Четвертая засуха подряд -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Четвертая засуха подряд
Инна Ганенко
Агроинвестор
ноябрь 2012
2009/2012: уроки погодных катаклизмов

Считается, что засухи случаются в среднем раз за три года. Но с 2009-го без них не обходится ни один сезон. Похоже, работать в таких условиях сельхозпроизводителям теперь придется чаще, чем раньше. Чтобы доходы участников рынка меньше зависели от природных явлений, нужно вводить новые технологии, страховаться и совершенствовать господдержку. Но у бизнеса нет денег, а у государства — последовательной стратегии аквазащиты.

Когда в 2009 году засуха погубила 4,4 млн га посевов (5,6% общего клина) в 15 регионах страны, в основном приволжских и южнуральских, ее называли самой масштабной за последние 10 лет. В 2010-м об этом уже мало кто вспоминал: масштабы случившегося были несопоставимы с предыдущим сезоном и казались катастрофой.

Что случалось

Суммы температур воздуха и почвы летом позапрошлого года оказались в России рекордными за все 130 лет метеонаблюдений. Агрокультуры погибли на 13,3 млн га — это 30% посевов зерновых. Подтвержденные прямые потери участников рынка составили 41,6 млрд руб. Единственным незатронутым засухой зернопроизводящим макрорегионом стала Сибирь. В 2011 году большинство агрокомпаний получили передышку: сезон прошел без природно-климатичских аномалий, а валовый сбор составил 94,2 млн т зерна — объем, близкий к благополучному 2008-му (108 млн т). Но и тогда сельхозпроизводители Липецкой, Орловской, Тамбовской, Тверской, Ярославской и еще нескольких центральных областей жаловались на засушливые явления и недобор урожая в сравнении с планировавшимся. Но в прошлом году, в отличие от 2010-го, сократившие сбор аграрии не могли покрыть физические потери зерна за счет его выросшей стоимости: большой урожай (а по некоторым агрокультурам — рекордный) сбил внутренние цены на сельхозпродукцию и лишил участников рынка части без того небольшой маржи.

В этом году снова засуха. Режим чрезвычайной ситуации вводился в 20 областях и республиках, включая сибирские территории. Посевы погибли на 5,5 млн га в 22 регионах. В октябре МСХ прогнозировал падение урожая на 22,5 млн т против 2011 года. Прямой ущерб АПК, подтвержденный министерством в октябре, превысил 14 млрд руб. Эта цифра наверняка вырастет. Сокращение валового сбора зерновых привело к росту цен на разные агрокультуры на 50−80%, которые приблизились к максимумам 2007−08 годов, а на пиках даже превышали их. По данным аналитического центра «ПроЗерно», в начале октября пшеница 3 класса стоила 9,2 тыс. руб./т (в октябре 2011-го — 5,68 тыс. руб./т), фуражная пшеница — 8,6 тыс. руб./т (4,8 тыс. руб./т), фуражный ячмень — 7,5 тыс. руб./т (5,1 тыс. руб./т). Одним из факторов роста цен стал экспорт: за первые три с половиной месяца начавшегося 1 июля сезона-2012/13 трейдеры поставили на мировой рынок больше 8 млн т зерна.

К моменту выхода в печать этого номера цены на зерновые, скорее всего, ослабнут: с середины прошлого месяца запущены товарные интервенции, на которых до конца 2012 года должны продать примерно 1 млн т зерна (получается более чем по 100 тыс. т в неделю). Объявленные Минсельхозом цены продаж на момент старта торгов были на 10−15% ниже рыночных.

Финансы поют…

Климат и погода — во многом решающие факторы для экономики агропроизводств. Четыре года подряд в стране случаются засухи — в одни годы (2010-й) полномасштабные, в другие — представляющие собой серию локальных природных явлений (2009, 2011−12 годы). Финансовое состояние сельхозпроизводителей сложное, чего уже не отрицают и власти. По данным комитета Госдумы по аграрным вопросам, кредиторская задолженность АПК в 4,4 раза превышает дебиторскую, а совокупная ссудная задолженность на 40% больше валовой выручки. То есть привлекать новые заемные средства аграрии почти не могут, комментирует зампред комитета Надежда Школкина. Общая задолженность агрокомпаний перед банками сейчас превышает 1,5 трлн руб., что в десять раз больше прибыли сельхозпроизводств в этом году, рассказывала она в сентябре. Государство напрямую участвует в прибыли сельского хозяйства — самостоятельно отрасль не зарабатывает уже несколько лет. По данным Госдумы, агропроизводство рентабельно только с господдержкой (8%). Но этот показатель крайне низок, а без субсидий и прочих мер сельхоздеятельность в стране убыточна (минус 5,4%). Засухи усугубляют финансовые проблемы аграриев, а закредитованным хозяйствам такая мера, как пролонгирование кредитов, помогает мало: долговая нагрузка вырастает, обслуживать текущие линии становится сложно, а занимать новые деньги — почти невозможно. Минсельхоз неоднократно заявляло, что последствия засухи 2010 года преодолены, но это не так: восстановлены объемы производства, тогда как финансовое положение участников рынка — прежде всего растениеводов — продолжает ухудшаться.

Неблагоприятные погодно-климатические условия остаются одним из ключевых рисков для российского зернового сектора и всей сельхозиндустрии, согласен аналитик управляющей компании «Финам Менеджмент» Максим Клягин. Например, снижение сбора зерновых через их дефицит и рост цен оказывает давление на потребителей зерна — молочное и мясное животноводство, а также на бизнес переработчиков — производителей мясных продуктов, питьевого молока и всей молочной линейки. Конечный результат таких дисбалансов, тем более если они повторяются из года в год, — ускорение инфляции в стране и снижение инвестиционной привлекательности сельского хозяйства, говорит Клягин.

Фактор засухи действительно заметен в сезонных макропоказателях российской экономики. Замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач прогнозировал в октябре ускорение инфляции по итогам 2012 года до 7%. Ранее МЭР обещало шесть процентов с небольшим, а в 2011 году инфляция была самой низкой за 20 лет — 6,1%. Пересмотр показателя нынешнего года Клепач объясняет ростом мировых и внутренних цен на продовольствие. По данным Росстата за январь-август, доступным на момент сдачи этого номера, рост потребцен на продовольственные товары в сравнении с аналогичным периодом прошлого года был 2,9 процентных пункта (п.п.). Без плодоовощной продукции эти товары подорожали заметнее — на 5,6 п. п. Аналитический центр «СовЭкон» ранее прогнозировал 9−11%-ную продовольственную инфляцию по итогам 2012 года.

Замкнутый круг

Сельхозбизнес агрохолдинга «Черноземье» (Липецкая область) в этом году под засуху не попал, но неблагоприятная погода — несвоевременные для роста растений дожди и жара — повлияла на урожайность зерновых. Как рассказывает Игорь Икармин, гендиректор компании, топ-менеджмент ждет средних для «Черноземья» показателей — 20−30 ц/га зерновых и около 20 ц/га подсолнечника, а вот сахарной свеклы соберут более 400 ц/га. При ценах, сложившихся в октябре (на пшеницу 3 класса — 9−9,5 тыс. руб./т, подсолнечник — 16,5 тыс. руб./т), Икармин ожидает, что EBITDA компании по итогам года может составить 20−25%. «Но чистая прибыль будет близкой к нулю», — не исключает он. Два года назад, объясняет директор, у холдинга были большие инвестиционные затраты — построены новые молочная ферма на 3 тыс. КРС и элеватор, по 150−200 млн руб./год вкладывается в технику. Компании, не имеющие инвестиционных затрат, вполне могут завершить год с 25−30%-ной рентабельностью, учитывая господдержку, считает Икармин.

По наблюдениям гендиректора компании «Ростов-Мир» (Ростовская область) Юрия Рошкована, засушливые явления нарастают с 2009 года. В нынешнем году он тоже получит нулевую рентабельность, но не из-за инвестиционных затрат, а вследствие растущей убыточности. По его словам, затраты растут быстрее, чем индексируются цены агрокультур. Заработать на выросших ценах тоже, скорее всего, не удастся, сетует он: урожай озимой пшеницы у хозяйства неплохой, но очень большой (свыше 50%) недобор маржинальных агрокультур — подсолнечника и кукурузы. Относительно перспектив своего агробизнеса Рошкован настроен пессимистично, тем более что по новой госпрограмме такие меры поддержки, как ГСМ-дисконты, дотации на СЗР и удобрения, заменят погектарными субсидиями. В расчете на гектар поддержка будет ощутимо меньше, чем сейчас, недоволен он. По словам Рошкована, пессимистично настроены многие сельхозпроизводители региона: «Почти у всех хозяйств растущие объемы невозвратных кредитов, выплатить которые они не в состоянии. Многие сокращают рабочий день до четырех часов, чтобы снизить затраты, либо увольняют сотрудников». Рошкован опасается и за урожай следующего года: есть риск гибели озимых посевов — в почве недостаточно влаги.

Борис Розенвальд, гендиректор инвестиционно-аналитической компании «Амбика», считает, что при всей сложности финансового состояния аграриев такая засуха, как в этом году, им объективно выгодна. «Большая беда сельхозпроизводителей — высокоурожайный год: в такие сезоны цена падает до уровня себестоимости, — напоминает он. — При этом урожай нужно не просто убрать, а подработать и где-то хранить, что тоже стоит денег. Понятно, что хочется собирать по 150 млн т зерна каждый год, вывозить большую часть на экспорт, имея еще и хорошую внутреннюю цену. Но у нас такого пока нет». В этом сезоне, уверен Розенвальд, аграрии компенсируют финансовые потери вследствие засухи высокой ценой на зерно. Одной из причин депрессивного состояния растениеводства он считает не сами по себе засухи, а технологическую отсталость отрасли, преодолеть которую многие участники рынка не могут, государство тоже не проявляет инициативы. Средняя урожайность зерновых даже в стабильные сезоны, когда нет засух, остается на уровне 25 ц/га, максимум приближаясь к 30 ц/га, аргументирует Розенвальд. При таком уровне продуктивности очень трудно зарабатывать на сельском хозяйстве. Аграрии, использующие современные технологии земледелия (в том числе ирригацию и мелиорацию), имеют лучшую урожайность, конкурентное соотношение цены и себестоимости своего зерна плюс меньше страдают от сюрпризов погоды, говорит эксперт. «Государству нужно было делать выводы еще в 2010 году, разработав программу аквазащиты, — продолжает Розенвальд. — Но прошло два года, а мы пока там же, где были, и жалуемся на те же проблемы. Инвестиции в мелиорацию составляют несколько тысяч долларов на гектар. Аграрии никогда не окупят вложения в инфраструктуру, и если государство думает о продовольственной безопасности страны, то давно пора решать вопросы [аквазащиты]".

Клягин из «Финама» добавляет к этому развитие страхования, товарно-сырьевой биржевой торговли и проведение государственных интервенций. Это основные инструменты, которые нивелируют последствия неблагоприятных природных явлений, уверен он. Интервенции в последние годы хорошо поддерживают рынок, считает Клягин, а вот с сельскохозяйственным страхованием сложнее. «Страховой защитой охвачено менее трети посевов, — констатирует он. — У хозяйств острый дефицит свободных средств, а главное, рынок агрострахования неконсолидирован и непрозрачен. Сказываются также ограниченное число страховых продуктов, учитывающих специфику того или иного сектора, отсутствие сильной экспертизы и опыта управления специфическими рисками у российских страховщиков». Нужно законодательно совершенствовать агрострахование и делать его вмененным, предлагает Клягин. Страхование, конечно, снижает финансовые потери сельхозбизнеса, но не помогает избежать физических, рассуждает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Защититься от засух можно только с помощью агротехнологий. «Другого спасения нет! — настаивает он. — Это минимальная или нулевая обработка пашни, которая помогает накапливать в почвах запас влаги. Но нужны долгие вложения, в среднем [они окупаются] до пяти лет». Сельхозпроизводители, которые применяют такие технологии, в засуху получают урожай вдвое больший, чем обрабатывающие почву традиционными способами, говорит глава союза. Пока участникам рынка не до инвестиций, понимает Злочевский: многие могут поддерживать только текущую деятельность. «Сельхозпроизводителям нужно дать возможность заработать на протяжении трех, а лучше пяти лет подряд, и тогда они вложатся в новые технологии», — заключает эксперт.

Икармин из «Черноземья» согласен, что такие агротехнологии, как мелиорация, помогают сохранить доходность агробизнеса в климатически неблагоприятные сезоны. Затраты большие, а господдержка недостаточна, поэтому развивать мелиорацию сейчас могут, например, компании, чьи земли находятся вблизи больших водоемов, либо сохранившие инфраструктуру советских мелиоративных систем, говорит он. Правда, признает Икармин, такие случаи редки — водоемы, как правило, отдалены от сельхозугодий. В «Черноземье» из 80 тыс. га мелиорирована только 1 тыс. га — большие капвложения. Чтобы поливать гектар земли, нужно инвестировать в одну только технику € 2 млн, обращает внимание топ-менеджер, причем такие затраты сейчас не субсидируют.

Гендиректор компании «Агрорезерв» Константин Росляков (хозяйства в центральных регионах) считает хорошим решением для климатически неблагоприятных территорий влагосберегающие технологии. Все новые решения затратны, поддерживает он Злочевского: «Такие технологии предполагают приобретение специализированной техники (15−30 тыс. руб./га) и 10−20%-ное увеличение затрат на пестициды и минеральные удобрения, особенно в первые три-пять лет». Однако технологии не избавляют от финансовых последствий засухи, а только минимизируют их, поэтому важно еще и обеспечивать посевы страховой защитой, говорит Росляков. Это удорожает агропродукцию, но без хеджирования рисков нет смысла заниматься таким сложным бизнесом, как сельское хозяйство, объясняет он.

Переживать засухи без ценовых и спросовых шоков участникам рынка помогло бы последовательное госрегулирование, добавляет Икармин, например, долгосрочная стратегия создания резервов сельхозпродукции. Сейчас концепция интервенций фактически обновляется каждый год: бизнес заранее не знает, когда начнутся закупки/продажи, по каким ценам, какого зерна и будут ли они вообще, перечисляет он. «Нужна программа на 15−20 лет, — высказывает пожелание он. — Причем сельхозпроизводители должны быть уверены, что могут продать зерно в госрезерв не только на интервенциях, но в любой момент и по заранее известной цене». Тогда рынок станет стабильнее, а доходность его участников — предсказуемой, резюмирует Икармин.

По мнению Владимира Решетняка, гендиректора агентства «Стратег», частично нивелировать последствия засух можно с помощью долгосрочного метеопрогнозирования и технологий, которые способствуют восстановлению плодородия почвы, подавляют бактериозы и помогают адаптировать агрокультуры к сложным погодным условиям. «Прогнозировать фазы осадков и урожайность на перспективу можно, даже опираясь на советские разработки, которые еще актуальны, — говорит он. — Хорошо бы сделать такую систему федеральной, но ее нужно финансировать, и в этом, как обычно, заключается проблема».

Трудности животноводов
Для животноводов засуха и снижение урожая, вследствие которого выросли цены на зерно, означает рост себестоимости продукции (например, при производстве мяса в среднем 70% затрат приходится на корм). По данным ассоциации «Союзмолоко», в этом году себестоимость литра сырья у отраслевых агрокомпаний увеличилась примерно на 2 руб., тогда как средние закупочные цены за восемь месяцев текущего года снизились на 6% относительно аналогичного периода 2011-го. Одной из основных причин глава ассоциации Андрей Даниленко ранее называл удорожание комбикормов. Животноводы из затронутых засухой регионов не могут заготовить нужный объем грубых и сочных кормов, из-за чего часть компаний вынуждена сокращать поголовье. Как и другие отраслевые лоббисты, «Союзмолоко» ходатайствует о дополнительной господдержке производителей из регионов, признанных пострадавшими: дотациях на молоко, произведенное в 2012 году (1 руб./л), и на закупку кормов для сохранения маточного поголовья (5 тыс. руб./гол.). Без поддержки молочное животноводство в среднем по стране будет в этом году убыточным, говорит Даниленко.
Высокие цены на зерно и корма повысят себестоимость мяса, уверен руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин: «Это отразится на цене свинины в декабре-январе [2013 года], к тому времени себестоимость свинины вырастет примерно на 30% по сравнению с весной», — цитировали его «Ведомости». В рознице, по словам эксперта, рост будет ниже: со вступлением России в ВТО в августе обнулили 15%-ную пошлину на импортную свинину. Мера поможет сдержать рост цен и на отечественное мясо.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще