Что случилось -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Что случилось
Николай Лычёв
Агроинвестор
январь 2009
Когда я писал такую же колонку в январский номер прошлого года, то пожелал участникам агрорынка надеяться на лучшее и верить, что 2008 год станет для АПК не хуже ушедшего 2007-го.
Фото: Н. Будишевский

И как будто сглазил — почитайте, что говорят наши респонденты об итогах ушедшего года (стр. 12) и чего ждут от 2009-го (стр. 20). Начиналось же все хорошо, во всяком случае, в растениеводстве. В апреле за тонну пшеницы 3 класса давали больше 10 тыс. руб. Благодаря агфляции крестьяне в 2007/08 сельхозгоду имели хорошую прибыль: рентабельность пшеницы ниже 80% считалась неудачей, маржа подсолнечника доходила до 400%, по $60/т зарабатывали зерновые трейдеры. Сельхозпроизводители закупили рекордное за 15 лет количество техники и вложили сотни миллионов долларов в новые технологии.

Второе полугодие оказалось совершенно другим. Зерно подешевело в два раза, производственные издержки увеличились на 50−100%, упал спрос на агросырье. А главное, сельское хозяйство вместе с остальным реальным сектором накрыло кризисом, буквально за три месяца превратившимся из финансового в полноценный экономический. Банки почти остановили кредитование, начались неплатежи, технические, а потом и реальные дефолты — прежде всего по облигациям. Не меньше 30% российских агрокомпаний в состоянии дефолта, уверяли месяц назад финансисты и топ-менеджеры инвесткомпаний. Стоит ли говорить, что сейчас этот процент намного выше. О том, насколько эффективно действует государство и как его решения отражаются на агробизнесе, можно составить мнение, прочитав статью на стр. 30.

Кризис, безусловно, — главное для рынка событие 2008 года (стр. 4). Игроки рынка характеризуют происходящее по-разному: «безвыходное положение», «обвал» и даже «катастрофа» — не самые жесткие определения, которые приходится слышать. Они урезают инвестиционные программы и отказываются от проектов развития. Опыт 1998-го года мало кому помогает. Тот кризис был не мировым, а локальным. Затронул он в основном Россию, Юго-Восточную Азию и свелся к резкой девальвации рубля и импортозамещению. Проводить аналогии с нынешним, глобальным, — это все равно что сравнивать ураган с порывистым ветром: природа явления одна, а масштаб и последствия несопоставимы.

В какую сторону вырулит кризис, который мы переживаем впервые, и где его «дно», пока не может сказать ни один даже суперинформированный и опытный эксперт либо аналитик. В нынешней ситуации все прогнозы будут мимо рынка. Так что позвольте и нам в этот раз воздержаться от пожеланий и предположений. Боимся сглазить в очередной раз.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще