Растут за счет поглощений -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Растут за счет поглощений
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
декабрь 2014
Какие M&A произошли в сельском хозяйстве за год
Фото: Ю. Эйвазова

Спрос на агроактивы и особенно землю увеличивается. Однако по-настоящему крупные сделки впереди: лидерам рынка нужно расти дальше, а качественный земельный банк уже распределен. Миллиардные поглощения в птицеводстве, также характерные для этого года, подтверждают тренд к консолидации отрасли. Другая важная черта — усиление интереса к агросектору со стороны непрофильных инвесторов.

После предыдущих довольно неактивных лет в этом году количество M&A в сельском хозяйстве увеличилось, отмечают опрошенные «Агроинвестором» эксперты. Кроме крупных сделок заметных игроков, о которых всем становится известно, средние региональные компании тоже перераспределяют активы. Одна из отличительных черт 2014 года — не только предложение, но и растущий спрос. «Компании все чаще обращаются с просьбой подыскать предприятие, готовое войти в их структуру или продать бизнес», — рассказывает управляющий партнер юридической группы «Ратум» Ольга Романова.

Входят и выходят

Подавляющее большинство сделок этого года касалось активов в растениеводстве: покупались хозяйства в собственности, земли и производственные мощности вместе с ними, отмечает замначальника Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. По ее словам, растениеводство — наиболее конкурентоспособный и прибыльный агросектор в России, поэтому земля, особенно с развитием сельской инфраструктуры, становится главным активом.

В этом году основным драйвером M&A сделок стал вопрос эффективности производства, считает руководитель практики по работе с компаниями сельскохозяйственного сектора КПМГ (KPMG) в России и СНГ Виталий Шеремет. В большинстве случаев объектами сделок были непрофильные или проблемные в финансовом отношении активы, обращает внимание он. Покупали их, как правило, игроки, уже сумевшие построить успешный бизнес в сельском хозяйстве. Кроме того, в отрасль стали приходить новые непрофильные инвесторы: собственники производственных и торговых компаний несельскохозяйственного сектора, добавляет Снитко.

Пример — вхождение в агробизнес группы «Букет» Владислава Бурова. Холдинг купил растениеводческое подразделение «ПентАгро» (непрофильные активы компании «Синергия», одного из лидеров на рынке крепкого алкоголя) — «Русский гектар» с почти 40 тыс. га земли в Саратовской области. Сумма сделки составила 600 млн руб., сообщал Sberbank CIB. «В целом сделка прошла для нас по рыночной цене, — говорил «Ведомостям» председатель правления «Синергии» Александр Мечетин. — «Букет» — стратегический игрок, я могу ему только пожелать успехов и надеюсь, что у них все получится. В целом мы им передали бизнес в неплохом состоянии».

В структуру «Букета» входит холдинг «Солнечные продукты», который перерабатывает масличные. У него есть активы в Саратовской области: «Жировой комбинат», «Аткарский МЭЗ», «Элеваторхолдинг», а также два торговых дома. Главный актив «Солнечных продуктов» — «Московский жировой комбинат».

Собственное производство подсолнечника позволит компании снизить риски волатильности цен на сырье и периодически возникающего дефицита. Это вполне логичное намерение, комментировал ранее сделку аналитик «Финам Менеджмент» Максим Клягин. Эксперт не исключал, что Буров продолжит покупать агроактивы, чтобы сформировать свой сырьевой кластер.

В июле ФАС одобрила «Русскому гектару» сделку по покупке 100% хозяйства «Новопокровское» в Саратовской области. По данным «БИР-Аналитик», выручка предприятия в 2013 году составила около 316,2 млн руб., чистая прибыль — 46,5 млн руб. Объем земельного банка и сумма сделки не уточняются. «Руководство «Букета» пока не комментирует развитие сельскохозяйственного бизнеса и покупку активов», — сказал представитель «Солнечных продуктов» Василий Борматин.

Также в этом году от непрофильных активов избавилась PepsiCo. По информации «Ведомостей», четыре хозяйства в Краснодарском крае и одно в Ленинградской области выкупил «Агрокомплекс». Холдинг считается аффилированным с семьей губернатора Краснодарского края Александра Ткачева.

Общий земельный банк проданных предприятий — около 20 тыс. га, по данным PepsiCo, на них содержалось свыше 12 тыс. КРС, которые давали почти 40 тыс. т/год молока. Корпорация получила активы в 2011 году, приобретя «Вимм-Билль-Данн», который купил их в 2005—2006 годах. Сумма сделки, согласно отчету PepsiCo за первый квартал этого года, составила $31 млн.

Кроме того, в этом году «Агрокомплекс» купил 100% акций хозяйства «Большевик» с 5,5 тыс. га земли и присоединил пять предприятий группы «Север Кубани». Головная компания была основана в 2002 году Сергеем Цапком и Вячеславом Цеповязом — лидерами кущевской преступной группировки. По информации «Коммерсанта», хозяйства владели 36 тыс. га земли и были сильно закредитованы: долг перед Россельхозбанком на конец 2012 года оценивался в 1,5 млрд руб. «В результате переговоров было достигнуто соглашение, согласно которому фирма «Агрокомплекс» полностью закрывает проблемную задолженность ГК «Север Кубани» перед банком.

По итогам сделки управление активами ГК «Север Кубани» переходит к фирме «Агрокомплекс»», — говорится в сообщении на сайте холдинга. До заключения сделок земельный банк компании составлял около 200 тыс. га (в обработке). Ее пресс-служба не ответила на письменный запрос «Агроинвестора».

В середине ноября СМИ сообщили, что «Агрокомплекс» до конца года закроет сделку по покупке 14 хозяйств Valinor Group Кирилла Подольского (Valars Group), которые находятся в залоге у Сбербанка. Предприятия обрабатывают около 170 тыс. га в Ростовской области, Ставропольском и Краснодарском краях. Представители сторон подтвердили «Ведомостям», что сделка готовится.

По информации издания, долги Valinor превышают стоимость его активов, но Сбербанк готов продать их с дисконтом до 50%. Сколько компания должна банкам сейчас — не уточняется; в июле прошлого года общий долг достигал $500 млн.

Летом «Эксперт» написал, что хозяйства Valinor выкупает «Краснодарзернопродукт» (КЗП) — сделка была в стадии оформления. Бывший топ-менеджер Valinor и представитель Минсельхозпрода Ростовской области говорили «Агроинвестору», что хозяйствами группы с согласия Сбербанка уже управляют люди из КЗП. Однако миноритарии Valinor намеревались блокировать сделку, делился один из них.

Земельный передел

По мнению Романовой, сделки этого года говорят о том, что в России начался передел земельных ресурсов. Первичное распределение произошло до 2008−2009 годов, тогда достаточно большие земельные банки были взяты под управление или в долгосрочную аренду.

Сейчас сделки заключаются на вторичном рынке, и активизация компаний связана с их производственными планами. «Есть крупные игроки, в том числе с животноводческими подразделениями, для развития которых нужно расширять мощности по производству кормов, а значит, им требуется земля, — рассказывает Романова. — Но прийти в регион и сразу приобрести необходимые десятки или сотни тысяч гектаров теперь невозможно». По ее словам, предложений продажи хотя бы 20 тыс. га уже не найти.

Дарья Снитко думает, что говорить о переделе не стоит. «К сожалению, несмотря на то, что по ресурсам пашни Россия лидирует в мире, основная часть земель сельхозназначения изъята из обращения на свободном рынке, — поясняет она. — Доминирующим собственником является государство и коллективные хозяйства (паевая собственность)». Кроме того, участки, оформленные в частную собственность, продаются в два-пять раз дороже, чем арендованные паевые.

Виталий Шеремет соглашается, что скорее речь не о переделе земельного банка в масштабах страны, а об укреплении позиций отдельными игроками — в первую очередь, на уровне регионов. «Большинство сделок связаны с покупкой сравнительно небольших участков (до 10 тыс. га) в регионах присутствия покупателя либо в смежных, — комментирует эксперт. — При этом важным фактором является цена сделки, то есть не происходит экспансии ради экспансии».

К таким сделкам, например, можно отнести покупку холдингом «Кубань» (входит в «Базовый элемент») агрофирмы «Мир» в Краснодарском крае. Благодаря ей компания увеличила земельный банк на 4 тыс. га до 90 тыс. га. Это первое M&A холдинга за прошедшие пять лет — «Кубань» делала ставку на внедрение технологий, а не на агрессивный рост. «Земли, вошедшие в состав агрохолдинга благодаря приобретению «Мира», примыкают к нашим полям, что делает удобной логистику и доставку техники, — приводится комментарий гендиректора «Кубани» Антона Уланова в сообщении о сделке. — Нашей задачей на ближайшее время станет внедрение в «Мире» производственной системы, а также доведение стандартов земледелия до принятых в агрохолдинге». По его оценке, на это потребуется около двух лет. По данным «БИР-Аналитик», выручка «Мира» в 2013 году составила 326,9 млн руб., чистая прибыль — почти 46,5 млн руб.

В сентябре ФАС одобрила покупку московской компании «Краснодар Агро» (100% «дочка» АФК «Система») 85% акций в пяти хозяйствах Краснодарского края. Все они входят в группу «Степь», принадлежащую рос­товскому концерну «Стелла», его основной бизнес — Стелла-банк. В решениях ФАС нет упоминаний о еще одном предприятии холдинга, «Родине», однако в сделку войдет и оно, писали «Ведомости» со ссылкой на топ-менеджеров группы. Под контролем «Степи» около 45 тыс. га земли.

За прошедшие пять лет ни одно из хозяйств группы не было убыточным, следует из отчетности эмитентов, их совокупная выручка в 2013 году составила примерно 2 млрд руб., чистая прибыль — 230 млн руб.

«Система» совместно со структурами, близкими к семье Луи-Дрейфус (Louis Dreyfus) контролирует холдинг «Русская земля» (RZ Agro). По данным сайта компании, сейчас у нее более 100 тыс. га. «Наши планы по размеру земельного банка (300 тыс. га) остаются в силе. Целевыми регионами для дальнейшего роста являются Ростовская область, Ставропольский и Краснодарский края», — уточнила пресс-служба «Системы». Комментировать детали сделки со «Стеллой» в компании отказались.

Еще один крупный игрок, один из лидеров птицеводческого сектора — ГАП «Ресурс» — купил три хозяйства в Ростовской области. Согласно сайту компании, до сделок ей принадлежало шесть растениеводческих предприятий в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях. Земельный банк группы, оценочно, вырос примерно до 90 тыс. га.

Руководство ГАП «Ресурс» на данный момент предпочитает не комментировать деятельность компании, ответила помощник президента холдинга на запрос «Агроинвестора».

Вложения в землю и развитие современного растениеводства — одна из наиболее перспективных идей в сельском хозяйстве на ближайшие годы, уверена Дарья Снитко. «С точки зрения стратегического развития животноводческим компаниям не обязательно иметь активы в растениеводстве, чтобы не размывать финансовые ресурсы между отдельными бизнес-направлениями, — считает эксперт. — Однако многие из них продолжают наращивать земельный банк». Снитко не исключает, что растениеводческий бизнес в перспективе может стать для производителей мяса даже более значимым, чем профильная деятельность.

Иностранное участие

В этом году на рынке доминируют российские инвес­торы, отмечает Виталий Шеремет, а иностранцы в основном продают свои активы местным игрокам, объясняя это концентрацией на ключевых направлениях или регионах деятельности, а также повышением эффективности. Кроме сделки, заключенной вышедшей из агробизнеса PepsiCo, можно отметить незначительное уменьшение активов у Black Earth Farming (BEF) и Trigon Agri.

BEF — публичная шведская компания, работающая в России через «дочку» «Агро-Инвест» — весной продала 27,7 тыс. га в Воронежской области холдингу «Авангард-Агро» за $21,1 млн. Кроме земель в сделку вошли элеватор на 15 тыс. т и склады на 14 тыс. т. Доля реализованного актива в выручке компании за 2013 год была на уровне 9%.

Также летом BEF продала свою дочернюю компанию «Калач-Агро-Инвест» в Воронежской области, расставшись с 8,8 тыс. га арендованной земли. Сумма сделки составила $3,4 млн. С июля, по данным «БИР-Аналитик», учредителем предприятия является Ирина Шулекина. В том же Калачеевском районе области, где находится бывший актив BEF, у Шулекиной есть еще два растениеводческих хозяйства: «Четвериковское» и «Попаснянское» в которых она владеет 100% и 51% акций. «Продажа активов — это часть наших планов по повышению рентабельности и увеличению свободного денежного потока для инвестиций в других областях, а также в наш бизнес по выращиванию картофеля», — пояснял гендиректор BEF Ричард Ворбертон (цитата по пресс-релизу компании).

Датский агрохолдинг Trigon Agri летом тоже оптимизировал активы. Компания продала 36 тыс. га земли в Пензенской области, получив взамен 7,7 тыс. га в Рос­товской области и 340 млн руб. Второй участник сделки не раскрывается. На конец декабря прошлого года Trigon Agri оценивал пензенские активы в €16,5 млн. Как отмечал председатель совета директоров холдинга Уло Адамсон, продажа кластера в Пензе — часть стратегии компании по избавлению от непрофильных активов.

Вряд ли эти сделки могут говорить о потере интереса иностранных компаний к ведению агробизнеса в России — эта тенденция пока не однозначно выражена, считает Виталий Шеремет. «Скорее игроки избавляются от менее интересных активов, а потенциальные [зарубежные] инвесторы не спешат с приобретениями, — полагает эксперт. — Интерес иностранных игроков сохраняется, однако в нынешней экономической ситуации значимых сделок ожидать не стоит».

Однако иностранцы в этом году не только продавали: французская Sucden через структуру «Сюкден Брэнднеймс Маркетинг» купила у Банка Москвы (входит в группу ВТБ) одно из хозяйств холдинга «Терра-Инвест» в Добринском районе Липецкой области с почти 5 тыс. га земли. Там работает принадлежащая Sucden агрофирма «Добрыня», под управлением которой, согласно сайту компании, 25 тыс. га земли. В том же районе действует «Добринский сахарный завод» Sucden. Сумма сделки, по оценке «Гео Девелопмент», могла составить $3,4−7,4 млн. В российском представительстве Sucden запрос «Агроинвестора» оставили без ответа.

Это первая сделка по продаже активов «Терры-Инвест», избавиться от которых банк намеревался с начала 2013 года. Холдинг перешел к группе ВТБ вместе с другими непрофильными активами после консолидации 99,2% акций Банка Москвы в 2011 году. Изначально банк хотел продать компанию целиком, рассчитывая выручить за нее 5 млрд руб., но покупателей не нашлось.

На сайте «Терра-Инвест» говорится, что в 2010 году у нее было около 100 тыс. га земли в Липецкой, Воронежской, Рязанской, Волгоградской и Саратовской областях, а также в Краснодарском крае. В декабре прошлого года «Ведомости» писали, что компания контролирует примерно 89 тыс. га в Черноземье и Приволжье. По информации «Коммерсанта», у холдинга 78 тыс. га земли, из которых 59,3 тыс. га в собственности.

Консолидируют птицу

Кроме сделок в растениеводческом секторе, в этом году произошли заметные M&A в птицеводстве. В марте группа «Черкизово» купила третью за семь лет птицеводческую компанию — воронежскую «Лиско Бройлер» за 5 млрд руб. Примерно половина суммы — долг предприятия по банковским кредитам. В 2013 году «Лиско Бройлер» произвел 91,4 тыс. т мяса птицы в живом весе.

Компания купила очень хороший, качественный актив, логистически и стратегически правильно расположенный, рассказывала в интервью «Агроинвестору» финансовый директор «Черкизово» Людмила Михайлова. Интегрировать новое предприятие в состав холдинга планировалось за три-четыре месяца, говорила она в марте.

В ноябре представитель группы Александр Костиков уточнил, что актив прошел интеграцию, работает и приносит доход. Из 310,7 тыс. т продаж продукции по итогам трех кварталов на долю «Лиско Бройлер» пришлось 40,7 тыс. т. По словам Кос­тикова, «Черкизово» планирует расширить производство на этой площадке и построить дополнительные убойные мощности, которые позволят увеличить выпуск продукции на 15 тыс. т в 2015 году. Также прорабатывается программа строительства новых птичников, что в 2016 году даст еще 10 тыс. т мяса птицы. Планируемые инвестиции в сегмент «Птицеводство» в Воронежской области оцениваются в 1,2−1,3 млрд руб.

«Ресурс» кроме растениеводческих хозяйств в этом году приобрел «Советскую» птицефабрику в Краснодарском крае и недостроенную «Токаревскую» в Тамбовской области. В первом случае покупателем стала входящая в группу «Белореченская птицефабрика», вторую сделку заключило подконтрольное «Ресурсу» «Адыгейское бройлерное объединение».

«Советская» была построена в 2011 году, ее производственные мощности — 3 млн птиц в год. По данным «БИР-Аналитик», предприятием в равных долях владели Аслан Курузов (гендиректор и совладелец «Кубанской нефтегазовой компании», депутат Заксобрания Краснодарского края) и Азамат Катмамбетов. Выручка птицефабрики в 2013 году составила почти 206,3 млн руб., убыток — около 41,7 млн руб., почти на 20 млн руб. больше, чем по итогам 2012-го. Сумма сделки не уточняется.

О покупке 100% в уставном капитале «Токаревской» птицефабрики группа сообщила в октябре. Сделка дает ей стратегические преимущества по увеличению объемов производства и выходу на новые рынки сбыта продукции, говорится в пресс-релизе. «Ресурс» планирует в течение полутора лет построить на площадке предприятия семь бройлерных комплексов, инкубаторий, комбикормовый завод и птицеперерабатывающий комбинат. Совокупные мощности вертикально интегрированного производства превысят 150 тыс. т/год мяса бройлеров. Инвестиции в покупку и строительство активов — более 9 млрд руб.

«Белая Птица» в октябре закрыла сделку с Россельхозбанком по переуступке прав требования по кредитам на сумму более 8 млрд руб. обанкротившегося два года назад «Оптифуда». Сумма сделки не уточнялась, однако очевидно, что компания приобрела активы с дисконтом. «С точки зрения цены мы нашли очень выгодное для нас компромиссное решение, — пояснял «Агроинвестору» председатель совета директоров «Белой Птицы» Игорь Барщук. — За полную стоимость этот актив не вызывает интереса».

Ростовские площадки станут отдельным дивизионом холдинга, поэтому их интеграция произойдет достаточно быстро. Компания рассчитывает запустить производство в январе-феврале 2015-го, плановая мощность увеличится со 100 тыс. т/год до почти 140 тыс. т/ год. По соглашению с правительством региона «Белая Птица» вложит не менее 6 млрд руб. в строительство элеватора на 150 тыс. т зерна, комбикормового завода мощностью 75 т/час и убойного цеха производительностью 12 тыс./час птицы, рассказывал Барщук. Также один из имеющихся убойных заводов будет расширен с 4 тыс./час до 6 тыс./час, поскольку он не соответствует современным стандартам.

После вывода комплексов «Оптифуда» на запланированную мощность «Белая Птица» будет производить примерно 400 тыс. т/год продукции, это позволит компании войти в топ-5 крупнейших птицеводов страны.

Консолидация производителей птицы продолжается — основные игроки укрепляют позиции через покупку менее успешных конкурентов, отмечает Виталий Шеремет. «Последние сделки показывают, что продаются относительно современные производства, с развитыми брендами и локальными рынками сбыта, — комментирует он. — В такой ситуации приобретение сложившегося бизнеса зачастую выгоднее Greenfield-проекта, т. к. позволяет покупателю относительно быстро интегрировать новый актив в свою производственную и логистическую цепочки».

Сделки M&A в птицеводстве продолжатся, считает Дарья Снитко: отдельные птицефабрики будут оставаться интересным объектом покупок для агрохолдингов. По словам Костикова, сейчас на рынке нет выставленных на продажу достаточно крупных качественных активов, которые были бы интересны «Черкизово». Но теоретически компания готова покупать.

Сегодня интерес к птице наблюдается у сельхозпроизводителей, для которых ранее она не была основным источником дохода, обращает внимание Шеремет. Отчасти это объясняется экономической ситуацией в стране: курица является наиболее дешевым белком животного происхождения, говорит он, соответственно, при снижении покупательской способности населения ее производство гарантирует наиболее стабильный спрос по сравнению с другими видами мяса.

Интересно непрофильным

Эксперты прогнозируют, что M&A в сельском хозяйстве продолжатся и в следующем году. «Мы отмечаем определенный интерес к отрасли со стороны непрофильных инвесторов — фондов прямых инвестиций, промышленных групп, — делится Виталий Шеремет. — Поддержка государства, а также экспортный потенциал делают сельское хозяйство интересным для крупных портфельных инвесторов».

Однако, по его мнению, препятствиями для массовых инвестиций со стороны рынка капитала остаются недостаточная прозрачность большинства игроков, слабое корпоративное управление, а также непредсказуемость распределения субсидий государством в условиях ограничения ликвидности.

Дарья Снитко тоже думает, что непрофильные инвесторы продолжат входить в сельхозактивы, например, торговые сети — в производство плодоовощной продукции и других товаров категории fresh food.

Успешные предприниматели из других отраслей будут вкладывать в агропром, чтобы развивать свои регионы. «Стратегия замещения импорта должна привлечь в отрасль импортеров: рост курса валют и снижение их конкурентоспособности будут мотивировать компании входить в капитал игроков, производящих продукцию, аналогичную ввозимой, — предполагает эксперт. — Это нужно для сохранения их рыночных позиций».

Романова отмечает усиление тенденции рейдерства в земельных отношениях. В свое время многие, приобретая участки, допускали ошибки при оформлении, и сейчас это начинают использовать против владельцев земель — судебных процессов по этой части стало больше, знает она. «Небольшие хозяйства далеко не всегда хотят выходить из бизнеса, но более крупные игроки создают им такие условия, что они вынуждены продавать активы, если не хотят расстаться с ними бесплатно, — рассказывает Романова. — Сейчас рейдеры — это юристы с документами, инициирующие выделы участков, расторжения по договорам аренды и т. д.». Поскольку земли больше не становится, а она всех интересует, схемы отбора активов, вероятно, продолжат распространяться.

Также в условиях замедления экономики банки, получившие сельхозактивы, бывшие в залоге, начнут избавляться от них. «Возможно, в ближайшие год-два мы станем свидетелями распродаж хозяйств, т. к. банки будут готовы получить их текущую рыночную стоимость и облегчить свои балансы, — рассуждает Шеремет. — Сейчас они часто удерживают залоги, поскольку в случае их продажи придется признать убыток — разницу между балансовой стоимостью актива и его реальной рыночной ценой, которая, как правило, ниже».

Цены по тем сделкам, которые заключали на протяжении 2014-го, мало отличаются от уровней предыдущего года, однако имеют тенденцию к снижению, обращает внимание Шеремет. Это связано с тем, что покупателями выступают компании с хорошим знанием рынка, четким пониманием целей инвестирования и, соответственно, не готовые переплачивать.

Романова, напротив, отмечает, что стоимость земли увеличивается. «Например, была информация, что в Курской области «Белая Птица» намеревалась установить цену 35 тыс. руб./га, хотя в 2013-м «Авангард-Агро» приобретал угодья на вторичном рынке на правах собственности примерно за 22−26 тыс. руб./га, — знает она. — Земля у пайщиков тоже подорожала: если 10 лет назад ее можно было купить за 4−5 тыс. руб./га, то сейчас уже не меньше, чем по 10 тыс. руб./га».

Однако, по мнению Романовой, рынок установит цену на разумном уровне, например 14−15 тыс. руб./га у пайщиков. Если продолжать ее повышать, то снизится спрос: сельхозпредприятиям, кроме приобретения земли, нужно инвестировать в производство и тратить слишком много на земельные активы они просто не могут. «Таких цен как в Европе у нас пока не будет, потому что еще высоки риски лишения права собственности на земельные участки, в том числе из-за того, что первичные приобретатели были недобросовестными, то есть сделки могут признавать недействительными, — поясняет Романова. — Оставшиеся к продаже земельные участки — необрабатываемые, и требуют больших вложений. Хорошие земли давно распределены».

Ждите сюрпризов
На рынке есть несколько держателей земли, владеющих сотнями тысяч гектаров, которые сейчас испытывают серьезные финансовые затруднения, говорит Виталий Шеремет из КПМГ. «Распродажи от этих игроков не наблюдалось, но в свете ухудшения экономических прогнозов, возможно, в ближайшее время мы станем свидетелями по-настоящему крупных сделок с земельными активами», — предполагает он.

Публично о подобных соглашениях не сообщалось, однако один из экспертов, участвующий в подготовке крупной сделки, сказал «Агроинвестору», что следующий год может преподнести сюрпризы.

«Много вопросов вызывает сохранность «Иволги-Холдинга». Развал компании предрекали давно: у них серьезные задержки по зарплате, долги перед энергетиками, высокая закредитованность, — знает он. — Сейчас два крупных холдинга мясного и свек­лосахарного секторов ведут переговоры о разделе этих активов».

По данным «БИР-Аналитик», выручка «Иволга-Центр» в прошлом году достигла 5,9 млрд руб., чистая прибыль — всего 448 тыс. руб. Выручка «Оренбург-Иволга» составила 818,5 млн руб., чистый убыток — 3,3 млн руб.
Поделили «Агрокультуру»
У шведского холдинга «Агрокультура» (бывшая Alpcot Agro, управляет почти 150 тыс. га сельхозземель в России) сменились владельцы. Офшоры Steenord Ltd. и Magna Investments Limited скупили 94,2% акций. Первому на конец октября принадлежало 49%, второму — 45,2%.

По данным «Агрокультуры», бенефициар Steenord Ltd. — основатель «Спортмастера» Николай Фартушняк. Владелец Magna — Игорь Худокормов, которому также принадлежит группа «Продимекс», крупнейший в России производитель сахара.

В середине октября, по данным «Агрокультуры», Magna владела 17% акций компании, они были выкуплены у Steenord.

Последний начал выкупать бумаги холдинга вне биржи летом этого года. «Продимекс» изначально консультировал Steenord при скупке акций, признавался Худокормов «Ведомостям».

Он также утверждал, что это его личная инвестиция, и планов интегрировать «Агрокультуру» в структуру «Продимекса» нет. По оценке издания, Худокормов мог потратить на бумаги $38,2 млн. Получить комментарии участников сделки «Агроинвестору» не удалось.

«Продимекс» привлекают реальные земельные активы, а не акции, знает один из консультантов сделки, попросивший об анонимности. «Думаю, что в перспективе их интересует переоформление активов «"Агрокультуры» на себя», — предполагает он.
Свиноводы не сливаются
Если в птицеводческом секторе продолжается консолидация, то в свиноводстве эта тенденция сильно тормозится ситуацией в отрасли: высокие цены делают интересными инвестиции в новые проекты, особенно в регионах за Уралом, говорит Дарья Снитко из Газпромбанка. По ее словам, даже неэффективные предприятия пока могут работать с прибылью и сохранять независимость. «Для начала консолидации отрасли путем M&A как минимум один-два года цены на свинину должны не расти, а лучше снижаться, — считает эксперт. — Вероятно, при условии либерализации импорта цены перестанут повышаться не ранее 2016 года».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще