Высохший рост -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Высохший рост
Инна Ганенко
Агроинвестор
январь 2011
Увеличение агропроизводства сменяется спадом, а экспорт зерна — импортом

Засуха обошлась сельскому хозяйству более чем в $1 млрд, ущерб нанесен 16 тысячам хозяйств. Соотношение долг/EBITDA у отраслевых компаний в августе превысило 6−7. Вся надежда на государство, говорят аграрии: без пролонгирования кредитов, их дополнительного субсидирования, выдачи новых по сниженным ставкам и прямого дотирования пострадавших производств отрасли грозит банкротство. Выросшие в новом сезоне цены на зерно тоже не помогают — с введением экспортного эмбарго продажи почти встали, а засуха увеличила себестоимость пшеницы до 6−8 тыс. руб./т. Сельхозпроизводство по итогам года может сократиться на 10%.

На 25 августа зерновые и зернобобовые собрали с 20,2 млн га — 41,5 млн т, по данным Минсельхоза. Это на 19 млн т меньше, чем в прошлом году на ту же дату. Средняя урожайность составила 20,6 ц/га. Во многих регионах она снизилась на десятки процентов, а то и в несколько раз. Режим ЧС по засухе продолжал действовать в 35 регионах, аномальная жара уничтожила посевы более чем на 11 млн га — 26% засеянного.

Остановка

Регионы в августе начали подсчитывать ущерб, прямые убытки и другие потери (примеры см. в таблице «Кто сколько потерял»). Наибольшие цифры на момент сдачи этого номера заявили Татарстан и Липецкая область — 5,8 млрд руб. и 7 млрд руб. Ущерб от гибели агрокультур регионы завышают, указал в середине августа Минсельхоз после ведомственной экспертизы 18 областей, оценивших его в 37 млрд руб. В этих регионах подтвердилось только 26 млрд руб. ущерба. Наибольшие расхождения — 1,2−1,9 млрд руб. — были у Башкортостана, Белгородской области, Чувашии и Мордовии.

Затянувшаяся засуха и финансовые проблемы заставили аграриев переносить сев озимых. Полевые работы приходится откладывать на срок до месяца, влаги на парах нет, сетуют опрошенные сельхозпроизводители центра и Приволжья. Оптимальный для центра и Приволжья срок старта посевной кампании — 15 августа. Но на 25 августа было засеяно всего 356,4 тыс. га, в 2009 году на эту дату засеяли 964,8 тыс. га. Минсельхоз в августе снизил прогноз сбора урожая до 60−65 млн т, а эксперты в 20-х числах месяца — до 59,5−68,3 млн т. Самый пессимистичный прогноз — 59,5−63,5 млн т — был у «СовЭкона», его же аналитики писали о возможности получения самого низкого за последние 40 лет урожая ячменя (8,7−9,3 млн т).

Рост сельхозпроизводства из-за засухи остановился — по итогам января-июля он составил всего 0,3% к тому же периоду прошлого года (Росстат). Для сравнения, в 2009 году за этот же период агропром вырос на 1,1%. Инфляция с начала августа по 16-е число достигла 0,4%, а с начала года — 5,1%. Годом ранее рост потребительских цен в августе был нулевым. Минэкономразвития прогнозирует 6−7%-ную инфляцию по итогам этого года. Однако из-за гибели урожая, вызвавшей рост цен на зерно и мукомольно-крупяную группу товаров и продукцию животноводства, эти значения, скорее всего, повысятся, не исключают эксперты.

«Спасти село»

Правительство выделяет 35 млрд руб. сельхозпроизводителям, чьи предприятия пострадали в результате засухи: 10 млрд руб. — прямая безвозмездная помощь в виде дотаций, 25 млрд руб. — трехлетние льготные бюджетные кредиты. В Минсельхозе надеются, что этой суммы хватит: общий ущерб, нанесенный засухой 16 тысячам российских хозяйств, он в конце августа оценил почти в 33 млрд руб. Но поддержка может оказаться недостаточной и запоздавшей. Во-первых, заявленные 35 млрд руб., по словам Путина, будут распределять до ноября, подождав до финала уборочной кампании (см. его цитату на стр. 8). Во-вторых, ослабевшему от засухи и пожаров сельскому хозяйству уже в начале августа было трудно обслуживать долги. Банки — в первую очередь Сбер и РСХБ - столкнулись с необходимостью пролонгировать кредиты на 127 млрд руб., признал в середине месяца первый вице-премьер Виктор Зубков. Сумма может вырасти, предупреждает Тигран Оганесян из «Уралсиба». По его данным, долговая нагрузка на отрасль достигла соотношения долга к EBITDA 6−7. «Спасти село может только пролонгация кредитов, иначе отрасль будет обанкрочена», — говорил эксперт в комментарии «Ведомостям».

Сбербанк готов продлить кредиты сельхозпредприятиям, пострадавшим от засухи, на три года, пообещал зампредправления Андрей Донских. Зубков пообещал снижение ставок, сославшись на свои переговоры с банками-кредиторами АПК. По словам вице-премьера, они готовы «в отдельных случаях» делать дешевле для сельхоззаемщиков как выданные, так и новые кредиты. Правительство готовилось выделить 6−7 млрд руб. на субсидирование аграриям из 27 пострадавших регионов ставок пролонгированных кредитов в размере 2/3−100% ставки ЦБ.

Импорт вместо экспорта?

Чтобы минимизировать последствия нехватки зерна для страны — прежде всего сдержать спекулятивный рост цен на зерно, не допустить сокращения поголовья скота и резкого увеличения цен на продовольствие, — правительство решило ограничить его вывоз, введя запрет на экспорт с 15 августа до 31 декабря. Чтобы обеспечить еще и резервы следующего года, Путин не исключает продления эмбарго: «Как будем вести себя после декабря текущего года, мы поговорим позднее по результатам уборочной кампании» («РИА Новости»).

Принимать решение о запрете, а лучше — сокращении экспорта (введении ограничительных квот или пошлин) стоило как раз после окончания уборки, говорит аналитик зернового рынка, попросивший об анонимности. «Вероятно, валовый сбор будет выше, чем прогнозирует Минсельхоз, и составит 65−67 млн т, в том числе 44 млн т пшеницы, — объясняет он. — В этом случае экспортный потенциал страны в нынешнем сельхозсезоне составил бы порядка 6 млн т. Такой объем можно вывезти без ущерба [для внутреннего рынка]". Тогда бы не встали продажи зерна в получивших хороший урожай экспортно ориентированных регионах ЮФО и СКФО. По словам аналитика, после объявления Россией о запрете экспорта на мировом рынке произошел откат средних цен на зерно с $290/т до $260−270/т. До его введения, с 1 июля по 15 августа, страна успела экспортировать 3,6 млн т (данные ИКАРа).

Внутренние цены тоже снизились: в течение недели, предшествовавшей вступлению в силу запрета, эксперты фиксировали падение на 150−175 руб./т пшеницы 4 класса. Наибольшее падение — до 1 тыс. руб./т — по оценке «ПроЗерно», было на юге. Когда эмбарго начало действовать, продажи там практически встали. Южное зерно все равно не пользовалось спросом несмотря на явный профицит: регионы-покупатели предпочитали более дешевые, с учетом транспортной составляющей, предложения из других областей. А аграрии отказывались продавать урожай по предложенным ценам. Например, по данным Минсельхозпрода Ростовской области, после запрета экспорта за фуражное зерно предлагали 4−4,5 тыс. руб./т, но эта цена не устраивала местных производителей.

Теперь, тем более если запрет на экспорт после 31 декабря продлят и продадут часть запасов интервенционного фонда, зерно из ЮФО может оказаться невостребованным в тех объемах, которые произведены, опасается аналитик. Он не исключает, что уже в октябре правительству придется «принимать какое-то решение» — например, разрешить южным регионам экспорт по квотам. В противном случае местные аграрии существенно сократят посевы озимых под урожай 2011 года. «Мы попадаем в порочный круг, — ужасается аналитик. — Ведь есть вероятность введения запретов и в дальнейшем». Следующий урожай, объясняет он, скорее всего, будет средним, а запасы на начало следующего сезона — несравнимыми с нынешними. Опасаясь отсутствия спроса вследствие новых ограничений, аграрии ЮФО могут опять снизить посевы, и тогда складывающаяся сейчас ситуация повторится уже в 2012/13 сельхозгоду.

В Российском зерновом союзе считают, что Россия с учетом превышающего 20 млн т переходящего остатка прошлого сельхозгода закрывает внутренние потребности в продовольственном зерне и фураже, даже если оправдается пессимистичный прогноз Минсельхоза. Остается и потенциал для экспорта — пусть даже «в существенно меньшем, чем в прошлые годы объеме», говорится в одном из пресс-сообщений РЗС. Экспортеры вообще считают запасы заниженными. «Зерна на самом деле больше, чем об этом говорит Минсельхоз», — считает гендиректор Valars Group Кирилл Подольский, хотя представитель ведомства Олег Аксенов и так называл в августе очень большую цифру запасов, ранее не звучавшую, — до 24 млн т. Продажи встали, и никаких ориентиров нет, недовольны опрошенные трейдеры. Сельхозпроизводители тоже пострадали, и не только из-за падения продаж, указывает президент РЗС Аркадий Злочевский: по его словам, доставка в порты предназначенного для экспорта, но так и не отправленного зерна обошлась им в 700−800 руб./т.

Чиновники по-другому смотрят на рынок. Директор департамента растениеводства Минсельхоза Петр Чекмарев на одном из совещаний говорил о «звездном часе» для собравших хорошие урожаи регионов. Аграрии в этом сезоне смогут заработать, соглашается с чиновником Игорь Павенский, руководитель отдела анализа рынков «Русагротранса». Но маржа все равно окажется ниже и будет только при условии, что зерновые перестанут дешеветь, подчеркивает он. После введения эмбарго цены в ЮФО снизились с 6,5−7 тыс. руб./т до 4,7−5,1 тыс. руб./т, в остальных регионах не было заметного сокращения, говорит Павенский. «Теперь все зависит от того, когда отменят запрет на экспорт, — рассуждает он. — Хотя вывоз фуража, конечно, открывать не стоит: ячменя и кукурузы в стране действительно недостаточно». Экспортный потенциал страны в 2010/11 сельхозгоду он оценивает в 3−5 млн т продовольственной пшеницы. Также Павенский поддерживает предложение РЗС открыть экспорт муки. «Падение ее производства последние годы сдерживалось только за счет экспорта — прежде всего в такие страны, как Афганистан, Монголия, Туркменистан и Таджикистан, — напоминает он. — Поставки составляли до 250−500 тыс. т в сезон. Завоевать эти рынки вновь будет сложнее, чем вернуться на зерновой». На этот объем и сократится внутреннее производство муки, если эмбарго на ее вывоз не отменят, заключает Павенский.

В текущем сезоне Россия, ранее в среднем ввозившая за год не более 1,5 млн т зерновых, может стать крупным импортером зерна. 5 млн т и более — о таком возможном объеме зарубежных закупок, прежде всего в Казахстане, говорили в августе чиновники (анонимно). Минсельхоз этой страны подтвердил, что из прогнозных 8 млн т экспорта в 2010/11 сельхозгоду 2 млн т зарезервировано, в том числе для России и Ирана. Гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько считает, что, пока цены не вырастут более чем до 8 тыс. руб./т у потребителя, импорт будет экономически нерационален. Президент Национального союза зернопроизводителей Павел Скурихин предлагает дождаться конца сентября, когда станет понятно, какой урожай собрали в Сибири. «СовЭкон» допускает, что по итогам сезона Россия станет нетто-импортером, а ввоз зерна составит несколько миллионов тонн. 1,5−2,5 млн т — таким видит импорт в текущем сельхозгоду вице-президент РЗС Александр Корбут, уточняя, что кроме пшеницы возможен ввоз ржи и пивоваренного ячменя. Аномальная жара привела к падению качества последнего, и часть объемов этой агрокультуры перешла в фураж, поясняет он. Оценка Павенского аналогична — максимум 1,5−2 млн т. Корбут, впрочем, предлагает делать выводы только по завершении уборочной. Как и Рылько, он говорит о высокой цене замещения: «Казахстанская пшеница, используемая как улучшитель при производстве муки, достаточно дорогая — на условиях франко-элеватор она стоит $270/т».

Что дальше

В регионах, пострадавших от засухи, будет резкий рост себестоимости зерна: с учетом потерь и выросших издержек финальные затраты на его производство там составляют 9−10 тыс. руб./га, а средняя себестоимость — 6−8 тыс. руб./т, рассказывает один из экспертов агрорынка. В том, что рынок примет такие цены, у него большие сомнения. Аграрии и сами не готовы продавать. Для безубыточных продаж, не говоря о прибыли, зерно должно стоить минимум 9 тыс. руб./т, подсчитывает гендиректор липецкого «Черноземья» Игорь Икармин, у которого урожайность упала до 19 ц/га против более чем 40 ц/га в прошлом году. В августе за пшеницу 3 класса в регионе давали около 7 тыс. руб./т. Не оценив результаты завершения уборочной, Икармин не хочет реализовывать урожай.

Еще одно негативное последствие засухи — сокращение закупок агротехники и переход на упрощенные технологии, дешевые удобрения и СЗР, говорит Александр Корбут из РЗС, имея в виду сельхозпроизводителей Черноземья и Поволжья. Тем более что в Поволжье засуха второй год подряд, да еще в 2009 году она совпала с кризисом, напоминает он. Приходится трудно, подтверждает директор компании «Зерно жизни» (84 тыс. га в Самарской и Саратовской областях) Андрей Зорин: больше всего пострадали посевы зерновых и льна, урожайность снизилась в 2,5−3 раза. Меньше пострадали, на взгляд Корбута, аграрии, вложившиеся в ресурсосберегающие технологии, в том числе минимальную и нулевую обработку. К примеру, в Саратовской области, хозяйства, обрабатывающие почву без вспашки, получили по 16 ц/га, тогда как работавшие по традиционной технологии вообще не собрали урожай, говорит он.

Производители и дилеры агротехники, впрочем, надеются в этом году сохранить продажи. Олег Ландин, директор по маркетингу «Ростсельмаша», рассказывает, что в его компании пока не прогнозируют падения реализации. Он надеется, что небольшой урожай сохранит относительно высокие внутренние цены на зерно и увеличит доходы не затронутых засухой хозяйств. «Объем средств, которые аграрии направят на приобретение техники, [в следующем году] будет примерно сопоставим с уровнем текущего года», — надеется Ландин. Павел Репников, президент Ассоциации дилеров сельхозтехники «Асход», ждет смещения платежеспособного спроса в сегмент ресурсосберегающих агромашин — в первую очередь посевных. А вот животноводы, думает Репников, заметно снизят закупку кормозаготовительной техники: из-за удорожания кормов растет себестоимость молока и мяса, при этом государство, скорее всего, будет сдерживать цены на эту продукцию так же, как сейчас на зерно.

По данным «Союзмолоко», себестоимость молока-сырья увеличилась минимум на 10−15%. Надои снизились на 20% до 16 л/гол., приводит в пример свое хозяйство гендиректор подмосковного «Зеленоградского» Юрий Валецкий. Он имеет запас прошлогодних кормов и надеется сохранить поголовье. В «Забарив-Агро» (Башкортостан) отказываются от роста стада и продают 500 телок, которые в 2011 году должны были дать телят: ни их, ни приплод нечем кормить, сетует гендиректор Юрий Зартдинов. О закупке новой техники и оборудования теперь не может быть и речи, говорят в обоих хозяйствах.

Минсельхоз в национальном докладе, подписанном Путиным в мае, прогнозировал по итогам года увеличение сельхозпроизводства на 2,7%. В госпрограмме записан целевой показатель 4,1%. Но теперь эти прогнозы неактуальны. В 2010 году рост отрасли может смениться спадом на 9−10%, допускает Корбут из РЗС.

Соберем 85 млн т
В следующем году даже при условии возможного сокращения посевов озимых на треть в центре, Поволжье и немного на юге — при нормальной урожайности — валовый сбор зерновых может составить порядка 85 млн т, прогнозирует «Русагротранс». Экспорт в этом случае будет порядка 12−13 млн т.


Интервенции без торга
Фуражное зерно из госфонда в этом году правительство решило реализовывать без биржевых торгов и по цене его закупки, то есть в среднем в 1,5 раза дешевле, чем оно стоило на рынке, когда было принято это решение. Закупать государственное зерно имеют право нуждающиеся в нем компании, заявки которых собирают и согласовывают с Минсельхозом власти регионов. Фуража интервенционного фонда (официально там 3,1 млн т), по данным ИКАРа, хватит, чтобы в течение полугода кормить примерно 14 млн свиней — по 36,5 кг/гол. в месяц. Запрет экспорта и изменение порядка продажи госзерна — хорошая новость для населения и животноводов, признают участники рынка. Но эти же меры, говорит один из них крупных сельхозпроизводителей центра, обусловив свою анонимность, выявят проблему слабого контроля за интервенционным фондом. Он знает случаи, когда на некоторых элеваторах Черноземья, где он хранится, к моменту начала сбора зерна государственных партий «почти не оставалось». «Владельцы элеваторов, — утверждает собеседник «Агроинвестора», — пользовались ими, продавая зимой подороже, и надеялись, что за лето восполнят запасы [купив подешевевшее зерно нового урожая]". А тем, кто приезжает инспектировать элеватор, «просто закрывали бумажками глаза», добавляет он. Сомневаясь в наличии у государства 9,64 млн т, многие аграрии придерживали зерно, не обращая внимания на заявления правительства о намерении в любой момент начать продажи зерна: «Мы знаем, что начинать им не с чем, и нас это не пугает», — описывает он.
Распределительная схема интервенций — спорная и коррупционная, добавляет эксперт зернового рынка, попросивший его не называть: есть опасность, что доступ к этим реализуемым по ценам ниже рынка объемам получит ограниченный круг компаний, в том числе близкие к чиновникам структуры.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще