Крупно должен -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Крупно должен
Дарья Борисяк
Агроинвестор
апрель 2014
Долг АПК перед банками — 1,4 трлн руб. Столько агропром не зарабатывает и даже не производит
Фото: Ю. Эйвазова

Аграрии должны банкам на треть больше, чем стоит все, что они производят за год, подсчитало Минэкономразвития. При этом ставки для сельхозкомпаний часто выше, чем для других секторов: банки считают их рискованными заемщиками и стараются с ними не работать. 6,5% кредитов АПК — просроченные. Это больше, чем в других секторах (4,1%).

«Если мы берем сельское хозяйство, то задолженность по кредитам уже сейчас примерно на треть больше, чем вся валовая продукция […] предпосылок к росту кредитования нет», — признает замминистра экономического развития Андрей Клепач (его слова цитирует «Прайм»). По уже выданным аграриям кредитам растет просрочка, хорошо, если не вырастут и процентные ставки, надеется замминистра. Ситуацию с кредитованием АПК он называет «тяжелой» и предупреждает о будущей стагнации, если не принять дополнительных мер.

Высокие отношения

По данным Центробанка, объем задолженности предприятий сельского, лесного и охотничьего хозяйств на 1 января этого года составил 1,41 трлн руб. (в рублях и валюте). За год кредитование сектора увеличилось на 131,6 млрд руб. В целом на рынке кредитования доля сельхозкомпаний, по словам руководителя аналитического центра МСП-банка Натальи Литянской, небольшая. Из общего объема кредитов, которые были выданы юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям в 2013 году, на агропредприятия пришлось только около 1,9%, добавляет она. В сегменте кредитования малого и среднего бизнеса эта доля несколько выше.

Средние ставки для АПК — около 12%, говорят банкиры. У группы «Черкизово» на 30 июня 2013 года ставки по кредитам составляли 8−15% (средневзвешенная — 10,78%). У «Русагро» в 2012 году ставка по краткосрочным кредитам составляла 2−10,85%, по долгосрочным — 8,25−13% (все цифры — без госсубсидий). Уровень ставок для АПК немного выше, чем для крупных корпоративных клиентов других секторов экономики, говорит зампред правления банка «Возрождение» Людмила Гончарова.

Государство субсидирует часть процентных ставок по инвестиционным кредитам в животноводстве: благодаря субсидиям у «Черкизово», например, эффективная ставка составляла на 31 июня только 3,08%. По субсидируемым кредитам заемщики расплачиваются вовремя — случаев просрочки таких долгов почти нет, говорят опрошенные банкиры. Доля таких кредитов немалая: например, в портфеле Газпромбанка субсидируемых инвестпроектов больше 80%, краткосрочных — около 40%, говорит вице-президент банка Екатерина Трофимова. В отрасли доля субсидируемых кредитов, по ее данным, еще выше.

И тем не менее за несколько лет уровень просрочки вырос в разы: если весной 2009 года у сельхозпредприятий она составляла всего 2,4%, то к зиме 2012-го показатель достиг 7,6%. За прошлый год доля просроченных кредитов снизилась с 7,1% до 6,5%. Но это все равно больше, чем в других секторах: на начало года просрочка корпоративных клиентов банков составила 4,14% от кредитных портфелей, указывает аналитик Газпромбанка Юрий Тулинов.

Показатель просрочки продолжал увеличиваться в 2012—2013 годах из-за сильной засухи в 2012-м и наводнения на Дальнем Востоке в 2013-м, указывал РСХБ в проспекте к выпуску евробондов. Нельзя исключать, что эта тенденция продолжится, признал банк. Одним из факторов, который может вызвать снижение платежеспособности его заемщиков, РСХБ называет увеличение числа корпоративных и личных банкротств (все цитаты — по «Интерфаксу»).

Идите в госбанки

«Наши сельхоззаемщики перешли в разряд должников с невозвратными кредитами, поэтому всех, кто хотел прокредитоваться у нас, мы стали направлять в госбанки», — признается банкир из частного банка, который после кризиса перестал работать с клиентами из АПК.

Поводы волноваться за возврат кредитов у банкиров есть. В прошлом году провалил посевную из-за финансовых проблем агрохолдинг Valinor, в недавнем прошлом — один из крупнейших производителей и экспортеров зерна, контролировавший в одной только России 235 тыс. га. Причиной проблем Valinor один из бывших топ-менеджеров группы ранее называл как раз большую закредитованность. Структуры холдинга были должны Сбербанку примерно 13 млрд руб., говорил совладелец крупной агрокомпании, еще $45 млн составлял долг перед Альфа-Банком, такую же сумму группа была должна Deutsche Bank, были обязательства перед «Возрождением» и «Петрокоммерцем». Как банки урегулируют эти задолженности, их представители говорить не стали.

Еще одна история плохих долгов развивается прямо сейчас. В сентябре процедура наблюдения была введена на нескольких предприятиях Сибирского аграрного холдинга. Некогда и он был одним из крупнейших игроков агросектора: под его управлением 400 тыс. га земли, 9 элеваторов суммарной мощностью 630 тыс. т/год, 18 хлебозаводов, 6 животноводческих хозяйств. К началу 2013 года предприятия группы должны были ВТБ около 15 млрд руб.

По части кредитов поручился основатель компании Павел Скурихин. ВТБ добился в Высоком суде Лондона замораживания его личных активов и активов двух английских компаний, бенефициаром которых он может являться. А несколькими годами раньше, после финансового кризиса и беспрецедентной засухи, банки стали получать агроактивы едва ли не оптом. Так, у одного только РСХБ оказались под контролем доли в 10 элеваторах группы «Настюша», предприятиях производителя мяса «Парнас-М», сахарных заводах, принадлежавших компании «Евросервис», и т. д. После кризиса на балансах остались невозвратные кредиты сельхозпредприятиям, говорит банкир, чей банк кредитует АПК. Кризис заставил пересмотреть работу в этом секторе, рассказывает он: некрупные банки и раньше не стремились работать с агропредприятиями, поскольку они достаточно рисковые заемщики. После кризисных лет некоторые и вовсе отказались работать с этими компаниями. «В больших масштабах такие «пассажиры» под силу только крупным банкам», — считает он. Два ведущих банка, кредитующих агропромышленный сектор, — Сбер и РСХБ. Их представители не стали комментировать ситуацию с кредитованием АПК.

Одного поля мало

С прошлого года чиновники спорят об РСХБ: обсуждается возможность разделить его на универсальный банк и институт развития сельского хозяйства. С 2009 по 2012 год государство вложило в капитал РСХБ 106 млрд руб., что не сказалось на улучшении финансовой устойчивости банка, писал министр финансов Антон Силуанов президенту Владимиру Путину. Причина в том, что банком «не принимались достаточные меры по улучшению качества активов».

РСХБ, считает министр, должен «перестать выдавать невозвратные кредиты, порой без экономического обоснования, без учета принципа возвратности».

Объем проблемных ссуд, под которые необходимо создать резервы, министр оценивает в 150 млрд. На 1 января в отчетности банк отражает просро­ченные кредиты на 93,3 млрд руб., что составляет 9,1% от всего корпоративного портфеля банка, говорит Тулинов.

Другие крупные банки с осторожностью относятся к кредитованию АПК и внимательно подходят к выбору заемщиков. Представитель ВТБ сообщил, что с учетом высокой волатильности сельскохозяйственной отрасли банк тщательно подходит к кредитованию предприятий этого сектора и фокусируется на наиболее качественных заемщиках. Альфа-Банк предпочитает работать с вертикально-интегрированными холдингами и не кредитует компании, которые занимаются исключительно выращиванием сельскохозяйственных культур, сообщил его представитель.

Газпромбанк тоже считает приоритетом работу с крупными вертикально-интегрированными агрохолдингами, имеющими собственную сырьевую базу, перерабатывающие мощности и налаженный сбыт готовой продукции, а также с устойчивым финансовым положением и приемлемой долговой нагрузкой, говорит Трофимова.

Оценивая заемщика с сезонным бизнесом, нужно понимать, сколько у него земли, какова урожайность и сколько выручки он получит при минимальной стоимости своего товара, подчеркивает Гончарова. Основные риски — неурожаи, засухи, плохое финансовое состояние заемщика, единодушны опрошенные банкиры. Банки смотрят, насколько у заемщика диверсифицированы риски: если у компании одна агрокультура — он более рисковый, если несколько — менее; то же самое и с регионами присутствия, говорит предправления Национального резервного банка (НРБ) Антон Дорохов.

Круговорот залогов

Но и с залогами банкирам работать непросто. «Один заемщик не вернул кредит нам и еще пулу банков, в залоге было 40 тыс. голов свиней. Было судебное решение о взыскании залога, но когда пристав пришел, ему показали заключение, согласно которому свиньи оказались больны и им необходим шестимесячный карантин, — рассказывает Дорохов. — Через полгода свиней не оказалось — то ли не пережили болезнь, то ли их съели». Кредиторы развернулись и уехали: был залог, а теперь — нет.

Банкам важно, чтобы в залоге была не только «выручка с полей», говорит один из банкиров, чей банк после кризиса перестал работать с АПК. Товар в обороте — немного менее ценный залог, банки редко принимают по кредитам исключительно продукты заемщиков, требуя в качестве обеспечения еще и, например, оборудование, говорит один из банкиров: «Зерно может съесть жук, при хранении на плохих элеваторах оно может испортиться, и часть залога будет утрачена».

Основной риск при залоге товара или продукции — сохранность этого залогового имущества, констатирует один из банкиров. Даже установка сюрвейерских постов в месте хранения залога помогает, по его словам, не всегда. Так, в апреле прошлого года кредиторы «Ойл Продакшн» (принадлежит бывшему замминистра сельского хозяйства Алексею Бажанову) сильно забеспокоились — почти сразу после ареста Бажанова Тверским судом Москвы по подозрению в хищении 1,1 млрд руб. у «Росагролизинга». По ссудам его компаний были заложены маслосемена и подсолнечное масло. В числе кредиторов были Пробизнесбанк, НРБ, Промсвязьбанк, Связь-банк и Московский индустриальный банк («МИнБ»). Последний начал вывоз семечки с элеватора в Воронежской области. А Пробизнесбанк обратился в МВД с заявлением: «МИнБ» в сговоре с управляющей компанией ВЭК без товарораспорядительных документов круглосуточно вывозил имущество компаний, заложенное Пробизнесбанку и другим кредиторам. Чтобы успокоить кредиторов важного для региона предприятия, в дело вмешалась местная администрация, собравшая у себя представителей банков для урегулирования ситуации. «Все банки говорят, что это их семечка, но чей залог и у кого есть документы, неизвестно», — сетовал тогда чиновник областной администрации.
Банки, как правило, предпочитают быть основным кредитором, признает Дорохов, и получать твердые залоги — например, землю. Гончарова считает землю сложным объектом залога: ликвидность у нее невысокая, по какой цене ее получится продать — непонятно. К тому же государство требует не выводить земли сельхозназначения из оборота. Поэтому банку, обратив взыскание на такой залог, придется по закону на этой земле сеять, добавляет Гончарова.

Ограниченную ликвидность имеет и имущество — такое, как элеваторы и отдельные объекты сельхознедвижимости, добавляет банкир, отказавшийся от кредитования АПК. У банка из топ-10 В залоге по невозвратному кредиту оказалась старая мельница, находившаяся вдали от населенных пунктов, рассказывает человек, знающий это от сотрудника банка. Банк даже не рассчитывал, а скорее надеялся продать эту мельницу за 100 тыс. руб. — больше она явно не стоила. Когда на место приехали сотрудники банка, один из местных жителей, узнавший, что мельница принадлежит приехавшим людям, попросил продать ее, сказав, что ему нужен залог, чтобы взять кредит. В итоге мельницу продали примерно за $25 тыс., рассказывает он: для банка-продавца это была большая удача.

Статья опубликована в газете «Ведомости»

93,3 млрд руб.
просроченных кредитов было на 1 января у РСХБ. Это 9,1% корпоративного портфеля банка.
Выросла просрочка
В апреле 2009 года просрочка по кредитам сельскому и лесному хозяйству составляла всего 2,4%, но к декабрю 2012 года показатель вырос уже до 7,6%, следует из данных Центрального банка. Тогда же на пиковую просрочку вышли кредиты РСХБ: у банка этот показатель достигал 12%, хотя в апреле 2009-го был даже ниже среднерыночного уровня — 2,3%. За прошлый год просроченная задолженность АПК в целом по банковскому сектору снизилась на 0,6 п. п. до 6,5%. Улучшился показатель и у РСХБ — на 1,6 п. п. до 9,1%.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще