Выбор редактора

С начала 2000-х арабскими инвесторами было инициировано 18 публичных сделок в СНГ общим объемом $9,6 млрд, однако далеко не все они воплотились в жизнь. Одним из приоритетных направлений инвестиционного сотрудничества является сельское хозяйство. Причина — особенности стратегии продовольственной безопасности, проводимой странами Персидского залива.

Одной из первых в российский АПК намеревалась вложить частная саудовская инвестиционная компания Najd Investments. В 2012 году совместно с «Сибирским аграрным холдингом» (САХО) она создала совместное предприятие (СП) SAHO-MENA. В свете объявленного президентом России Владимиром Путиным курса на развитие аграрного сектора и выхода страны на мировые рынки в качестве ведущего поставщика зерна, СП позволило бы САХО получить гарантированный рынок сбыта. Финансирование планировалось привлекать под конкретные трейдинговые операции в зависимости от их объема. Предполагалось, что новая компания будет поставлять зерновые агрокультуры в первую очередь на рынок Саудовской Аравии, в перспективе рассматривались и другие страны Ближнего Востока и Северной Африки. Саудовский инвестор за счет участия в проекте намеревался покрыть дефицит зерна в стране, который тогда оценивался в 4 млн т (в 2016 году королевство вообще прекратило производство зерновых в связи с дефицитом и дороговизной воды в регионе). Однако в 2013-м САХО, входившая в число крупнейших компаний агропромышленного сектора России (ей принадлежало девять элеваторов, 18 хлебозаводов, земли в Сибирском, Приволжском, Центральном и Южном федеральных округах) обанкротилась, СП прекратило свое существование, а инвестор ушел из России.

В 2014 году более масштабную инициативу предложил министр экономики ОАЭ Султан бен Саид аль-Мансури: строительство в Эмиратах логистического центра для складирования и дальнейшего распределения российского зерна по другим странам Ближнего Востока. Внутренние потребности ОАЭ в зерне он оценивал примерно в 800 тыс. т, однако с учетом спроса всего региона считалось необходимым поддерживать постоянный запас как минимум в 3 млн т. «Нам необходимо иметь этот запас на случай кризиса или засухи», — говорил он (цитата по ТАСС). Также министр не исключал, что зерно может закупаться и в других странах, например в Австралии или Канаде, однако логистические возможности России и цена российского зерна более привлекательны для ОАЭ. Инвестиции в зерновой хаб оценивались в $6−9 млрд, однако это начинание тоже не получило дальнейшего развития.

Существуют и более ранние инвестиционные намерения арабских компаний в зерновой отрасли. Так, в 2009 году подразделение суверенного фонда Катара Qatar Investment Authority по сельскохозяйственным проектам — Hassad Food Company — планировало выкупить часть акций российской зерноперерабатывающей компании «Пава» за $150−160 млн. Но дальше стадии оценки арабские партнеры не продвинулись, а в 2015-м «Пава» обанкротилась, задолжав своим кредиторам 3,1 млрд руб. Впрочем катарский инвестор продолжает интересоваться российскими проектами: так, в 2015 году участники «Недели российского бизнеса в государстве Катар», представляющие отрасль сельского хозяйства, были приглашены в головной офис Hassad Food Company для консультаций о возможностях участия в программе продовольственной безопасности страны.

Вложения через фонды

Среди последних инициатив инвесторов из стран Персидского залива на российском агрорынке — проекты с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ). В 2016 году компания совместно с суверенным фондом ОАЭ Mubadala объявила о намерении вложить 9 млрд руб. в различные бизнесы агрохолдинга «АФГ Националь» за долю (19,9%) в компании, которую партнеры готовы выкупить у банка «Российский капитал». Эти средства агрохолдинг направит на «увеличение объемов производства сельскохозяйственной продукции, расширение земельного банка и строительство объектов сельскохозяйственной инфраструктуры, расширение продуктовой линейки и развитие новых брендов». Кроме того, консорциум РФПИ — Mubadala сообщал о желании инвестировать 10 млрд руб. в обмен на «значительный, но не контрольный пакет акций» производителя масложировой продукции и одного из крупнейших переработчиков масличных — группу «Эфко».

Интерес к российскому сельскому хозяйству есть и у других партнеров РФПИ. Так, саудовский суверенный фонд Public Investment Fund в 2015 году направил $10 млрд в совместный с РФПИ фонд для финансирования российских проектов, в том числе в сфере АПК. Однако о конкретных результатах работы этого сотрудничества (кроме интереса дочерней инвесткомпании Salic к активам агрохолдинга «Разгуляй») ничего не известно. Кроме РФПИ, подобные партнерства с арабскими инвесторами в разное время пытались организовать и другие российские финансовые структуры. Например, в 2014-м «Сбербанк Управление Активами» и эмиратский Invest AD (Abu Dhabi Investment Company) планировали создать фонд для инвестиций в сельское хозяйство, но он так и не был запущен. В 2015-м АФК «Система» и саудовский Wafrat Al Tawasul намеревались организовать совместную компанию, которая должна была заняться поиском инвестиционных возможностей и их реализацией в России, СНГ и Саудовской Аравии в таких отраслях, как сельское хозяйство, строительство инфраструктуры, транспорт и другие. Доля российской корпорации в этом фонде могла составить 20%. Однако об успешной реализации этих планов также публично не сообщалось.

Саудовские инвесторы особенно инициативны в отношении российского АПК: например, компания Foras International Investment Co на Саммите исламского бизнеса и финансов в Казани KAZANSUMMIT в 2011 году интересовалась арендой 10 тыс. га республиканских земель для реализации своих сельскохозяйственных проектов (компания уже получила подобный опыт в Судане и Сенегале). А в 2014-м в рамках «Королевской инициативы по сельскохозяйственным инвестициям за рубежом» российские компании были впервые приглашены на международную выставку Saudi Agriculture. Правда, о реальном сотрудничестве сторон в рамках этой инициативы ничего не известно.

Подробнее о том, почему арабские инвесторы не делают реальных вложений в российский АПК читайте в августовском номере «Агроинвестора».