Эмбарго. P. S. -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Эмбарго. P. S.
Инна Ганенко
Агроинвестор
сентябрь 2011
Как Россия возвращается на мировой рынок зерна

Последствия эмбарго сказываются и после его отмены. В их числе — вялый экспорт в начале сезона, репутация страны как ненадежного поставщика и большой (до $40/т) дисконт, с которым приобретают нашу пшеницу. Но если Россия за сезон вывезет до 20 млн т, а государство не будет вмешиваться в рынок, то мы опять войдем в топ-3 — топ-5 ведущих поставщиков, считают эксперты. При внутренней цене от 5 тыс. руб./т начнет восстанавливаться инвестпривлекательность производства зерна и возобновится техническая модернизация. Но маржа аграриев и трейдеров будет «очень небольшой», предупреждают аналитики.

До введения эмбарго Россия входила в пятерку крупнейших мировых экспортеров зерна. В сезоне-2008/10 страна вывезла 23,4 млн т (в основном пшеницы), заняв третье место после США и ЕС. Результатом заявления Владимира Путина о введении эмбарго, которое он неожиданно сделал 5 августа прошлого года, был взлет цен на пшеницу на биржах в Париже и Чикаго до рекордных значений, фиксировавшихся только в 2008 году — на многолетних максимумах мировых цен сельхозпродукции и продовольствия. А во второй половине 2010 года, в сравнении с первой, пшеница в Чикаго — в том числе из-за ситуации в России — подорожала на 36%, подсчитали аналитики крупнейшего мирового трейдера Glencore. На внутреннем рынке цены на зерно тоже росли до января — начала февраля. В декабре правительство объявило об адресном выделении Москве, Санкт-Петербургу, Московской и Ленинградской областям 1,1 млн т зерна из госфонда. В первую неделю февраля стартовали товарные интервенции: на них продавали продовольственное зерно, а фураж распределяли на основании утвержденных центром заявок регионов. Животноводы получали это зерно дешево — по ценам закупки в госфонд. С марта на рынок начало поступать неучтенное официальной статистикой зерно урожая-2010 (по данным экспертов, более 5 млн т). Эти объемы и интервенции способствовали падению внутренних рыночных цен — Минсельхоз оценил снижение в 10−15%.

Снятие запрета

Об открытии экспорта зерна с 1 июля (начала нового сельхозсезона) стало известно в конце мая. Пшеница тогда стоила в среднем 5,2−5,5 тыс. руб./т, в госфонде осталось более 6 млн т, а на юге — 6−10 млн т рыночного зерна. Одни только слухи о возобновлении экспорта повысили цену на пшеницу в ЮФО на 400−500 руб./т до 5,5 тыс. руб./т, рассказывали эксперты. Дорожать зерно начало еще раньше — с середины апреля, вспоминает исполнительный директор «СовЭкона» Андрей Сизов. По его данным, как раз тогда трейдеры начали закупать первые партии в расчете на отмену эмбарго.

Впрочем, на момент возобновления экспорта внутренние цены зерна провалились: 1 июля декабрьские фьючерсы стоили в Чикаго на 8% дешевле, чем два дня до этого, писали «Ведомости». Торги фьючерсами на парижской бирже тогда же завершились 7%-ным снижением в сравнении с 29 июня. А за месяц, с 30 мая, мягкая американская пшеница подешевела на $70/т (до $264/т FOB Мексиканский залив), в Новороссийске с конца мая по 14 июля 4 класс убавил в цене больше $30/т и стоил $243−245/т, вспоминает руководитель отдела анализа рынков «Русагротранса» Игорь Павенский. Фундаментальной причиной снижения цен аналитики называли июньское заявление США о 5%-ном росте посевов пшеницы и кукурузы, а также повышение Международным советом по зерну прогноза глобального производства этих агрокультур в общей сложности на 18 млн т.

По данным российского правительства, 1 июля таможенное оформление прошло 1,1 млн т зерновых. Этот объем был зарегистрирован не за один день, обращает внимание аналитик ИКАРа Олег Суханов: экспортные контракты начали заключаться с мая. Если бы о снятии эмбарго стало достоверно известно в первой половине мая, а не в конце, то предварительных контрактов могло бы быть значительно больше — на 2−2,5 млн т, считает он. Первый вице-премьер Виктор Зубков тоже признавал, что российское зерно торгуется не так активно, как могло бы, но призывал не драматизировать и уверял, что экспорт наладится: «Наше зерно качественное, оно пользуется спросом». В июле экспорт развивался достаточно динамично, вторит ему Павенский. «Даже несмотря на негатив, который был по отношению к российскому зерну, торговля [с начала сезона] идет по нарастающей», — доволен он.

Упустили выгоду

Эдуард Курочкин, гендиректор компании Valinor management (Ростовская область), оценивает упущенную выгоду бизнеса от эмбарго примерно в $100/т. «Мы недополучили порядка $30 млн», — говорит он: в 2010 году до введения эмбарго Valinor успела продать только 30% своего урожая (обычно реализует на экспорт 100% собранного объема). «Процентов 50 реализовали на внутреннем рынке, оставшееся начали отгружать с 1 июля на экспорт», — рассказывает Курочкин. Но во-первых, компания почти год несла затраты по его хранению и лишилась части оборотных денег, а во-вторых, иностранные покупатели теперь относятся к закупкам российской пшеницы осторожно, хотя она дешевая и приемлемого качества, сетует он.

В наступившем сезоне Valinor планирует собрать порядка 500 тыс. т зерна и весь объем отправить на экспорт, «если в политике властей ничего не изменится, ведь решения нашего государства часто непредсказуемы», оговаривается Курочкин. Зачем вводили полный запрет на экспорт, он не понимает — на потребительских ценах решение не отразилось (зерновая составляющая зерна в ней крайне незначительна). Если правительству хотелось притормозить рост цен на хлеб, то проще было дотировать производителей муки, думает топ-менеджер: социальные задачи были бы решены без вмешательства в рыночные отношения и ухудшения финансового состояния агропроизводителей. Сельхозпредприятия юга поставляют на экспорт только излишки зерна, им запретили это делать, и в результате цены на зерно снизились незначительно, но элеваторы оказались переполнены, описывает ситуацию Курочкин.

Введение эмбарго нарушило планы агрохолдинга «Кубань» и тоже сгенерировало новые затраты, рассказывает замгендиректора Елена Артющенко. «Предполагали реализовать зерно в августе по 5−6 тыс. руб./т (5 августа, когда объявили о запрете, цена составляла 5,6 тыс. руб./т) и получить максимальную рентабельность — более 95%, — говорит она. — Но эмбарго заставило нас хранить зерно до июня. Дополнительные расходы превысили 23 млн руб.!» Рентабельность продаж снизилась до 64%. Невостребованной, по словам Артющенко, оказалась пшеница 4 класса. Холдинг ориентирован на экспорт, постоянного сотрудничества с внутренними потребителями не было, объясняет она: основными потребителями зерна «Кубани» были трейдеры КПЗ, МЗК, Bunge и Louis Dreyfus. 15% озимой пшеницы компания продала до введения запрета, а после реализовывала липецким и татарстанским контрагентам ячмень и фуражную пшеницу.

После отмены эмбарго «Кубань» планирует восстановить связи с теми же экспортерами. «Мы ожидаем увеличения рентабельности, так как мировые цены на 1−2 руб./кг выше российских», — продолжает Артющенко. Дополнительные средства будут инвестированы в развитие: расширение посевов, приобретение агротехники и т. д.

Александр Арцибашев, гендиректор зерновой компании «Восток-Запад» (часть «Иволга-Холдинга»), затрудняется оценить недополученную из-за эмбарго выручку и прибыль. Но больших потерь у бизнеса «Иволги» не было, следует из его слов: самостоятельным экспортом два последних года компания не занимается из-за сложностей с возмещением НДС, необходимости брать на себя долгосрочные обязательства перед портами по перевалке и более длительного, чем при внутренней торговле, оборота средств. 400−500 тыс. т/год компания продавала для экспорта «ведущим международным торговым компаниям», объясняет Арцибашев, а те поставляли его в Египет, Тунис, Сирию и Иорданию. Большую часть урожая-2010 «Иволга» реализовала на внутреннем рынке до начала интервенций, когда зерно еще не начало дешеветь.

Основным последствием эмбарго для рынка в новом сезоне Арцибашев считает дисконт к французской пшенице в $40−45/т, с которым российская торговалась в июле. В предыдущем сезоне дисконт редко превышал $10−20/т (сравнение цен на российскую пшеницу с французской и американской см. в табл. «Мировые цены…»). «Это цена возвращения на рынок, — комментирует Арцибашев. — Дело не только в экспорте: дисконт отражается и на нынешних внутренних ценах урожая-2011». По его мнению, некоторым экспортерам запрет оказался даже выгоден. К числу таких компаний он относит закупивших зерно для его поставки в течение нескольких месяцев по ранее заключенным с иностранными покупателями контрактам. Полный запрет (в отличие от ограничения экспорта) позволил избежать санкций за неисполнение этих контрактов и продать зерно в России после того, как оно подскочило в цене вследствие засухи, то есть дороже, чем это зерно было бы поставлено на экспорт.

В этом сезоне «Иволга» воздержится от продаж крупных партий нового урожая: большой дисконт нашей пшеницы на мировом рынке давит и на российские цены, поэтому лучше дождаться сокращения разрыва. По мнению Арцибашева, выравнивание цен должно произойти осенью. В 2011/12 сельхозгоду «Восток-Запад» планирует поставить экспортерам 500−600 тыс. т зерна.

На бизнесе «Юга Руси», в выручке которого экспорт составляет около 12%, запрет, по словам президента группы Сергея Кислова, почти не отразился: «Мы начали делать больше муки, больше продукции для продаж внутри России и за этот [2010] год увеличили выручку, а для тех компаний, которые были ориентированы только на чистый экспорт, это серьезный урок». Теперь «Юг Руси» хочет развивать глубокую переработку зерна и заняться дистрибуцией своих продуктов в странах-импортерах зерна, добавляет Кислов. От экспорта холдинг тоже не отказывается: в текущем сезоне планирует вывезти около 1 млн т (примерно на 20% больше 2010 года). 1 июля в Египет, Турцию и Италию отправилось четыре корабля с 12 тыс. т, привел пример глава «Юга Руси». «Продаем на экспорт тот лишний балласт, который давит на рынок и который мы не можем использовать», — пояснил Кислов.

А вот «Разгуляй», который тоже был крупным трейдером и экспортером зерновых, выходит из этого бизнеса. Председатель совета директоров группы Рустем Миргалимов считает, что нет смысла заниматься трейдингом при отсутствии доступа к длинным дешевым деньгам, портовым мощностям и возможности делать арбитраж на всех ключевых рынках, где продается зерно (см. интервью на стр. 24). Такие возможности есть у крупных международных компаний: когда маржа на рынке минимальна, зарабатывают только они, остальные теряют деньги, указывает он.

Более подробно о последствиях эмбарго для бизнеса — в статье на стр. 32.

Сколько вывезем

По словам Кислова, несмотря на некоторую напряженность в отдельных странах-импортерах зерна, вызванную временным эмбарго, «зерновой рынок хорошо структурирован, и продать зерно сегодня не проблема». «Россия выпускает зерно очень высокого качества, не генетически модифицированное, что начинает все больше цениться на рынке», — агитирует Кислов (все цитаты в этом абзаце — «РИА Новости»). Наше зерно ждут на мировых рынках, уверен он.

В начале июля о первых заключенных со странами Средиземноморья международных договорах на поставку пшеницы сообщил гострейдер ОЗК. До конца июля компания планировала поставить на экспорт 100 тыс. т. Основной объем отгружается через Новороссийский комбинат хлебопродуктов, сообщала пресс-служба компании (ОЗК - контролирующий акционер НКХП). Первоочередная задача — возвращение на традиционные для российского зерна рынки, прежде всего в средиземноморские страны, формулирует гендиректор ОЗК Сергей Левин. Кроме того, нужно выходить в Восточную и Западную Африку, на Ближний Восток и в Латинскую Америку, добавляет он, со странами этих регионов госкомпания ведет переговоры.

Экспортный потенциал России в этом сезоне опрошенные «Агроинвестором» эксперты оценивают в пределах 15−20 млн т. Каким будет реальный вывоз в начале сезона, пока не собран урожай, прогнозировать трудно, говорит Владимир Петриченко из «ПроЗерно». Стартовые отгрузки в июле после открытия экспорта не показатель, считает он: «Торговля сейчас [середина июля] только начинает поворачиваться, первая неделя месяца прошла в подготовительном режиме». Инфраструктура позволяет вывезти много зерна, говорит Суханов из ИКАРа. Зерно тоже есть — имеются запасы и неплохие виды на урожай. Свою оценку — 19−20 млн т — в ИКАРе называют «хорошей позицией», но активный вывоз, по мнению Суханова, начнется с сентября. «На восстановление положения России на мировом зерновом рынке уйдет два месяца. Наши основные партнеры из Северной Африки просто обиделись, поэтому скоро все восстановится, сейчас российская пшеница весьма конкурентоспособна по цене», — считает гендиректор Новороссийского зернового терминала Сергей Шилов. Покупатели ждут от нас демпинга, как в 2002 году, когда страна выходила на экспортные рынки, полагает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Но для этого должна понизиться закупочная цена у крестьян, а им это невыгодно, рассказывал он «Интерфаксу».

По оценке «Русагротранса», при урожае более 89 млн т возможен экспорт в пределах 17−18 млн т. «Вывоз зерна в этом сезоне может быть и выше — 18−20 млн т — при условии, что государство будет как можно меньше задействовать свои рычаги регулирования», — уточняет Павенский. В этом случае экспорт может составить 18−20 млн т зерна. Тем не менее при урожае в 90 млн т и невысоких ценах, которые складывались в июле, экспортеры и сельхозпроизводители будут иметь минимальную маржу, считает он. «Сложилась уникальная ситуация: на начало сезона были большие запасы зерна (около 6 млн т в ЮФО и СКФО), и с открытием экспорта все спешили избавиться от излишков», — поясняет Павенский.

У России есть все шансы в этом сезоне (пусть и благодаря более низким ценам, чем у конкурентов) занять прежнее место на мировом рынке, уверен Павенский. А тогда, продолжает он, восстановится инвестиционная привлекательность растениеводства, в том числе производства зерна. «Если осенью — в период озимого сева — внутренние цены будут формироваться на уровне от 5 тыс. руб./т пшеницы 4 класса, то это будет вполне приемлемо для южных сельхозпроизводителей, — рассуждает он. — Чем дальше от юга, тем рентабельность у аграриев с такой ценой будет, конечно, ниже. Но все равно это путь к восстановлению отрасли». По мере активизации экспортного спроса будут расти темпы технической модернизации, активизируется развитие агротехнологий, приостановленное под воздействием низких цен 2009−2010 годов и сократившегося из-за эмбарго спроса на зерно, рассчитывает Павенский.

Покупатели российского зерна, по мнению Петриченко, останутся теми же, что в прошлом сезоне. Но многие такие страны — Ливия, Тунис, Сирия, Египет, Йемен — сейчас политически нестабильны. Не исключено, что это отразится на объемах закупок зерна, думает Павенский. Сами покупатели не уверены в надежности России как поставщика. К примеру, египетский чиновник Номани Номани заявлял, что его страна будет осторожна при сделках с нашим зерном. «Мы должны быть уверены, что они [Россия] будут способны экспортировать, мы не хотим столкнуться с теми трудностями, с которыми столкнулись в прошлом году», — предупредил он (Египту пришлось докупить на международном рынке более 500 тыс. т).

Российские экспортеры перед началом сезона рассказывали, что страны-покупатели не включают их предложения в тендеры, опасаясь, что экспорт не откроется или будет ограничен. На введении таможенных пошлин на вывоз зерна настаивал председатель ЦБ Сергей Игнатьев, опасавшийся раскручивания инфляции. В июне-июле высокопоставленные чиновники правительства и Минсельхоза сделали несколько успокаивающих заявлений. Из них следовало, что пошлины планируются, этот вариант может рассматриваться лишь как резервный, но точно не будет применен в этом сезоне. Прошлогодняя ситуация не повторится, уверяла в ходе международных визитов глава МСХ Елена Скрынник. «Мы можем не только обеспечить качественным и доступным продовольствием внутренний рынок, но и гарантировать устойчивые поставки на мировой рынок российского зерна, масличных культур и продуктов их переработки», — цитировали ее «РИА Новости».

Статус страны как крупного экспортера гарантировал и Путин: «Россия сможет экспортировать около 15 млн т зерновых и вновь вернуться в число лидеров этого рынка».

Первые поставки
Первый в сезоне-2011/12 и первый после снятия экспортного эмбарго корабль (El KEF) с грузом российской пшеницы в 25,08 тыс. т отплыл из порта Новороссийска в направлении Египта 2 июля, сообщала компания «Трансагент». Отправителем являлась МЗК, а фрахтователем — ее материнская компания Glencore.
7 июля на тендере государственный трейдер Египта GASC решил купить 180 тыс. т пшеницы из России с поставкой 1−10 августа, сообщали Reuters и Bloomberg. GASC заявил, что закупит 60 тыс. т зерна у Cargill по $243,5/т и по 60 тыс. т ($244,5/т) — у Nidera и Alegrow. В этих торгах участвовали 13 компаний, рассказывал «Ведомостям» исполнительный директор «СовЭкона» Андрей Сизов: «Были предложения на пшеницу из Америки, Франции и России, но купили только российскую, дисконт на которую составил почти $30/т по сравнению с американской и французской». До эмбарго Россия экспортировала в Египет до 60% от всего импорта зерновых этой страны, говорит Владимир Петриченко из «ПроЗерно». Например, в 2009—2010 сельхозгоду потребности Египта составляли 10,3 млн т зерна (пшеница, ячмень, кукуруза), 6 млн т из них было закуплено в России. «Торги прошли по хорошей цене на среднерыночном уровне, ранее экспортеры называли цену в $240−250/т», — говорит Петриченко.
Также 7 июля 150 тыс. т российской пшеницы были закуплены на тендере Иорданией с поставкой в сентябре-октябре. А 8 июля 100 тыс. т мягкой мукомольной пшеницы на базисе C&F закупил департамент зерна Туниса. По сравнению с предыдущим тендером, который страна провела 22 июня, цены закупки снизились на $23−25/т, писал «СовЭкон». Кроме этих тендеров, российская пшеница в июле отправлялась в Турцию, Кению, Судан, Израиль и несколько других стран.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще