Где деньги? -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Где деньги?
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
август 2013
У федерального центра рекордная задолженность при выплате субсидий по кредитам

Минсельхозу не хватает средств на субсидирование ставки по оборотным и инвесткредитам: за 2012 год участникам рынка недоплатили 12 млрд руб., в этом году может не хватить еще 12,5 млрд руб. Есть аграрии, не получавшие субсидий с прошлого года. Бизнес в недоумении — будут ли субсидироваться существующие кредиты, хватит ли средств на поддержку новых проектов? Без этих денег инвестиционная привлекательность отрасли станет почти нулевой.

В итоговом Нацдокладе о реализации Госпрог-раммы в 2008—2012 годах Минсельхоз отчитался о перевыполнении планов кредитования отрасли. Лишь в прошлом году объем привлеченных кредитов оказался чуть ниже целевого показателя — 366,2 млрд руб. против плановых 366,4 млрд руб. В годы действия первой госпрограммы сельхозпроизводители занимали намного активнее, чем рассчитывал Минсельхоз. В итоге средств на субсидирование процентных ставок требовалось больше установленных лимитов. Так, в 2010 году из-за роста переходящих обязательств по субсидированию кредитов министерство даже сократило на 67,8% финансирование целевой программы социального развития села. С прошлого года задолженность федерального бюджета перед инвесторами растет и сейчас приближается к критическим значениям, указывают участники рынка и главы отраслевых союзов, с которыми общается «Агроинвестор». Дефицит средств на субсидирование инвестиционных кредитов за 2012 год превышает 12 млрд руб. (почти 8 млрд руб. по проектам, связанным с животноводством и более 4 млрд руб. — с растениеводством), подтверждают данные Минсельхоза. В 2013 году на это направление поддержки требуется более 50 млрд руб., тогда как в федеральном бюджете на субсидирование инвесткредитов предусмотрено 37,5 млрд руб., то есть кассовый разрыв заведомо составит еще 12,5 млрд руб. А общий, с учетом переходящего остатка 2012 года, приблизится к 25 млрд руб. Руководители сельхозпредприятий рассказывают, что ждут выплат уже более полугода. Другие сетуют, что с 2012 года не получали этих субсидий. «Образовавшийся дефицит — следствие подачи слишком большого числа одобренных впоследствии заявок на субсидирование кредитных ставок», — говорит руководитель проектов практики «Агропромышленный комплекс» консалтинговой группы «НЭО Центр» Байрмир Пожаров.

Что происходит

Прогнозируемая ежегодная потребность в новых инвесткредитах на развитие растениеводства и животноводства — на уровне 100 млрд руб., она рассчитана, исходя из потребности в ежегодных инвестициях, с учетом заложенных в госпрограмме-2013/20 темпов прироста производства мяса и молока, рассказывает директор Департамента экономики и государственной поддержки АПК Минсельхоза Анатолий Куценко. «Исходя из этой потребности, для одного только субсидирования новых инвестиционных кредитов в растениеводстве и животноводстве (исключая КРС мясного направления) дополнительно [к заложенным в госпрограмме] необходимо 7,5 млрд руб. на 2013-й, 14 млрд руб. — на 2014-й, 21,4 млрд руб. — на 2015-й и 26,9 млрд руб. — на 2016 годы», — оценивает он. По словам Куценко, на 1 августа в регионы было направлено 97% от распределенных средств на субсидии по инвестиционным кредитам в растениеводстве и 98% — в животноводстве. Первый зампред правительства Пензенской облас-ти Владимир Волков признает, что в регионе ситуация мало отличается от российской. По оценке местного Минсельхоза, дефицит субсидий по краткосрочным кредитам 2013 года составляет 70−80 млн руб., по инвестиционным — порядка 100 млн руб., притом, что еще не до конца выполнены обязательства прошлого года. Причину проблем Волков видит в отмене принципа безусловного субсидирования процентной ставки по одобренным кредитам. «Сейчас все решения по субсидированию принимает Комиссия Минсельхоза России по координации вопросов кредитования АПК, — рассказывает он. — К сожалению, отсутствие единых требований к проектам делает непонятными условия их конкурсного отбора». В случае с новыми проектами это означает возможность либо невозможность начать их реализацию, а вот для ранее запущенных прекращение субсидирования может стать критичным. Гендиректор агрокомпании «Трио» Евгения Уваркина, возглавляющая Ассоциацию сельхозпроизводителей Липецкой области, рассказывает, что регион в конце года подает в федеральный Минсельхоз заявку о потребности в субсидиях по кредитам, затем ведомство утверждает лимиты финансирования. «В этом году наш запрос был удовлетворен на 30% по коротким кредитам (с учетом переходящей задолженности по 2012 году) и на 58% — по инвестиционным, — делится она. — Поскольку по прошлому году была задолженность, весь первый транш субсидий, утвержденных на этот год, пошел на ее погашение. Но этих денег все равно не хватило, чтобы рассчитаться по краткосрочным кредитам за декабрь 2012 года». Сейчас сельхозпроизводители ждут перераспределения средств, которые Минсельхоз попросил у правительства в апреле, добавляет она. Из одобренных 42 млрд руб. около 12 млрд руб. должны направить на субсидирование краткосрочных кредитов, 5 млрд руб. — на погашение задолженности по инвестиционным. Часть субсидий с учетом дополнительного финансирования отрасли правительство распределило только в начале августа. Есть задержки выплат и в Тамбовской области. Всего сельхозпроизводителям должны около 2 млрд руб., в том числе 1 млрд руб. по инвесткредитам в животноводстве, уточняет руководитель управления сельского хозяйства региона Александр Аксенов. «Мы готовы отдать хотя бы свою часть субсидий, не дожидаясь федеральных денег, но из-за нормативно-правовых особенностей не имеем права этого сделать, — сожалеет Аксенов. — Когда разрешится ситуация — не знаем, все будет зависеть от центра».По словам Уваркиной, ситуация с инвестиционными кредитами намного сложнее, чем с текущими оборотными: в липецком регионе задолженности субсидий по ним пока нет. Но если Москва не выделит дополнительные средства, то в четвертом квартале выплат не будет, и долг перейдет в 2014 год. А в Рязанской области доведенные до получателей лимиты средств на субсидирование краткосрочных и инвесткредитов компенсируют задолженность по федеральным обязательствам только по сентябрь 2013 года, ссылается на информацию местного Минсельхозпрода Елена Фастова, управляющий директор группы «Молочный продукт», у которой в регионе основные активы. Она опасается, что осенью рост задолженности возобновится. Но это еще не самое худшее, продолжает Уваркина. Сельхозпроизводителей беспокоит, что комиссия федерального Минсельхоза по координации вопросов кредитования не принимает на рассмотрение новые инвес-тиционные проекты. «В августе все регионы получили телефонограмму министерства — предоставить для рассмотрения только договоры 2012 года. Заниматься 2013-м ведомство не готово, так как не знает, что делать с субсидированием, — сетует Уваркина. — Мы не понимаем, как дальше планировать свою работу». «При этом государственные органы не информируют компании о сроках получения субсидий», — указывает Фастова.

Ассоциация сельхозпроизводителей Липецкой области обращалась с открытым письмом к Дмитрию Медведеву и Николаю Федорову, но ответ был формальным, рассказывает Уваркина: ничего сделать нельзя, все финансирование — в пределах бюджета. «Возникает вопрос: как верстается бюджет относительно тех целей, которые ставит правительство? — возмущается она. — Если в госпрограмме планируется увеличение производства, то подразумевается рост инвестиций. А если так, то субсидий по кредитам тоже потребуется больше. А сейчас получается, что предусмотренное госпрог-раммой субсидирование — пустая декларация». По ее мнению, раз финансирование ограничено, то было бы правильно публично это признать и объявить, в каком объеме государство может субсидировать кредиты. Топ-менеджмент МСХ объясняет сложившуюся ситуацию ошибками команды прежнего министра Елены Скрынник. Возникшие проблемы обусловлены тем, что до 2010 года Минсельхоз отбирал проекты, а не конкретные кредитные договоры, и заявитель мог удвоить стоимость проекта, не уведомив министерство, объясняет Анатолий Куценко. При этом увеличивались обязательства государства по субсидированию инвесткредитов. «Также Минсельхоз с 2010 года предоставил субъектам право самостоятельно отбирать инвестиционные проекты с объемом финансирования до 150 млн руб. При этом субъекты превышали эти лимиты, что также вело к росту обязательств государства», — добавляет чиновник. По его словам, есть случаи, когда федеральный центр вообще не уведомлялся об одобренных регионом обязательствах, а субсидии последний выплачивал. Кроме того, на увеличение обязательств по выплате субсидий повлияли решения правительства страны о пролонгировании кредитов после засух 2009 и 2010 годов. «Таким образом, с 2010 по 2012 годы потребность в субсидиях на последующий период планировалась и контролировалась неэффективно», — резюмирует он. Руководитель отраслевого союза, знакомый с обсуждением проблемы в ведомстве, рассказал «Агроинвестору» еще об одной версии. В 2012 году, когда утверждалась новая госпрограмма, сменился не только топ-менеджмент, но и состав специалистов среднего звена Минсельхоза. Ушедшие специалисты обладали компетенциями и знали, что происходит в отрасли. После кадровой ротации министерство в какой-то момент могло потерять контроль над процессом, что привело к некорректным расчетам и накоплению задолженности, высказывает мнение источник.

Бизнес в ожидании

У свиноводческой группы «Агроэко» (Воронежская область) проблемы с получением субсидий начались в конце прошлого года. Долг по федеральным выплатам достигает 89 млн руб., говорит председатель совета директоров Владимир Маслов. «Регион перечисляет свою часть поддержки, но без федеральных денег мы все равно вынуждены оплачивать кредитную ставку из оборотных средств», — рассказывает он. Группе «Русагро» федеральный центр должен порядка 800 млн руб. субсидий по инвестиционный кредитам, писала в августе РБК daily. Задерживают субсидии и «Мираторгу». Сумму вице-президент по финансам Вадим Котенко не уточняет, но отмечает, что раньше такого не случалось. «Бывали только технические проблемы, связанные с документооборотом, — говорит он. — А с первого полугодия 2013 года документы на субсидирование не принимают, долго проверяют под разными предлогами или, принимая, все равно не платят».Когда субсидии не выплачивают месяцами, возникают кассовые разрывы, продолжает он, ведь субсидирование ставок заложено в бизнес-планы и финансирование проектов рассчитано с учетом своевременного получения поддержки. «Мираторг», по словам Котенко, может решать эти проблемы сам, и на общую ликвидность отсутствие субсидий не влияет, но дополнительную финансовую нагрузку все равно приходится нес-ти: для покрытия кассовых разрывов компания берет несубсидируемые кредиты. «Не знаю, как в этой ситуации выживают менее диверсифицированные участники рынка, — сочувствует Котенко. — Большинству агрокомпаний сейчас очень непросто привлекать любое дополнительное финансирование».Компании «Трио» задолжали 100 млн руб. по коротким кредитам. Субсидии по инвестиционным в августе задерживались примерно на полтора месяца. «Но мы понимаем, что лимит субсидий по инвесткредитам уже исчерпан, больше денег нет, а сколько дополнительно распределят в правительстве и когда — неизвестно, — констатирует Евгения Уваркина. — Если ситуация не изменится, долги по субсидиям продолжат расти». «Молочный продукт» с 2006 года инвестирует в строительство свинокомплекса и молочно-товарных мегаферм. Основной источник денег — субсидируемые кредиты на восемь лет. В среднем холдинг ежемесячно платит 103 млн руб. процентов по кредитам, в том числе субсидии составляют 78 млн руб., добавляет Фастова. По ее словам, случаи несвоевременных выплат субсидий были в последние несколько лет, но в этом году ситуация серьезно обострилась. В холдинге «Сельхозинвест» пока не столкнулись с проблемой. Правда, деньги поступают с задержкой: обычно январские субсидии приходят в марте-апреле. Так же член совета директоров Александр Жемчужников сетует, что компания еще не получила дополнительных средств господдержки, выделенных в апреле правительством по просьбе федерального Минсельхоза. Неудивительно: распределение первого транша (28,2 из 42 млрд руб.) правительство утвердило только 7 августа. Любой незапланированный кассовый разрыв может сначала осложнить операционную деятельность, а потом привести к банкротству многих отраслевых компаний, напоминает Котенко из «Мираторга». «Когда выплаты задерживают на месяц — это одно, а когда на полгода — совсем другое: у многих компаний сейчас нет денег, чтобы расплатиться по кредитам, которые они получили на посевную, — говорит он. — Кроме того, обычно в августе-сентябре идет закупка зерна, для чего берутся годовые оборотные кредиты. Так делают почти все игроки. Сейчас ситуация осложняется еще и необходимостью возвращать деньги, взятые год назад».

Чем рискуют

Проблемы с выплатами кредитных субсидий усугубляют и без того тяжелое положение молочно-сырьевого сектора, и если ситуация не изменится в ближайшее время, активизируется забой скота, думает руководитель аналитического центра «Союзмолоко» Татьяна Рыбалова. С 1 июля 2012-го по 1 июля 2013 годов поголовье уже снизилось на 2%; учитывая, что среднее стадо в России — 350 коров, это значит, что только за пос-ледний год в стране стало на 200 молферм меньше. «При нынешнем положении дел с выплатой субсидий рынок будут покидать не только неэффективные хозяйства, но и современные комплексы с высокой кредитной нагрузкой», — говорит Рыбалова. Складывающаяся ситуация с недополучением заложенных в бизнес-планы субсидий угрожает предприятиям преддефолтным состоянием, отмечает Фастова из «Молочного продукта». Рискуют потерять устойчивость в первую очередь компании, которые находятся на инвестиционной стадии. Задержки субсидий для многих становятся катастрофой, ведь компании обязаны своевременно рассчитываться по кредитам: если образуется текущая просрочка, то выплаты следующих траншей субсидий автоматически отменяются, добавляет Уваркина из «Трио». «Начиная проекты, инвесторы закладывали в бизнес-планы федеральную поддержку как стопроцентно гарантированную», — указывает Маслов из «Агроэко». Он уверен, что проблема скоро должна быть решена влас-тями, ведь это вопрос не столько денег, сколько дальнейшего доверия инвесторов к системе господдержки. С ним соглашается Аксенов из тамбовского управления сельского хозяйства: решение должно быть найдено. Правда, он напоминает, что власти могут в любой момент изменить условия субсидирования и, возможно, такой момент как раз близок. «По вновь отбираемым проектам еще можно сократить субсидирование, но по реализующимся — однозначно нельзя», — настаивает он. В 2000-е годы бизнес поверил власти и начал вкладывать в сельское хозяйство, рассчитывая, прежде всего, на поддержку, напоминает Аксенов. Без этого доверия невозможны качественные инвестиции в АПК. Волков из администрации Пензенской области тоже считает главной проблемой риск изменения правил игры задним числом — то есть корректировку условий софинансирования действующих агропроектов.

В бизнесе есть понятие «дедушкина оговорка», которая актуальна на старте проектов, напоминает Волков: у инвестора должна быть уверенность, что на протяжении согласованного периода отношение государства к его бизнесу не изменится. Это очень важно, поскольку в противном случае инвестор в сложный момент может просто выйти из бизнеса, добавляет Волков: в агроотрасли и так огромное число нормальных проектов, которые «держатся из последних сил». У Минсельхоза пока нет решения, что делать с проб-лемной задолженностью и корректировать ли условия господдержки, следует из ответов ведомства «Агроинвестору». Сейчас министерство завершает анализ отобранных проектов и структурирует их по направлениям деятельности «для более качественного прог-нозирования потребности в субсидиях на весь период действия кредитных договоров», сказал в середине августа Куценко из Депэкономики.

Банкам уже неинтересно

Привлекательность отрасли, по сравнению с периодом нацпроекта, снижается на глазах, волнуется Волков. Расчетные параметры большинства агропроектов без учета субсидий выводят их за рамки интереса банков и ставят на последнее место по возможности получить деньги, поясняет он. Объемы кредитования отрасли снижаются, как следствие — тормозится ее развитие. Проблемы с одобрением кредитов, по наблюдениям Волкова, все чаще начинают решаться «в ручном режиме»: кроме банка и инвестора, подключается губернатор, другие первые лица региона, то есть фактически происходит лоббирование проектов.

Банки с большой неохотой финансируют АПК, подтверждает Александр Жемчужников из «Сельхоз-инвеста»: «Они уже требуют, чтобы при составлении бизнес-планов субсидии не учитывались». «Молочный продукт» в прошлом году оформлял кредит на покупку техники. Тогда государство субсидировало такие проекты, но по условиям банка компания все равно должна была рассчитать бизнес-план с учетом риска сок-ращения субсидий и обосновать дополнительный денежный поток на случай полного отказа в господдержке, вспоминает Фастова. «Мы заключили рамочное соглашение на дополнительное финансирование с частным инвестором, получили кредит и оформили субсидии», — поясняет она. Сейчас банки-кредиторы предлагают вообще не рассчитывать на субсидии. «Обращаешься за кредитом, и все острее встает вопрос: будут ли субсидии, — делится Вадим Котенко из «Мираторга». — Если раньше достаточно было показать нормативный документ, подтверждающий, что субсидирование предусмотрено, то теперь его наличие ничего не меняет». По подсчетам Пожарова из «НЭО Центра», анализировавшего птице- и свиноводческие проекты, при восьмилетнем кредитовании субсидирование процентных ставок увеличивает рентабельность по EBITDA на 5−10% и на 1−3 года сокращает окупаемость. Агропроекты могут быть рентабельными и без субсидий, объясняет он, но окупить их за восемь лет и за этот же период вернуть банку деньги уже получится далеко не у всех. Комитет по аграрным вопросам Госдумы предлагает выделить в 2014 году для субсидирования кредитов на 15 млрд руб. больше, чем предусмотрено госпрог-раммой. Минсельхоз, чтобы снизить остроту проблемы в текущем году, в августе предложил правительству и Минфину перераспределить на покрытие кассового разрыва все 4,4 млрд руб., предусмотренные для субсидирования инвесткредитов в мясном скотоводстве. А ведь эта отрасль, которую теперь могут лишить кредитной поддержки, считается самой долгоокупаемой и еще недавно называлась одной из приоритетных.

Просят добавить
Комитет Госдумы по аграрным вопросам считает, что запланированных в бюджете-2014 средств на поддержку АПК недостаточно. В июле он просил правительство добавить почти 67 млрд руб. Сейчас в проекте бюджета предусмотрено чуть более 173 млрд руб.
Индейку приравняли к курице
Гендиректора «Евродона» Вадима Ванеева беспокоит, что модель господдержки двух новых проектов компании — строительства комплексов по выращиванию индейки и пекинской утки — по новой госпрограмме аналогична формуле финансирования бройлерных птицефабрик, льготное кредитование которых должно прекратиться с 2015 года. «Чиновники забыли, что курица и индейка — совершенно разные продукты, — недоволен Ванеев. — Сектор промышленного индейководства, по сути, только зародился, а его уже не хотят субсидировать. Мы построили крупнейший в Европе комплекс по производству утки, у нас в стране никогда прежде не было ее промышленного производства». Компания будет обращаться в Минсельхоз и правительство, а если потребуется, то и к президенту, чтобы доказать необходимость субсидирования кредитования альтернативного птицеводства. Без субсидий минимум половина объявленных проектов выращивания индейки в стране не будет реализована, уверен Ванеев.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще