Выбор редактора

34) жаловались на несовершенную инфраструктуру и плохие дороги, я их очень хорошо понимал — то и другое испробовал на личном опыте. В этом регионе я отдыхал, бывал в командировках и проезжал через него на авто. И знаете, удивляет даже не состояние всего этого хозяйства в каких-то там 150−200 км от столицы: Тверская — не единственная из прилегающих к Подмосковью запущенных областей. Удивляет отсутствие динамики: занимаюсь АПК 12 лет, и за это время состояние таких регионов не меняется. Меняются только губернаторы и способы извлечения рентного дохода, а в агропроме вместо инвестиционной динамики как была, так и осталась инвестиционная скука: крупных проектов почти нет, инвесторы обходят территории стороной, бывшие совхозы уныло ковыряются на деградирующих угодьях и просят госпомощи… И ведь правы аналитики, потенциал есть: земли дешевы, территория недалеко от крупнейшего рынка сбыта, Москвы, много свободных ниш и пр. Да в принципе, потенциал у нас есть везде. Россия вообще страна потенциалов, только добавленная стоимость, увы, как правило, генерируется вне ее рубежей, а капитал выбирает другие тихие гавани.

Вот вам еще потенциал — экспортный (статья на стр. 18). Минсельхоз строит планы на 2020 год: экспорт зерна должен будет составлять 40 млн т, растительного масла — 1,6 млн т, сахара — 250 тыс. т, — 200 тыс. т и мяса птицы — 400 тыс. т. Красиво. Однако от круглых цифр (тем более что они из проекта госпрограммы, принять которую нужно убедить федеральное правительство) до реальных поставок на конкретные рынки — дистанция огромного размера. Один внешний рынок — зерновой — бизнес завоевал. Причем завоевал, если сравнивать с традиционными мировыми странами-экспортерами, почти без участия государства. Да и экспортом ли зерна нам гордиться? Во-первых, это сырье (продукт без добавленной стоимости). Во-вторых, для бизнеса экспорт — постоянная нервотрепка с НДС, возмещать который приходится через суды и не быстро. Притом что бизнес не маржинальный, а оборотный, то есть НДС зачастую и есть эта маржа. А в-третьих, экспортный трейдинг (особенно после того как не одного отечественного трейдера отправили в финансовый нокаут внезапным эмбарго 2010 года) у нас под контролем международных корпораций. Российским вывозимое зерно можно назвать только по месту происхождения.

Обратите внимание на тексты, посвященные не рынкам, а компаниям. Первый — сделка по созданию СП между АФК «Система» и RZ Agro, принадлежащей членам семьи Louis-Dreyfus (стр. 22). Вторая статья — о холдинге «РАВ Агро-Про» (стр. 28) — не аналитика, в стиле которой обычно пишет «Агроинвестор», а скорее небольшое журналистское расследование: по словам автора, фигуранты не хотели делиться информацией и даже, было, грубили. Впрочем, это закон жанра — чем сильнее сопротивляется ньюсмейкер, тем интереснее получается материал.

Хорошего вам чтения! И небольшой совет-приглашение — приходите 1 июня на IX конференцию «Агрохолдинги России», которую мы теперь будем проводить дважды в год (подробнее см. третью обложку). Там тоже будет интересно — обещаю как организатор и модератор.