Африканская угроза свиноводству -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Африканская угроза свиноводству
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
январь 2011
Цена угрозы — 200 млрд руб., объект — самая динамично растущая отрасль АПК

С 2008 года в России диагностируется африканская чума свиней (АЧС) — болезнь, безвредная для человека, но смертельно опасная для бизнеса, и прежде всего — для инвестиций в индустриальное свиноводство. Если в ближайшее время не принять качественных мер по предотвращению распространения АЧС, то в 2011 году в неблагополучной зоне окажутся Брянская, Орловская, Липецкая, Тамбовская, Саратовская области и вся территория южнее. Прямые потери составят порядка 200 тыс. свиней в год (800 млн руб.), на ликвидацию вспышек придется потратить еше минимум 380 млн руб. Непрямые потери бюджетов всех уровней и бизнес-сообщества могут достичь 6,7 млрд руб., предупреждает Россельхознадзор. Под угрозой 200 млрд руб. частных инвестиций, вложенных в свиноводство за последние годы.

По данным Международного эпизоотического бюро, Россия стала лидером по числу очагов АЧС: на середину ноября зарегистрировано 53 вспышки среди домашних свиней и 18 — среди кабанов. Скорость распространения болезни с юга на север — 300−350 км/год. То есть к 2012 году АЧС может дойти до Подмосковья. Сейчас северная граница угрожаемой зоны приближается к Воронежской области.

Опасность для госпрограммы

Вирус АЧС очень устойчив и легко передается не только напрямую от животного к животному, но и переносится через продукты питания, транспорт, распространяется накожными паразитами, грызунами, птицами, а главное, людьми (на одежде и обуви). Смертность заболевших стад достигает 100%. Вакцинация и лечение болезни отсутствуют. АЧС может полностью уничтожить российское свиноводство, а на международных конгрессах в ФАО ООН всерьез обсуждается угроза со стороны России европейскому бизнесу, говорит руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин.

Несмотря на то, что АЧС сейчас распространена на юге, пострадать может вся свиноводческая отрасль страны, опасается Андрей Тютюшев, член совета директоров Национального союза свиноводов и основной владелец «Сибирской аграрной группы» («С-агро»). У компании свинокомплексы «Томский» и «Уральский» в Томской и Свердловской областях, общая мощность — 55 тыс. т мяса/год. К тому же, отмечает Тютюшев, рост поголовья свиней — один из критериев эффективности агрогоспрограммы. Если из-за АЧС поголовье будет сокращаться, то страна откатится по этому показателю на 3−4 года назад. В такой ситуации справедливо будет говорить о провале проекта, считает Тютюшев: мало построить предприятия и увеличить поголовье, нужно суметь все это сохранить.

С 1992 по 2005 год промышленное производство свинины сократилось в 4 раза, а общее (с учетом ЛПХ) — в 2 раза, напоминает гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. Для восстановления отрасли за последние годы только частными инвесторами вложено примерно 200 млрд руб., рассказывает он. По данным Минсельхоза, за последние четыре года производство свинины в стране выросло на 38,7%. По оценке Ковалева, при сохранении нынешних темпов после 2012 года Россия сможет начать экспортировать свинину. Однако без четкой и единообразной во всех регионах работы ветеринарных служб (чего сейчас нет) и ликвидации АЧС можно не надеяться на развитие международных отношений: путь на мировой рынок неблагополучным по этой болезни странам всегда был закрыт.

Ущерб для свиноводства от АЧС может быть глобальным, предупреждал замруководителя Россельхознадзора, главный государственный ветеринарный инспектор Николай Власов в одном из интервью: «От нашей работы зависит благополучие свиноводческой отрасли не только России, но и всего континента — от Вьетнама до Англии. И это не преувеличение. Широкое распространение любой особо опасной болезни в России — это континентальное распространение. Это глобальная угроза».

Забой и карантин

С единообразием действий при вспышках АЧС у региональных управлений ветеринарии и других органов контроля явные проблемы, считают эксперты. Все мероприятия по ликвидации очагов болезни и карантинизации района проводятся по инструкции, утвержденной еще в 1980 году, и плана, который у каждого региона свой (при условии, что он вообще существует).

Вокруг очага устанавливается первая угрожаемая зона радиусом 5−20 км, где все поголовье в случае вспышки уничтожают. «Радиус зависит от тесноты хозяйственных связей района, перемещения продукции животноводства, — объясняет Власов (мини-интервью с ним см. во врезе к этой статье). — Если на частном подворье заболела одна свинья, то скоро заболеют все свиньи, потом — свиньи соседей. Если в зоне сплошного убоя есть закрытая свиноферма, то она, по всей вероятности, не пострадает. Сейчас, после регистрации Минюстом приказа Минсельхоза России о компартментализации [зоосанитарном статусе хозяйства — «АИ"], свиней забивать не нужно, если свиноферма относится к 3 или 4 компартментам. Убой будет проводиться только в незакрытых хозяйствах (компартменты 1 и 2)».

Трупы павших от АЧС животных обязательно сжигают, способ ликвидации еще не заболевших свиней — «вопрос чисто экономический», отмечает Власов. По его словам, из них можно делать консервы — причем даже в очаге заболевания, а не только в первой угрожаемой зоне, хотя в России часто сжигают все отчужденное поголовье. Риск дальнейшего распространения АЧС несет стремление хозяйств и частных лиц не перерабатывать, а продавать таких животных в виде сырого мяса. При плохой организации надзора и силовой поддержки так чаще всего и происходит, объясняет Власов, причины — жадность, безграмотность и недоверие к властям. А ветеринарных чиновников он призывает «хорошо думать, прежде чем жечь»: за отчужденных свиней придется выплачивать бюджетные деньги.

Разведение свиней в очаге заболевания возможно только через год после ликвидации вспышки, если помещение невозможно надежно продезинфицировать. На современных предприятиях возможны исключения. Пострадавшая в 2010 году от АЧС ростовская площадка «Русской свинины» — первый и пока единственный в России случай, когда вирус был занесен на комплекс высшего класса защиты, — возобновила работу буквально через два месяца. Для начала комплекс заполнили 5% поголовья и продолжили наращивать его.

Вторая угрожаемая зона прилегает к первой, ее радиус — 100−150 км. На время карантина (один месяц) здесь запрещается продажа свинины и живых свиней, а также ввоз и вывоз животных. Дополнительные ограничения налагаются на 1−3 года в зависимости от ситуации, одно из оснований — распространение вируса в географической зоне, как в случае с ЮФО. «Там ситуация с АЧС эндемическая — постоянно болеют домашние свиньи и дикие кабаны, — комментирует Власов. — Они посещают посевы, зернохранилища, а хозяева зараженных свиней контактируют с зерном. Сейчас вывозить любое зерно за пределы этих округов [регионов ЮФО — «АИ"] запрещено». А ведь при должной законопослушности участников рынка запрет мог бы относиться только к фуражу, предназначенному для кормления свиней, сожалеет Власов.

АЧС — вызов современной агроэкономике, уверен Ковалев из Национального союза свиноводов. Сейчас основные запасы зерна сосредоточены как раз в неблагополучных по АЧС регионах, тогда как самые большие мощности индустриального свиноводства, потребляющего это зерно, — в ЦФО. Ограничения и дополнительные требования к перевозимому зерну — дезинфекция вагонов, термическая обработка зерна, использование только железнодорожного транспорта — увеличивают его стоимость, что при и так выросших ценах является лишней нагрузкой на переработчиков зерна и производителей свинины.

АЧС угрожает продовольственной безопасности не только России, но и всего мира, рисует мрачные перспективы Юшин. Вводимые из-за болезни жесткие ограничения, безусловно, необходимы. Но они же, сожалеет эксперт, нарушают межрегиональные экономические связи и подрывают стабильность работы предприятий не только в свиноводстве: страдают растениеводы, транспортные компании, производители кормов.

Соблюдать правила

Проблемы, связанные с АЧС, характерны прежде всго для несовременных, старых свинокомплексов открытого, полузакрытого типа и индивидуальных хозяйств. Для снижения риска занесения вируса Юшин советует неукоснительно соблюдать правила, установленные Россельхознадзором, в том числе контролировать поступление кормов, животных, оборудования, запрещать сотрудникам держать свиней, не допускать на комплексы посторонних и непроверенный транспорт, организовывать санпропускники, обеспечивать ежедневную дезинфекцию рабочей одежды и обуви и т. д. «Нужно идти по пути компартментализации, когда предприятие определяет для себя те меры, которые оно готово реализовывать, чтобы снижать собственные риски и не попадать под жесткие ограничения, если вирус обнаружится недалеко от свинофермы. Каждый новый уровень компартмента требует не столько инвестиций, сколько усилий и дисциплины», — заключает он.

Первая рекомендация по защите от АЧС для каждого предприятия — работать в режиме закрытого типа, советует и Власов. По его словам, случай с «Русской свининой» показал, что, даже имея все технические средства для закрытого режима, можно просто по недомыслию менеджмента этого режима, по сути, лишиться. «Занос АЧС на «Русскую свинину» — это чисто управленческие просчеты. Директору комплекса надо было слушать ветврача и следовать его рекомендациям, чего на предприятии сделано не было», — заключает он.

Все этапы производства мяса на пяти свинокомплексах группы «Черкизово» (общая мощность — более 90 тыс. т/год) осуществляются на отдельных участках, разделенных не менее чем 5-километровой санзоной. Разделение участков и соблюдение правил закрытого режима помогают снизить риск возникновения и распространения инфекции. У мордовского холдинга «Талина» более 100 тыс. свиней. На комплексах компании введены строгий карантин и профилактика: дезинфекция, регулярные обработки от кровососущих насекомых, четкий контроль корма и утилизации отходов, перечисляет руководитель бизнес-направления «Свиноводство» «Талины» Александр Вдовин.

В «С-агро», два года назад узнав о первых очагах АЧС, сразу составили планы мероприятий по недопущению занесения заболевания и согласовали их с госветслужбой, рассказывает замгендиректора по животноводству группы Андрей Шкрылев. Ввели дополнительную обработку автотранспорта при въезде на территории предприятий, ограничили командировки сотрудников в неблагополучные по АЧС регионы, усилили контроль над проносом продуктов питания на территорию комплексов, выбрали регионы, где можно без риска закупать сырье для комбикормов, отчитывается он.

В совхозе «Шелонский» (Псковская область, производит около 4 тыс. т свинины в год) меры тоже ужесточили два года назад. Если раньше сотрудникам хозяйства разрешали держать свиней на домашних подворьях и как поощрение выдавали каждому по поросенку в год, то с риском возникновения заболевания содержать свиней запретили. Нарушителей увольняют. По словам гендиректора «Шелонского» Александра Грузда, эти меры многие приняли как ущемление их прав. «Юридически эти меры, обязательные для каждого закрытого свинокомплекса, никак не подкреплены, — не отрицает Грузд. — Любой сотрудник может подать на меня в суд. Вопрос поднимался на заседании союза свиноводов, но решения не получил, хотя, наверное, его можно решить на законодательном или нормативно-правовом уровне, ведь речь идет о спасении отрасли». Вместо поросят каждому из 500 сотрудников теперь выдают мясо — по 10 кг/мес. За год это 60 т, или 1,5 млн руб., оценивает гендиректор. В «Талине» вместо свиней и мяса сотрудникам выдают бычков, обеспечивают их сеном по сниженной цене и дают возможность покупать со скидкой продукцию свинокомплексов.

Если компенсировать запрет на содержание свиней в личных хозяйствах можно, то с контролем перемещения сотрудников закрытых комплеков намного сложнее, рассказывают топ-менеджеры. Ну как можно проконтролировать визиты работника к родным или знакомым, держащим свиней, а тем более запретить их, разводит руками Грузд. В «Шелонском» есть инструкция, которую все обязаны соблюдать: сообщать, где были и с кем общались, в случае контактов с владельцами ЛПХ — информировать начальника участка и выдержать три дня карантина дома и т. д. «Не могу гарантировать, что правила соблюдаются на 100%, ведь человеческий фактор всегда присутствует, но мы стараемся», — говорит Грузд.

Все закрываются

В марте в интервью «Агроинвестору» Ковалев из Национального союза свиноводов отмечал, что для новых инвесторов в отрасль индустриального свиноводства интересен ЮФО. Он подтверждает заинтересованность бизнеса и сейчас: АЧС не повлияла на инвестиционную привлекательность отрасли, все заявленные планы реализуются, уверяет Ковалев. «Приходится обращать больше внимания на меры биобезопасности, но это незначительно повысит стоимость проектов, — считает он. — Да, в ЮФО больше риск, но так как доля индустриального свиноводства там низка — около 35% производства, а оставшиеся 65% — это низкоэффективные ЛПХ, то в регионе хорошие перспективы для развития индустриального свиноводства».

Все новые индустриальные комплексы относятся к закрытому типу. Сказать, сколько может стоить перевод свинофермы из открытого режима работы в закрытый, опрошенные «Агроинвестором» эксперты ответить затруднились, равно как и оценить расходы на ужесточение санитарных мер. Но эти суммы в масштабах большого производства незначительны, соглашаются они с Ковалевым.

Намного значительнее последствия АЧС. В Ростовской области — самом неблагополучном регионе по этому заболеванию — поголовье свиней в этом году сократилось на 30% (320 тыс.). Уничтожили более 48 тыс. домашних свиней, придется выплатить 168 млн руб. за отчужденное поголовье. ЛПХ потеряли 40% животных (207 тыс.). По данным областного МСХ, хозяйства переориентированы на альтернативные отрасли животноводства, но свиноводство будет развиваться, несмотря на АЧС. Приоритетом госфинансирования новый губернатор региона Василий Голубев пообещал сделать строительство закрытых свинокомплексов полного цикла. 1 октября он подписал с инвесторами меморандумы о реализации шести крупных проектов. «Русский агропромышленный трест» («Русская свинина») готов вложить 6,3 млрд руб. в строительство двух комплексов на 212 тыс. свиней, агрокомпекс «Станица» — 19,7 млрд руб. в четыре комплекса полного цикла мощностью 250 тыс. свиней каждый.

Те, кто уже вкладывает в свиноводство, говорят, что для них АЧС не повод сокращать инвестиции. «Мы не намерены отказываться от дальнейшего развития, — говорит Вдовин из «Талины». — Наиболее эффективными, по нашему опыту, являются предприятия полного цикла. Сейчас реализуем два проекта. В Ульяновской области реконструируем недействующий комплекс объемом реализации 88,6 тыс./год свиней, или 9,6 тыс. т мяса в живом весе, стоимостью 885,6 млн руб. Большая часть строительных работ завершена, монтируем технологическое оборудование. На декабрь 2010 года запланировано заселение комплекса животными. Ориентировочная дата выхода на проектную мощность — 2012 год, окупаемость — 7 лет. Другой проект — строительство комплекса в Мордовии (12 тыс. т/год в живом весе), инвестиции — около 1,9 млрд руб. Ввести его рассчитываем в 2012 году, а окупить за 9 лет».

Увеличивает инвестиции и «Черкизово». В ноябре компания завершила сделку по приобретению двух комплексов в Пензенской и Липецкой областях за $100 млн. К 2012 году они выйдут на полную мощность и должны производить 25 тыс. т свинины в живом весе.

Программа ликвидации

В октябре Минсельхоз представил концепцию Федеральной целевой программы (ФЦП) ликвидации АЧС на 2010−2015 годы. По словам министра Елены Скрынник, без принятия мер только Ростовская область может потерять около миллиона свиней, а прямые потери всей отрасли — составить 25−30 млрд руб.

Сейчас карантин по АЧС объявляет губернатор области, долго корректируются условия, что влечет дополнительные потери и создает новые риски. По словам Власова из Россельхознадзора, решения о карантинах должны принимать специалисты, причем, в отличие от губернаторов, не заинтересованные в экономических показателях региона. «Неважно, в каком ведомстве данные специалисты будут работать (сейчас их просто нет), важно только, в чем они специалисты, — объясняет он. — Во многих странах для этого созданы специальные подразделения, где работают подготовленные именно для управления в таких ситуациях люди. А у нас что? Штабы, где лучший специалист (как правило, главный госветинспектор субъекта) лишь читал что-то про АЧС, когда учился. Причем, как правило, это было очень давно. К тому же к его рекомендациям далеко не всегда прислушиваются. Решение принимает губернатор, который не имеет об АЧС даже отдаленного представления, зато имеет сильную зависимость от экономики региона».

Власов верит, что реализация ФЦП приведет к полному искоренению АЧС за два года. Но пока непонятно, что будет с программой: в ноябре проект документа только готовили к рассылке федеральным ведомствам на согласование. Власов отказывается прогнозировать перспективы принятия ФЦП: утвердить программу могут «за два месяца, за два года, могут вообще не утвердить — это зависит от политической воли», подчеркивает он. Если программу утвердят сейчас, то, по оценке Власова, затраты на ее реализацию составят 8−12 млрд руб. из федерального, региональных бюджетов и внебюджетных источников. Чем позже произойдет утверждение, тем дороже обойдется реализация, говорит он. Самыми эффективными пунктами программы Власов называет полную депопуляцию кабанов на территории ЮФО и СКФО, поддержание их статуса в течение двух лет, восстановление системы утилизационных заводов в этой зоне, создание инфраструктуры сбора и переработки биологических отходов, жесткий учет поголовья свиней во всех хозяйствах и ЛПХ, а также контроль всех передвижений свиней и продукции свиноводства (не подвергнутой термообработке).

История болезни
Апрель 2007 года. В Грузии произошел массовый падеж свиней из-за АЧС. Однако первоначальный ошибочный диагноз и отсутствие оперативных мер по ликвидации очага позволили вирусу распространиться на значительной территории.
Ноябрь 2007 года. Зафиксирован первый случай заболевания на территории России — в Чечне обнаружен павший от АЧС дикий кабан. Аналогичный случай произошел в республике спустя два месяца.
Июнь 2008 года. Диагноз АЧС был поставлен домашним свиньям в Северной Осетии. С этого момента Россия стала неблагополучной по АЧС: в третьем и четвертом кварталах 2008 года болезнь распространилась на Ставрополье и Краснодарский край.
Лето 2008 года. Вспышка заболевания зарегистрирована далеко за пределами Кавказского хребта — в Оренбургской области. Это наглядно показало, что расстояние для вируса не проблема, и от заноса инфекции не застрахован ни один регион.
2009 год. АЧС продолжила распространяться в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах. В четвертом квартале был случай заноса в Ленинградскую область. Самая тяжелая ситуация — в Ростовской области, где выявлено 23 неблагополучных пункта и 7 инфицированных объектов. Содержащая вирус продукция попала в розничные сети. Фиксировались многократные нарушения режимов предотвращения распространения АЧС и случаи сокрытия фактов заболевания.
2010 год. АЧС продолжает распространяться по стране. Под удар попали Волгоградская и Астраханская области, где одновременно было зарегистрировано 11 очагов.
Август. Впервые АЧС проникла на предприятие закрытого типа — в ростовской «Русской свинине» уничтожили 14,5 тыс. свиней. С учетом недополученной прибыли и расходов на ликвидацию последствий эпидемии убытки предприятия достигли 109 млн руб.
Сентябрь. Серьезные потери понес Краснодарский край: более 6,5 тыс. животных уничтожено на СПК «Племзавод Россия».
Октябрь. Почти 7 тыс. свиней ликвидировано в кубанском СПК «Большевик». 1,5 тыс. животных убито на частных подворьях в Карачаево-Черкесии.
Ноябрь. Более 5,6 тыс. свиней уничтожено на ферме «Кавказ» (Краснодарский край). Точной информации по всему отчужденному свинопоголовью районов нет.
По данным Россельхознадзора, на 17 ноября в стране за 10,5 месяцев 2010 года уничтожено более 81,5 тыс. животных.
Николай Власов: «Мы знаем не обо всех случаях АЧС»
Главный госветинспектор России — для «Агроинвестора»
— Многие крупные участники рынка — за то, чтобы восстановить подчиненность региональных ветслужб, которые сейчас самостоятельны, Россельхознадзору. Последний, разумеется, тоже «за». Почему?
—  Госветслужба должна стать единой, чтобы быть эффективной, ведь она отвечает за безопасность. Нормальное состояние ветслужбы — постоянная война с болезнями, а на войне нужна командная вертикаль власти, которая действует мгновенно. Ведь часто при вспышке заболевания на реакцию даются считанные часы! Я неоднократно рассказывал, что АЧС в Советском Союзе случалась, но при нормальной работе ветслужбы проблема была полностью решена за месяц. А сейчас мы с нашим ветеринарным сепаратизмом движемся в противоположном направлении. ЮФО весь в АЧС, и по другим болезням ухудшается ситуация. Впервые за многие годы эпизоотическая обстановка в стране ухудшается из-за извращения процессов ветеринарного надзора. Необходима кадровая работа и обучение специалистов, причем в единой структуре. Уровень защиты везде должен быть одинаковым, потому что заразные болезни не различают регионов и не знают границ. Поймите, если 80 ветслужб будут работать одинаково и хорошо, а еще 4 — как-то иначе, то они сведут на нет все усилия других.
— Из ваших слов следует, что при нынешнем положении госветслужбы становится известно не обо всех вспышках АЧС.
— Я на все 150% уверен в этом! Да, мы знаем не обо всех случаях АЧС. Причем «мы» в данном случае означает всю госветслужбу. Просто владельцы животных не сообщают об их гибели. Есть и косвенные подтверждения. Неоднократно находили выброшенные трупы домашних свиней, павших от АЧС вблизи населенных пунктов, где эта болезнь не регистрировалась официально. Такое возможно в населенных пунктах, где очень низкая плотность популяции свиней, благодаря чему инфекция после заноса распространяется по самоограничивающемуся типу: просто нет животных для следующей волны распространения.
— На свиноводческих предприятиях закрытого типа сотрудникам запрещают содержать свиней в своих индивидуальных хозяйствах. Для владельцев комплексов это головная боль: юридически запрет незаконен, равно как и запрет посещать незакрытые хозяйства, — каждый человек имеет право свободно передвигаться. Что делать с этой проблемой?
— Нарушения прав человека здесь нет. Просто данное требование должно быть четко прописано в контракте с работником. Работаешь на свиноводческом предприятии — обязан вне его не контактировать со свиньями. И вообще есть масса профессий, накладывающих дополнительные требования и ограничения на работника. Авиадиспетчер, например, пить не может перед работой. И что? Хочешь пить каждый день — не ходи в авиадиспетчеры. Так и здесь: хочешь дома свиней разводить — не работай на свиноферме.
Можно застраховать
Поголовье «Русской свинины» было застраховано, за погибших и уничтоженных животных компания получила 29,7 млн руб. от «Согаз-Агро» (бывший «Нефтеполис»). Отдельных страховых программ по АЧС нет, но этот риск может быть включен в покрытие по стандартным условиям страхования, и полис будет дороже, рассказывает руководитель департамента андеррайтинга страховой компании «Макс» Алексей Володяев. По его словам, каждый запрос «рассматривается индивидуально», надбавки к стоимости стандартного полиса составляют от 5% до 50% в зависимости от конкретных условий — территории, хозяйства, количества страхуемых голов.
В совхозе «Шелонский» свиньи застрахованы компанией «ВСК». Гендиректор Александр Грузд считает включение этого риска в полис крайне важным, хотя и обходится страховка теперь «значительно дороже». Назвать точную разницу в цене полисов с риском АЧС и без него он затруднился.
Клиентов, отказывающихся при страховании от включения в договор риска АЧС, у «Макса» в последнее время не было, говорит Володяев. «В ЮФО мы тоже страхуем свиней от АЧС, но далеко не во всех случаях. Стараемся подходить к этому вопросу с максимальной осторожностью. Однозначно не берем на страхование хозяйства в районах, где были зафиксированы случаи АЧС, и в пограничных с ними. По остальным районам перед принятием решения изучаем меры ветеринарной безопасности, предпринимаемые в хозяйстве», — рассказывает он.
В «Шелонском», хоть он и находится далеко от зоны повышенного риска, условия страхования согласовывали долго. «Некоторые компании готовы были [в отличие от «ВСК"] без лишних слов сразу взять на страхование АЧС, но это настораживает, все-таки страховщик должен оценивать свой риск и взвешивать ситуацию», — уверен Грузд.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще