Выбор редактора

Компании фонда AVG Capital Partners (основной акционер холдинга «Разгуляй») заинтересованы в развитии российско-китайских экономических связей и экспорте в Китай продукции, в том числе, свиноводческой, рассказал «Агроинвестору» управляющий партнер фонда Дмитрий Штейнсапир. «В России уже наблюдается насыщение рынков, поэтому мы ищем пути доступа на новые, — делится он. — Китай сейчас проводит политику сокращения внутреннего производства: в стране не хватает земли, кормов, есть проблемы с утилизацией свиного навоза, поэтому они хотят существенно уменьшить внутренние мощности, перевести их, в том числе, в Россию». AVG Capital Partners строит свинокомплексы в Башкортостане («Башкирская мясная компания«) проектной мощностью 70 тыс. т свинины в год.

Штейнсапир убежден, что российская свинина может быть конкурентоспособной на мировом рынке, поскольку у нас есть возможности для дальнейшего развития растениеводства и производства кормов, на которые приходится около 60% себестоимости. «Используя лучшие достижения генетики и современные технологии производства, плюс, выпуская дешевые корма, мы можем быть максимально эффективны», — подчеркивает он. Развивать торговые отношения с Китаем было бы интересно, особенно в части брендированной продукции, но это под силу лишь крупным компаниям, комментирует замначальника Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко.

«Я думаю, что на китайский рынок многие мечтают попасть, но мы соседи, мы с Китаем вышли на совершенно новый уровень сотрудничества. Что-то мы будем покупать у них, и будем продавать ту же свинину, зерно, масло», — сказал министр сельского хозяйства Александр Ткачев, выступая на Петербургском экономическом форуме (цитата по «Интерфаксу»). Ранее глава агроведомства отмечал, что через два-три года производство свинины «упрется в потолок», и, поскольку возможный рост потребления внутри страны ограничен, потенциал развития отрасли за экспортом.

По данным агентства ИМИТ, за первые четыре месяца 2015 года объем вывоза свиноводческой продукции составил 5,6 тыс. т, из них 4,1 тыс. т пришлось на субпродукты; основным импортером является Гонконг.

Росту поставок мешает неконкурентоспособность российской свинины по цене: на середину июня в Бразилии свиная полутуша стоила $1,6/кг, в Европе и США около $1,7/кг, тогда как в России — $2,9−3/кг. Также серьезным ограничителем является АЧС: продавать свинину куда-либо кроме стран СНГ и ТС пока практически невозможно.

Чтобы обеспечить экспорт, государство должно решить вопрос с распространением вируса, уверен Штейнсапир. «Это возможно сделать через экономически значимые региональные программы, в которых предусмотрены меры борьбы с этим заболеванием, — считает он. — Россия должна стать надежным партнером по экспорту чистой в ветеринарном плане продукции, и это касается не только свинины». При этом, по его мнению, выходить на экспорт нужно аккуратно, чтобы внутри страны не возник дефицит. Возможно, стоит даже ввести квотирование поставок.