Шагаем на месте -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Шагаем на месте
Николай Лычев
Агроинвестор
5 июня 2013
Молочное животноводство — неоправданно затратная для госбюджета и участников рынка, по-постсоветски отсталая отрасль агроэкономики с неясными перспективами развития, находящаяся в инвестиционном анабиозе.

Мне тоже досадно так думать. Но с точки зрения возвратности инвестиций и с позиции эффективности понесенных расходов на отрасль по критерию «затраты/результат» это, увы, так. За время национального проекта — 2005−2007 годы — на молживотноводство потратили (принципиально избегаю слова «инвестировали» — оно мало уместно в этом контексте) 29,3 млрд руб. За пять лет госпрограммы построили и модернизировали 1300 комплексов, привлекли 300 млрд руб. одних только кредитов. То есть, чтобы напоить страну молоком, государство, бизнес и банки за 2005−2006 годы расстались минимум с 11 миллиардами долларов. Нельзя не признать: кое-что удалось. К примеру, получилось начать наращивать средний по стране надой, почти получилось — справиться со снижением поголовья и сокращением производства молока. Хорошо? По сравнению с «плинтусом», от которого мы оттолкнулись, неплохо. Только очень дорого для такого результата, к тому же несравнимого с результатами двух других приоритетных отраслей (бройлерной и свиноводческой), поддерживавшихся одновременно с молочной. Сейчас уже почти не верится, что профильный раздел нацпроекта назывался «Ускоренное развитие животноводства». Где ускорение? Где развитие?

Молочное животноводство было приоритетом поддержки, затраты на него — сравнимы с рванувшими вперед мясными секторами. Но оно остается низкодоходной и технологически не модернизированной отраслью. Финансовое положение сектора продолжает ухудшаться, новых инвесторов почти нет, а производственная статистика показывает небольшой номинальный прирост, напоминающий скорее стагнацию. Причем есть большие сомнения, что и этот рост не является результатом приписок. Себестоимость молока увеличивается, закупочные цены не позволяют участникам рынка генерировать достаточный денежный поток, чтобы расплатиться с долгами. Увеличивается доля импорта. Банки рассматривают молочные проекты крайне неохотно и просят «на всякий случай» не учитывать в бизнес-планах субсидии, которых производитель может не получить, а в перспективе — неясно, когда и сколько получит. Стартапы в последние годы редко окупаются быстрее 15 лет, говорят производители. В чем причины? Если суммировать главные аргументы всех сторон, изложенные в статьях на стр. 38 и 14, то получается так. А) В отличие от мясных рынков, молочный не был хорошо защищен пошлинами от ввоза готовых продуктов, сухого молока (в том числе из Белоруссии) и растительных субститутов молочного белка. Квот не вводили, практика вет- и фитосанитарных ограничений, в отличие от случаев с поставками мяса, повсеместно не использовалась. Б) Участники рынка во многих случаях инвестировали непродуманно и/или коррупционно. В) Монетарная политика ЦБ. Ставка рефинансирования, к которой привязано субсидирование кредитов, в 2006 году была 12%, в 2012-м — снизилась до 8,25%. Г) При этом кредитные ставки банков и требования к залогам с 2009 года растут. Д) Кризис и засухи. Что делать? «Принять к сведению» и продолжать выделять деньги, используя почти те же, что раньше, меры поддержки. Я именно так понял реакцию высших чиновников на майский нацдоклад Минсельхоза, где говорилось, что 10 из 12 показателей госпрограммы-2008/12 не выполнены. В числе проваленных есть показатели по молочному животноводству. Проблему отсутствия роста стратегически важной отрасли, имеющую очевидно не бюджетные причины (см. предыдущий абзац), собираются лечить продолжением денежных инъекций.

Показать еще
Рекомендации
Реклама