Будет интересно -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Будет интересно
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
январь 2013
С чем рынок встретил 2013 год и каким он для него станет

Кроме погодного фактора, изменения правил поддержки и вступления в ВТО, на рынок в 2013 году будет влиять финансовая ситуация: косвенно — динамика еврокризиса, прямо — закредитованность АПК, на который приходится уже до 10% «просрочки» национальной экономики. Маржа производителей — менее 10% с учетом субсидий — не позволяет говорить об активном развитии. Как никогда будет востребована эффективность: главное — не что производить, а как это делать.

Эффект высокой базы — индекс сельхозпроизводства в 2011 году, по Росстату, вырос на 123% — почти не давал оснований рассчитывать на существенный прирост АПК в 2012-м. Весной Минсельхоз прогнозировал прибавку на уровне 5%, в агрогоспрограмме был заложен показатель 4,1%. Но эти прогнозы казались реальными, пока было хорошо с погодой. Неблагоприятные природные факторы весны и лета поменяли вектор с умеренно-плюсового на минусовой: по итогам января-октября агропроизводство, в основном за счет падения показателей растениеводства, снизилось на 3,9%. После подведения итогов года все же будет зафиксирован рост на 1%, не исключает завкафедрой агроэкономики экономического факультета МГУ Сергей Киселев. Впрочем, по его словам, возможно и падение на 1−2% либо нулевой вариант. Позитивным фактором для агросектора сейчас является относительно устойчивая макроэкономическая ситуация — темпы прироста российского ВВП снизились по сравнению с 2011 годом, но несущественно — с 4,3% до 3,5% по оценке Минэкономразвития. Также сохраняется рост реальных доходов населения, говорит Киселев. А риски, кроме природно-климатических, внешнеэкономические: кризис в ЕС и возможность снижения мировых цен на нефть.

Сценарии нового года

Кроме традиционных погодных факторов, на рынок в 2013 году будет серьезно влиять финансовая ситуация, говорит президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. «Клин озимых по плану должен был быть на уровне 17 млн га, но из-за дефицита оборотных средств у аграриев недосеян почти 1 млн га, — констатирует он. — Теперь многое зависит от ярового сева: если его удастся нормально профинансировать, то урожай может быть на уровне 90 млн т, повезет с погодой — все 100 млн т». Но, по его словам, проблема в том, что нет гарантии финансирования полевых работ в достаточном объеме: производственные издержки участников рынка за 2012 год увеличились на 20−30%, а залоговая база обесценилась на 30%.

Киселев соглашается с оценкой Злочевского — 90−100 млн т зерновых — и считает, что в этом году больших изменений ждать не стоит: если не вмешается погода, скачков сельхозпроизводства не будет. Гендиректор аналитического центра «ПроЗерно» Владимир Петриченко в декабре на конференции «Агроинвестора» «Агрохолдинги России» говорил, что минимум до нового урожая продержатся высокие внутренние цены на зерновые. «А урожай в этом году, судя по всему, окажется намного лучшим, чем в прошлом, так что цены будут ниже, а значит, сократится рентабельность растениеводов, в то время как маржа переработчиков и животноводов возрастет», — дополняет президент компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев. Невысокая (на уровне 10% с учетом субсидий) рентабельность сельхозпроизводства и фактическое отсутствие роста господдержки не дают предпосылок для активного развития всего агросектора, указывает Киселев. «Прирост может быть на уровне официальных прогнозов — 2−3%", — оценивает эксперт. Негативными факторами нового года Киселев называет продолжение роста закредитованности аграриев — доля АПК в просроченной задолженности экономики страны уже на уровне 10%. А вот участие России в ВТО, по его мнению, заметного влияния на агробизнес не окажет — текущая конъюнктура будет важнее. Существенного изменения спроса, а, следовательно, и цен на сельхозпродукцию, Киселев тоже не ожидает. А вот Давлеев думает, что обострение кризиса еврозоны, замедление экономического развития России и сокращение социальных программ скажутся на покупательной способности населения. Итогом будет снижение спроса на продукты питания и, соответственно, прибылей сельхозпроизводителей и переработчиков, уверен он. Сейчас в мировой экономике много неопределенностей, размышляет вице-президент инвесткомпании «Атон» Иван Николаев: дефицит бюджетов стран ЕС, если не считать таких, как Греция, колеблется на уровне 5% ВВП. В плане разрастания кризиса ситуация опасная, так как государства как минимум не могут дешево фондироваться, объясняет он. «Дефицит бюджета США — порядка 7%, что настораживает еще больше, — замечает эксперт. — При этом единственный для них способ привлечь дешевое фондирование — это создание глобальных очагов нестабильности, что на руку России, так как глобальная нестабильность положительно сказывается на цене углеводородов». Тем не менее, по словам Николаева, отношение к риску в мире сейчас говорит явно не в пользу нашей страны, что создает сложности для привлечения финансирования российскими компаниями. «Никто не знает наверняка, когда и что случится, — соглашается Киселев. — К примеру, в любой момент могут снять эмбарго на поставку нефти Ираном, что приведет к падению цен и снижению доходов российского госбюджета». В случае дефицита бюджета АПК будет одним из первых отраслей-кандидатов на секвестирование расходов, считает Николаев.

Инвесторам малоинтересно

Неразвитая инфраструктура и высокие страновые риски серьезно портят имидж России в глазах инвесторов и, по мнению опрошенных «Агроинвестором» экспертов и участников рынка, существенных улучшений они в этом году не ждут. «Портфельные инвесторы, проявлявшие интерес к России год назад, сейчас такого интереса не демонстрируют», — сетует Николаев. Инвестклимат в России не очень хорош, а ее в сельском хозяйстве — тем более, солидарен с ним аналитик «ВТБ Капитала» Иван Кущ. «Если посмотреть на российский фондовый рынок как индикатор инвестиций в страну, то в 2012 году он был довольно скучным, рост практически не просматривался, поэтому и инвестклимат был посредственным», — поясняет он. Страна теряет привлекательность для инвесторов, что видно по росту дисконта российских ценных бумаг и оттоку средств из фондов, вкладывающих в российские акции, сожалеет гендиректор публичного холдинга «Русагро» Максим Басов. «Сельхозпроизводство тоже привлекает все меньше инвесторов, — говорит он. — Это связано с постепенным насыщением рынка: тема замещения импорта теряет актуальность, интерес также снижается в связи с ростом конкуренции и под влиянием изменения параметров господдержки». Басов считает, что инвестиционная привлекательность отрасли, скорее всего, продолжит снижаться. Владелец «Евродона» Вадим Ванеев тоже чувствует, что инвестбум стих: недавно многие строили свино- и птицекомплексы, чтобы потом перепродать, а сейчас в бизнесе остаются только те, кто производит мясо. Иван Кущ добавляет, что в этом году для инвесторов крайне важно будет увидеть четкую позицию государства в отношении поддержки сектора. «Через какие-то точечные решения, например, по свинине, власть должна дать бизнесу сигнал, что по-прежнему заинтересована в развитии агропрома, — уверен аналитик. — Роль государства и гарантия долгосрочной поддержки — это залог роста и притока инвестиций. Сейчас для многих инвесторов камнем преткновения стало то, что из текущих действий государства они не понимают, что и как будет дальше, поэтому просто боятся входить в отрасль или развивать бизнес».

Басов соглашается, что помимо традиционной для сельхозпроизводства неопределенности с погодными и, соответственно, ценовыми факторами в этом году появилась неопределенность, связанная с дальнейшей господдержкой отрасли. «Мы пока не знаем деталей всех запланированных изменений, но уже очевидно, что поддержка растениеводства, видимо, сократится», — предполагает он. Президент «ЭкоНива-АПК Холдинга» Штефан Дюрр замечает, что в госпрограмме все еще возможны доработки и изменения, но в целом в утвержденном виде она кажется ему несколько хуже предыдущей. «Хотя в принципе я считаю, что такая хорошая поддержка сельского хозяйства как в России мало где есть», — добавляет он. Ванеев в ближайшее время не ждет ни ухудшения, ни улучшения инвестиционного климата, хотя и считает, что он определенно должен быть лучше: несмотря на заявления экспертов, что мы почти обеспечили себя мясом птицы, в секторе еще очень много работы, уверен гендиректор «Евродона». «Сейчас инвесторы бегут не к нам, а от нас, — категоричен Злочевский. — Привлекательного инвестиционного климата не создано. Есть потенциал, но нет политики».Одна из причин, мешающих активнее инвестировать, — удорожание денег и снижение их доступности. В этом году проблемы долгового финансирования проектов, скорее всего, усугубятся. По мнению министра инвестиционного развития и предпринимательства Пензенской области Владимира Волкова, часть этих проблем агроотрасли нужно честно отнести на неумение работать с современными финансовыми продуктами. «В сельском хозяйстве традиционно используются кредиты, редко — облигации и еще реже — финансирование в капитал, — перечисляет Николаев из «Атона». — С кредитами уже сложно и проще не будет: российские банки вряд ли смогут дешевле фондироваться. Инструменты финансирования в капитал в 2013 году будут недоступны, и притом не только для сельского хозяйства». Рублевые кредиты могут стать дороже в среднем на 2%, оценивает Иван Кущ, а проблема доступности инвесткредитов — это проблема госполитики и господдержки. МСХ «активно работает» в этом направлении с Россельхозбанком, уверяла на конференции «Агрохолдинги России» и. о. директора Департамента экономики и анализа министерства Виктория Власова. При этом положение РСХБ явно не на высоте: в ноябре Минфин согласовал пополнение его уставного капитала на 40 млрд руб. — самостоятельно наращивать кредитный портфель банк уже не может. В нынешних условиях предприятиям очень сложно получать кредиты, и ситуация за 2013 год вряд ли улучшится, считает гендиректор центра «Агриконсалт» Андрей Голохвастов. «Дело даже не в том, что они будут на 2% дороже — у участников рынка реальные риски вообще остаться без инвесткредитования, — говорит он. —  А ведь система господдержки построена как раз на кредитовании через субсидирование процентных ставок».

Точки роста

По мнению Николаева из «Атона», в 2013 году привлекательными по сравнению с другими агроотраслями останутся производство мяса и сахара, наименее интересным для инвестиций опять будет молоко. «Но в целом сейчас неважно, что вы производите — важно, как вы это делаете, — добавляет он. — В любом производственном секторе на первом месте эффективность, а только потом — продукт».

Голохвастов из «Агриконсалта» считает, что в этом году интересным будет производство индейки, в некоторых регионах все еще перспективно бройлерное птицеводство. «Несколько сложнее, чем в предыдущие годы, будет ситуация в молочном и мясном КРС — экономика этого направления по-прежнему не слишком привлекательна. Также уменьшилась привлекательность свиноводства», — говорит он. Привлекательными в 2013 году будут все мясоперерабатывающие сектора вне зависимости от внешних рыночных условий — маржа будет от 10% и выше, уверен Давлеев. А, например, индейка — направление тоже маржинальное, но в перспективе 5−10 лет. «Во-первых, отсутствует культура потребления индейки и спрос на нее не массовый, а нишевый, причем только в больших городах, — аргументирует он. — Она значительно дороже, чем мясо бройлеров». Окупаемость индейководческих проектов эксперт оценивает в 7−10 лет: не все компании, а тем более, банки-кредиторы, к этому готовы. «Самое главное — в России нет собственного опыта современного промышленного индейководства, технологии, предложенные израильскими специалистами, плохо работают в России, а альтернативу в Европе и США найти сложно, хотя и реально, — говорит Давлеев. — Кроме того, у нас большая проблема с яйцом: своих племенных центров нет, а импортное не всегда доступно и качественно».

Волков из пензенской обладминистрации считает привлекательными птице-, свиноводство, сахарную свеклу и подсолнечник, «в расчете на долгосрочную перспективу» — молочное и мясное скотоводство. «В 2013 году также могут стать интересными производство овощей закрытого грунта, кормов — в том числе кукурузы и сои с использованием мелиорации, а также растительного масла (в частности, международные проекты выработки биотоплива нового поколения), - продолжает чиновник. — Перспективны выращивание и глубокая переработка безнаркотической конопли, промышленное производство фруктов». Волков настроен оптимистично: в отличие от экспертов, он считает, что в 2013 году АПК будет одним из самых привлекательных направлений инвестирования. По его оценке, инвестпортфедь станет прирастать за счет проектов стоимостью $30−100 млн.

Мясной сектор в предыдущие годы был бесспорной точкой роста отрасли, а что будет теперь? — беспокоится руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. Новая госпрограмма не содержит нужных рынку адаптационных и компенсационных мер для смягчения рисков ВТО. «Сколько об этом было сказано слов, а теперь многие обещания забываются! — возмущается он. — Особенно в этом преуспевает Минфин, сотрудники которого предпочитают резать объем и направления поддержки, исходя из собственных представлений, что и как надо развивать в АПК». Вообще, по словам Юшина, новой госпрограммой недовольны многие производители мяса, считая ее программой не развития, а уравнительного распределения средств. «Если сегодня не подставить плечо некоторым отраслям (прежде всего, свиноводству, которое стало разменной монетой при присоединении к ВТО), то будут потеряны инвестиции, а ведь это и бюджетные деньги тоже», — указывает он. В зерновом секторе экономическая ситуация сейчас лучше, чем в засушливом 2010-м, оценивает Злочевский. Но негатив в том, что, несмотря на благоприятную конъюнктуру, отсутствует волна инвестиций в технологии, как это было в 2008-м — и это при сравнимых с тем периодом, который называли агфляцией, ценах на агрокультуры. «Неудивительно — те, кто тогда вложились в технологическую модернизацию, уже в 2009-м от обвальной рыночной конъюнктуры потеряли огромные деньги, — напоминает Злочевский. — Поэтому сейчас потенциальные инвесторы осторожнее: они знают, что государство не в состоянии справиться с такими рисками». Откатившись назад по технологическому уровню, чему способствовали финансовый кризис 2009 года и засуха 2010-го, многие участники рынка не смогли найти средств на поддержание освоенных технологий. «Итог потерь технологичности производства — рост влияния погодных факторов, в том числе мы видели это в 2012 году», — говорит Злочевский.

Чтобы в 2013 и последующие годы развивать растениеводство, нужна адресная и внятная бюджетная поддержка — нужно помогать не всем подряд, а лишь тем, кто вкладывает в технологии, наставивает он. Рынок надеялся на новую меру госпрограммы-2013/20 — замену разовых льгот на ГСМ, субсидий на удобрения и СЗР ежегодными погектарными выплатами на поддержание доходности. В этом году на такие выплаты потратят 15 млрд руб. «Деньги существенные, направление расходов тоже верное, но вопрос в деталях, — продолжает Злочевский. — Критерии, которые отработаны МСХ для начисления выплат (агроклиматический потенциал, объем площадей и валовая продукция) не очень эффективны и правильны. В министерстве решили дать поддержку на все земли, которые обработаны. Мы же считаем, что стоит выделять субсидии только на эффективно обработанные земли — тогда деньги будут стимулом для модернизации производств». К тому же нужна большая, чем выделена, поддержка: по утвержденным коэффициентам сельхозпроизводители будут получать 200−900 руб./га, подсчитали в РЗС. «Это копеечная сумма! — восклицает Злочевский. — Мы надеялись, что эффективным производителям, вложения которых сейчас составляют 13−15 тыс. руб./га, достанется хотя бы по 3 тыс. руб./га».Уточнив у сельхозпроизводителей из разных регионов объем поддержки на гектар, полученный на старых условиях в 2012 году, «Агроинвестор» получил цифры, различающиеся минимум в несколько раз. Например, в пензенской «Зерновой компании» в прошлом году получали 700 руб./га субсидий, в тамбовской агрофирме «Октябрьская» — 248 руб./га (зерновые) и 1561 руб./га (сахарная свекла) — и это без учета экономии на ГСМ. Единая поддержка даже на максимальном уровне — 900 руб./га — может устроить аграриев, ранее получавших небольшие суммы несколькими траншами, но вряд ли обрадует имевших на гектар от 1 тыс. руб. субсидий. А владелец одного из агрохолдингов опасается, что собственники сельхозземель, сдающие их в аренду, повысят плату, когда узнают о погектарных выплатах.

M&A активизируются 

Басов из «Русагро» ждет, что закредитованность производителей ускорит консолидацию агробизнеса. «Конкурировать становится сложнее, внешняя среда ухудшается, поэтому слабые компании будут менять владельцев, — уверен он. —  Мы заинтересованы в росте бизнеса, у нас низкая кредитная нагрузка (соотношение долг/EBITDA — 1,5), поэтому постоянно рассматриваем возможности M&A». Но нужно, чтобы у контролирующих актив и заинтересованных в его покупке совпадало понимание стоимости бизнеса, отвечает топ-менеджер на вопрос о причинах отсутствия сообщений о таких сделках с участием возглавляемой им компании. Тенденция консолидации активов в 2013 году станет более явственной в птице- и свиноводстве, считает Николаев из «Атона»: после постройки крупных мощностей и замещения импорта компаниям придется расти за счет внутреннего рынка. Современные эффективные птицеводческие компании, такие как «Приосколье» и «Черкизово», постепенно будут «подбирать» менее рентабельные, уверен он. Для активизации m&a в свиноводстве рынку, по мнению Николаева, нужно падение цен на свинину — оно приведет к уходу личных хозяйств и низкорентабельных производителей со старыми мощностями. Вместе с консолидацией он отмечает снижение уровня диверсификации холдингов: компании оставляют направления бизнеса, в которых достигают наибольших успехов. Этот тренд продолжится в 2013 году, говорит эксперт. Киселев из МГУ ждет переформатирования активов в случае ухудшения общеэкономической ситуации — тогда спрос и цена будут низкими, а закредитованность многих игроков — критической. А птицеводству, по мнению Давлеева, вообще угрожает серьезный структурный кризис: резкое (на 250%) удорожание кормовых ресурсов (пшеницы, ячменя, соевого шрота) и невозможность повысить отпускные цены на розничном рынке обострят финансовые проблемы компаний. У них не хватит оборотных средств, чтобы поддерживать нынешний уровень производства. Многие обанкротятся, банки не смогут или перестанут их кредитовать и, как следствие, активизируются сделки m&a, рисует сценарий Давлеев. Конкуренция в свиноводстве до недавнего времени была небольшой, но в прошлом году ситуация начала меняться. Юшин считает, что в 2013 году она будет такой жесткой, что вынудит неэффективных производителецй быстрее уходить с рынка. Неэффективных компаний и ЛПХ в свиноводстве все еще много, часть хозяйств работает по старым технологиям — с конверсией корма 5 кг и больше, знает гендиректор комплекса «Машкино» Александр Кошелев. Естественно, что в нынешних условиях они банкротятся, говорит он. «Мало кто верит, что станет лучше, и уже сейчас нам поступают предложения о покупке небольших комплексов, — делится он. — Что касается современных предприятий, то кого-то из их владельцев, не исключено, тоже не устроит нулевая рентабельность. Так что крупные игроки могут сейчас существенно увеличить производство благодаря сделкам m&a». В результате активизации m&a российские компании смогут войти в число мировых лидеров по производству мяса, уверен Юшин. «Если еще года два назад ни одной нашей компании не было среди крупнейших глобальных производителей, то сейчас там «Приосколье», «Черкизово», «Продо» и «Мираторг», — перечисляет он. По словам президента «Талины» Виктора Бирюкова, наш рынок мяса до сих пор был мало консолидирован, что объясняется, во-первых, его юностью (производство мяса в России всерьез развивается лишь с 2006 года), во-вторых, традиционным откормом скота в хлевах и сараях. «Несомненно, вступление в ВТО даст новый и мощный импульс для консолидации. Будущее за индустриальным производством, за крупными игроками, нравится это кому-то или нет, но слабые, мелкие, неэффективные, малорентабельные с рынка уйдут», — убежден топ-менеджер. «Период бурного роста и кратного наращивания объемов производства за счет кредитных ресурсов прошел, — указывает владелец екатеринбургской компании «Картофель» Игорь Картузов. — Наступает время профессионалов, принимающих взвешенные решения». По его мнению, в перспективе на рынке будут доминировать специализированные и передовые компании, не закредитованные и ежегодно вкладывающие не менее 10% годовой выручки в обновление основных средств. Банкротства, которых ждут эксперты, на самом деле нормальный рыночный процесс, считает владелец агрохолдинга с иностранными инвестициями: «Сейчас выживут те, кто не пилит кредиты, а прежде всего эффективно работает». Он признает, что видит возможности расширить бизнес, но оговаривается, что готов покупать только активы вблизи предприятий холдинга. Катастрофы в сложившейся ситуации не будет, просто сейчас инвесторам приходится более ответственно относиться к инвестициям и менеджменту, говорит Юшин: «Те, кто сумел аккумулировать средства, теперь готовы покупать плохие проекты, реструктурировать их и продолжать развитие».

Сергей Киселев, МГУ
«Тенденции, сформировавшиеся ранее, сохранятся и в новом году. Инвесторам будут мешать высокая закредитованность, неготовность банков финансировать их проекты и негативные институциональные факторы — такие как коррупция».
Агрохолдинги не справляются
Завершившийся год обострил финансовые проблемы крупных агрохолдингов — ОГО, «Оптифуда», «Вамина» и САХО. Результаты — остановка производства, банкротства, суды, уголовные дела и перспектива перехода активов к новым собственникам.
«Оптифуд» (85,3 тыс. т мяса птицы по итогам 2011 года) осенью остановил работу своих бройлерных площадок из-за нехватки оборотных средств, накопленной кредиторской задолженности за корма, энергоносители и прочие ресурсы. В ноябре после банктротства «Оптифуд-Центра» обанкротился второй производственный актив группы — фабрика «Задонская» в Ростовской области. Птицефабрику «Надежда» и Калитвинский мясоперерабатывающий комбинат компания перерегистрировала в Москву и банкротит сама, писали «Ведомости». Для пополнения оборотных средств в сентябре компании нужно было порядка 400 млн руб., но РСХБ отказался «кредитовать банкротов». В октябре совладелец «Оптифуда» Иван Оболенцев говорил РБК Daily, что компания работает с РСХБ над планом финансового оздоровления компании, и на его реализацию необходимо 1,5−2 млрд руб. На момент сдачи этого номера «Оптифуд» не получил помощи, все производства компании были остановлены, а власти Ростовской области, где они находятся, говорили о поиске инвесторов на активы «Оптифуда».
Один из крупнейших российских производителей молока, «Вамин», попал под уголовное дело из-за невозврата им долгов по кредитам пяти банкам на 11 млрд руб. В октябре в компании ввели процедуру наблюдения. «Идет к тому, что вся эта конструкция может развалиться, — говорил в декабре президент Татарстана Рустам Минниханов. — Хотя корма, животные — все есть. Правильно выстроить работу — наша главная задача».
ВТБ обратился в лондонский суд, чтобы взыскать 1,1 млрд руб. с владельца агрохолдинга САХО Павла Скурихина. А ранее, в июне, ВЭБ подал заявление в Арбитражный суд Москвы, требуя взыскать с «дочек» САХО 1,27 млрд руб.
Фактически завершилась история ОГО — одного из старейших российских агрохолдингов (основан в 1988 году). В декабре арбитраж Новосибирской области удовлетворил иск РСХБ о взыскании с ОГО 1,2 млрд руб. Ранее, в августе, введена процедура наблюдения, центральный офис компании закрылся, ее счета арестованы. Акционеры группы обвиняют друг друга в вымогательстве, выводе средств и активов. ОГО должна кредиторам 8,6 млрд руб. при выручке максимум 4,3 млрд руб./год. В период расцвета — 2006 год — группа имела 40 предприятий, готовилась к IPO и зарабатывала 40 млрд руб. Нынешний менеджмент пытается вернуть выведенные активы, чтобы продать их и хотя бы рассчитаться по долгам.
Похожие проблемы мы уже наблюдали раньше: например, «Разгуляй» весь 2009 год провел в дефолте и был вынужден сменить основного собственника, напоминает Иван Николаев из «Атона». «Когда финансирование резко становится менее доступным, компания должна либо что-то предпринять — сократить часть бизнеса, найти другой источник финансирования, отказаться от части активов — либо закрыться и отдать активы банку-кредитору», — говорит эксперт. «Вопрос в том, кто и как распоряжается кредитами и какой в компании менеджмет, — добавляет Вадим Ванеев из «Евродона». — Нынешние проблемы агрохолдингов — управленческого характера». «В «ОГО» конфликт акционеров, у «Оптифуда» так сложилась экономика, у САХО проблемы с отсутствием денег и невозможностью обслуживать кредиты — они ссылаются на засуху, но на самом деле это скорее проблема управленческого свойства, — рассуждает Аркадий Злочевский из РЗС. — Сейчас конъюнктура рынка благоприятна, и если в следующем сезоне ее удастся сохранить, то у этих холдингов есть шанс вылезти из ямы, в которую они попали. Если нет, то этого шанса почти не будет».
Региональное софинансирование: проблем прибавится
Сергей Юшин из НМА, помимо прочего, обеспокоен проблемой регионального софинансирования программных мероприятий, предусмотренного новой Госпрограммой 2013−20. «Министерство упорно настаивает на увеличении доли регионов в государственной поддержке, но рассчитывать на полноценное участие бюджетов, будь то субсидии по кредитам или региональные программы — наивно, — считает эксперт. — С бюджетным дефицитом вот-вот столкнутся даже сильные регионы. А где взять деньги на софинансирование слабым?» Такой подход к финансированию приведет к увеличению пропасти между бедными и богатыми регионами, уверен Юшин.
Министр инвестиционного развития и предпринимательства Пензенской области Владимир Волков соглашается, что большинству дотационных регионов будет сложно выдержать и сохранить традиционный и привычный формат стимулирования инвестиционных проектов за счет бюджетных средств. «Думаю, доля расходов на национальную экономику регионов с дотационными бюджетами в следующем году уменьшится, либо не вырастет, даже с темпом инфляции, так что появится повод упрекать регионы в проведении «неправильной» инвестиционной политики», — предполагает он. Регионам с ограниченным бюджетами министр советует использовать механизмы региональных экономически значимых программ, создавать стимулы для инвестиций на рыночной основе, усиливать профессиональную прослойку чиновников, знающих правила работы с инвесторами, банками, фондами.
И.о. директора департамента экономики и анализа МСХ Виктория Власова на конференции «Агроинвестора» «Агрохолдинги России» сказала, что в перспективе 2013−14 годов министерство попытается проработать систему грантов для регионов, у которых не хватает денег на софинансирование.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще