С наступающим сезоном! -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

С наступающим сезоном!
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
июль 2012
Чего ждать бизнесу от нового сельхозгода

В сезоне-2012/13 многое, как всегда, будет зависеть от погоды и цен на агрокультуры. Но не только: Россия входит в ВТО, готовится итоговая версия 8-летней госпрограммы, наступают дедлайны по выплате пролонгированных после засухи кредитов, вероятна смена госполитики в АПК. Состояние сельского хозяйства будет зависеть и от того, распространится ли финансовый кризис за пределы ЕС, а также от мировых цен на энергоресурсы.

Завершающийся сельхозгод (июль 2011 — июнь 2012 годов) стал сезоном большого числа рекордов, установленных по сборам масличных и сахарной свеклы, производству и экспорту белого сахара, экспорту зерна, пшеницы, кукурузы и гороха. В 2011 году страна произвела самый большой с 1993 года объем свинины и поставила исторический рекорд по производству мяса птицы. В 1990 году последней было получено 1,8 млн т, тогда как в 2011-м — 2,9−3,2 млн т. Животноводы отчитались о росте надоев — средний составил около 4,7 т против 4,1−4,2 т в 2009—2010 годах. Впервые за 20 лет перестало снижаться поголовье КРС, отрапортовал Минсельхоз. По данным Росстата, российское агропроизводство увеличилось на 22,1%. АПК обеспечил почти четверть роста всей национальной экономики за 2011 год.

Высокий стартовый уровень, заданный прошлым годом, и неблагоприятные погодные условия перед началом нового сезона не приведут к повторению рекордов в 2012/13 сельхозгоду, уверен гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько. «По всей видимости, будет недобор зерновых и снижение их экспорта, есть вероятность уменьшения производства масличных, — поясняет он. — А вот в промышленном свино- и птицеводстве, скорее всего, будет еще один рекорд [производства]". В первом квартале 2012 года производство свинины выросло на 4,2% до 720 тыс. т в живом весе, птицы — на 16,3% до 1,1 млн т (Минсельхоз). По итогам 2012 года рост сельского хозяйства составит не менее 5%, прогнозировало в мае федеральное агроведомство.

Разные сценарии

Яровой клин в этом году, по данным Минсельхоза, должен составить 51 млн га, в том числе зерновой будет на уровне 30 млн га. Озимыми под урожай сезона-2012/13 засеяно 16,5 млн га. На 7,5% этой площади посевы погибли. По прогнозу МСХ, объем производства зерна в новом сезоне будет на уровне завершающегося — 94 млн т. С учетом товарных интервенций (2 млн т) и экспорта (25−27 млн т) запасы зерна к началу нового сельхозгода — 1 июля — могут составить 18 млн т. Такой показатель соответствует рекомендованным значениям ФАО — 15−17% годового производства. В начале апреля сельскохозяйственные, заготовительные и перерабатывающие организациии имели 25,8 млн т запасов, информировал ранее Росстат.

В новом сезоне Россия может получить урожай зерновых не меньше прошлогоднего, а если повезет с погодой, то и больше — под 100 млн т, предполагал в середине мая президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский, ссылаясь на информацию о темпах сева и оперативные данные регионов. По его оценке, новый сезон будет периодом ослабления цен на мировом и внутреннем рынках зерна, но обвала не ожидается. «Аналитики прогнозируют цену в диапазоне $220−250/т в портах Новороссийск, Туапсе, Тамань, что фактически означает снижение минимум на 1 тыс. руб./т в зависимости от региона, — рассказывает он. — На внутреннем рынке снижение стоимости зерна можно было бы легко компенсировать ослаблением рубля к доллару, но этот вопрос в компетенции правительства и ЦБ».

Вице-президент инвесткомпании «Атон» Иван Николаев ожидает урожая примерно в 103 млн т, потребления — в 87 млн т, экспорта — в 12 млн т, запасы зерна в конце сезона-2012/13 — на уровне 18 млн т. Показатели экспорта и запасов, впрочем, могут меняться, уточняет он. Поскольку урожайность в новом сельхозгоду, по мнению Николаева, будет выше прошлогодней, себестоимость производства должна несколько снизиться, а рентабельность может остаться на прежнем уровне: из-за роста урожая цена реализации не вырастет, а, скорее, упадет. «При этом не нужно забывать об инфляции, удорожании ГСМ, удобрений, росте трудозатрат и т. д., — продолжает эксперт. — Тем более что заметного увеличения эффективности растениеводства пока не наблюдается». Поэтому рост маржи в этом секторе тоже маловероятен.

Учредитель ростовского хозяйства «Ростов-мир» Юрий Рошкован заложил в план рост себестоимости производства озимой пшеницы 4 класса примерно на 1 тыс. руб./т до 5,5−6 тыс. руб./т. Цена реализации, думает он, вряд ли увеличится — вероятно, останется на нынешнем уровне (5−6 тыс. руб./т), то есть сравняется с себестоимостью. А вот глава липецкого хозяйства «Дружба» Владимир Костяев роста себестоимости в новом сезоне не ждет: цены удобрений и СЗР остались на уровне 2011 года, все потребности в ГСМ ему удается закрыть льготным топливом.

Исполнительный директор «СовЭкона» Андрей Сизов не разделяет оптимистичных прогнозов экспертов и не ждет большого урожая. Он указывает на почвенную засуху, которая в мае фиксировалась в южных, центральных, восточных регионах, и на не самое хорошее состояние посевов в ЮФО из-за ранних заморозков и холодной зимы. В середине мая прогноз «СовЭкона» был на уровне 90 млн т, и аналитики центра не исключали его снижения при отсутствии дождей.

По словам Дмитрия Рылько, можно ожидать достаточно высоких цен на зерновые — не исключено, что они будут выше, чем в сезоне-2011/12. Но это предположение: рынок только формируется, указывает он. «Главная интрига [наступающего сельхозгода] в другом: компенсируется ли ростом цен падение урожайности?» — задается вопросом Рылько. «Не факт, что цены вообще повысятся, — высказывает свое мнение Сизов. — Мы зависим от глобальной конъюнктуры». Он считает, что новый сезон интересен другим: на мировом рынке, скорее всего, будет некоторое снижение цен относительно текущего сельхозгода из-за существенного роста запасов кукурузы в США. В нашей стране недобор урожая на юге и низкие запасы зерна в европейских регионах будут поддерживать внутренние цены, говорит Сизов, поэтому векторы мирового и российского рынков окажутся разнонаправленными. «СовЭкон» ориентируется на цену пшеницы $225−275/т FOB в глубоководных портах России.

Николаев ожидает сокращения посевов сахарной свеклы на 10−15% (Минсельхоз говорит о 10%) и снижения ее урожайности, из-за чего сбор может упасть на 15−20%. Масличный клин тоже сократится, и урожай будет на 5−10% ниже прошлогоднего, прогнозирует он. Мировые цены на масличные будут достаточно высокими, и это хороший стартовый уровень для цен внутри страны, полагает Дмитрий Рылько. Если не будет засухи, то цена продовольственной пшеницы в начале сезона будет не меньше 4,5 тыс. руб./т, рапса — 8,5 тыс. руб./т, и тогда получится заработать немного больше, чем в текущем сельхозгоду, надеется гендиректор «Сибирского хлеба» Павел Миклухин.

Прогнозы аналитиков об объеме урожая и уровне цен далеко не всегда оправдываются, скептичен гендиректор пензенской компании «АркАгро» Аркадий Исенин. Два года назад, вспоминает он, говорили, что в стране резко сокращаются посевы подсолнечника и восстановить объемы производства получится нескоро. Цена тогда доходила до 23−24 тыс. руб./т. Но в 2011 году подсолнечника посеяли столько, что увеличили масличный клин, сокращавшийся несколько лет подряд, и «цена рухнула», рассказывает Исенин.

Факторы влияния

Одним из ключевых факторов, который, как всегда, будет влиять на объем урожая и цены, опрошенные «Агроинвестором» участники рынка и эксперты называют погоду. Например, в Сибири обещают засуху, и действительно май в регионе был засушливым, рассказывает Миклухин. В Ростовской области в мае воздух прогревался до +32−33˚С, не было дождей, «все горело», делится впечатлениями Рошкован из «Ростов-мира», а осенью был большой недосев озимых. В Липецкой области озимые перезимовали хорошо, говорит Костяев из «Дружбы». Если не будет погодных катаклизмов, то урожайность должна быть высокой, расчитывает он.

Кроме того, на развитии агрорынков в новом сезоне, по словам гендиректора инвестиционно-аналитической компании «Амбика-Агро» Бориса Розенвальда, скажутся диспаритет цен, рост стоимости удобрений, фрахта и транспортировки, кредитная и государственная политика, новые назначения в правительстве, а также подготовка итоговой версии агрогоспрограммы на 2013−2020 годы. Многое будет зависеть и от того, разрастется ли финансовый кризис ЕС до уровня мирового и как скажется на агробизнесе динамика мировых цен на нефть, добавляет Дмитрий Рылько.

В новом сезоне, по мнению Миклухина, негативное влияние может оказать нехватка хранилищ зерна. «В Сибири они заполнены примерно на 75%, и не исключено, что урожай будет неплохим, а складировать его негде, — говорит он. — Западные регионы постепенно избавляются от запасов, а о Сибири этого не скажешь. Если в ближайшие два месяца ситуация не изменится, то при нормальном урожае емкостей для хранения не хватит».

В наступающем сельхозгоду появится новый рыночный фактор: Чикагская товарная биржа объявила о начале торговли фьючерсами на причерноморское зерно, напоминает Андрей Сизов. Он называет его запуск «самым важным событием нового сезона». Однако как этот инструмент торговли скажется на рынке, пока неясно, рассуждает Сизов. «Интерес к причерноморскому зерну есть, причем высокий — в первую очередь его проявляют импортеры и транснациональные трейдеры, — говорит эксперт. — А вот сельхозпроизводители еще не понимают, как им использовать фьючерсы». Если чикагский инструмент будет ликвидным, то участники рынка начнут активно его использовать, и через несколько лет Россия «будет торговать от фьючерса» — так же, как сейчас США и Европа, не исключает Сизов.

Вступление в ВТО — еще один фактор, который начнет влиять на агрорынки в новом сезоне. Хотя это больше тема 2013 календарного года, размышляет Николаев из «Атона». Теоретически вхождение в организацию может положительно сказаться на экспорте зерна, но не столько в наступающем, сколько в последующие сезоны, думает аналитик «Тройки Диалог» Георгий Тараканов. А вот влияние ВТО на животноводство, скорее всего, проявится к четвертому кварталу 2012 года: из-за снижения ввозных пошлин на живых свиней с 40% до 5% игроки рынка ждут увеличения их импорта с 50 тыс. т до 200 тыс. т. Есть риск падения цен свинины, которое может составить до 20%, прогнозирует Тараканов. В дальнейшем снижение защиты сократит инвестиции в производство свинины, полагает Николаев, «ведь рентабельность в 40% свиноводов устраивает, а 30%-ная — уже нет».

Крупнейшие свиноводы анализируют рынок и берут инвестиционную паузу. «Русагро» заявила о замораживании стартап-проекта в Челябинской области. Приостановить вложения в новые свиноводческие проекты решила в мае группа «Черкизово». Такие действия — большой риск сокращения внутреннего спроса на зерновые, а значит, снижения посевов и урожаев, уверен Николаев. На объемы закупки фуража это не повлияет, спорит Тараканов: остановленные проекты должны были стартовать только в 2014—2015 годах. Риск падения спроса все равно есть: кроме крупных игроков, будут сельхозпроизводители, которые под влиянием стресс-факторов начнут сокращать имеющееся поголовье, указывает Миклухин из «Сибирского хлеба». В Сибири 50−60% конечных потребителей зерна — как раз животноводы, уточняет он.

Как сложится ближайший год для животноводов, наверняка сказать трудно, но рисков много, делится мыслями Костяев из хозяйства «Дружба»: например, во многих странах поддержка отрасли больше, чем у нас. Но даже без ВТО на рынок молока очевидное давление оказывает Белоруссия, говорит он. Внутренние цены тоже некомфортны: сейчас, при себестоимости литра молока 12,8 руб./кг, его закупают в среднем по 11 руб./кг, добавляет он.

Долговая нагрузка

Не стоит забывать и о проблеме долгов, которые у сельхозпроизводителей продолжают накапливаться, что также влияет на доходность предприятий, напоминает Злочевский. Срок возврата основных сумм кредитов, пролонгированных после засухи, наступит в 2013 году, а на 2012-й приходится начало первых выплат. По оценкам экспертов «Агроинвестора», сейчас сложно оценить, насколько сельхозпроизводители финансово восстановились после засухи, другими словами, будут ли у них деньги на возврат кредитов или возможность перекредитоваться. В очевидно хорошей по сравнению с другими участниками рынка финансовой форме только крупные диверсифицированные холдинги, у которых есть животноводство.

Если урожай будет на уровне прошлогоднего и цены, еще не восстановившиеся, снизятся, то это негативно повлияет на платежеспособность. При меньшем урожае и укрепляющихся ценах серьезных проблем с возвратом кредитов не будет, уверен Тараканов из «Тройки Диалог». Николаев из «Атона» считает, что сейчас финансовый рынок, скорее всего, не позволит сельхозпроизводителям перекредитоваться: долговым инвесторам интересны короткие и высокодоходные активы, а АПК к ним не относится. Не исключено, что банкам придется пролонгировать задолженности и дальше, говорит Николаев. В худшем сценарии часть выплат придется обеспечить государству.

Часть сельхозпроизводителей не исключают банкротств. Юрий Рошкован из «Ростов-мира» выдержал засуху 2010 года, поскольку смог выгодно продать подсолнечник, подождав роста цены с 7 тыс. руб./т до 20 тыс. руб./т и обеспечив себе хороший оборот. Те, кто тогда оказался в дефолте, не смогут вернуть кредиты и сейчас, а значит, могут начаться банкротства, уверен он. «Так и есть», — подтверждает Злочевский. По его словам, проблему закредитованности отрасли можно было решить, частично списав, частично — повторно пролонгировав или реструктурировав долги, но после присоединения к ВТО сделать так уже не получится: эти меры попадут в «желтую корзину» и с учетом небольшого объема прямой поддержки АПК, разрешенного России, фактически окажутся под запретом. До ратификации договора совсем немного времени, и власти накануне вступления в ВТО вряд ли пойдут на такой шаг, сомневается президент РЗС.

Не стоит исключать повторного продления текущих кредитов, говорит Борис Розенвальд из «Амбики-Агро». «Не думаю, что будет долговой коллапс: основные кредиторы АПК — банки с госучастием, а они вряд ли допустят массовое разорение агрокомпаний», — уверен Сизов. Часть кредитов аграрии могут обслуживать и возвращать самостоятельно — с финансовой точки зрения, уходящий сельхозгод был неплохим для растениеводов (в первую очередь из европейских регионов страны), говорит он. В Сибири сложнее, сравнивает эксперт: сказываются нарастающие проблемы с логистикой, из-за ее дороговизны макрорегион становится все более отрезанным от европейской России и портов, поэтому цены там ниже, чем могли бы быть.

Стратегии работы

Чтобы нивелировать возможный после вступления в ВТО риск падения спроса животноводов на фураж, «Сибирский хлеб» сделал приоритетом производство твердых, высокопротеиновых сильных сортов мягкой пшеницы и маслосемян (в основном рапса). «На сильную сибирскую пшеницу всегда был спрос у мукомолов в западных регионах страны: она используется как улучшитель массово производимого там сырья 4 класса, — объясняет Миклухин. — И потом, рядом с нами ориентированные на экспорт алтайские мукомолы». В перспективе он хочет заняться трейдингом пшеницы премиум-класса, взяв за пример канадские стандарты экспорта. А рапс, по наблюдениям Миклухина, востребован переработчиками Восточной Европы, а также российскими — в Татарстане и Алтайском крае. «Даже без учета фактора ВТО незачем толкаться локтями на рынке зернового фуража — его в нашем регионе и так производят достаточно, — поясняет гендиректор «Сибирского хлеба». — В отличие от него, на качественное зерно и маслосемена всегда более-менее стабильные цены. А в новом сезоне прогнозируют хорошую цену на соевое масло, которая потянет за собой другое сырье — подсолнечник и рапс». Постоянно растущие логистические расходы сибирских аграриев тоже подталкивают к отказу от выращивания ординарных сортов и агрокультур в пользу более дорогих и устойчиво маржинальных, говорит Миклухин.

Заработать на растениеводстве в новом сезоне можно будет только повышая урожайность зерновых, убежден Юрий Рошкован. Его компания получает 25−35 ц/га в зависимости от погоды, тогда как в Европе с гектара снимают по 50−60 ц, сравнивает он. Для конкурентоспособности нужно стремиться к европейскому уровню, делает вывод Рошкован, а для этого не обойтись без инвестиций в семена: например, ячмень французской селекции дает 12−13 отростков, а отечественный — максимум 6.

Исенин из «АркАгро» собирается экспортировать нут, чечевицу и кондитерскую семечку, а покупателям из северо-западных регионов продавать фуражную пшеницу. «Буду работать только под заказ, — говорит он. — Приоритет — экспортная нишевая продукция, рыночные цены на которую стабильны». Липецкой «Дружбе» технические агрокультуры в последние два года приносят больше прибыли, чем зерновые, поэтому в севообороте увеличена доля кукурузы на зерно, подсолнечника и сои. Масличные вообще один из самых надежных для нового сезона вариантов в плане спроса и возможной маржи, считают опрошенные «Агроинвестором» эксперты и аграрии. Из зерновых интересны кукуруза, а по контрактам с переработчиками можно выгодно выращивать пивоваренный ячмень.

Новый вектор?
Существенно повлиять на агрорынки в сезоне-2012/13 могут «неожиданные и неправильные» решения власти в связи с вступлением в ВТО, которые изменят нынешний вектор господдержки отрасли, говорит Иван Николаев из «Атона». Например, правительство может резко снизить поддержку производителей мяса (у них хороша маржа) в пользу производителей зерновых, бизнес которых низкорентабелен. «Когда стало ясно, что мы присоединяемся к ВТО, многие игроки мясного рынка говорили, что, скорее всего, госсредства теперь будут направлены в землю, то есть механизм субсидирования сельского хозяйства будет напоминать европейский», — говорит Николаев.
Аркадий Злочевский из РЗС подтверждает, что работа над изменением аграрной политики действительно ведется, в том числе изучается возможность перераспределения господдержки в пользу растениеводов. «Животноводство в России развивается благодаря госполитике, а растениеводство (особенно производство зерна) — вопреки ей, — утверждает он. — Нужно применять инструменты поддержки растениеводов, способствующие снижению себестоимости, такие как льготы на приобретение ГСМ и субсидирование покупки минудобрений. Эти инструменты необходимо улучшать и разрабатывать новые. А то же субсидирование кредитных ставок — мера выравнивания конкурентоспособности наших сельхозпроизводителей с западными (у них ставки по кредитам на уровне 3−5%, у нас эффективные ставки — 5−7%, а без субсидирования — 12−15%). Но она не влияет на себестоимость производства».
Риска падения спроса на зерновые, если снизится господдержка животноводства, нет, считает Злочевский. Не будет сокращаться и производство животноводческой продукции, верит он: ранее основная доля госсредств направлялась на строительство новых комплексов, которых построено достаточно. «Теперь нужно обеспечить нормальные условия сбыта, а не продолжать субсидирование строительства: мощных компаний на рынке достаточно, повышать конкуренцию за счет новых комплексов не нужно, — говорит эксперт. — В растениеводстве же компаний, способных образовать конкурентную среду, очень немного». Глава РЗС поясняет, что он не предлагает лишить субсидий уже создающиеся комплексы, а считает необходимым направить в растениеводство деньги, по нынешней системе господдержки предназначенные для строительства с нуля новых объектов.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще