Захотели подработать -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Захотели подработать
Инна Ганенко
Агроинвестор
март 2014
Нужно инвестировать в сушильное оборудование, показал нынешний сезон
Фото: Fratelli Pedrotti

Осенью 2013 года собирать и подрабатывать урожай аграриям пришлось при сильных дождях. В центральных регионах они не прекращались больше двух месяцев. На стадии активного сбора с полей начали поступать большие объемы влажного зерна и масличных, которое участники рынка не могли высушивать и складировать. Результат — затягивание уборочной, потеря части урожая и прибыли.

В прошлом году больше всех пострадали сельхозпроизводители Центрального Черноземья: когда дожди прекращались, они не могли продолжать уборку — везти урожай в таком виде было некуда. Причем требовалось сушить зерновые одновременно с масличными, а кукурузу — еще и подрабатывать, рассказывает замдиректора департамента стратегического маркетинга «Русагротранса» Игорь Павенский. «Эта ситуация повлекла за собой рост себестоимос­ти, — вспоминает он. — Затраты на сушку обходились от 1−1,5 тыс. руб./т, а в некоторых регионах еще дороже». Часть аграриев, не имеющих мощностей, не смогли просушить урожай ни за какие деньги — особенно там, где почти все элеваторы принадлежат компаниям, имеющим собственные сельхозпроизводства.

Затраты выросли

По оценке гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрия Рылько, сейчас 60−70% зерна высушивается на элеваторах. Обычно сушка происходит на элеваторах или крупных межхозяйственных комплексах, способных купить импортные агрегаты. Доля сушильного и подрабатывающего оборудования, установленного в хозяйствах, постепенно растет, но проблема нехватки мощностей все равно существует, говорит эксперт.

Статистика не дает полного представления о наличии у сельхозпроизводителей оборудования для послеуборочной сушки зерна перед складированием на хранение, добавляет вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. Последние данные были получены после всероссийской сельхозпереписи 2006 года. Тогда Росстат выяснил, что у сельхозорганизаций, малых предприятий, фермеров и ИП 13,2 тыс. единиц такого оборудования. Информации о мощностях не было и нет. Эксперты тоже затрудняются оценить их.

В прошлом году нехватка мощностей проявилась в фактическом установлении на рынке двух цен: на влажное и высушенное зерно. Например, влажную кукурузу покупали на 300−500 руб./т дешевле, чем стоило высушить эту тонну. Эта «премия» указывает на дефицитность сушильных мощностей, добавляет Рылько. За влажное зерно действительно платят меньше, подтверждает гендиректор «Сибирского хлеба» (Новосибирская область) Павел Миклухин: у переработчиков строгие входные условия приемки сырья. Если влажность превышает 14%, то они требуют большого дисконта или принимают зерно как более низкий класс, рассказывает он.

В группе компаний «Агробизнес» (Липецкая область) с дефицитом мощностей впервые столкнулись в прошлом году. «Наше оборудование рассчитано на объем до 100 т зерна в сутки, но из-за обильных и продолжительных осадков нам этих мощностей не хватало», — рассказывает гендиректор Александр Чил-Акопов. Кроме того, у кукурузы, выращиваемой в регионе, всегда повышенная влажность (от 22% до 30%) — для местных зерносушильных комплексов это дополнительная нагрузка даже в нормальный сезон. «А в этом сельхозгоду, кроме кукурузы, сушить нужно было другие зерновые и масличные. Из-за этого оптимальные сроки уборки урожая были упущены, что отразилось на объеме и качестве урожая, — говорит Чил-Акопов. — Мы пытались воспользоваться услугами других операторов, но из-за выросшего спроса таких мощностей было недостаточно, а цены поднялись до 1 тыс. руб./т и выше. Это очень большие затраты».

Будут ли вкладывать

По мнению Дмитрия Рылько, участники рынка осознали проблему и будут активнее инвестировать в мощности по высушиванию и подработке агрокультур. Основная прибавка таких мощностей придется на хозяйства. Того же мнения Павенский. Производители продолжают увеличивать посевы кукурузы, дающей неплохую маржу. Чтобы не терять ее и иметь возможность поставлять кукурузу на экспорт, нельзя не вкладывать в сушильное и подрабатывающее оборудование — от этого зависит качество, говорит он. «Причем мощности подработки, — уточняет Павенский, — должны рас­ти пропорционально объемам производства, иначе не избежать потери объемов при сборе, ухудшения качества, падения закупочных цен, не говоря об окупаемости производства».

Миклухин, напротив, считает, что инвестиции в этом году будут небольшими — по крайней мере, в Сибири. После потери больших объемов урожая прошлого года у аграриев, по его словам, сейчас нет на это свободных средств: они недополучили значительную часть прибыли, из которой могли бы инвестировать. И потом, часть субсидий, которые аграрии должны были получить еще до посевной 2013 года, им были перечислены только в конце декабря, сетует он. А остаток вообще обещают выдать к 1 июля. «В такой ситуации не до сушильного оборудования — сначала нужно найти деньги, чтобы отсеяться, — говорит Миклухин. — Тем более что всхожесть семян в этом году на уровне 30−40%, и почти всем придется докупать семена».

Не хватает

Тем не менее все опрошенные «Агроинвестором» компании планируют инвестиции в высушивание и подработку агрокультур. У «Тамбовских ферм» собственный элеватор, оборудованный сушильным и подрабатывающим комплексом. Но с проблемой нехватки таких мощностей во время сбора урожая агропредприятие сталкивается ежегодно, поскольку увеличивает производство кукурузы, говорит гендиректор Игорь Поляков. «Под урожай 2014-го тоже нарастим посевы примерно на 50%, — делится планами он. — Эта агрокультура является одним из рентабельных и коммерчески привлекательных товаров. Думаю, это тенденция на пять ближайших лет». Поляков ожидает ежегодного роста посевов кукурузы в регионе на 25−40%. Но выращивать ее, понимает он, можно только при наличии мощных сушилок и современного подрабатывающего оборудования.

Компания тоже будет вкладывать. Чтобы исключить дефицит сушильных мощностей в новом сезоне, «Тамбовские фермы» купили новую сушилку на 100 т/ час зерна или 30 т/час кукурузы, потратив около 25 млн руб. Окупать эти деньги Поляков рассчитывает в течение восьми лет, зато не будет затягивания сроков сбора. «Мы собираем кукурузы столько, сколько можем просушить, поэтому кампания может растянуться на два месяца, что, в свою очередь, приводит к ухудшению качества зерна», — объясняет директор. Некоторые сельхозпроизводители региона до сих пор собирают кукурузу, говорил он «Агроинвестору» в начале февраля. Это можно делать даже по снегу, правда, есть риск испортить технику.

Липецкий «Агробизнес» тоже инвестирует в решение этой проблемы. Компания строит элеватор c зерносушильным комплексом мощностью до 1 тыс. т/сут. зерна в зависимости от его вида, или до 40 т/час. Вложения превысят 150 млн руб. «В первую очередь комп­лекс будет использоваться для подработки, сушки и хранения собственной кукурузы и подсолнечника, — уточняет Чил-Акопов. — А если будет возможность, станем оказывать услуги другим хозяйствам». Вернуть вложения компания рассчитывает за три-четыре года. Возможно, получится и менее чем за три года: в регионе острый дефицит таких мощностей, и услуга даст дополнительный денежный поток.

«Краснояружская зерновая компания» (Белгородская область; входит в «Приосколье»), по словам гендиректора Александра Титовского, полностью обеспечена мощностями по сушке и подработке зерна. Тем не менее с учетом возможного роста производства строятся еще одна сушилка на 60 т/час и элеватор емкостью 50 тыс. т. «Мы страхуем себя от рисков снижения качества урожая, затягивания сроков его сбора и занижения цен, — говорит топ-менеджер. — По моему мнению, такое оборудование необходимо иметь всем сельхозпроизводителям. Многие, не имеющие сушилок, в прошлом году поняли это: у одних из-за повышенной влажности пропала значительная часть урожая, другие были вынуждены продавать подсолнечник за 7 тыс. руб./т. Но даже по такой цене он никому не был нужен».
Сушилка на 60 т/час, включая транспортное оборудование, стоит 45−50 млн руб., продолжает Титовский. При таких же, как в 2013 году, обильных дождях, окупить ее можно не просто за несколько лет — даже за сезон, уверен он. «Крупные сельхозпроизводители могут себе позволить такие инвестиции, а мелкие и средние — объединиться и построить один комплекс на пять-шесть хозяйств», — предлагает Титовский.

По данным «Русагротранса», в этом сезоне посевы кукурузы заметно вырастут — не менее чем на 200 тыс. га, то есть минимум до 2,6 млн га. «У нас недосев озимых зерновых — главным образом, пшеницы в центре страны: клин сократился на 200 тыс. га, еще столько же было в плохом состоянии, — рассказывает Павенский. — Заменить озимую пшеницу яровой не получится. Поэтому весной эти площади в центре будут отводить под кукурузу и подсолнечник». Самое время инвестировать в послеуборочную инфраструктуру, делает вывод он.

Хотят поддержки

Чтобы оснастить сушильным оборудованием небольшое фермерское хозяйство (с посевами 2−3 тыс. га и производством 4 тыс. т), требуются инвестиции на уровне 15 млн руб., говорит Миклухин — с учетом емкостей, где будет храниться урожай. Как и Титовский, он не исключает, что деньги можно вернуть за сезон: «Во всяком случае при издержках, которые были в 2013 году у части хозяйств нашего региона — затраты на сушку до 2−3 тыс. руб./т».

Нужна государственная программа поддержки инвестиций в такое оборудование, настаивают участники рынка: погектарные субсидии мотивируют только рост производства. Минсельхоз считает необходимым собрать в 2014 году большой урожай, но при неблагоприятной погоде часть его не получится полностью доработать и сохранить. Миклухин предлагает предоставлять сельхозпроизводителям 10−15-летние кредиты на строительство и приобретение сушильных комплексов. Еще один вариант — строить инфраструктуру на деньги государства, а потом передавать в концессию фермерским союзам и ассоциациям, допускает он. Самостоятельно окупить такие затраты смогут не все, особенно малые и средние предприятия: оборудование для них дорогое, а использоваться со 100-процентной загрузкой оно будет в лучшем случае один раз в три-четыре года. Раньше приобрести такие комплексы можно было по федеральному лизингу, но эти предложения были рассчитаны на крупные хозяйства, припоминает Миклухин."Государству нужно определиться с приоритетами, если уже массово столкнулись с этой проблемой, она скоро может стать системной, значит, необходимо предложить решения этой задачи», — считает вице-президент РЗС Александр Корбут. По его мнению, важно обеспечить господдержку развития сушки и подработки именно на уровне сельхозпредприятий, так же как и хранения зерна и масличных непосредственно в хозяйствах. «Тогда фермер сможет удержать и сохранить зерно в период массового предложения, и «отработать» на себя изменение стоимости зерна, продавая его не в период массового предложения, — говорит он. — Вообще любое зерно должно подрабатываться, но если это сделать непосредственно в хозяйстве, то и продать его можно по более высокой цене и никто не сбавляет цену за уровень его засоренности или влажность. А если мощностей по сушке, подработке нет — значит, я не могу его длительно сохранить в надлежащем качестве, и буду идти на любую цену, чтобы оно не испортилось».

Сушильное оборудование средней производительности (несколько тонн в час) стоит примерно 10−12 млн руб., говорит Поляков из «Тамбовских ферм». По его наблюдениям, в последние два года в такое оборудование вложились многие предприятия облас­ти. Одно из них — «Вилион», в последние восемь лет модернизирующий свои хозяйства. «Сейчас система хранения закрывает наши потребности на 100%, подработки — на 75%", — рассказывает гендиректор компании Сергей Токарев. В частности, в хозяйстве установлена итальянская сушилка производительностью 40 т/cутки по техническим агрокультурам и до 80 т/сутки по зерновым, а на элеваторе — сушилка с производительностью до 500 т/сутки по зерну и подработка мощностью до 1 тыс. т/сутки.

Тем не менее в прошлом году из-за аномального количества осадков в августе и сентябре не хватило мощностей, чтобы высушить зерно и масличные, признает директор. «Поэтому в ближайшие годы мы планируем продолжить инвестиции в оборудование соразмерно посевам и урожайности агрокультур», — говорит он. Достаточные мощности по подработке и сушке обеспечивают возможность хозяйству выйти на уборку на один-два дня раньше и работать на один-восемь часов в сутки дольше. А это, в свою очередь, уменьшает потери урожая, обеспечивает требуемые товарные качества, уменьшает срок окупаемости оборудования. В «Сибирском хлебе» проблему рещили 15 лет назад. «Вести бизнес и в какой-то момент все потерять не хотелось уже тогда», — говорит Миклухин. Мощность его оборудования — 25 т/час на сушке, 15 т/час на сушке и проветривании. «Комплекс позволяет подрабатывать до 300 т/сутки — этого более чем достаточно для среднего хозяйства в период такой влажности, какую мы наблюдали в 2013 году», — считает руководитель. Подобрать сушилку в зависимости от размера предприятия и объемов производства может практически любое хозяйство, уверен он. На рынке большой выбор — от небольших передвижных агрегатов до максимально крупных вертикальных комплексов. «Мы изначально взяли передвижной агрегат, который может транспортироваться в любое место, хотя часто не пользовались этим преимуществом, — рассказывает Миклухин. — Но сушилка мобильная, легко подключается, хорошо работает, имеет простое программное обеспечение».

Устарели
По оценке «Агриконсалта», износ элеваторного оборудования страны составляет до 70%, а большинство элеваторов не отвечает современным логистическим и технологическим требованиям. Тариф таких предприятий на сушку и подработку зерна выше, чем на новых элеваторах. На проблемы с качественными мощностями указывает Российский зерновой союз. По его оценке, к высокому классу хранения можно отнести не более 40% элеваторных емкостей страны.
Газа ждут по два года
Проблему осложняет сложность подключения к газопроводу, говорит Поляков из «Тамбовских ферм». «Даже у предприятий, подключенных к газовой сети, согласование нового лимита потребления [увеличивающегося пос­ле ввода сушильных мощностей] занимает минимум полгода! — недоволен он. — Мы начали делать это в январе, но разрешения надеемся получить не раньше середины лета». Такие взаимоотношения с газовыми операторами часто останавливают сельхозпроизводителей, даже если у них есть деньги на сушильное оборудование, добавляет он. «Первый трудный вопрос — не строительство и приобретение сушильного комплекса, а подключение к газу, — соглашается Чил-Акопов из «Агробизнеса». — Это самая большая проблема в России: мощности строятся за три-четыре месяца, а на согласования, нужные для подключения к газопроводу, может уйти до двух лет. Мы только на региональном уровне согласовывали свой проект три месяца. Сейчас наша заявка ушла в Москву. Сколько она будет рассматриваться, мы не знаем». «Есть еще одна проблема, — говорит Поляков. — К сожалению, в России серьезно рассматривать можно только одного производителя таких агрегатов («Мельинвест»), да и тот выпускает только два типа сушилок и несколько их подвидов, самая мощная из них будет сушить 5−7 т/час кукурузы — этого недостаточно». Такие агрегаты работают на газе. Как вариант, говорит Чил-Акопов, есть сушилки на дизеле. Но стоимость их эксплуатации в 5−6 раз выше. «У нас есть дизельная итальянская сушка, которая стоит 3 млн руб., — рассказывает он. — Ее в состоянии купить любой сельхозпроизводитель. Она сушит до 100 т/сут. Конечно, ее тоже можно подключить к газу, но терять два года на согласования при таком объеме нет никакого смысла».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще