Пять приоритетов Минсельхоза -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Пять приоритетов Минсельхоза
Оксана Гончарова
Агроинвестор
апрель 2010
С 2010 года это животноводство, переработка и инфраструктура
Фото: «Черкизово»

В условиях снижения федеральной господдержки АПК и для увеличения ее эффективности Минсельхозу пришлось менять принципы субсидирования новых инвестпроектов. Теперь их оценивают не только с точки зрения окупаемости (она не должна превышать 10 лет), но и социальной значимости. В общей сложности государство 2010 году потратит на агропром 107,6 млрд руб., из которых почти 80 млрд руб. — на субсидирование кредитов в пяти инфраструктурных, перерабатывающих и животноводческих секторах.

По словам министра сельского хозяйства Елены Скрынник, в этом году ведомство учло пожелания регионов и снизило нагрузку на местные бюджеты по софинансированию с 50% до 35%. Таким образом, 65% средств господдержки теперь выделяет федеральный центр. Всего в 2010 году из федерального бюджета на поддержку агропромышленного комплекса выделено 107,6 млрд руб., в том числе 79,3 млрд руб. — на субсидирование процентной ставки по кредитам. Финансирование ранее начатых инвестпроектов продолжится, обещает Скрынник. А вот новые государство поддержит только в отраслях и секторах, которые признает приоритетными (см. таблицу «Что субсидируют»).

Структурированный подход

При этом если раньше критерии отбора новых инвестиционных проектов были размыты и непонятны участникам рынка, то теперь, по мнению чиновников, работа в этом направлении систематизирована: критерии стали яснее и понятнее (таблица «Окупить за 10 лет»). В частности, претендующие на господдержку проекты должны разрабатываться с учетом региональных балансов производства и потребления сельхозпродукции. Последние составляются на три года и утверждаются губернаторами, а те предоставляют их Минсельхозу и подписывают с ним соглашения о софинансировании в 2010 году мероприятий пятилетней федеральной госпрограммы и ФЦП соцразвития села. Дополнительный критерий оценки — соответствие индекса производства продукции животноводства в регионе значению аналогичного показателя, записанного в госпрограмме. Скрынник называет все эти меры «выработкой структурированного подхода к управлению отраслью».

Согласились

Активное заключение двусторонних соглашений Минсельхоза и регионов началось с февраля. Тогда Скрынник подписала соглашения с Тамбовской, Новгородской, Ростовской, Оренбургской, Курганской, Амурской областями, Кабардино-Балкарией, Мордовией и Краснодарским краем.

Руководители регионов заверяют, что выполнят взятые на себя обязательства. Глава Мордовии Николай Меркушин пообещал, что в 2010 году республика обеспечит рост производства животноводческой продукции на 10%. Президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов строит планы превращения своей республики «в мясной цех России» (такие заявления он, впрочем, делает не первый год). Развитие производства говядины — в числе агроприоритетов администрации Брянской области. «Значительная часть субсидий будет направлена на реализацию проекта по производству мяса КРС в восьми муниципальных районах», — говорит губернатор Николай Денин. «Мы сделаем все, чтобы выйти на запланированные показатели госпрограммы в текущем году», — заявил, подписав сошлашение с МСХ, губернатор Оренбургской области Алексей Чернышев. «Главное — это производственная дисциплина, — решил для себя глава Тамбовской области Олег Бетин. — Производить надо то, что будет востребовано на потребительском рынке, в животноводстве, с ориентацией на экспорт».

Можно лучше

Участники рынка не так единодушны, как чиновники. Алексей Дюмулен, председатель совета директоров Йошкар-Олинского комбината хлебопродуктов и гендиректор консалтинговой компании «Агро-системы», полагает, что несмотря на понятные критерии, круг получателей поддержки останется ограниченным. «Парадокс всех этих начинаний в том, что критерии прописаны правильные, а механизм выделения денег по-прежнему непонятен, — отмечает он. — Что же касается сроков окупаемости проектов, то, к примеру, вернуть деньги, вложенные в строительство молочной фермы мощностью 1 тыс. гол. дойного стада, при нынешних ценах на молоко — 10 руб./л при себестоимости 15−16 руб./л — раньше чем через 15 лет вряд ли у кого-то получится. Ведь когда не имеешь ликвидного продукта, то попадаешь во все экономические «ножницы», которые только есть, начиная от ветеринарных рисков и заканчивая процентами по кредитам». В критериях Минсельхоза, по мнению Дюмулена, нет полного понимания отраслевой специфики и не учитываются природные риски. «Многие аграрии долго ждали вменяемых критериев отбора проектов, так как до последнего времени они были очень субъективны» — успех конкретного инвестора определялся тем, насколько он вхож в нужные кабинеты Минсельхоза, говорит первый замгендиректора по производству «Сибирской аграрной группы» (Томская область) Руслан Гурьев. Самым важным, по его мнению, является критерий соответствия балансу производства сельхозпродукции в конкретном регионе. При его отсутствии, поясняет Гурьев, в приоритете были регионы с географическими и логистическими преимуществами, которым намного проще привлекать агроинвестиции. Если бы МСХ не ввел балансовый критерий, то усилилась бы деградация неблагополучных с точки зрения своего расположения областей, думает Гурьев.

Период окупаемости в 10 лет — «тоже знаковый момент», радуется он: «Государство по сути признало, что деньги в сельское хозяйство нужно привлекать на длительное время». Теперь можно надеяться на рост доступности длинных кредитов, а банки будут лояльнее относиться к претендующим на них заемщикам, рассчитывает Гурьев. «Экономическая ситуация постепенно стабилизируется, так что банки в любом случае начнут искать возможности для инвестирования. Поэтому длинные деньги, конечно, появятся, но вот предлагать их будут под высокие процентные ставки», — не спешит радоваться Олег Григор, топ-менеджер самарской компании «Синко» (растениеводство, элеваторы, производство муки).

Введение публичных критериев отбора инвестпроектов — естественный шаг по оптимизации государственных расходов, то есть устранению заранее неэффективных и коррумпированных решений, приветствует подход Минсельхоза Павел Вагнер, гендиректор алтайского предприятия «Сибирские бычки». «Конечно, не все проекты в животноводстве, особенно в племенном и [мясном] КРС, могут иметь 10-летнюю окупаемость», — соглашается он с Дюмуленом. Но в других приоритетных секторах этот предел окупаемости обоснован, считает Вагнер. Он приводит в пример сахарную промышленность, первичную переработку мяса (включает забой, разделку, хладологистику) и переработку зерновых. В данных отраслях 10 лет — это срок, за который технологическое оборудование по своему состоянию «близко к крупному ремонту или даже замене по причине морального устаревания», поясняет Вагнер. Да и в животноводстве (КРС) срок окупаемости можно снизить до 10 и менее лет, если применять низкозатратные технологии — строить облегченные коровники или просто откормочные площадки, добавляет он.

Кроме приоритетов и критериев финансирования, нужны новые нефинансовые меры поддержки, считает Вагнер. «Требуется скорректировать систему налого-облажения, — приводит он пример. — В первую очередь на период окупаемости новых агропроектов обнулить налог на имущество. Ведь все такие проекты капиталоемкие: предполагают дорогостоящие вложения в оборудование, недвижимость и т. д. Также было бы неплохо продлить льготный режим по налогу на прибыль для сельхозорганизаций, который сейчас действует до 1 января 2015 года».

Верны ли приоритеты

Не все направления софинансирования новых проектов выбраны верно, высказывают свои мнения участники рынка и эксперты. «Строить новые элеваторы бессмысленно, а вот реконструировать старые нужно — это в несколько раз дешевле», — говорит Дюмулен. Для строительства нужно €1 тыс. из расчета на тысячу тонн, прикидывает он, то есть элеватор емкостью 50 тыс. т обойдется в €50 млн. Реконструкция такого же производства, сравнивает Дюмулен, стоит €1,5 млн. Кроме прочего, добавляет он, в регионах с резкими перепадами сезонных температур (а таких в стране большинство) зернохранилища лучше вообще не создавать, утверждает он: например, в Краснодарском крае строить их целесообразно, а в центральной России — бессмысленно. «И еще один аргумент в пользу модернизации: действующие элеваторы уже имеют нужную инфраструктуру — зерновые терминалы, подъездные пути и пр.», — обращает внимание Дюмулен.

Для сибирских аграриев инфраструктура тоже важнее строительства новых хранилищ зерна. «Мы производим очень много зерновых, но, во-первых, эти объемы негде хранить, а во-вторых, сложно успешно реализовывать зерно — к примеру, в нашем регионе нет отгрузочных пунктов», — рассказывает Гурьев из «Сибирской аграрной группы». Но поддержка инфраструктурных проектов, по его мнению, должна сочетаться с льготными тарифами на транспортировку зерна. От регионов Сибири до портов ЮФО 3−4 тыс. км, транспортные расходы сейчас составляют почти 50% стоимости зерновых, указывает Гурьев. Хочется, чтобы чиновники не ограничивались только элеваторами, поддерживает его исполнительный директор «СовЭкона» Андрей Сизов. «У нас также есть проблемы с тарифами железной дороги, загруженностью, нехваткой и изношенностью вагонов-зерновозов, портами и пр., — перечисляет он. — В результате зерно в России доставляют автотранспортом на расстояния чуть ли не до 1 тыс. км».

Сизову также непонятно, почему в число приоритетов включили первичную переработку молока. По его мнению, целесообразнее поддерживать конкурентоспособные сектора — такие, как зерновой. В регионах должна быть альтернатива индустриальным монополистам, спорит Гурьев. Чтобы локальных монополий не было и установились конкурентные цены на сырое молоко, как раз и нужно софинансировать первичную переработку, говорит он. Завершив строительство свиноводческого комплекса «Уральский», «Сибирская аграрная группа» в этом году планирует строить в Томской области молочно-товарную ферму на 1 тыс. КРС. Проект разработан три года назад, его стоимость — 400 млн руб. Холдинг попытается взять кредит в Россельхозбанке и рассчитывает на региональную поддержку (субсидии в 4 руб./л произведенного сырья), хотя окупаемость фермы, по расчетам Гурьева, приближается к 12 годам. Это при цене на молоко 10,5 руб./л, уточняет он. Ведутся переговоры с обладминистрацией, «понимание со стороны руководства области есть», но еще предстоит договориться о размере господдержки, говорит Гурьев. Другой молочный проект — реконструкцию Северского городского молочного завода мощностью 100 т/сут. в том же регионе - «Сибирская аграрная группа» завершает на собственные средства (около 100 млн руб.).

Сахарная группа Sucden может развиваться в России на средства материнской компании и реинвестировать заработанные здесь деньги, поэтому государственные приоритеты для ее бизнеса не самый принципиальный вопрос. «Мы будем развиваться либо на свои средства либо на деньги западных банков, — рассказывает финдиректор российского «Сюкден» Глеб Тихомиров. — Субсидии, дотации — все это большая морока. Хотим продолжить модернизацию Добринского и Каменского сахарных заводов». А вот строить новые производства невыгодно даже при финансовой господдержке, уверен он. Чтобы возвести завод мощностью 10 тыс. т сахарной свеклы в сутки, нужно больше $200 млн, приводит пример Тихомиров.

Федеральная господдержка, безусловно, нужна, но последствия экономического кризиса еще дают о себе знать, и начинать новые инвестпроекты сейчас решится не каждый, разводят руками участники рынка. «У нас в регионе сельскохозяйственных проектов вообще мало. Ни в зерновое, ни в животноводческое производства за последнее время никто толком не вкладывался», — сокрушается Олег Григор из самарской «Синко». В качестве антипримеров он приводит два местных животноводческих холдинга — «СВ-Поволжское» и «Аликор», фактически оказавшихся банкротами. В кризисном 2009 году их блокирующие пакеты перешли под контроль облправительства. «По сути этим предприятиям перекрыли доступ к кредитам и попросили расплатиться [с ранее взятыми], чего они сделать, конечно же, не смогли», — говорит Григор. А ведь это были системообразующие агропредприятия региона, уточняет он.

Записывая в число критериев социальную значимость инвестпроектов, Минсельхоз, по мнению Гурьева, пытается переложить свои обязанности на частный бизнес. А вот Вагнер из «Сибирских бычков» уверен, что решать кадровые вопросы государство и бизнес должны совместно, а социальная ответственность не снижает эффективности инвестиций. «Этот критерий — программный, — размышляет он. — Инвесторам дали понять, что теперь существует возможность кроме строительства и реконструкции производственных мощностей вкладываться на льготных условиях в том числе и в жилой фонд для сотрудников компаний». Софинансирование государством социальной инфраструктуры особенно важно для инвесторов, реализующих бизнес-проекты в территориях, имеющих при этом хороший потенциал для развития сельскохозяйственного производства, но демографически деградировавших, заключает Вагнер.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще