Инвестиции — «стоп» -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Инвестиции — «стоп»
Инна Ганенко
Агроинвестор
февраль 2014
Строить новые свинокомплексы больше не будут
Фото: Легион-Медиа

Инвестиционный бум в свиноводстве закончен: производство продолжает увеличиваться, но число вводимых объектов с каждым годом сокращается. В 2014-м новых проектов в секторе не будет. Через год остановится и рост производства, прогнозируют отраслевые союзы. Чтобы сохранить нынешние темпы, нужны деньги на ввод более чем 1 млн т мощностей, утверждают они.

Инвестиционный этап в свиноводстве завершен, констатирует руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. «Это понятно: условия инвестирования, которые были перед кризисом и сразу после него [2007−2011 годы — «АИ"], существенно отличаются от сложившихся на рынке», — говорит он.

Приостановили

Одним из первых среди крупных игроков рынка об изменении стратегии вложений в свиноводческий сектор сообщил в 2011 году агрохолдинг Вадима Мошковича «Русагро». Компания приостановила возведение свинокомплекса в Челябинской области. По проекту мощность предприятия должна была составить 90 тыс. т/год свинины в живом весе, а инвестиции — превысить 20 млрд руб. Причиной отказа от планов компания назвала неясность условий работы на рынке после встепления в ВТО, к которой собиралась присоединяться Россия. В прошлом году, когда страна уже стала членом организации, гендиректор холдинга Максим Басов в интервью «Агроинвестору» пояснял так: «Мы не стали делать этот проект, посчитав, что прогнозные цены на свинину, которые для себя видели, и объем региональной господдержки, которую могли получить, недостаточны для его окупаемости в сроки, определенные советом директоров».

Летом 2013 года компания также объявила о приостановке проектов строительства комплексов в Самарской области с общим объемом вложений $1 млрд. Причины — риски роста импорта и прекращение одоб­рения федеральным Минсельхозом экономически значимых региональных программ, ссылался на «Русагро» abireg.ru.

Впрочем, инвестиции в другие регионы компания продолжала, сконцентрировавшись на развитии своих свиноводческих кластеров «Белгородский бекон» и «Тамбовский бекон». Сезон-2013/14 может стать лучшим в истории «Русагро», рассказывал Басов на конференции «Агроинвестора» «Агрохолдинги России» в декабре завершившегося года. По его оценке, с выходом «Тамбовского бекона» на полную мощность компания может стать вторым в России производителем свинины после «Мираторга». По итогам 2013 года на комплексах группы планировалось произвести 120 тыс. т, в 2014-м — примерно 180 тыс. т. «Агрико» временно заморозила строительство нескольких новых корпусов своего свиноводческого проекта — комплекса «Гвардия» в Ставропольском крае. После выхода первой очереди комплекса на проектную мощность — откорм 80 тыс./год свиней — компания планировала достроить к концу 2012-го вторую. Инвестиции в рост производства до 350 тыс. животных оценивались в 4,2 млрд руб., не считая поголовья. Но проект закончен только час­тично: введены не все фермы, и на откорме находится около 210 тыс. свиней. Незавершенные корпуса на разной стадии готовности, но продолжить строительство компания сможет в любом случае не раньше 2015 года, говорит руководитель ставропольского представительства «Агрико» Владимир Погадаев. На 30% снизилась цена на свинину и, как следствие, сократилась рентабельность, сетует он. Такие изменения конъюнктуры рынка не были предусмотрены в бизнес-плане компании. В числе других причин срыва дедлайнов топ-менеджер называет затягивание сроков выполнения работ подрядчиками и поставщиками расходных материалов. Отчасти этим же он объясняет проблемы с финансированием второй очереди «Гвардии».

Однако позитив есть даже в такой ситуации, оптимистичен Погадаев. Быстрый рост мощностей по выращиванию свиней добавил бы сложностей с реализацией, а теперь — пока строительство новых корпусов остановлено — компания имеет возможность адаптировать рынок к имеющимся объемам. «Агрико» развивает собственную торговую сеть и к лету откроет в Ставропольском крае минимум 10 магазинов.

Приоритеты

Гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев уверен, что в 2014 году не будет новых отраслевых проектов производства мяса-сырья — по крайней мере тех, где инвесторы претендуют на финансовую господдержку. Возможны только финансируемые из собственных средств владельцев и на кредиты коммерческих банков. Позволить себе так инвестировать могут крупные компании — вложения будут заведомо меньше годовых оборотов и не повлияют на устойчивость бизнеса-донора. «При производстве 100 тыс. т/год вложатся, допустим, еще на 5−10 тыс. т», — приводит пример Ковалев. В сложившейся ситуации есть плюсы, рассуждает Ковалев: игроки рынка смогут адаптироваться к новым объемам, завершить создание мощностей убоя и глубокой переработки. «Причем мало запустить такие производства, — обращает внимание он, — важно выстроить логистику. На это у инвес­торов уйдут ближайшие два года».

Какие-то свиноводческие проекты в этом году все-таки будут реализованы, но не так много, как раньше, высказывает свое мнение вице-президент по финансам «Мираторга» Вадим Котенко. В 2013 году компания увеличила производство свинины на 31,5% до 356 тыс. т в живом весе против 270,8 тыс. т годом ранее. На полную мощность — 50 тыс. т/год — вышли четыре комплекса в Курской области, запущенные в 2012-м. В четвертом квартале завершившегося года компания открыла в регионе еще четыре комплекса, увеличив мощности до 80 тыс. т/год.

Все это ранее стартовавшие проекты — активно инвестировать в отрасль сейчас не время, говорит Котенко. «Но мы свою стратегию не меняли, и в секторе свиноводства почти достигли планируемого, — уточняет он. — Сейчас продолжаем строительство четырех свинокомплексов в Курской области, которое начали в прошлом году. После их завершения к новым проектам в свиноводстве приступать не будем — сосредоточимся на росте эффективности и снижении издержек этого дивизиона». Вводимые предприятия позволят «Мираторгу» на 100% загрузить сырьем белгородский комплекс по производству продукции в потребительской упаковке case-ready мощностью 72 тыс. т/год, запущенный осенью и рассчитанный на выпуск розничных товаров с высокой добавленной стоимостью, рассказывает Котенко. Вкладывать в новые проекты «Мираторг» продолжит, когда позиция государства относительно поддержки отрасли станет более последовательной, а модель защиты рынка от импорта — «понятной и стабильной», подытоживает он.
Приоритетом «Русагро» тоже будут забой и переработка. Компания строит убойное производство на 2 млн свиней в год под Тамбовом с инвестициями около 4 млрд руб. Предприятие будет введено к концу этого года. «Нужно отдать должное государству, оно сохранило прямые субсидии на строительство перерабатывающих мощностей, — доволен Басов (цитата — «Интерфакс»). — За последние годы крупные компании вложили большие средства в производство свинины, а вот современных убойных мощностей, которые позволяют делать так называемые отруба правильного качества, в России очень мало. Государство помогает тем, кто стремится создать такие производства. Деньги, правда, выделяются небольшие, но и они помогают». Свою инвестиционную программу завершила группа «Черкизово». То же сделали большинство крупных участников рынка, поясняет директор по связям с общественностью и инвесторами компании Александр Костиков: в новые проекты строительства комплексов почти никто не заходит. Продолжаются инвестиции в убойные мощности, переработку, инфраструктуру — то есть направления, которые позволяют получать дополнительную маржу, рассуждает он.

В завершившемся году группа произвела примерно 160 тыс. т, а в этом нарастит объем до 180 тыс. т свинины живого веса. Компания могла реализовать более масштабные планы, признает Костиков, но теперь подходит к вложениям «взвешеннее и аккуратнее». По словам гендиректора группы Сергея Михайлова, в 2014 году основной объем инвестиций — 5 млрд руб. — будет направлен в птицеводство, из них 3,7 млрд руб. планируется потратить на новые проекты. В развитие свиноводства «Черкизово» намерена вложить 1 млрд руб., но это будут не инвестиционные, а капитальные затраты. В переработку мяса компания инвестирует 700−730 млн руб. «Мираторг» тоже сосредоточит основные инвестиционные усилия на птицеводстве. В первом квартале холдинг введет предприятие по убою и переработке — финальный проект своего брянского кластера. Плюс будет удвоена мощность производства говядины, которое компания создает в этом же регионе, добавляет Вадим Котенко.

Нужно продолжать

Наверное, все участники рынка свинины сейчас стоят перед выбором, инвестировать ли дальше, говорит президент Мясного союза России Мушег Мамиконян. Внятного мэсседжа от государства нет, формально гос­поддержка стартапов не остановлена, но получить в банках кредиты, а от государства — субсидии на выплату процентов по ранее одобренным займам очень сложно, поясняет он. Рынку обязательно нужны новые инвестпроекты, настаивает отраслевое лобби. По данным Национального союза свиноводов, в прошлом году при рекордном росте промышленного сегмента (более 25%, или 500 тыс. т) произошло сокращение общего импорта свинины на 200 тыс. т в блочном весе (в пересчете на живой вес это примерно 300 тыс. т) и на 120−150 тыс. т снизилось производство в ЛПХ. «Рынок не перенасытился, удалось избежать и ценовых сверхпровалов, — говорит Ковалев. — Но каким бы он был без прироста промышленного свиноводства?». Если мы хотим вывести отрасль на современный уровень и сделать ее экономически устойчивой, то нужно реализовывать новые проекты, уверен Юшин. По его расчетам, сейчас из всего объема индустриального производства по крайней мере 25−30% свинины производится на устаревших и неконкурентоспособных предприятиях. «Нужно продолжать структурные изменения [в других сегментах], — продолжает он. — По нашим оценкам, к 2020 году доля ЛПХ должна быть не более 10% общего производства свинины в живом весе — это минус 400−500 тыс. нынешнего объема. Тогда общая конкурентоспособность свиноводства будет выше, чем сейчас». Также необходимо замещать новыми выбывающие не модернизированные мощности, которых примерно столько же — до 500 тыс. т в год. Кроме того, мы ввозим сверхквотную свинину (около 60 тыс. т в 2013 году), еще до 100 тыс. т поступает через Особую экономическую зону в Калининградскую область. Всего — прогнозное снижение производства в ЛПХ и на старых комплексах плюс импорт вне квоты и на условиях ОЭЗ — получается до 1,2 млн т/год. «Это объемы, которые нужно заменить новыми мощностями, только чтобы сохранить производство на нынешнем уровне», — делает вывод Юшин. Причем в этих расчетах, обращает внимание он, не учтены сокращение импорта, планы роста экспорта и дальнейший рост спроса.

По прогнозу Национального союза свиноводов, в этом году продолжится рост производства на мощностях, строящихся с 2011—2012 годов. Ковалев называет его инерционным: эти проекты сейчас достроены, выходят на полную мощность или на таких стадиях, что — при всех трудностях и рисках — их проще достроить, чем замораживать. За 2014 год промсектор прибавит 10%, или 250−300 тыс. т, предполагает союз. «А вот с 2015 года, если не будет решен вопрос с дефицитом бюджетных средств [на кредитование участников рынка] и продолжится работа по регулированию импорта, может произойти остановка прироста и даже начаться спад», — предупреждает Ковалев.

Костиков из «Черкизово» соглашается с ним и Юшиным: стране еще нужны новые мощности по производству свинины. «ЛПХ и неэффективные предприятия будут уходить с рынка, но кто компенсирует эти объемы? — задается вопросом он. — Если крупные федеральные и локальные производители не будут вкладываться в сектор, есть угроза, что освободившуюся долю займет импорт. Сейчас его частично запретили по ветеринарным соображениям, но это временные ограничения. В Европе свинокомплексы давно построили, их владельцы выплатили долги [банкам], поэтому конкурировать с ними будет трудно. Они могут достаточно агрессивно атаковать наши рынки».

Причины спада

Эксперты называют несколько причин сворачивания инвестиций в отрасль: рост внутренней конкуренции, растущая неопределенность в макроэкономике, новые вызовы, связанные с созданием Таможенного союза и действием соглашения о свободной торговле стран СНГ. Следует иметь в виду невозможность в ближайшей, а, может быть, и в среднесрочной перспективе пересматривать договоренности с ВТО, добавляет Юшин. «Большинство компаний, которые вкладывали деньги в сектор, сейчас имеют существенную долговую нагрузку и, как правило, не могут предоставить 20−25% собственных средств для получения нового инвестиционного кредита, — продолжает он. — А банки не могут свободно выделять кредитные линии на новые проекты из-за неясности с дефицитом средств на выплату субсидий по ранее одобренным инвестиционным кредитам. Я уже не говорю о проектах, которые не рассмотрела комиссия федерального Минсельхоза». Без субсидий новые свиноводческие проекты не окупаются в течение восьми лет, на которые выдается кредит. Не имея финансовой господдержки, инвесторы при таком рынке, как сейчас, могут возвращать деньги до 13−15 лет, указывает Юшин. Поэтому ввод новых мощностей в ближайшие годы снизится в том числе из-за нехватки частных инвестиций.

Инвестиционный фон в свиноводстве ухудшился прежде всего из-за двух основных факторов — изменения конъюнктуры рынка вследствие присоединения к ВТО и, как следствие, падения средней рентабельности свиноводов с 25−30% до 10%. «Это объективные причины, — говорит Юрий Ковалев. — Есть и субъективная. Тех, кто готов продолжать инвестировать даже при таких экономических вводных, останавливает нерешенность вопросов с выплатами федеральных субсидий на покрытие ставки рефинансирования по кредитам». В середине января Минсельхоз оценивал нехватку средств более чем в 18 млрд руб. Это неоплаченные обязательства по проектам за 2010−2012 годы, прошедшим отбор в комиссии министерства. Задолженность вряд ли будет погашена раньше 2015 года.

На задержки с получением госсредств указывают все опрошенные агрокомпании. В течение 2013 года они были, особенно в первом полугодии, говорит Вадим Котенко, но к концу второго ситуация улучшилась. Текущие задолженности технические и связаны «с уточнением документации», — добавляет он, отказываясь называть сумму. «Дефицит бюджета страны, безусловно, влияет на бизнес, — говорит Костиков из «Черкизово». — Все субсидии начисляются с запозданием, какие-то долги погашаются, но с большой задержкой». Прямые выплаты, компенсирующие рост цен на корма за 2013 год, группа получила почти полностью. А вот задолженность государства перед компанией по кредитным субсидиям (возмещение процентной ставки) в январе составляла около 500 млн руб. Также есть долг по субсидиям на оборотные средства.

За девять месяцев 2013 года выручка «Черкизово» в­­­­­­ сегменте свиноводства выросла на 27% до $230,1 млн — как сказано в сообщении группы, «на фоне значительных объемов производства и крайне низких цен на отечественном рынке до мая 2013 года». А вот валовая прибыль по сравнению с тем же периодом 2012 года сократилась на 65% до $26,1 млн, валовая маржа — на 30% (до 11%). Холдингу «Русагро» госбюджет в конце 2013 года был должен 400 млн руб. Сумма большая, но вместе с тем в начале того же года он был 900 млн руб., рассказывал в декабре «Агроинвестору» Басов.

Год «икс»
Важным этапом для производителей свинины станет 2015 год, когда Россия получит право обратиться в ВТО с инициативой пересмотра своих обязательств — в частности, по доступу на рынок свинины, говорит Юшин из Национальной мясной ассоциации. Важно также, какие усилия государство предпримет для продвижения отечественной свиноводческой продукции на внешние рынки. «Сейчас они, можно сказать, закрыты для российской свинины, — напоминает он. — Однако уже теперь ясно, что нам нужно будет обязательно вывозить часть производимых объемов. Иначе будем сталкиваться с сезонным перепроизводством некоторых ассортиментных позиций и терять на этом большие деньги».
Деньги — на m&a и недострой
По мнению Мамиконяна из Мясного союза России, господдержка свиноводческих проектов должна стать структурированной — такой же, как рынок. «Сектор представляют три группы участников: ЛПХ, неэффективные и немодернизированные комплексы, современные предприятия, — перечисляет он. — Первые две должны неизбежно уйти с рынка, нынешняя гос­политика предоставления кредитных льгот не дает банкам ясных структурных ориентиров — кому давать деньги, а кому — нет. Таким образом, средства часто тратят на поддержку проектов, которые так и не будут реализованы, а только увеличат долговую нагрузку банков и расходы бюджета». Многие проекты, говорит Мамиконян, не завершены, так как были в руках недобросовестных или неэффективных инвесторов. При этом рядом с недостроем, чуть ли не на соседнем земельном участке, другой владелец может начать строительство аналогичного объекта — такие случаи в регионах есть, знает он: «Потому что легче с нуля построить свиноферму, чем реанимировать проваленный бизнес-проект». Мамиконян предлагает разрешить использовать средства господдержки, выделяемые по программам развития свиноводства, на финансирование проектов слияния и поглощения, а также покупку недостроенных активов, которые являются дополнительной нагрузкой для банков.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще