовными делами и обвинениями в выводе активов (см. статью об этом холдинге на стр. 22). Оставшиеся в рейтинге компании уверенно растут, а их выручка, как правило, увеличивается быстрее роста рынков, операторами которых они являются.

Есть, впрочем, одно исключение — группа «Букет», в которую теперь входит масложировой холдинг «Солнечные продукты», представленный в рейтингах прошлый лет как самостоятельная компания. Обе компании принадлежат Владиславу Бурову. «Букет» является единственным участником рынка, в 2011 году заметно сократившим выручку — на 18%. Учитывая, что на «Солнечные продукты» приходится около 80% бизнеса группы, она заработала меньше, в первую очередь, из-за снижения выручки своей масложировой компании. Представитель «Солнечных продуктов» Василий Борматин подтверждает, что данные Forbes корректны, а сокращение выручки объясняет рекордным урожаем подсолнечника, следствием которого стало снижение цен на продукцию. Годом ранее страна собрала 9,7 млн т подсолнечника. В натуральном выражении продажи за 2011 год выросли, подчеркивает Борматин.

Однако «Солнечные продукты» выпали из благоприятного рыночного тренда. Остальные масложировые холдинги, представленные в таблице, второй год подряд лидируют по темпам роста выручки. В 2011 году «Астон» увеличил ее сразу на 63%, «Содружество» — на 37%. Выручка двух других переработчиков масличных — «Юга Руси» и «Эфко» — поднялась на 24%. Эти игроки, прежде всгео расположенные в ЮФО, заработали благодаря интеграции разных бизнесов, комментируют эксперты. Дарья Снитко считает главным фактором успеха «Астона» и «Юга Руси» экспорт подсолнечного масла. В сезоне-2011/12 Россия вывезла 1,5 млн т этого продукта. «Содружество» и «Астон» зарабатывают на зерновом трейдинге, оборот которого в прошлом сельхозгоду резко вырос, указывает гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько. Экспорт зерна впервые в истории страны превысил 27 млн т. Георгий Тараканов, аналитик по потребительскому сектору Sberbank Investment Research, объясняет сильные позиции масложировых компаний благоприятной ценовой конъюнктурой и высокой консолидацией этого рынка, который делят несколько крупных игроков.

За несколько последних лет российские масложировые предприятия фактически вытеснили импортное масло, напоминает Снитко. Во многом благодаря конкурентоспособности этого продукта на мировом рынке производители масла обладают инвестиционной привлекательностью, сравнимой с игроками сахарной индустрии, говорит она. Крупных производителей сахара — «Разгуляй» и «Русагро» — инвесторы оценили раньше: их акции торгуются на биржах, компании являются публичными и поэтому не включаются в рейтинг. Сахарный бизнес представлен в нем только одним игроком — «Продимексом». В 2007 и 2011 годах компания тоже планировала IPO. Она и теперь не отказывается от этих планов, но вряд ли разместится в ближайшие полтора года, говорил в июне на конференции «Агроинвестора» «Агрохолдинги России» гендиректор «Продимекса» Виктор Алексахин.

Динамичный мясопром

Бодрая динамика у большинства производителей мяса: каждый прибавил 12 и более процентов. Исключение — «Продо», входящая в топ-3 крупнейших российских переработчиков (группа выросла только на 2%). Скромные показатели компании можно объяснить продажей нескольких активов в Нижегородской и Самарской областях и реорганизацией бизнеса, о котором ранее рассказывал топ-менеджмент группы. Часть принадлежащих «Продо» юрлиц были ликвидированы либо сменили владельцев, писал в сентябре «Коммерсантъ».

Самая большая выручка — у ведущего российского производителя свинины «Мираторга», 38,5 млрд руб. А наиболее высокий из всех мясных игроков темп роста — 34% — показал крупнейший в стране птицеводческий холдинг «Приосколье», поднявшийся в рейтинге Forbes сразу на 10 строк (до 112-й). «Наши показатели даны без НДС, — говорит замгендиректора управляющей компании «Приосколье» Роман Михедько. — Такой выручки мы достигли за счет введения новых мощностей и интенсификации их использования». В 2011 году компания продолжала увеличивать мощности строящегося «Алтайского бройлера», открыла в Тамбовской области птицефабрику «Инжавинская» на 100 тыс. т/год мяса в живом весе, ввела там же производство комбикорма, переработку птицы и инкубатор (84 млн яиц в год). Площадка родительского стада начала работать в Белгородской области.

В рейтинге дана выручка только ЗАО «Приосколье» без дочерних компаний в Алтайском крае и Белгородской области, добавляет Михедько. Топ-менеджер недоволен: журнал совершает ошибку второй раз подряд. В прошлом году компания отправила в ответ на запрос Forbes данные по всей группе, «но их не учли или не увидели», а в этом году журнал запроса не присылал. Это не так, утверждает редактор Forbes Игорь Попов: журнал направлял анкету «Приосколью», но компания оставила ее без ответа, и расчеты пришлось делать самостоятельно. Данные «Приосколья» за 2011 и 2010 годы в рейтинге помечены как оценочные.

Мясные компании вообще не отличаются открытостью — выручка четырех из восьми производителей и переработчиков представляет собой оценки. Часть этих производителей может зарабатывать больше, чем указано в рейтинге. К примеру, основатель «Эксимы» Николай Демин (статья о компании — на стр. 28) говорит, что оборот всех бизнесов группы еще в 2010 году составлял до 30 млрд руб. У Forbes за этот год стоит оценка в 13,5 млрд руб.

Из рейтинга следует, что переработчики мяса в 2011 году увеличивали выручку активнее, чем производители сырья — свинины и птицы. Удмурсткий «Комос» и «Эксима», лидеры по темпам в мясном секторе, прибавили 27% и 23% соответственно. При этом компании, для которых мясо-сырьевой бизнес является основным, как правило крупнее («Приосколье», «Агро-Белогорье», «Белгранкорм»). Они растут быстрее своих рынков, но более медленными темпами — последние два производителя год назад увеличили выручку на 18% и 12% соответственно. Переработчики, кроме «Продо», находятся в нижней трети таблицы. «Производители мяса продолжают увеличивать мощности и выручку, следуя за растущим внутренним спросом, — анализирует Тараканов. — Этот бизнес рентабельнее растениеводства — 40−45% по EBITDA против 10−20%". По его данным, свинина в прошлом году подорожала на 11%, продукты мясопереработки — на 13%. Зерновые, наоборот, дешевели.

Растениеводство связано с высокими операционными рисками, выражено зависит от природно-климатических факторов и конъюнктуры мировых рынков. Неслучайно в рейтинге отсутствуют крупные российские растениеводы, а для участников с земельными банками больше 100 тыс. га — «Юга Руси», «Продимекса», «Мираторга», «Агро-Белогорья» и «Агрико» — этот бизнес не основной. Этот год непростой для растениеводства: засуха привела к падению урожая зерновых на 24%, что наверняка отразится на результатах следующего рейтинга, говорит Тараканов из Sberbank Investment Research.

Новых будет мало

В таких рейтингах, как топ-200 частных компаний Forbes, участники рынка из нижнией части списка всегда в зоне риска: их могут вытеснить игроки, демонстрирующие более высокие темпы роста выручки, рассуждает Тараканов. Такая закономерность есть: почти все агрокомпании второй сотни рейтинга (находящиеся на 101−200 строках) из года в год перемещаются на более низкие места.

Участники рейтинга настроены на продолжение роста в 2012 году. «Солнечные продукты» планируют увеличить выручку (без НДС) примерно на 30% — до 32 млрд руб., делится планами Борматин. Выручка всей группы «Букет», по его словам, может составить 38 млрд руб. Роман Михедько из «Приосколья» прогнозирует 5%-ный рост результата всех предприятий группы «за счет рациональной производственной программы и сбытовой политики».

Тараканов считает потенциальными участниками рейтинга «Иволгу», «Доминант», НАПКО и «Вамин». Сейчас эти компании имеют выручку ниже минимальной для участника рейтинга (в 2012 году — 12,2 млрд руб.), либо не соответствуют одному из критериев отбора, комментирует Попов из Forbes (о критериях см. врез). «И потом, это рейтинг российских компаний, а «Иволга-Холдинг» зарегистрирована в Казахстане», — добавляет он.

Дарья Снитко из Газпромбанка не исключет, что в следующий рейтинг могут войти «Копитания» и «Русская молочная компания» (Русмолко). По ее словам, в 2011 году «Копитания» заметно увеличила производство свинины и планирует несколько стартап-проектов. Вместе с возможными сделками m&a — компания интересуется активами в свино- и птицеводстве — они увеличат оборот агрохолдинга. По мере ввода новых мощностей игроков, в последние годы активно инвестирующих в молочный КРС, эти компании тоже начнут появляться в рейтинге, предполагает Снитко. Инвестиционный портфель той же «Русмолко», которую в этом году купила сингапурская Olam, составляет $800 млн на ближайшие шесть лет.

В российском аграрном секторе продолжается укрупнение и вертикальная интеграция активов, что предполагает консолидацию рынков; поэтому новые игроки в следующих рейтингах будут появляться реже, заключает Снитко.

В работе над статьей участвовала Оксана Гончарова