Что выросло -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Что выросло
Екатерина Сорочкина
Агроинвестор
февраль 2009
Госпрограмма развития АПК: первые итоги
Фото: А. Шилкин

За первый год реализации пятилетней программы поддержки агропрома достигнуто большинство записанных в ней плановых показателей. В числе нескольких исключений — объем производства молока. В нынешнем году повторить успех вряд ли удастся: инвесторы сворачивают агропроекты, а власти готовятся сокращать госрасходы. Даже если финансирование АПК не снизят, правительство уже не сможет поддерживать все его отрасли, как это было до кризиса.

Госпрограмму развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на 2008−2012 годы правительство утвердило позапрошлым летом. Ее целями власти назвали укрепление финансовой устойчивости сектора и его модернизацию, ускоренное развитие приоритетных сегментов АПК, сохранение и воспроизводство земельных ресурсов, устойчивое развитие сельских территорий. На финансирование программы из федерального бюджета в 2008 году планировалось потратить 76,3 млрд руб. Но изменившаяся во втором полугодии экономическая ситуация потребовала пересмотреть эту цифру. Расходы увеличили примерно на ¾ — на 60 млрд руб. Из них 8 млрд руб. потратили на субсидирование покупки минудобрений, 10 млрд руб. — на комбикорма для свиноводства и птицеводства и столько же выделили для компенсации «дополнительных затрат» на приобретение дизтоплива, рассказал глава Минсельхоза Алексей Гордеев.

Первые результаты

Производство продукции АПК, по расчетам разработчиков программы, в 2008 году должно было увеличиться на 3,8% в сопоставимых ценах. Однако план был перевыполнен: по данным Минсельхоза, уже за 10 месяцев прирост составил 8,8%. Наибольшим он был в растениеводстве — почти 13% с января по октябрь вместо ожидаемых 2,9% за весь 2008 год. Такой результат получился благодаря удачной ценовой конъюнктуре прошлого сезона (2007/2008), объясняет президент РЗС Аркадий Злочевский.

А вот мясное и молочное животноводство (рост за 10 месяцев — 3,9%) не дотянуло до плана 0,9%. Производство увеличилось в основном за счет бройлерного сегмента, говорит Мушег Мамиконян, президент Мясного союза России. Оно, по информации аграрного ведомства, прибавило 16,5%. Минсельхоз считает «скот и птицу на убой»: объем их производства во всех хозяйствах в 2008 году был даже выше, чем записано в гос-программе — 9,2 млн т против 8,95 млн т. Гендиректор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина уверена, что план перевыполнен благодаря росту в сегментах свинины и бройлеров. В прошлом году, вспоминает она, некоторые игроки — НАПКО, «Агро-Белогорье», «Мираторг» и др. — ввели крупные свинокомплексы. А птицеводы, по ее словам, продолжали наращивать существующие мощности («Приосколье», «Ставропольский бройлер» и т. д.).

Показатели животноводства в целом низкие, хотя большинство мер госпрограммы рассчитаны именно на этот сектор, а не на растениеводство, замечает

Злочевский: «По нашему рынку в программе вообще мало что есть — только поддержка выращивания элитных семян, расширение посевов рапса и льна». При составлении документа правительству приходилось выбирать приоритеты, рассуждает эксперт, вот власти и сконцентрировались на животноводстве. Оно будет «двигать спрос» на продукцию других секторов, в том числе зернового, заключает Злочевский.

Результаты животноводства, по мнению Мамиконяна, могли быть лучше, если бы не «демпинг дешевой американской птицы» в первом полугодии. «Рынок реагировал снижением рентабельности и не понимал, насколько интенсивно инвестировать [в отечественное производство]", — говорит он. Конкуренция с импортом — главное, что сдерживало рост нашего птицеводства, соглашается Тюрина. В четвертом квартале на планах инвесторов негативно отразилось ожидание падения спроса на мясную продукцию в связи с финансовым кризисом, добавляет она. А в госпрограмме фактор конкуренции с импортом не учитывается, сожалеет Тюрина.

В 2012 году, по плану авторов программы, в России произведут 37 млн т молока — на 17,8% больше, чем в 2006-м. Но в 2008 году, по предварительным данным Минсельхоза, прирост составил всего 1,6% — молока получили 32,7 млн т (план по программе — 33 млн т). Большинство молкомплексов, которые должны обеспечить нужное увеличение объемов, заявлено к вводу как раз в 2008 году, и сейчас они только заполняются скотом, поясняет Тюрина. «Вывод фермы на плановые мощности занимает до двух лет, поэтому значительного увеличения объемов производства стоит ожидать лишь в 2010 году», — предполагает она.

Одно из направлений госпрограммы — сохранение и поддержание почвенного плодородия. В 2008 году посевы зерновых увеличились на 2 млн га, в том числе более 1 млн га ввели, распахав неиспользуемые земли, отрапортовал Гордеев, выступая в Госдуме. Считать ли это достижением, пока не ясно, говорит Иван

Стариков, научный руководитель Школы экономики земельного рынка при АНХ, так как государство не определилось, какой тип обработки земли для него важнее. «С точки зрения интенсивного земледелия у России избыточные ресурсы, часть которых можно не использовать в сельхозпроизводстве [а значит, не нужно увеличивать посевы], — рассуждает Стариков. — Но если сделать выбор в пользу органического, то, конечно, требуются большие площади, чем сейчас».

Сигнал инвесторам

Но главное в программе не достижение заданных объемов производства. Этот документ — «стимул для развития рынка» и поддержки агропроизводителей, считает Тюрина. Когда его приняли, инвесторы поверили, что сельское хозяйство — один из приоритетных для государства секторов, и ответили увеличением объемов вложений, говорит она. В 2008 году правительство поддержало их субсидируемыми кредитами на 380 млрд руб. В результате инвестиции в основной капитал, по данным Минсельхоза за январь-сентябрь, выросли на 6,4%.

Инвесторов привлекли правила игры, созданные государством, высказывает свое мнение Злочевский. Основное достоинство программы — сам факт ее появления, радуется президент липецкого холдинга «Зерос» Николай Бобин: теперь есть ориентир развития АПК хотя бы в среднесрочной перспективе.

Субсидирование кредитов — мера достижения одной из главных целей программы — «финансовой устойчивости сельского хозяйства». Но пока более легкий, чем раньше, доступ к кредитам и лизингу получили крупные хозяйства, а небольшие и фермерские остались в стороне. У них меньше залогов, не у всех есть специалисты, способные составить привлекательный для банков бизнес-план. Трудности с получением льготных кредитов были, подтверждают участники рынка, и связаны они не только с кризисом. Например, с 2008 года изменился порядок оформления госгарантий: чтобы их получить, теперь необходимо предоставлять залог.

Рапсово-льняной приоритет

Приоритетами растениеводства в госпрограмме названы производство высококачественного семенного материала, льна, рапса и кормов в районах Крайнего Севера, а также закладка многолетних насаждений.

Сомнения в том, стоило ли упоминать в таком документе отдельные агрокультуры, у экспертов появились сразу после его публикации в августе прошлого года. Президент центра «Агропродовольственная экономика» Евгения Серова недоумевала, почему выращивание рапса выделили в самостоятельное направление поддержки. Целью, доказывала она, должно быть обеспечение животноводов кормами. А бюджетные вливания «просто в рапс» могут привести к тому, что эту агрокультуру начнут выращивать только из-за субсидий и вне зависимости от того, востребована ли она животноводством, говорила Серова.

Единого мнения по этому вопросу у игроков рынка и экспертов сейчас тоже нет. Злочевский предлагает перенаправить средства, предназначенные производителям рапса, на стимулирование выращивания нужной животноводам сои. «Идея поддержки производства рапса ориентирована на его поставки в Европу, — поясняет он. — Но в связи с падением цен на нефть производить биодизель в ЕС стало невыгодно, а у нас не хватает мощностей для переработки рапса». Инвестиционная привлекательность этой агрокультуры действительно снизилась, соглашается Тюрина. В 2009 году план по производству рапса, заявленный в госпрограмме (1,3 млн т), может быть и не выполнен, предупреждает Злочевский. Но в первый год ее действия аграрии, по данным «Эфко», собрали 700 тыс. т рапса — на 260 тыс. т меньше предусмотренного госпрограммой объема.

А вот Алексей Верхотуров, гендиректор компании «Русское зерно», считает, что рапс в программу вписали правильно. «Многие территории не могут включать в севооборот «южные» культуры, а рапс — хороший предшественник, растущий даже на севере, — доказывает он. — Но традиций его возделывания пока нет, и их создание нужно поддерживать». Верхотуров знает, что в России мало предприятий по хранению и переработке рапса. Но ведь и программа рассчитана не на один год, говорит он: нет сомнений, что таких мощностей будет больше. «Русское зерно» возделывает рапс с 2007 года и начинало с 300 га. В 2008 году компания засеяла им уже около 3 тыс. га и минимум столько же займет рапсом в 2009-м. «Если правильно работать, то цена [рапса] получается интересной», — говорит Верхотуров. Проблем с реализацией он тоже не видит: холдинг поставляет рапс на МЭЗы.

В Липецкой области госпроект увеличения производства рапса появился за два года до федеральной программы, рассказывает Бобин из «Зероса»: по нему местные сельхозкомпании получают от администрации дотации — 600−700 руб./га. С 2006 года угодья, занятые этой агрокультурой, выросли в регионе с 5 тыс. га до 65 тыс. га. В 2009 году, по его подсчетам, липецкие аграрии посеют рапс на 85−90 тыс. га, из которых 10 тыс. га возделает «Зерос». Сбыт тоже есть, радуется Бобин: в прошлом году в области ввели рапсовый МЭЗ компании «Либойл» на 300 тыс. т/год, где «Зерос» — один из учредителей.

Как рынок отреагировал на господдержку льноводства, неизвестно. Официальную статистику его посевов и урожайности в 2008 году на момент сдачи номера не опубликовали. Глава КФХ «Зенит» из Нижегородской области Юрий Сахаров доволен, что дотации увеличились с 1,7 тыс. руб./т волокна до 3 тыс. руб. Но и эти деньги, уверяет он, едва помогают хозяйству, засевающему льном 120 га, иметь хотя бы нулевую рентабельность. «Дотацию прибавили, а закупочная цена как была 2 руб. за номер, так и осталась: держится на этом уровне уже лет 10», — сокрушается Сахаров.

Помощь идет. Только медленно

Аграрии одобряют меры программы, однако сетуют на задержки с выплатами денег и считают, что на нее выделяется недостаточно средств.

Субсидирование кредитов помогает изменить качество работы сельхозпроизводителей, говорит Верхотуров. Например, покупая элитные семена, они могут привлечь льготный кредит и получить дотацию — 30% затрат. Такие семена позволяют увеличить урожайность на треть, но без госпрограммы средние компании не решились бы на их покупку — слишком дорого, поясняет Верхотуров. «Русское зерно» использует «профессионально подготовленные семена» больше чем на 50% посевов. На одном из полей компании в Воронежской области урожайность суперэлиты в прошлом году составила 83 ц/га, доволен он. Но по объемам финансирования поддержка агропроизводителей, констатирует Верхотуров, у нас пока отстает от европейской, что усложняет конкуренцию с западными фермерами.

Обещанную государством помощь получить трудно, добавляет Вячеслав Кичкин, гендиректор «Топ-Агро» (Волгоградская область). Например, оформление компенсации на строительство инженерных сетей для свинокомплекса заняло у компании год. От «Топ-Агро», по его выражению, потребовали «чемодан бумаг». «Из-за задержки выплат у нас какое-то время не было денег для продолжения строительства», — сетует Кичкин. Но в целом, резюмирует он, от программы много пользы, без нее инвесторы вряд ли брались бы за такие проекты, как строительство мегаферм и свинокомплексов.

Средств госпрограммы недостаточно, уверен топ-менеджер фирмы-производителя овощей из Тюменской области, попросивший об анонимности. «Когда говорят, что [на техническое перевооружение] выделено 30 млрд руб., никто будто бы не считает, что это полкомбайна на район», — возмущается он. А вот региональная поддержка эффективнее, сравнивает топ-менеджер. В 2008 году его компания получила из облбюджета больше 100 млн руб. субсидий, а федеральный выдал лишь 4 млн руб. «У нас несколько направлений поддержки: субсидирование СЗР, удобрений, строительства семеноводческих комплексов», — перечисляет он, считая все эти меры исключительно областными.

Похожее мнение у многих участников рынка из других регионов, опрошенных «Агроинвестором», особенно руководителей и владельцев средних и небольших компаний. «Мне программа никак не помогла, так что ничего позитивного сказать не могу», — отрезал Анатолий Буторин, гендиректор «Белого Фрегата» (импорт и производство мяса птицы, растениеводство, выращивание и переработка сахарной свеклы). А топ-менеджер другой сельхозкомпании сказал, что вообще не слышал о госпрограмме.

Исправить и дополнить

Первый год реализации госпрограммы показал, что некоторые ее положения нужно корректировать. Мамиконян предлагает изменить схему финансирования сельского хозяйства. Основная задача программы — создание конкурентных отраслей, а не определенный объем производства, напоминает он. Поэтому теперь, когда денег на всех просто не хватит, необходимо финансировать те компании, которые стабильно развиваются в течение пяти-шести лет, совершенствуясь технологически, и благодаря этому конкурентоспособны, объясняет эксперт.

В первую очередь стоит скорректировать финансирование свиноводства, уверен Мамиконян. Он советует кредитовать крупные, современные и рентабельные комплексы, а не на малоприбыльные частные хозяйства и «условно рентабельные» старые свинарники. Выполнить другую задачу программы, развитие сельских территорий, помогут те же крупные компании, доказывает Мамиконян. Один из способов, по его мнению, — это обеспечение работой КФХ и ЛПХ: аутсорсинговый откорм ими животных для свинокомплексов. Последние бы взяли на себя ветеринарию и селекцию.

Желание правительства поддерживать все сектора АПК одновременно Мамиконян считает «естественным, но поспешным» решением. «Как эксперт я бы рекомендовал сначала выполнить обязательную программу: заместить импорт в птицеводстве, которое дает мясо, доступное большинству населения, а затем в свиноводстве», — говорит он. Мясное скотоводство, по его мнению, пока должно оставаться «производным от молочного стада», а проект развития откормочников КРС есть смысл отложить.

Участники рынка просят уточнить условия финансирования и конкретизировать раздел программы, где говорится о госрегулировании. «В 2008 году затраты на ГСМ, удобрения выросли в три раза и стали несопоставимы с той помощью, которая оказывается аграриям», — говорит Бобин из «Зероса». Субсидии, по его словам, должны меняться «пропорционально повышению затрат».

Кичкин из «Топ-Агро» ждет такого же соответствия в субсидиях по кредитам. Сейчас федеральный бюджет субсидирует 2/3 ставки рефинансирования Центрального банка, действующей на дату подписания кредитного договора. «Мы подписали договор со ставкой 15%, но пока оформляли документы, банк предложил подписать допсоглашение, по которому ставка выросла до 19%. А из бюджета возвращают все равно только 8,3% [в соответствии со ставкой рефинансирования ЦБ на дату подписания договора]", — говорит Кичкин. Хотя она увеличилась за 2008 год на 2% до 13%. «Топ-Агро» будет возвращать банку деньги, занятые на строительство свинокомплекса, еще 7,5 лет. За это время ставки — и банковская, и ЦБ — могут измениться еще не один раз, замечает Кичкин, но по сегодняшним правилам на субсидиях это не отразится.

В этом году у агрокомпаний есть шанс получить большую, чем в 2008-м, компенсацию. В январе Минсельхоз объявил, что из федерального бюджета выделят 7 млрд руб. на 100%-ное субсидирование ставки ЦБ по кредитам на развитие мясного и молочного скотоводства. Еще 10 млрд руб. планируют потратить на 80%-ное субсидирование ставки

Центробанка по кредитам, взятым для реализации других проектов. «Хотелось видеть в документе ответы на вопросы, связанные с импортом и экспортом сельхозпродукции, — говорит Верхотуров из «Русского зерна». — К примеру, можно ли ввозить сухое молоко и на каких условиях. Стоит прописать также меры поддержки экспортеров зерна, о которой говорили в декабре».

Старикову из Школы экономики земельного рынка не нравится, что часть средств, предусмотренных госпрограммой, поступают аграриям только через «квазигосударственные» структуры — такие как «Росагролизинг». Из-за отсутствия конкуренции цена на оборудование и технику выше, чем могла бы быть, делает вывод эксперт.

Чтобы поддержать интерес инвесторов к агрорынку, можно защищать российских животноводов от импорта более высокими, чем сейчас, таможенными пошлинами, предлагает Злочевский. «До сих пор эти меры применялись для защиты отечественного потребителя, а не производителя: резкое подорожание того же ввозного мяса негативно отразилось бы на покупательской способности населения», — рассуждает Злочевский. Но теперь импорт все равно увеличится в цене, только уже из-за роста курсов доллара и евро. При наличии доступного финансирования это сделает строительство мясных комплексов по госпрограмме более привлекательными для бизнеса проектами.

Какое будущее

Эксперты и участники рынка дают разные сценарии на второй, 2009-й, год выполнения госпрограммы. У РЗС «минимальный» прогноз урожая зерновых — 80 млн т, «вероятный» — 95 млн т, переходящий запас — 25−30 млн т. По мнению Злочевского, такие объемы позволяют в 2009 году выполнить целевые показатели программы по растениеводству. Животноводство снова вырастет в первую очередь благодаря птицеводам: они уже объявили о намерении значительно увеличить производство мяса.

Стариков, впрочем, советует не строить слишком оптимистичных планов: при объявленном Путиным пересмотре госрасходов исходя из низких цен на нефть и бюджетного дефицита сельское хозяйство «пойдет под сокращение» в первую очередь, не сомневается он. О том, что бюджет будет сводиться с дефицитом минимум три следующих года, предупредил в январе министр финансов Алексей Кудрин. По его словам, в 2010 году дефицит, возможно, составит 4−5% ВВП и только с 2011-го начнет снижаться. В 2009 году разрыв между доходами и расходами может достичь 6−8% ВВП, подсчитали в Минэкономразвития.

Расходы на агропром в таких условиях вполне могут секвестировать либо отказаться от некоторых мер поддержки. В той же госпрограмме сказано, что росту сельского хозяйства угрожают экономические риски — снижение темпов развития национальной экономики и уровня инвестиционной активности, а также кризис банковской системы. Они, отмечается в документе, не позволят интенсифицировать развитие АПК и усилят зависимость роста сектора от государственных инвестиций. Все эти риски уже налицо. Банкам еще с осени 2008 года не хватает ликвидности, а кредиты сельскому хозяйству подавляющее большинство из них выдает редко и под высокие ставки — минимум 18−20% годовых против докризисных 13−15%. Рост российской экономики в 2009 году будет 0−2%, заявляет Кудрин. При цене нефти ниже $41/барр., не исключает чиновник правительства, может начаться сокращение ВВП. Но пока Минсельхоз заявляет лишь о расширении господдержки — в декабре Гордеев пообещал добавить к бюджету федеральной программы на 2009 год 87 млрд руб.

Экономический кризис приведет к падению спроса на продукцию сельского хозяйства, добавляет Мамиконян из Мясного союза. Например, продажи мясных продуктов, прогнозирует он, могут снизиться на 10−15%. Как это отразится на производителях сырья, зависит от условий льготного кредитования и субсидирования в 2009 году, говорит эксперт. Дальнейшее выполнение госпрограммы — это во многом вопрос доступности кредитов, соглашается Тюрина. Сейчас агросектором интересуется много инвесторов из других отраслей экономики, знает она, но им взять кредит сложно: банки указывают на отсутствие опыта работы на сельхозрынке. К тому же кредитоспособность многих — например, строительных компаний — сильно снизилась, и банки вряд ли станут финансировать их непрофильные проекты. Доступ компаний к кредитам нужно упростить, считает Тюрина, ужесточив при этом контроль над плановым исполнением инвестпроектов.

Пока же из-за выросших ставок компании вынуждены отказываться от планов развития на 2009 год. Банковская ставка сейчас 20%, а рефинансирования ЦБ, с которой рассчитывают субсидии, на 7% ниже, так что кредит обходится не менее чем в 10%, подсчитывает Верхотуров. Из-за высокой стоимости заемных средств его компания отложила планы расширения молочного бизнеса. Сейчас у «Русского зерна» около 3,5 тыс. коров, к 2012 году поголовье планировали увеличить до 10 тыс. Но если сейчас браться за строительство новых ферм, то даже с учетом субсидий их окупаемость не просчитывается, сожалеет Верхотуров. Еще один негативный фактор — закупочная цена на молоко. «Она постоянно меняется и остается низкой», — говорит он. Вот при стоимости литра минимум 15 руб. в молочный сектор пришли бы неплохие инвестиции, а расчетные показатели его производства по гос-программе наверняка были бы выполнены, мечтает

Верхотуров.

МСХ составил рейтинг
В прошлом году власти подсчитывали, как регионы выполняют соглашение о госпрограмме. Выводы суммировали в рейтингах по итогам 6 и 9 месяцев (см. таблицу «Лучшие исполнители»). Субъекты Федерации оценивались по 21 критерию. Формула расчетов результатов рейтинга учитывала выполнение контрольных показателей программы и удельный вес региональных объемов выпуска сельхозпродукции в общероссийском объеме.
Меньше импорта
В 2008 г. стали ввозить меньше птицы
(1066,2 тыс. т вместо 1129,6 тыс. т в 2007-м),
сахара-сырца (2,3 млн т против 3,2 млн т),
подсолнечного масла (109,2 тыс. т и 121,4 тыс. т).
А вот импорт мяса, без учета птицы, за 11 месяцев 2008 г. увеличился на 17,6%, ввоз сливочного масла вырос
с 68,9 тыс. т до 79,5 тыс. т.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще