Мало маркетмейкеров -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Мало маркетмейкеров
Оксана Гончарова
Агроинвестор
сентябрь 2011
Нужны ли участникам рынка зерновые фьючерсы

Фьючерсной торговле пшеницей в России чуть больше трех лет — поставочный и расчетный контракты запустили биржи ММВБ и РТС. Эффективна ли она, судить самим участникам рынка. Пока их активность невысока, а ликвидность на бирже низкая. Аграрии не видят, какую выгоду может принести фьючерсный контракт. А вот рисков, уверены они, у такой торговли достаточно много. Фьючерсы — непростой инструмент, пользоваться которым сельхозпроизводителей еще нужно научить, указывают эксперты. В США, например, это делают на бюджетные средства.

В середине марта Санкт-Петербургская биржа совместно с биржей РТС («Российская торговая система») начала торги новым инструментом — расчетным (беспоставочным) фьючерсом на пшеницу. «В России после засухи этим [2010 год] летом сильно изменились виды на урожай, мы поняли, что агропромышленному сектору нужны инструменты, возможно биржевые, чтобы защищаться от таких рисков», — рассказывал в конце прошлого года замруководителя управления товарного рынка РТС Сергей Данов. По расчетам Национальной товарной биржи (НТБ), риск потерь в связи с изменчивостью цены на зерновом рынке вырос в 2009—2010 годах по сравнению c 2007−2008-ми в два раза. Тогда же Данов говорил, что биржа еще не определилась, будет ли это расчетный фьючерс или поставочный, но делать его РТС планирует самостоятельно (без участия чикагской биржи СВОТ), ориентируясь на российских участников. На деле контракт оказался расчетным, а цены все-таки были привязаны к котировкам на СВОТ.

Реальных поставок — 2%

Для России это не первый опыт. В апреле 2008 года торги поставочными фьючерсами на пшеницу начала НТБ, входящая в группу ММВБ. В этом году она имеет в обращении фьючерсы на пшеницу третьего, четвертого и пятого классов (объем одного контракта — 65 т) с условиями EXW поставки и международный контракт на условиях FOB. Суммарный оборот фьючерсов биржи на пшеницу с апреля 2008-го по 31 мая 2011 года составил 420,2 тыс. на 132,5 млрд руб.

Фьючерсы у НТБ поставочные, но до реальных поставок контракты доходят в 2% случаев, как, впрочем, и в других странах. Основная цель инструмента — страхование ценовых рисков, указывают опрошенные «АИ» эксперты. Вряд ли у кого-то из спекулянтов есть желание, например, поставить кому-то 5 тыс. бушелей пшеницы, которые в этом случае надо иметь в наличии, или, наоборот, получить 112 тыс. фунтов сахара, заплатив полную стоимость этих контрактов, улыбается руководитель дивизиона переработки зернового сырья «Стойленской Нивы» Сергей Пивнев.

Покупая фьючерс, участник торгов берет на себя условную обязанность доставить определенный объем товара в определенный момент в будущем, разъясняют эксперты. На деле подавляющее большинство фьючерсных спекулянтов предпочитают фиксировать свои прибыли и убытки, продавая или покупая закрывающие контракты до наступления дня доставки. Продажа контракта, который был предварительно куплен, ликвидирует позицию. Так же контракт, который был ранее продан, может быть ликвидирован закрывающей покупкой. Даже хеджеры чаще всего не совершают и не принимают доставку товара. Большинство находят для себя более удобным ликвидировать фьючерсные позиции и (если фиксируется прибыль) использовать деньги для того, чтобы компенсировать какие-либо ценовые изменения, произошедшие на наличном рынке.

Как это работает

Если доставка товара по фьючерсным контрактам является скорее исключением, чем правилом, то зачем большинство контрактов включают условие о доставке? По двум причинам, объясняет Пивнев. Одна из них заключается в том, что покупателям и продавцам дается возможность совершить или принять доставку наличного товара — на случай, если им будет это необходимо. Но более важно, что возможность поставки или получения наличного товара помогает рынку правильно оценивать фьючерсы относительно наличного рынка в момент истечения контракта, то есть в этот момент цены на фьючерсном и наличном рынках сходятся, говорит Пивнев. Данный процесс как раз и делает хеджирование эффективным способом защиты от неблагоприятных изменений цен на реальном рынке, и отсутствие поставки в этом случае не должно вызывать недоверия к инструменту в целом, уверен он. «Дело в том, что сроки исполнения контрактов (по российским фьючерсам на зерно это март, май, июль, сентябрь и декабрь) не всегда совпадают с нуждами аграриев», — дополняет топ-менеджер НТБ. Допустим, фьючерсный контракт исполняется в сентябре, а продать пшеницу нужно в августе. В этом случае сентябрьский контракт, который участник рынка продал (открыл позицию) с целью застраховаться от падения цены при реализации зерна в августе, закрывает эту позицию досрочно (откупает контракт), а зерно продает на реальном рынке. При этом если на момент заключения контракта рыночная цена составляла, допустим, 5,6 тыс. руб./т, а упала до 5,3 тыс. руб./т, то сельхозпроизводитель получает убыток в 300 руб./т. «Отыгрывается» он на цене фьючерса: если на момент заключения сделки контракт стоил 6 тыс. руб./т, а цена спот составила 5,5 тыс. руб./т, то при закрытии позиции он получит маржу — 500 руб./т. «Таким образом, жестко привязывать поставку реального товара к фьючерсному контракту смысла не имеет», — говорит топ-менеджер.

С 2008 года из 420,2 тыс. контрактов, обращавшихся на НТБ, поставкой закончились лишь 872. За первые шесть месяцев 2011-го НТБ заключила 56,4 тыс. фьючерсных контрактов на 19,8 млрд руб. (за весь 2010 год — 105,6 тыс. на 40,9 млрд руб.). По мнению президента Российского зернового союза Аркадия Злочевского, фьючерсные контракты НТБ недостаточно ликвидны: высокая ликвидность обеспечивается за счет большого числа участников. А для того, чтобы фьючерсы были ликвидными, нужно большое количество не только спекулянтов и финансовых посредников, но и маркетмейкеров — крупных зерновых компаний, которые «подтягивают» за собой на биржу всех остальных, дополняет советник по торговле компании «Агрико» Марк Федотов. «Мы запускали этот инструмент в конце 2008 года, и он динамично развивался, опередив по темпам роста на старте европейские биржи. Однако кризис внес свои коррективы: у сельхозпроизводителей не стало хватать денег на операции страхования, — комментирует топ-менеджер НТБ. — В 2010 году случилась засуха и запретили экспорт. А у нас контракты экспортно ориентированные, что отразилось на объеме торгов. Фермеры не продавали зерно в ожидании выгодных цен». Сейчас экспорт открыли, но свои позиции на международном рынке Россия только начала восстанавливать.

Эмбарго на экспорт зерна, длившееся почти год, не помешает возобновлению отношений с иностранными партнерами, полагает собеседник «Агроинвестора». «Те, кто занимается экспортом зерна, предвидели это, и, думаю, им несложно будет заключать [фьючерсные] контракты», — отмечает Аркадий Исенин, гендиректор «Зерновой компании» (Пензенская область). Но низкая активность участников рынка на бирже связана только с зарегулированностью рынка, полагает он. «Многие аграрии просто не знают, как обращаться с такими финансовыми инструментами — производитель зерна не понимает, уйдет он с биржи с прибылью или с убытком», — рассуждает Исенин. Фьючерсный инструмент не так просто освоить, согласен Злочевский: в США, например, фермеров специально обучают играть на бирже, причем на бюджетные средства. По мнению Исенина, фьючерсные цены должны быть ориентированы на внутренний рынок: иногда чикагские котировки, к которым привязан пшеничный фьючерс РТС, заметно выше российских, когда-то они, наоборот, намного ниже, но в любом случае редко оказываются на одном уровне с отечественными.

Российский рынок зерна сегментирован, неорганизован, у нас нет устойчивого положительного торгового сальдо, отсутствует стабильное производство — все это делает биржевую торговлю не столько рискованной, сколько бессмысленной, рассуждает гендиректор компании «Агроко» Алексей Иванов. Другая серьезная проблема в том, что рынок сильно зарегулирован, главный игрок на нем — государство, и оно во многом определяет, по какой цене будет завтра торговаться зерно. Нынешнюю пассивность аграриев на бирже понять можно, ведь заключать фьючерсные контракты по высокой цене нет смысла — перед выборами цены расти, скорее всего, не будут, говорит Иванов. «Кроме того, у нас мощное животноводческое лобби, которое также определяет позицию государства, и лобби губернаторов, — добавляет он. — Последние говорят [федеральным властям], что если завтра цены на хлеб поднимутся, то они ни за что не отвечают».

Стать прозрачнее «Фьючерсы делают рынок более прозрачным, поскольку цены на контракты соотносятся с рынком, — делится соображениями Федотов из «Агрико». — Другое дело, что не все крупные участники заинтересованы в прозрачном ценообразовании. Ведь, когда нет официального маркера, можно устанавливать свои цены». Между тем, зерновые фьючерсы нужны бизнесу, так как они создают дополнительные возможности для работы с банками и лизинговыми компаниями. Биржевые контракты на зерно в этом случае могут служить залоговым инструментом, отмечает Федотов.

Беспоставочные фьючерсные контракты — это расчетный инструмент, который вполне пригоден для спекулянтов, но не для производителей зерна и мукомолов, поскольку стоимость контрактов привязана к американским ценам, отмечает Злочевский. Когда ввели эмбарго на вывоз зерна, российские цены разошлись с мировыми почти на $100, а как только объявили о его отмене — за месяц, с 30 мая, мягкая американская пшеница подешевела на $89 до $245 (FOB Мексиканский залив). Причем внутренние российские цены в первой половине июня росли. «Невозможно ориентироваться на чикагский рынок и хеджировать риски, которые существуют у нас», — подчеркивает эксперт.

Поскольку фьючерс РТС привязан к ценам чикагской биржи, называть этот инструмент российским вообще некорректно, полагает Дмитрий Рылько, гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР). Наш рынок, по его словам, нуждается в поставочном фьючерсе: когда дело доводится до поставки, покупателю, как правило, требуется реальный товар, подчеркивает эксперт, добавляя, что на пути к этому инструменту имеется много препятствий. Одно из них — отсутствие складских свидетельств и системы лицензированных складов. «У нас до сих пор зерновые компании посылают своих людей на элеваторы для организации приемки и отгрузки зерна», — замечает Рылько.

РТС обещает запустить поставочный фьючерс уже осенью. В апреле об этом заявил председатель правления биржи Роман Горюнов. Для расчета фьючерса будут использоваться цены российских производителей зерна, пообещал он. Также в планах биржи — фьючерсы на кукурузу, сою и хлопок.

Для хеджирования
Срочный рынок возник изначально с целью хеджирования, а не спекуляций, поэтому при отсутствии хеджеров биржевая торговля зерном, в том числе фьючерсная, работать не может. С другой стороны, именно спекулянты наполняют этот рынок ликвидностью, обеспечивая хеджерам исполнение сделок.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще