Субститут хлопка, нефти и древесины. Акционеры «АФГ Националь» инвестируют в производство технической конопли -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Субститут хлопка, нефти и древесины. Акционеры «АФГ Националь» инвестируют в производство технической конопли
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
4 июля 2018
Компания «Нижегородские волокна конопли» в этом году засеяла технической коноплей почти 1,3 тыс. га, в следующем запустит пенькозавод. Предприятие делает ставку на выпуск котонина, короткого волокна и костры и уже договорилось об экспорте продукции. Проект станет первым в стране по производству котонина из технической конопли
Фото: Легион-Медиа

Топ-менеджеры «АФГ Националь», крупнейшего производителя риса в стране, стали учредителями компании «Нижегородские волокна конопли» (НВК), однако она не входит в холдинг. В следующем году предприятие планирует засеять технической коноплей около 4 тыс. га и запустить самый современный в стране пенькоперерабатывающий завод. На первом этапе объем инвестиций в проект составит 800 млн руб. Продукция — котонин, короткое волокно и костра — будет ориентирована не только на внутренний, но и на внешний рынок.

Техники и специалистов не хватает

По данным Агропромышленной ассоциации коноплеводов (АПАК), если в СССР конопля занимала до 1 млн га и работало 90 пенькозаводов, то теперь осталось лишь шесть, из которых фактически действуют лишь три. Коноплей в прошлом году было занято менее 4,5 тыс. га, однако это вдвое больше, чем в 2012-м. «Сейчас рынок вступил в фазу активного развития, как следствие, действующие компании наращивают объемы и появляются новые игроки», — отмечает директор АПАК Юлия Дивнич.

В этом году «Нижегородские волокна конопли» засеяли технической коноплей 1,26 тыс. га арендованных земель, рассказывает исполнительный директор компании Максим Уваров. Умеренный климат Нижегородской области — лучший для получения пеньки, здесь сравнительно недорогая стоимость сельхозземель и есть возможность получить синергию с другими агрокультурами при использовании технической конопли в севообороте. НВК приобрела семена различных сортов, включенных в российский Госреестр. «Мы выделили экспериментальный участок для всех имеющихся на рынке сортов с разными сроками сева и уборки. Пробуем выращивать коноплю с различными нормами высева, с использованием удобрений и без них», — комментирует руководитель.

Валовый сбор конопляной тресты

Конопля очень хороша в севообороте для других агрокультур, она не требует удобрений и чистит почву. За рубежом коноплю считают идеальным предшественником для пшеницы, сахарной свеклы, картофеля и кукурузы. Их урожайность после конопли может прибавлять до 40%. «Компания, у которой мы арендуем землю, занимается как раз картофелем и сахарной свеклой и рассчитывает на рост урожайности после конопли», — добавляет Уваров. Уже в следующем году НВК планирует расширить посевы до 4 тыс. га.

По словам топ-менеджера, компании удалось собрать сильную команду специалистов. Например, главный агроном приглашен из Франции, он занимается технической коноплей с 1984 года. Поскольку эта страна не запрещала выращивать коноплю, сейчас там самые современные технологии ее возделывания. А вот в России специалистов такого уровня нет. «Мы посмотрели всех — никто профессионально не выращивал коноплю и не знает, как это делать, — сожалеет Уваров. — Мы общаемся с двумя компаниями — лидерами рынка, работающими с коноплей около трех-четырех лет: «Мордовские пенькозаводы» и агрофирма «Южная» в Курской области. Последняя сконцентрировалась на селекции и производстве семян, там главный агроном по технической конопле — бывший руководитель украинского Института лубяных культур».

Выращивать коноплю в принципе несложно, а вот с уборкой и переработкой есть трудности — нужна специализированная техника и технологии, продолжает руководитель. Для посева НВК использовала стандартную технику, взятую в аренду, а для уборки машины пришлось покупать. «Специально для нас «Ростсельмаш» модернизировал два комбайна Дон-680, чтобы можно было убирать коноплю. Ворошитель, пресс-подборщик и погрузочная платформа — импортные, в России подходящей техники нет, — говорит Уваров. — Конопля достаточно объемная, но легкая, поэтому ее нужно плотно упаковывать, иначе она будет занимать очень много места». Если делать круглые рулоны, то на склад площадью 1,5 тыс. м2 поместится 750 т тресты, а если собирать коноплю в плотные прямоугольные тюки, то 1,3 тыс. т.

С техникой есть сложности, подтверждает Юлия Дивнич. Если посевная относительно универсальна, то для уборки конопли требуются специализированные машины, поскольку конопля может достигать 4−6 м в высоту. Отечественные заводы готовы адаптировать уборочные комбайны для коноплеводов, однако для этого нужен спрос, который несколько игроков обеспечить не могут. На проблему с техникой обращает внимание и партнер компании «А8 Практика» Андрей Тихомиров. По его словам, участникам рынка приходится покупать зарубежные машины и агрегаты, а их стоимость достаточно высокая, поэтому затраты на создание производства будут существенными. «Сейчас нужны простые бюджетные машины, подобные тем, что использовались в хозяйствах в СССР», — говорил директор департамента растениеводства Минсельхоза Петр Чекмарев на II Всероссийском совещании, посвященном развитию коноплеводства. При этом техника и технологии должны быть современными. Агроведомство рассматривает возможность компенсации 15−20% затрат на покупку специализированной техники.

Кому принадлежит НВК
По данным kartoteka.ru, ООО «Нижегородские волокна конопли» (НВК) создано в октябре 2016 года, основной вид деятельности — выращивание волокнистых прядильных культур. 37,5% и 17,5% акций принадлежат Юлии Аржановой и Софии Афанасьевой, совладелицам связанной с «АФГ Националь» компании «АФ холдинг». По 7,5% — у Тимофея Федорова и Бориса Щурова, которые также являются соучредителями ряда структур, аффилированных с «АФГ Националь». Еще 5% — у гендиректора «АФГ Националь» Юрия Белова. Исполнительный директор НВК Максим Уваров владеет 25% акций компании.

Тысячи продуктов из конопли

Также НВК купила 5,1 га земли в поселке городского типа Пильна. В этом году на участке планируется начать строить завод и склады, суммарная площадь которых составит 15 тыс. м2. Завод по переработке конопляной тресты мощностью 5 т/час сейчас проектируется, к началу осени компания рассчитывает пройти госэкспертизу и получить разрешение на строительство. Запуск предприятия намечен на конец второго — начало третьего квартала 2019 года. Предоплата за автоматическое модульное оборудование французской фирмы Laroche уже сделана.

В этом году НВК не будет продавать собранную конопляную тресту другим игрокам — она будет храниться на складах до запуска своего предприятия. Чтобы полностью загрузить завод, компании нужно выращивать коноплю минимум на 4 тыс. га и получать урожайность тресты 10 т/га — как в Европе, оценивает Уваров. На такой объем сбора НВК рассчитывает выйти в течение трех лет, и успех проекта во многом будет зависеть от реализации этих планов. «С помощью оборудования Laroche мы сможем почти беспыльно перерабатывать тресту и получать костру и короткое волокно — это пенька с закостренностью 2−3%, — говорит Уваров. — Также мы будем применять уникальную отечественную ударно-волновую технологию, чтобы из короткого волокна делать котонин — это пенька с закостренностью менее 1%, аналог хлопка». По словам топ-менеджера, сейчас в России никто не выпускает короткое волокно и котонин из конопли.

Производство среднерусской конопли

По оценке госкорпорации «Ростех», потенциал потребления волокна и целлюлозы из лубяных агрокультур в России может составлять до 100 тыс. т в год. В 2017-м валовой сбор пеньковолокна составил всего 800 т. Основное направление использования технической конопли в России — производство пеньки: прочные волокна применяются, в частности, для выпуска мешковины и парусины. Кроме того, ее могут смешивать с хлопком и льном при изготовлении тканей для повседневной одежды, комментирует руководитель проектов практики АПК «НЭО Центр» Екатерина Михалева. «Успех проекта будет зависеть от сроков строительства пенькозавода, — считает она. — Также выход на зарубежные рынки позволит сбывать всю продукцию и повысить окупаемость инвестиций».

За последнее десятилетие мировой оборот рынка технической конопли вырос с нуля до сотен миллионов долларов, сравнивает Михалева. Сегодня спрос на техническую коноплю исходит из Западной Европы, США, Австралии и Китая. «Конопляное масло и семечка активно употребляются в пищу сторонниками здорового образа жизни, а для современных дизайнеров конопля стала новым элитным материалом, — говорит эксперт. — В Европе, США и Канаде одежда из волокон конопли считается модным шиком. Nike и Adidas выпустили коллекции обуви из конопли (доступны только на американском рынке). Чехия становится лидером по производству конопляной косметики, в Казахстане начали выращивать промышленную коноплю и планируют изготавливать из нее бумагу, текстиль, пищевые продукты». Также в последнее время наиболее перспективно производство целлюлозы и углепластика из продуктов переработки конопли. Углепластик отличается высокой прочностью, жесткостью и малой массой, а по удельным характеристикам превосходит сталь, хотя гораздо легче нее. К примеру, «Боинг 787» на 87% состоит из этого материала, добавляет Михалева.

Волокно конопли может использоваться как сырье для производства текстиля, в том числе технического для изготовления канатов, сетей, геотекстильных оснований для дорожного покрытия и прочего, вторит ей директор департамента стратегического маркетинга НАО «Евроэксперт» Евгения Шалихманова. Костра служит для производства бумаги, фильтров, упаковки, строительных и изоляционных материалов, вместе с листьями используется как компост для культивирования грибов. Конопляное масло можно применять не только в пищевой, но и в химической промышленности для изготовления лаков, шпатлевки, растворителей, кроме того, оно применяется в качестве биотоплива, перечисляет она. «Все это открывает перед производителем конопли множество возможностей», — уверена Шалихманова.

Техническая конопля — это уникальный продукт, причем сфера ее применения сейчас значительно расширилась, соглашается Уваров. «Из конопли можно делать тысячи разных продуктов, но нужно на чем-то концентрироваться. Мы пока остановимся на том, чтобы выпускать пеньку лучшего качества для производства тканых и нетканых материалов», — уточняет он.

Однако рынку еще предстоит оценить преимущества конопли по сравнению с аналогами, обращает внимание топ-менеджер. Например, одежда из конопли служит намного дольше, чем хлопковая, выдерживает больше стирок и лучше сохраняет цвет, меньше мнется, не впитывает запахи. Зимой она сохраняет тепло, а летом — прохладу, кроме того, обладает антибактериальными и антигрибковыми свойствами. «Китайская армия планирует полностью перейти на одежду из конопли по программе Минобороны, для этого посевы конопли в стране должны увеличиться с 47 тыс. га в 2017 году до 667 тыс. га в 2020-м», — знает Уваров. Согласно проведенным экспериментам, длительные походы в хлопковой одежде в зарослях привели к нагноению ран и появлению вшей у солдат. В конопляной одежде насекомые не завелись, а раны зарубцевались быстрее. Сейчас в Китае начали выпускать и обувь из конопли, ее преимущество в том, что ноги, когда потеют, не пахнут. Минобороны Китая будет использовать котонин для производства военной формы. Армии США и Канады также носят конопляную одежду, а вот российский военно-промышленный комплекс полностью зависит от импортного хлопка, добавляет Уваров.

Мировые показатели производства конопли

Мировой рынок уже занят действующими игроками, и новому придется приложить большие усилия в борьбе за клиентов, думает Тихомиров. «В целом успех проекта будет зависеть от того, смогут ли его инициаторы найти устойчивые рынки сбыта с платежеспособным спросом», — уверен он. «Мы нашли покупателей на свою продукцию, которые уже готовы с нами сотрудничать, это иностранные компании, — рассказывает Уваров. — Ищем покупателей и в России, объясняем преимущества конопли, но если не найдем — то весь объем продукции будет отправляться на экспорт».

Уходить в более глубокую переработку и, например, производить ткани НВК пока не планирует, заниматься маслосеменами — тоже: компания делает ставку на то, чтобы производить высококачественное волокно. Кроме того, в Нижегородской области предельные сроки вегетации по семенам, и такая стратегия выглядит рискованной. «В перспективе мы будем пробовать, оценивать, какие маслосемена получаются, но не в ближайшие два-три года», — уточняет Уваров. Самостоятельно заниматься производством посевного материала компания тоже не намерена. Сейчас в этом секторе наметилось оживление, многие развивают семеноводческое направление, так что проблем с семенами быть не должно, тем более что производителей конопли в стране не так много. По данным участников рынка, в этом году агрокультурой в стране будет занято около 7 тыс. га: 3 тыс. га в Пензенской области у компании «Коноплекс», 1,3 тыс. га в Нижегородской у НВК, 1,1 тыс. га в Курской (агрофирма «Южная»), 700 га у «Мордовских пенькозаводов». Еще примерно 400 га планировалось засеять в Калужской области, 300 га — в Орловской области и суммарно около 200 га в Новосибирской и Челябинской областях, в Чувашии и Адыгее.

Традиционная агрокультура попала под запрет
В 1961 году США созвали заседание ООН в Нью-Йорке, где приняли резолюцию о запрете всей конопли — как технической, так и наркотической. В 1963-м Никита Хрущев ратифицировал эту резолюцию, и в СССР под запрет попала целая отрасль. Коноплю начали повсеместно заменять на лен, несмотря на то, что конопля — традиционная для России, Украины и Белоруссии агрокультура с многовековой историей. Так, на Руси традиционно крыли крыши конопляной соломой, а щели в окнах и стенах конопатили — забивали конопляным волокном. В 1725 году Петр I издал указ о развитии конопляных промыслов на Руси. В 1812-м Наполеон, идя войной на Россию, в числе других решал важнейшую задачу: перекрыть канал поставок конопляного волокна военно-морскому флоту Британии — на тот момент весь такелаж англичан был сделан из русской пеньки. СССР был мировым лидером коноплеводства, почти в каждом селе был пенькозавод. Конопля была основной экспортной агрокультурой страны и часто занимала третью позицию по объемам поставок за рубеж после нефти и газа.

Одной финансовой поддержки мало

Сейчас правительство начало поддерживать производство и переработку льна-долгунца и конопли. В частности, аграриям, которые выращивают эти агрокультуры, будут выплачивать 10 тыс. руб. на 1 га посевов. Также предусмотрено льготное кредитование проектов, поддержка регионов по «единой» субсидии. Кроме того, Минсельхоз планирует возмещать до 50% прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию пенькоперерабатывающих предприятий.

В этом году НВК рассчитывает получить несвязанную субсидию на гектар посевов, также проект поддерживает администрация Нижегородской области: уникальное для страны производство может вывести регион в лидеры российского коноплеводства. На создание пенькоперерабатывающего завода НВК Экспертный совет Фонда развития промышленности при Минпромторге одобрил компании заем в размере 401 млн руб.

Посевы конопли

Поскольку в целом объем господдержки АПК падает, не стоит рассчитывать на нее как на основной драйвер обеспечения доходности бизнеса, советует Тихомиров. «При ограниченности финансовых ресурсов в первую очередь будут субсидироваться ключевые отрасли агросектора, — акцентирует он. — А вот поддержка со стороны региона, в котором будет реализован проект, может играть ключевую роль».

Однако для развития сектора одной финансовой помощи недостаточно, уверен Уваров. В первую очередь, нужно решить проблему понимания слова «конопля», чтобы не было путаницы и техническую коноплю не приравнивали к марихуане. «Это две разные культуры: техническая конопля — cannabis sativa, марихуана — cannabis indica. Разница в содержании тетрагидроканнабиола (ТГК) — вещества, влияющего на психику, — поясняет Уваров. — В технической конопле его менее 0,1%, есть сорта с нулевым содержанием ТГК, тогда как в марихуане его уровень доходит до 20%, так что техническая конопля не оказывает никакого психотропного воздействия».

Тем не менее коноплеводы вынуждены отчитываться перед МВД, которое ведет реестр посевов, говорит Юлия Дивнич. У компании будут проходить постоянные проверки на соответствие установленным требованиям, добавляет Тихомиров. Уваров считает, что на государственном уровне необходимо разработать и внедрить методику определения сортовой принадлежности растений, которую смогут оперативно использовать сотрудники МВД. Это позволит снять излишние административные барьеры с законопослушных производителей технической конопли.

Было бы нелишним возродить и профильные СМИ — например, снова начать издавать журнал «Лен и конопля», закрытый в начале 1990-х, потому что отрасли не хватает знаний, продолжает Уваров. Кроме того, важно скорректировать технический регламент. Сейчас пенькоперерабатывающие предприятия относятся ко второму классу опасности с санитарно-защитной зоной в 500 м. «Правильнее будет приравнять их к четвертому классу — объектам производства, хранения и переработки сельхозпродукции, защитная зона которых составляет 100 м, — предлагает топ-менеджер. — Сейчас технологии изменились, конопля перерабатывается не так, как сто лет назад, производство безопасно».

Выращивание и переработка конопли — бизнес перспективный, но, как и везде, есть нюансы, признает Уваров. «Современные технологии коноплеводства на российском рынке только начинают появляться, их еще предстоит отработать первопроходцам, — говорит он. — Наше предприятие уникально: это первый в России промышленный проект по созданию котонина из конопли. Он послужит импульсом возрождению этой важнейшей и перспективной отрасли». Проблема с семенами практически снята, осталось только отработать технологию переработки.

Однако все же маловероятно, что в России начнут выращивать коноплю в объемах, которые были в СССР. Сейчас нужно идти от рынка: по итогам прошлого года суммарная площадь мировых посевов конопли составляла 150 тыс. га, но качественного пеньковолокна не хватает. «О конопле вспомнили три-четыре года назад. Китай в 2020 году планирует выращивать коноплю на 667 тыс. га, Канада к 2025-му расширит посевы до 400 тыс. га — в сумме только эти две страны дадут объем, который был в мире до запрета производства конопли, а на долю Советского Союза тогда приходилось около 80% посевов», — сравнивает Уваров. Выйти на равнозначный показатель сейчас не получится, но лет за пять наша страна вполне может значительно увеличить посевы, чтобы занимать какую-то заметную долю на рынке, уверен он.

Большие объемы производства конопли в СССР были обусловлены отсутствием аналогового синтетического сырья, которое сейчас получило широкое распространение, отмечает Тихомиров. Поэтому, по его мнению, сектор коноплеводства все-таки достаточно специфичный, с сильными действующими игроками, так что не очень привлекательный для новых инвесторов. Михалева, напротив, считает выращивание технической конопли перспективным: это высокомаржинальная агрокультура с хорошим экспортным потенциалом.

Деньги прочнее с коноплей
Техническую коноплю используют в строительстве, в автомобильной индустрии, в текстильной и бумажной промышленности. Растительные волокна конопли самые прочные в мире, поэтому они содержатся в составе лучшей и долговечной бумаги. Так, например, на конопляной бумаге напечатана Конституция США, конопляное волокно добавляют в бумажные доллары и евро. В Казахстане национальную валюту планируют печатать на конопляной бумаге, рассказывает Максим Уваров из НВК. «Множество привычных нам продуктов можно заменить на конопляные, и они будут превосходить аналоги по качеству и свойствам», — уверен он. Строительная отрасль в Европе тоже стала применять пеньку, тогда как у нас строители забыли, что это такое, хотя раньше конопля активно использовалась. «Даже в ГОСТе по производству арболита — он не изменился с советских времен — указано, что можно использовать костру конопли, но многие об этом забыли», — говорит Уваров.
Участники рынка, у которых есть хорошая финансовая база и опыт управления многопрофильным бизнесом, могут самостоятельно управлять ассортиментом через развитие дальнейших переделов сырья и/или вертикальную интеграцию с действующими компаниями-производителями конечной продукции, считает Евгения Шалихманова из «Евроэксперта». Те же производители технической конопли, которые видят себя только в растениеводстве и не планируют уходить в переработку, могут управлять клиентской базой, при необходимости переориентируя сбыт по разным секторам.
Показать еще
Рекомендации
Реклама