Юрий Белов: «Успех в производстве риса — это на 80% технология» -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Юрий Белов: «Успех в производстве риса — это на 80% технология»
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
январь 2014
Генеральный директор крупнейшей в стране компании — производителя риса — о том, как она образовалась, будет ли этот бизнес жизнеспособным в условиях ВТО, когда произойдет четрырехкратное сокращение поддержки рынка, финансовых показателях группы, ее стратегии развития и планах на 2014 год.
Фото: Т. Зубкова

В феврале прошлого года краснодарская AF-Group, один из российских лидеров производства риса, объединилась с петербургским «Ангстремом», входившим в число крупнейших отечественных производителей фасованных круп. Стоимость активов нового холдинга — «АФГ Националь» — превысила 8 млрд руб. Контрольный пакет акций остался у акционеров AF-Group. Блокирующий принадлежит генеральному директору «Ангстрема», члену совета директоров «АФГ Националь» Игорю Стрельникову. Контролирующим бенефициаром компании на рынке считают основателя AF-Group и гендиректора «ТНС Энерго» (до 2012 года — «Транснефтьсервис С») Дмитрия Аржанова.

Благодаря объединению «Ангстрем» получил гарантированные поставки сырья, а AF-Group — дополнительные возможности для сбыта продукции: у компании не было выхода на розничный рынок. «АФГ Националь» стал бесспорным игроком номер один как в выращивании риса, так и в крупяном трейдинге. В планах менеджмента — рост объемов производства и продаж, повышение эффективности бизнеса и расширение ассортимента. Однако реализовывать эти планы придется в условиях, отличных от тех, что были в момент слияния: из-за вступления страны в ВТО импортная пошлина на рис с 2015 года снизится в четыре раза (до €30/т), что угрожает отечественному рынку потерями порядка 2,5 млрд руб./год.

Чистая экономика

— Компания создана недавно — менее года назад. До конца ли завершена консолидация бизнесов? Вы успели перейти на единую финансовую отчетность, единую акцию, синхронизировать внутренние процессы?

— Консолидация активов проведена почти полностью, на единую финансовую отчетность группа тоже перешла, включив в нее все имеющиеся активы. О единой акции речи не идет, так как почти все объединенные предприятия имеют форму обществ с ограниченной ответственностью. В компании дивизиональная структура: в торговый дивизион вошли «Ангстрем» и «Торговая компания «АФ Групп»», в агродивизион — сельхозпредприятия и перерабатывающие производства. Сейчас в агродивизионе идет юридическое и организационное укрупнение бизнес-единиц, чтобы упорядочить структуру владения и управления. Конечно, какие-то изменения могут происходить и дальше, но с юридической точки зрения, поскольку миноритариев у компаний почти не было, консолидация фактически произошла в момент слияния.

— Топ-менеджеры делились планами, что к 2017 году доля «АФГ Националь» в производстве риса-сырца достигнет 25% против 14% по итогам 2013 года. Для этого площадь рисовых систем нужно увеличить до 60 тыс. га. За прошедший год удалось увеличить земельный банк?

— На момент слияния у AF-Group было порядка 67 тыс. га земли, в том числе около 38 тыс. га рисовых систем. После слияния банк рисовых земель агродивизиона «АФГ Националь» увеличился примерно до 48 тыс. га, общий объем земель вырос до 77 тыс. га. Порядка 50% выкуплено в собственность, остальные, в основном это земли пайщиков, в долгосрочной аренде. Земельные активы — основное направление наших инвестиций, второй приоритет — мощности для хранения и переработки, фасовки круп, оборудование, техника и т. д. В 2013 году мы вложили в расширение бизнеса около 1 млрд руб., в 2014-м планируем инвес­тировать еще около 1,5 млрд руб. Мы планомерно двигаемся к анонсированным в момент слияния целям, рассчитываем, что в новом сезоне посевы риса в компании увеличатся примерно на 20%, соответственно, вырастут и объемы производства.

— Сейчас у компании земли только в Краснодарском крае и Ростовской области. Планируете ли расширять географию деятельности, в частности, для выращивания других агрокультур?

— Для нас основным продуктом является рис. Он обес­печивает порядка 80% выручки агродивизиона, это самая объемная позиция в рознице из всей бакалейной продукции, поэтому его выращивание — приоритет для растениеводства компании. Специфика рисового рынка — в его инфраструктуре: до 85% всех действующих рисовых систем находятся в Краснодарском крае и Рос­товской области. Поэтому мы сосредотачиваем выращивание риса в этих регионах и не намерены выходить за их пределы. Новые активы будем покупать, прежде всего, для консолидации с имеющимися предприятиями и улучшения производственной логистики: присоединение участков земли к существующим хозяйствам дает больший эффект синергии, чем приобретение гео­графически отдельных компаний. Такое укрупнение активов более обоснованно экономически.

Следующая после риса позиция на рынке круп — гречка. Возможно, что ее производство заинтересует нас в ближайшее время, но на 2014 год таких планов нет.

— У вас есть неаграрные активы в других регионах?

— В Санкт-Петербурге находятся распределительный центр, завод по подработке и фасовке круп мощностью до 4 тыс. т/мес. и офис продаж фасованных круп. Еще у нас есть распределительные центры и заводы по фасовке круп в Новосибирске (до 2,5 тыс. т/ мес.) и в Краснодарском крае (до 3,5 тыс. т/мес.).

— Чтобы увеличить долю компании на рынке риса-крупы, потребуется, очевидно, рост перерабатывающих мощностей. За счет чего будете наращивать производство?

— Мы рассматриваем варианты как покупки или строительства мощностей для хранения и переработки, так и модернизации наших предприятий. Например, в прош-лом году компания «Кубаньагро-Приазовье», входящая в группу, в два раза увеличила мощности элеваторного хранения и переработки — до 80 тыс. т риса-сырца. Мощность завода «Зерновой компании «Полтавская»», который сейчас перерабатывает около 50 тыс. т сырья в год, можно увеличить до двух раз; еще два предприятия мощностью 25 тыс. т/год и 10 тыс. т/год тоже можно модернизировать. Сейчас [одно из них] завод в станице Черноерковская Краснодарского края находится на реконструкции. В этом году совокупная мощность наших перерабатывающих заводов составит около 160 тыс. т сырья. Мы можем производить примерно 350−400 т крупы в день, в том числе около 90 т фасованной.

— Что выгоднее — покупать активы, строить заводы или модернизировать их?

— Это чистая экономика: мы смотрим, оцениваем, сравниваем. У нас есть ориентировочные показатели, которые мы не планируем превышать, вкладывая в инфраструктуру. Это порядка $150/т хранения, если говорить о строительстве элеваторов. А запуск перерабатывающих мощностей сейчас стоит около $100/т. Вообще, увеличивать мощности своих предприятий экономически более целесообразно, потому что основные инвестиции в их инфраструктуру уже сделаны, и нужно потратиться лишь на установку дополнительного оборудования. Сейчас все потребности в переработке мы можем закрыть за счет модернизации. Покупка или строительство новых мощностей будут связаны с дальнейшим расширением компании.

Рисоводству нужна господдержка

— Какие источники финансирования у «АФГ На-циональ»?

— Группа компаний «Ангстрем» развивалась постепенно в течение длительного срока. Из-за специфики торговой деятельности об использовании больших инвестиционных кредитов речи не шло, и в основном акционеры вкладывали в развитие оборотные средства. Первые компании AF-Group были куплены и сформированы в основном на деньги акционеров. В 2011 году компания впервые привлекла банковские кредиты на расширение земельного банка. Тогда мы приобрели порядка 38 тыс. га земли, из них 26 тыс. га — под рис. Доля кредитных средств по этим сделкам составляла до 50%. В этом году 10 тыс. га земли мы также приобрели с привлечением заемного финансирования. Основные финансовые партнеры «АФГ Националь» — Россельхозбанк и Сбербанк. Наша кредитная нагрузка на уровне 4,6 к EBITDA, около 20% кредитов — кратко­срочные оборотные. Кредитный портфель — порядка 1 млрд руб., примерно половина субсидируется.

— В 2013 году многие сельхозпроизводители жаловались на снижение господдержки из-за перехода на погектарные субсидии.

— Дело в том, что эти субсидии нивелирует рост производственных издержек. Например, для нас профильные затраты — доставка воды на поля. Госпредприятие, которое этим занимается, повысило тариф: если в 2008 году мы платили 600 руб./га, то в прошлом — 2,6 тыс. руб./га. Существенно подорожали удобрения, стоимость ГСМ выросла примерно в два раза и продолжает увеличиваться.

Учитывая, что после присоединения России к ВТО рисовая отрасль оказалась одной из наименее защищенных, ей нужна дополнительная господдержка. В Краснодарском крае, как и в других рисосеющих регионах страны, есть утвержденная экономически значимая программа по дотированию производства риса на условиях софинансирования с федеральным центром. Но, к сожалению, в 2013 году не успели профинансировать федеральную часть. Мы, да и все российские рисоводы, очень надеемся, что в 2014 году деньги на программу выделят.

Рис — стратегический продукт, государству необходимо обеспечивать себя им в большей мере, ориентируясь на объем потребления. За последние годы благодаря господдержке отрасль хорошо развивалась. Были достигнуты рекордные показатели по экспорту российского риса. Но рисоводство требует постоянных инвестиций: нужно не просто приобрести землю, но и вкладывать средства в ее планировку, мелиоративные работы, в восстановление каналов и гидросооружений, в обновление техники. Поэтому для дальнейшего развития рисоводства необходима господдержка, особенно в ситуации роста затрат по основным статьям производства и снижения таможенной защиты.

— Вы сказали об уязвимости отрасли после присоединения России к ВТО. К 2015 году ввоз­ная пошлина на рис снизится в четыре раза — до €30/т со €120/т до присоединения. Но ведь ваша компания еще и импортирует рис, планируя к 2017 году увеличить свою долю в импорте круп до 30% с 16% сейчас.

— Снижение импортной пошлины нам невыгодно: ввозимая продукция будет на нашем рынке дешевле. С другой стороны, круглозерный рис мы выращиваем сами, а длиннозерный, который у нас не выращивают, везем из-за рубежа. Эти категории взаимозаменяют друг друга в потреблении на 10−15% (в целом по рынку) и влияют друг на друга в этом диапазоне. Но понятно, что если по сути аналогичный продукт ввозится дешевле, то поддержка нашей продукции в этом случае ослабевает. Выпадающие доходы рисовой отрасли, по расчетам аналитиков ИКАРа, составят порядка 2,5 млрд руб./ год. Это очень значительные потери.

Относительно планов по росту объема импорта. Речь не о том, что в Россию будет ввозиться больше риса, а о наших намерениях увеличить свою долю на рынке розничной торговли бакалейной продукцией.

— Может ли отечественная круглозерная крупа быть конкурентоспособной в мире по качеству и цене?

— Отечественный рис занимает примерно 55−60% в структуре внутреннего потребления. Он конкурентоспособен и на мировом рынке, это подтверждает рост экспорта. Странами-потребителями, где круглозерный рис пользуется спросом, можно назвать Таджикистан, Узбекистан, Белоруссию, Ливан, Албанию, Монголию, Турцию. Сегодня мы ежемесячно вывозим порядка 1 тыс. т крупы, и объем поставок постепенно растет.

В ближайшее время мы планируем заняться новыми сортами риса, в том числе для частичного импортозамещения. Например, хотим начать выращивать дорогостоящие позиции, в частности, итальянские сорта риса для ризотто.

— Что маржинальнее — внутренние продажи или экспорт?

— В каждом сезоне может складываться несколько разный баланс внутренних и внешних цен. Если внутренние и мировые цены в балансе [примерно на одном уровне], то маржа зависит, прежде всего, от того, что продаешь — сырец или крупу. Второе выгоднее, поскольку есть добавленная стоимость. Россия полностью обеспечивает внутренние потребности в рисе, но ежегодно ввозится порядка 200−250 тыс. т крупы (длинный белый рис, пропаренный длинный и экзотические сорта). Этот объем замещает российский круглый рис. Соответственно, нам необходимо экспортировать столько же крупы или [необходимого для выработки такого объема крупы] риса-сырца, чтобы сбалансировать внутренний рынок. А сейчас из-за уменьшения импортных пошлин наблюдается увеличения ввоза риса.

Технологичный бизнес

— Какая у вас себестоимость производства и как стараетесь снижать производственные издержки?

— Себестоимость риса-сырца сейчас порядка 9 тыс. руб./т, соотношение прямых и косвенных затрат примерно 70:30. Одни из самых затратных позиций — удоб­рения и ГСМ, поэтому мы реализуем программу повышения эффективности производства. Например, если поверхность рисовых чеков идеально ровная, выполнена капитальная планировка, то можно сократить объем вносимых удобрений на 5−10%. Поэтому мы работаем с землей, занимаемся мелиорацией. Также используем севооборот — стараемся не сеять рис больше трех лет подряд на одном поле, что тоже позволяет оптимизировать потребление удобрений и средств защиты растений. Для снижения расходов на ГСМ у нас идет плановая замена техники на более современную. Активно внедряем систему спутникового мониторинга объема выполненных работ и расходования ГСМ.

— Какую выручку с гектара удается получать?

— Урожайность риса у нас стабильно увеличивается. Но из-за того, что к компании присоединяются новые хозяйства, и не всегда в хорошем состоянии, это отчасти снижает прирост среднего показателя. В целом можно говорить о 7 т/га — плюс-минус 5% — в физическом весе. С рефакцией 9% получается около 6,3 т/га. Выручка зависит от цены на рис: в 2012 году она была на уровне 10 тыс. руб./т, в этом — на 20% выше. И если считать по сырцу, то мы получаем порядка 70 тыс. руб./га.

— Какие основные риски для своего бизнеса вы могли бы отметить?

— Успех или неуспех производства риса на 80% зависит от технологии. При ее соблюдении большинство природно-климатических рисков, которые касаются других агрокультур, застрахованы на технологическом уровне. Даже такие факторы как, например, дождь во время уборки или ветер, который может положить посевы, грозят потерями до 5% урожая. В остальном он все равно защищен при условии, что было обеспечено правильное удобрение почвы, водный режим — вся технология производства.

Относительно финансовых, регулятивных и прочих общих для АПК рисков, у нас, скорее, не опасения, а пожелания: для развития отрасли нужна поддержка государства, сохранение приоритетности ее развития, использование всех способов защиты рынка, разрешенных правилами ВТО. Большое значение имеют доступ агрокомпаний к финансовым ресурсам и улучшение условий кредитования производства.

— Как относитесь к сельхозстрахованию? Это действенный инструмент защиты агробизнеса?

— К сожалению, сейчас нет страховых программ, которые бы учитывали реальные риски рисового производства. Но мы работаем в этом направлении с компанией «РСХБ-Страхование» и рассчитываем уже в этом году запустить совместный страховой продукт именно для рисоводства. Другие агрокультуры страхуем. Конечно, на рынке немало случаев, когда отдельные страховые компании пользуются неграмотностью сельхозпроизводителей и не платят при наступлении страхового случая. Поэтому, чтобы получить компенсацию, нужно выбирать надежного партнера и четко соблюдать правила страхового договора.

— Насколько высока конкуренция производителей круп в России? Эта ниша уже достаточно занята, и дальнейший рост компаний возможен только за счет m&a, или еще есть свободное пространство для органического развития?

— Несмотря на то, что за последние десять лет урожайность риса существенно выросла, по-прежнему остаются возможности для органического роста. Например, не могу сказать, что все рисовые системы у нашей компании в идеальном состоянии — урожайность еще можно увеличивать за счет улучшения планировки земли, восстановления гидросистем. Точкой роста станет и работа с новыми сортами риса, повышение урожайности и эффективности производства в недавно приобретенных компаниях, замещение импорта.

В целом, рынок производства риса довольно сильно консолидирован: среди крупных игроков распределено порядка 65% всех активов, значимую роль играют госкомпании. Но есть независимые средние и мелкие производители, которые могут повлиять на перераспределение рисовых систем среди крупных компаний, присоединившись к ним или продав им активы.

А вот сегмент производителей крупы, не имеющих своих земельных активов, начинает уменьшаться: большие компании, у которых много рисовых систем, сами занимаются переработкой, и на рынке остается все меньше свободного сырья. В итоге они не в состоянии конкурировать с компаниями, которые могут гарантировать стабильные объемы поставок, и постепенно будут уходить с рынка.

Наличие собственной сырьевой базы дает конкурентные преимущества в ритейле. Здесь у крупных дистрибуторов [бакалейных товаров] тоже есть перспективы роста за счет ухода с рынка мелких игроков.

— Кого считаете своими основными конкурентами?

— В производстве риса — «Разгуляй» и госкомпании с большими объемами производства (например, «Красноармейский им. А. А. Майстренко», «Правобережный»), «Краснодарзернопродукт», «Агрокомплекс». В розничном сегменте мы занимаем одну из лидирующих позиций наряду с такими компаниями как «Мистраль», «Агроальянс», «Увелка».

— Не планируете покупать крупу или рис-сырец у других производителей для продажи под своей маркой?

— Сейчас мы перерабатываем в основном круглый рис собственного производства — редко покупаем его на свободном рынке. Также фасуем большой ассортимент импортных рисов. Собственного круглозерного и среднезерного риса у нас достаточно для обеспечения ассортимента своих торговых марок и торговых марок сетей. Также в структуре продаж присутствует крупный опт риса своего производства. Поскольку мы полностью обеспечиваем себя сырьем, это гарантирует нашим партнерам стабильные поставки продукции, и в этом одно из наших конкурентных преимуществ.

— Каким для «АФГ Националь» был 2013 год, и какие планы у компании на 2014-й?

— Все планы на 2013 год мы выполнили, как по объ­емам производства в растениеводстве, так и по объемам продаж. Показатель EBITDA составил порядка 1,1 млрд руб. В новом году надеемся увеличить его на 36−40%, в том числе за счет приобретения новых активов, на которое потратим 1,5 млрд руб. Динамику роста в производстве и торговле планируем на одинаковом уровне. Объем производства риса рассчитываем увеличить примерно на 20% в объемном выражении. Кроме инвестиций в новые активы, продолжим обновление техники. Порядка 100 млн руб. потратим на увеличение складских площадей, дооснащение сушильных и очистительных цехов. Еще около 40 млн руб. вложим в наращивание мощности по фасовке продукции.

— Не думаете ли в перспективе начать производство зерновых хлопьев, снэков и другой продукции с добавленной стоимостью?

— На сегодняшний день задача не первоочередная, поэтому говорить об этом рано. Сейчас фокус развития — наращивание производства основной продукции, увеличение продаж (в том числе экспортных). Также есть планы по расширению ассортимента розничной продукции, вывода на рынок новых товаров, что тоже обеспечит рост доли и объема розничной торговли.

Юрий Белов
Генеральный директор «АФГ Националь»


1978 — родился в Новосибирске.
2001 — окончил филологический факультет Нижегородского государственного университета им. Лобачевского.
1995−2005 — работал журналистом на Нижегородском телевидении, вел политические проекты.
2006−2009 — замначальника управления маркетинга розничных продуктов Росбанка, директор по маркетингу компании «Фосборн Хоум».
2009 — исполнительный директор AF-Group.
2013 — генеральный директор группы компаний «АФГ Националь».
В России используются рисовые системы, созданные в Советском Союзе в середине прошлого века. «Это была глобальная стройка: большие поля — рисовые чеки средней площадью 5−6 га, десятки километров каналов, специально созданные водохранилища», — описывает Белов. Сейчас создать с нуля такую рисовую систему почти нереально, это очень трудо- и капиталоемко: нужно не просто поставить на полив какую-то площадь земли, а строить серьезное гидросооружение и заливать «зеркало» воды. «В ближайшее время вряд ли появятся новые рисовые системы, — думает Белов. — Построить, конечно, можно все, что угодно, но вопрос — когда окупятся такие инвестиции».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще