Хороша инерция -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Хороша инерция
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
апрель 2014
Крупнейшие свиноводы страны произвели 1,4 млн т мяса
Фото: Ю. Эйвазова

Индустриальное свиноводство преодолело убыточность и за прошлый год показало рекордный прирост — больше 500 тыс. т, следует из ежегодного рейтинга крупнейших российских производителей этого мяса. Отрасль консолидируется: топ-20 лидеров уже производят 54% свинины в промышленном секторе.

Составляемый Национальным союзом свиноводов рейтинг 20 крупнейших российских производителей свинины — ежегодный. В этом году он пятый и составлен по итогам 2013-го. Вошедшие в него компании произвели более 1,4 млн т свинины (здесь и далее — объемы производства в рейтинге, живой вес). Это 54,2% всего промышленного производства свинины в стране. Отрасль продолжает консолидироваться: в 2012 году доля участников рейтинга была на 2% меньше.

Лидер тот же

«Мираторг» остался лидером сектора, по объемам намного опережающим любого из остальных игроков. А вот состав первой десятки производителей несколько изменился по сравнению с прошлым рейтингом. «Эксима», в отличие от рынка, почти не росла — прибавила за 2013 год лишь 0,4 тыс. т и переместилась с 9 на 11 место. Удмуртская «Комос Групп» выбыла из первой десятки и спустилась с 8 на 12 строку. Она тоже неудачно сработала на растущем рынке, снизив производство на 0,7 тыс. т. Как и прогнозировал год назад гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев, поменялись местами «Черкизово» и «Агро-Белогорье», занявшие в этом рейтинге вторую и третью позиции (было наоборот). На одну строку — до 4 места — поднялась «Русагро». Пятой стала «Аграрная Группа», ранее занимавшая 7 позицию.

«Останкино», в двух прошлых рейтингах не входившая в первую топ-10, вернулась в нее, прибавив за год 9,1 тыс. т. Челябинский «Ариант» поднялся с 12 на 9 позицию благодаря росту производства на 7,1 тыс. т. Продолжили снижать объемы «Продо Менеджмент» (минус 5,4 тыс. т) и «КоПитания» (потеряла 5 тыс. т). Также немного сократили производство белгородские «БЭЗРК-Белгранкорм» (на 0,3 тыс. т) и «Пром-Агро» (минус 0,7 тыс. т). Рейтинг покинули «Пермский свинокомп­лекс» и Русский агропромышленный трест (РАПТ) из Ростовской области. А вот «Великолукский свинокомп­лекс» из Псковской области и воронежская «Агро­эко» — впервые вошли в рейтинг: они на 18 и 19 местах.

Пережили кризис

В 2012 году прирост промышленного производства составил 240 тыс. т. На 2013 год Союз свиноводов прогнозировал прибавку около 400 тыс. т, но участники рынка увеличили производство больше чем на 500 тыс. т. При этом производство в ЛПХ снизилось примерно на 13%. В итоге производство свинины во всех хозяйствах выросло на 340 тыс. т — по Росстату, до 3,6 млн т.

Несмотря на такую динамику, прошлый год был очень тяжелым для отрасли, жалуются отраслевые эксперты и участники рынка. В конце 2012 — начале 2013-го из-за двукратного роста цен на зерно и избыточного внутреннего предложения цены на живых свиней упали на 30−35% — до 60 руб./кг без НДС. Рентабельность производства снизилась до минус 20%, тогда как в первом квартале 2012 года она была на уровне 28,8%. Из-за проблем с кормами и финансированием многие компании были вынуждены скорректировать планы по производству свинины, говорит главный эксперт по анализу и прогнозированию рынка Национального союза свиноводов Николай Бирулин.

Участникам рынка помогли регуляторы, начавшие нетарифными методами формировать новую рыночную среду после провала маржи, совпавшего со вступ­лением страны в ВТО. После введения в декабре 2012 года запрета на импорт мяса, содержащего рактопамин, а также отмены в апреле 2013-го преференций для развивающихся стран при импорте свинины и мяса птицы ситуация начала нормализоваться, продолжает Бирулин. Цены частично восстановились к середине года — до 72,2 руб./кг. Вместе с удешевлением зерна это позволило предприятиям выйти на операционную рентабельность 11−14%. В интересах крупных промышленных производителей было ускорение ухода с рынка ЛПХ и небольших производителей, в том числе из-за распространения АЧС.

Лидеры отрасли также пролоббировали дополнительную господдержку — субсидии на корма. Правда, эти деньги компенсировали только 15−20% убытков производителей, и их распределение сильно затянулось, говорит Бирулин. Сейчас, по его оценке, положительная динамика производства инерционна: вводятся мощности, строить которые начали двумя годами ранее.

Вице-президент по финансам «Мираторга» Вадим Котенко соглашается, что предпосылок бурного роста свиноводства сейчас нет. «Но все зависит от ситуации: если инвестиционный климат в отрасли будет благоприятным, то будут и новые проекты», — уточняет он. Прошлый год в этом отношении, по его словам, для многих был катастрофичным: кроме роста себестоимости производства и падения цен на продукцию, федеральный Минсельхоз продолжал задерживать выплаты субсидий по инвестиционным кредитам. Свиноводческий бизнес почти не получал процентных субсидий, подтверждает гендиректор «Русагро» Максим Басов. «По краткосрочным кредитам нам никогда их и не давали — ни в Белгородской, ни в Тамбовской областях, — рассказывает он. — А долг за субсидии по инвестиционным кредитам на конец прошлого года у нас превысил 0,5 млрд руб.». Компаниям без вертикальной интеграции, занимающимся только свиноводством, в этой ситуации было намного тяжелее, чем тому же «Мираторгу», уверен Котенко.

Партнер практики АПК консалтинговой группы «НЭО Центр» Анастасия Залуцкая уверена, что свиноводство продолжает быть привлекательным для вложений: «Рынок говядины пока не развит, по мясу птицы —близок к полному насыщению, а на рынке свинины еще есть дефицит на уровне 25%".

Эксперт исходит из среднедушевого потребления 23,5 кг/чел. в год. Значит, можно продолжать наращивать объемы, делает вывод Залуцкая. По ее мнению, есть потенциал развития смежных рынков — таких как производство качественного шпига для мясопереработчиков. Сейчас почти весь свиной шпиг они импортируют. Кроме того, пройдено «ценовое дно», что тоже должно благоприятно сказаться на отрасли, заключает Залуцкая.

По данным «НЭО Центра», в 2013 году самыми дефицитными по свинине были Приволжский, Северо-Западный и Южный федеральные округа с нехваткой предложения на уровне 210 тыс. т, 205 тыс. т и 180 тыс. т.

Профицитен, примерно на 200 тыс. т, только Цент­ральный федеральный округ.

Как развивались

В 2013 году наиболее динамично развивались первые пять компаний рейтинга: вместе они увеличили объемы почти на 250 тыс. т. При этом все компании из топ-20 за год прибавили ненамного больше — около 304 тыс. т. «Мираторг» вырос на 31,5%, произведя 356 тыс. т. По словам Вадима Котенко, в прошлом году холдинг реализовал все планы и закончил инвестиции в свиноводство (см. врез). В 2014-м компания откормит 3 млн свиней и впервые полностью загрузит свою бойню.

Все свинокомплексы «Черкизово» в 2013 году вышли на полную мощность, прирост составил свыше 500 тыс. поросят, а реализация увеличилась более чем на 50%, сообщила компания в годовом финансовом отчете. «Низкие цены на свиней в первом полугодии не позволили получить в 2013 году полноценную финансовую отдачу от роста в свиноводстве, — приводятся в отчете слова гендиректора группы Сергея Михайлова. — Однако после того как цены восстановились, мы ожидаем, что этот сегмент снова станет одним из наиболее прибыльных направлений бизнеса». Маржа по EBITDA компании сократилась почти вдвое — до 11% по сравнению с 20% в 2012 году. Чистая прибыль в рублях уменьшилась на 70%, EBITDA — на 41%. Чистая прибыль свиноводческого сегмента рухнула более чем в пять раз — с $63,7 млн в 2012 году до $12,5 млн в 2013-м.

У «Мираторга» более стабильные финпоказатели. За 2013 год холдинг увеличил выручку на 11,5% по сравнению с 2012-м — до 53,7 млрд руб. Чистая прибыль уменьшилась на 14,1%, до 9,6 млрд руб. EBITDA, несмотря на негативную рыночную конъюнктуру, увеличилась на 0,1 млрд руб., составив 15,3 млрд руб. Рентабельность по EBITDA снизилась с 31,5% в 2012 году до 28,4%, фактически оставшись на прежнем уровне. Ухудшение показателей EBITDA Котенко называет «логичным, запланированным и не столь драматичным, как у многих других». Но есть резерв оптимизации затрат, в этом компания видит потенциал своего развития в нынешнем году, добавляет он.

Производство свинины группой «Русагро» за 2013 год выросло на 60% до 116 тыс. т. «В прошлом году мы закончили строительство комплексов, благодаря чему через год-два будем производить 220 тыс. т в живом весе. Также запустили комбикормовый завод в Тамбовской области, начали строительство бойни и цеха утилизации. Проекты закончим в этом году», — рассказывает Басов. По его словам, свиноводческий бизнес группы с третьего квартала 2013 года показывает прибыль, а четвертый квартал вообще оказался лучшим по этому показателю за всю историю компании. Выручка мясного направления в 2013 году составила 7,71 млрд руб. — на 34% больше, чем в 2012-м, говорится в отчете группы о производственных результатах за четвертый квартал 2013 года. Сейчас маржа по EBITDA — около 25%, уточняет Басов.

Самые заметные изменения в следующих рейтингах теперь будут во второй половине списка, думает Залуцкая из «НЭО Центра». «Производственные мощности у этих компаний пока не очень большие по сравнению с лидерами рынка. Кроме того, у многих сейчас схожие объемы производства, — поясняет она. — Ввод в эксплуатацию одного нового крупного комплекса существенно изменит позицию в рейтинге любого из производителей второй десятки».

«Талина», которая второй год находится в рейтинге на 17 месте, за год нарастила объем производства на 4,6 тыс. т — до 30 тыс. т, а к 2016 году планирует увеличить число животных до 400 тыс. и производить 66 тыс. т, рассказывает заместитель гендиректора по свиноводству Евгения Толстых. «То, что по итогам прошлого года мы сохранили прежнюю позицию в рейтинге, не значит, что компания осталась в той же точке развития, — настаивает она. — Мы удержались в числе крупнейших производителей. В 2014 году планируем довести объемы до 42 тыс. т». По словам Толстых, благодаря замкнутому циклу холдинг смог сохранить рентабельность в период нестабильной ситуации на рынке.

У «Комос Групп», как и у «Талины», есть производство кормов и переработка мяса, но прошлый год для компании был трудным. «Одна из главных задач, над которой мы работали в 2013 году, — снижение себестоимости», — говорит вице-президент Алексей Пивоваров. Для оптимизации затрат компания ликвидировала наименее эффективную площадку комплекса «Восточный», что снизило производство на 0,7 тыс. т (2%). По словам топ-менеджера, в ближайшие годы холдинг не планирует существенно увеличивать объемы, поскольку мощности предприятий полностью загружены. Сейчас в приоритете «Комос Групп» — развитие глубокой переработки и выпуск высокомаржинальной продукции. «Для этого мы в августе 2012 года купили «Краснокамский мясокомбинат». На предприятии провели реконструкцию, которая позволит производить 4 тыс. т мясной гастрономии и 1,5 тыс. т полуфабрикатов в год», — говорит Пивоваров.

Перспективы рынка

В 2014 году союз так же ожидает прироста производства в промышленном сегменте — примерно на 300 тыс. т. Этот рост Бирулин называет инерционным. Доля двадцати крупнейших компаний продолжит расти. «В перспективе из-за снижения господдержки и увеличения внутренней конкуренции инвестировать в отрасль, по нашему мнению, смогут только профильные холдинговые компании», — добавляет эксперт.

2013 год стал стрессовым для отрасли: все поняли, что такого благополучного развития, как раньше, больше не будет, поэтому интерес инвесторов снизился, соглашается Котенко. «Сейчас в стадии строительства и проектирования намного меньше комплексов, чем в прошлые годы, — добавляет он. — Предпосылок для сохранения инвестиций в свиноводство на прежнем уровне или их роста мы не видим, тем более учитывая ситуацию на финансовых рынках».

Вернуть инвестиционную привлекательность свиноводства на уровень 2010−2012 годов невозможно: расширился ареал распространения АЧС, Россия вступила в ВТО, выросла внутренняя конкуренция, увеличилась стоимость строительства, а государство почти перестало субсидировать инвесткредиты, перечисляет Басов. «Для повышения инвестиционной привлекательности необходимо изменить импортный режим (убрать беспошлинную квоту), бороться с АЧС и возобновить субсидирование процентной ставки», — говорит топ-менеджер.

2014 год начался для российских производителей не так уж и плохо, оценивает руководитель аналитического департамента инвесткомпании «Golden Hills-КапиталЪ АМ» Наталья Самойлова: в январе был запре­щен импорт свинины из ЕС из-за того, что в Литве, а затем — в Польше у диких кабанов была обнаружена АЧС. В 2013 году из стран Евросоюза в Россию поставили около 338 тыс. т свинины (примерно 55% импорта), 253 тыс. т шпика (96%) и 95 тыс. т субпродуктов (96%). Кроме устранения европейских объемов, в этом году можно ждать торговых войн между Россией и ЕС. То есть, вероятно, импорт продолжат ограничивать и дальше. Тогда российское свиноводство однозначно будет рентабельным, резюмирует Самойлова.

Вадим Котенко из «Мираторга» думает, что в среднесрочной перспективе есть риск роста импорта, если выпадающие объемы производства в ЛПХ (сейчас на них приходится около 30%) будут возмещаться промышленными комплексами с отставанием из-за замедления инвестирования. Есть другой сценарий — структура рынка останется примерно такой же, как сейчас, добавляет Котенко.

Будущая картина рынка создается именно сегодня, а задавать тон развитию свиноводства будут предприятия, которые сейчас входят в десятку лидеров, уверен Пивоваров из «Комоса». «Единственное, что может стать форс-мажором для любого из них — африканская чума свиней, — добавляет он. — К сожалению, каждое лето эта болезнь продвигается в новые регионы».

По мнению Котенко, места компаний в рейтинге еще могут меняться, поскольку запускаются и выходят на полную мощность новые комплексы, а вот состав участников топ-5, скорее всего — нет. «Больших инвес­тиций в создание новых мощностей у первой четверки сейчас не предвидится, поэтому не будет интенсивного роста производства — только плановые прибавки благодаря выходу комплексов на полную мощность», — комментирует он. При этом Котенко не исключает сделок M&A в секторе, которые могут изменить объемы производства у нынешних лидеров.

Залуцкая из «НЭО Центра» тоже говорит о вероятности слияний и поглощений в ближайшие годы. Правда, Котенко добавляет, что предпосылок для крупных сделок с участием топ-5 сейчас все-таки нет — тем более что для этого нужны большие инвестиции. «А вот сделки с иностранными инвесторами вполне возможны, если отбросить страновые риски, — полагает он. — Многие такие игроки заходят на российский рынок, покупают большие земельные участки и рассматривают возможность приобретения сельхозпроизводств в разных секторах». Приход в отрасль крупных зарубежных игроков Котенко считает плюсом, поскольку они принесут свой опыт, возможно — новые стандарты и технологии.

Большие компании с вертикальной интеграцией бизнеса, у которых есть растениеводческий и комбикормовый дивизионы, производство свинины как крупных кусков и полуфабрикатов, все равно продолжат расширять бизнес при нынешних трендах, но медленнее, считает Басов из «Русагро». «Мы планируем возобновить инвестиции в свиноводческие комплексы в следующем году, — говорит он. — У нас нет дефицита капитала: будем инвестировать столько, сколько выгодно». Отрасль ждет консолидация, соглашается Басов с Залуцкой и Котенко. «Русагро», по его словам, рассматривает возможность покупки существующих комплексов «вблизи производственной зоны» компании.

В среднесрочной перспективе не получится удержать сложившийся ранее уровень цен на живых свиней, и рентабельность отрасли изменится: стоит рассчитывать максимум на 10−15%, уверен Бирулин из Союза свиноводов. Котенко соглашается: цены на свинину становятся ближе к мировым, а стоимость зерна вряд ли уже опустится до 3−5 тыс. руб./т. Говорить о прежней доходности не приходится. Хотя на рентабельность по EBITDA на уровне 30%, что очень неплохо, в ближайшие два-четыре года эффективные холдинги еще могут рассчитывать, рассуждает Котенко. Затем она все равно будет сокращаться из-за усиления конкуренции. Причем, по его словам, отрасль ждет не технологическая, а маркетинговая конкуренция. Сейчас на рынке почти нет брендированного мяса, но скоро игроки будут вынуждены осваивать эту нишу. При маркетинговой конкуренции цены продолжат снижаться, а значит, уменьшится рентабельность.

Приоритет — родительское стадо
Для нас основной приоритет — развитие племенного свиноводства. Компания строит комплекс на 100 тыс. свиней (4,8 тыс. маток) — «Мордовский племенной центр». Цель проекта — создание селекционно-генетического комплекса для обеспечения хозяйств холдинга и других предприятий чистопородными племенными животными. Сейчас в стране всего пять таких центров, поэтому подавляющее большинство компаний вынуждены импортировать родительское поголовье. Увеличение числа селекционных центров и, главное, качества племенного материала, позволят постепенно замещать ввозимых свиней стадом российской селекции. Трехплощадочный племенной комплекс «Талины» уже работает: первую партию животных перевели на площадку финишного откорма в январе. Товарное производство на комплексе будет на уровне 12 тыс. т свинины в год. Предполагаемый срок выхода на расчетную мощность — 2015 год, срок окупаемости — восемь лет и четыре месяца.
Нет смысла производить живок
Наша стратегия по развитию свиноводства реализована, и новых инвестиций в среднесрочной перспективе не планируется. Строить свинокомплексы сейчас нет смысла: наши убойные мощности полностью загружены, а выращивать свиней, чтобы продавать «живок», нецелесообразно.

Для эффективного масштабирования свиноводческого сегмента нужно было бы строить еще одно предприятие по убою и переработке. Однако мы не готовы делать такие серьезные инвестиции в нынешних условиях неопределенности, когда нет уверенности в завт­рашнем дне. Хотя, теоретически, при прочих равных это возможно.

В ближайшие два года у нас еще будут приросты производства свинины — комплексы продолжат выходить на плановую мощность, — а в 2015-м объемы стабилизируются. Учитывая, что будут расти и другие компании, наша доля рынка существенно не должна измениться. Возможно, она увеличится до 15%.
Хотят ускориться
12,8 млрд руб. планирует инвестировать в ускоренное развитие свиноводства Тамбовская область до 2016 года (в том числе 358 млн руб. — из своего бюджета), написано в региональной целевой программе.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще