Комплексы в стиле мега -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Комплексы в стиле мега
Инна Ганенко
Агроинвестор
февраль 2009
Нужно ли строить крупные молочные фермы
Фото: Ю. Верещагина

В России с ее традициями крупного сельхозпроизводства и высоким спросом переработчиков на большие партии сырого молока строить мегафермы выгоднее, чем помещения на 200−400 КРС, считают эксперты. Возвести комплекс, где содержится 1−1,5 тыс. коров, в прошлом году можно было за 500−800 млн руб., средний расчетный срок окупаемости составлял 8 лет. Теперь, чтобы вернуть инвестиции в мегаферму и получать прибыль, животноводам требуются 10−15-летние кредиты с компенсацией 100% ставки рефинансирования ЦБ, софинансирование затрат на стройматериалы, технику и скот, а также стабильные цены на сырое молоко.

В нашей стране строить мегафермы стоит, говорит управляющий партнер агентства CVS Consulting Михаил Мищенко: «В России давно занимаются крупным товарным сельхозпроизводством. Поэтому у больших молочных хозяйств — с дойным стадом не меньше 500 коров — хорошие перспективы на рынке». С такими компаниями предпочитают работать крупные переработчики, заинтересованные в качественном молоке и стабильной сырьевой базе, объясняет Мищенко. К тому же, добавляет эксперт, молфермы укрупняют во всем мире. «В Европе много небольших хозяйств, по 70−100 голов, — признает он. — Но, по данным европейских аналитических служб, к 2015 году средняя ферма будет рассчитана уже на 160 голов. Также появится много больших коровников — от 500 голов в каждом». В то же время индустриальной фермой нужно научиться управлять, рассуждает Мищенко: производственные и технологические процессы там строятся совсем по-другому, нежели на традиционных молочных комплексах.

Что строить?

Гендиректор компании «Агриконсалт» Андрей Голо-хвастов тоже считает, что создавать мегафермы инвесторам выгодно. «Экономика предприятий, рассчитанных на 1200−2000 голов КРС, интереснее, чем ферм, где всего 200−400 коров», — говорит он. Голохвастов связывает это с тем, что доля постоянных затрат в себестоимости молока на крупных фермах ниже, чем на обычных, там также можно ставить более производительное оборудование и закупать энергонасыщенную агротехнику. Если бы не кризис ликвидности, желающих вкладываться в мегафермы было бы больше. Но во второй половине 2008 года банки фактически перестали выдавать новые кредиты на проекты сроком более трех лет и приостановили финансирование многих из ранее одобренных. Однако объективный спрос на продукцию мегаферм сохраняется: заводам не хватает сырья, им интересны крупные поставщики качественного сырья, которым переработчики готовы предоставлять более комфортные условия оплаты и покупать молоко с премией к среднерыночной цене. «Крупный клиент интереснее, ведь тогда не нужно будет объезжать 5−10 хозяйств, собирая к тому же молоко разного качества», — говорит Голохвастов.

Оценить сейчас затраты на строительство мегаферм опрошенные эксперты, впрочем, затрудняются, ссылаясь на отсутствие достоверной статистики за последние месяцы. Голохвастов уточняет только, что «по последним проектам 2008 года» инвестиции составляли примерно €12−14 тыс. из расчета на корову. То есть комплекс на 1 тыс. КРС «под ключ» — строительство помещений, оборудование, покупка племенных животных, полевая техника — стоил минимум €12−14 млн. Сейчас цифры, особенно в рублях, будут другими. Тогда евро стоил 36 руб., в январе же его курс превысил 43 руб., но при этом немного подешевело строительство, а западное оборудование из-за девальвации российской валюты, наоборот, подорожало.

Руководитель консалтингового центра «Диагенис» Роман Костюк советует инвесторам, не отказавшимся от намерений строить фермы несмотря на кризис, правильно рассчитывать масштаб этого бизнеса. «Минимум — это 800 коров, иначе рентабельность будет низкая, — говорит он. — 1 тыс. коров я считаю оптимальной цифрой, а вот если стадо больше 1,5 тыс., то успех предприятия окажется под сомнением, так как серьезно усложнится система управления им». По мнению специалистов «Диагениса», лучше возводить не одно большое хозяйство, где минимум 1,5 тыс. КРС, а делать секционные комплексы из двух-трех ферм по 500−800 коров в каждой. Это позволяет снизить риски заболеваний животных, лучше управлять производством, а главное, решить основную проблему мегакомплексов — качественное обслуживание животных. Но в этом случае вырастут затраты на персонал, предупреждает Костюк.

Угодья должны быть рядом

Пермское предприятие «Нива», входящее в холдинг «Ашатли», построило комплекс на 1140 КРС. Он состоит из доильного зала и пяти соединенных галереей корпусов на 240 животных в каждом. Плановая продуктивность одной коровы — 8 тыс. л/год, расчетная мощность фермы — 25 т/сут. При индустриальном производстве молока постоянные затраты ниже, доволен первый замгендиректора «Ашатли» Сергей Чернов. «На нашем новом комплексе работают 20−25 человек, а при старых технологиях нам, имея то же поголовье, потребовалось бы 50−60 сотрудников», — приводит он пример. Однако на мегафермах более остро стоят проблемы ветеринарии, правильного рациона кормления и утилизации навоза, продолжает Чернов. По его наблюдениям, небольшие хозяйства лучше «для фермера-частника» — их может обслуживать одна семья или несколько лично заинтересованных в бизнесе собственников, и тогда получится неплохая экономия на затратах, так как не нужно никого контролировать. При промышленном же производстве молока выгоднее мегаферма, говорит Чернов. «Но всему есть предел, — оговаривается он. — Я, к примеру, не очень понимаю, как управлять комплексом в 5−10 тыс. голов. К тому же концентрация такого стада требует жесткого соблюдения ветеринарных правил. Сложно выполнить и экологические требования, так как навоз от такого количества коров трудно утилизировать в одном месте [не перевозя на большие расстояния]". Поэтому в «Ашатли» решили, что и дальше будут строить не очень крупные мегафермы — по 800−1200 коров.

По расчетам Максима Ванина, финансового директора псковского холдинга «Слактис» (проект Великолукского молкомбината), затраты на литр молока, если ввести мегаферму, снижаются на 15−20% в сравнении с традиционным предприятием. Но для этого он советует выбирать недорогие проекты, сочетая такие материалы, как металл/дерево, избегая при этом тяжелых конструкций. «В среднем один коровник на 1−1,2 тыс. голов обходится в 400−500 млн руб., не считая закупок техники и скота», — подсчитывает Ванин. А используя простые стройматериалы, можно, не теряя в качестве фермы, сократить ее стоимость до 250−300 млн руб.: «В этом случае строить мегакомплекс точно выгодно». Важно, чтобы под такой проект было достаточно земли (2−3 тыс. га) для производства корма, причем вблизи фермы, иначе браться за него не будет смысла, говорит Ванин. Сейчас холдинг оформляет в собственность до 25 тыс. га сельхозугодий. «Если у вас в одном месте 2 тыс. голов, то недалеко от фермы нужно иметь 3−4 тыс. га земли», — соглашается с ним Голо-хвастов из «Агриконсалта».

Именно выбор земельных участков был первым шагом «Слактиса», когда он проектировал четыре фермы (каждая — 1,2 тыс. дойных коров и 1 тыс. шлейфа), вспоминает Ванин. Как и «Ашатли», строили с нуля, а реконструировать старые коровники не стали. «Мы могли бы использовать их для содержания маловозрастных групп скота или как подсобные помещения, — рассказывает Ванин. — Но отдачи от этих активов почти никакой, больше денег потеряешь». Технологии строительства в «Слактисе» выбрали простые и не очень дорогие — сэндвич-панели с металлоконструкциями. Полная стоимость одной фермы на 1200 голов дойного стада и 1050 голов шлейфа, вместе с техникой и скотом, составила примерно 700−800 млн руб. Первое молоко холдинг получит через год, а расходы надеется окупить за 8 лет.

Гендиректор молочной компании «Подгорнов и К» Полиект Подгорнов не видит смысла создавать ферму меньше, чем на 1 тыс. КРС, и больше, чем на 2 тыс. «Мы сейчас строим с нуля два комплекса в Ярославской области, каждый рассчитан на 960 голов дойного стада, — рассказывает он. — На первом сейчас 300 нетелей, второй достроим во второй половине следующего года, если РСХБ продолжит финансировать этот проект». Как и другие животноводы, Подгорнов говорит о высоких затратах на экологическую безопасность в том случае, если на ферме более 2 тыс. КРС. Кормовые угодья, добавляет он, должны находиться «в пределах 10 км» от молочного комплекса, в противном случае затраты на логистику будут слишком большими и срок окупаемости проекта увеличится.

Окупаемость мегаферм зависит еще и от объема гос-поддержки животноводства в регионе, где они строятся. В областях дотации на молоко разнятся от нескольких десятков копеек до 10 руб./л, говорит Голохвастов из «Агриконсалта». Закупочные цены, продолжает он, в регионах тоже неодинаковые. Если рядом с молкомплексом крупный перерабатывающий завод, заинтересованный в покупке сырья, то цена цельного молока может быть 14−15 руб./л, считает эксперт. А при низкой конкуренции за сырье или наличии в регионе переработчика-монополиста больше 8−9 руб./л животноводу вряд ли заплатят. Поэтому окупаемость даже схожих проектов строительства мегаферм может различаться в два раза, утверждает Голохвастов.

Скот лучше импортный

Чтобы мегаферма окупилась, ее нужно заполнять только высокопродуктивным стадом, говорят эксперты. И хотя отечественные животные обходятся дешевле, лучше адаптированы к нашему климату, условиям кормления и содержания, участники рынка предпочитают импортный КРС. Это неудивительно — в России своего скота, можно сказать, нет, а западный скот вынуждены приобретать даже племзаводы. Например, в 2007 году Минсельхоз зафиксировал средний показатель воспроизводства стада КРС, составляющий 75 телят на 100 коров, причем больше 50% из них пришлось на бычков. В результате у нас отрицательный тренд воспроизводства стада, а молочное поголовье продолжает сокращаться. Селекционная работа на очень низком уровне, делает вывод Михаил Мищенко из CVS Consulting. Он надеется, что ситуацию с отечественным скотом поможет улучшить четырехлетняя федеральная программа развития молочного животноводства, действующая с 2009 года. Один из ее пунктов — как раз создание селекционных центров, напоминает эксперт.

Впрочем, без ввоза КРС в ближайшие 5−10 лет страна вряд ли обойдется, предполагают аграрии. К тому же российские коровы для мегаферм многим из них просто не нужны из-за неудовлетворительной генетики. Цены на скот у отечественных племзаводов сравнимы с ценами на западный и редко соответствуют качеству, говорят в компании «Русские фермы». Чернов из «Ашатли» купил коров в Германии и Венгрии: «Мы приобретали бы и российских, но здесь хороших животных мало», — сетует он. Вложив в ферму несколько сотен миллионов рублей, нельзя экономить на генетике и покупать коров с низкой продуктивностью, добавляет Чернов. «Слактис» завез на свои мегафермы австралийский КРС. «Нам нужны были не нетели, а телки, чтобы самостоятельно их осеменить. Самый лучший скот мы нашли в Австралии и уже завезли 3,6 тыс. голов», — рассказывает Ванин. Вместе с доставкой каждая обошлась в 110 тыс. руб.

Сохранить ввезенный дорогостоящий КРС, а тем более получить приплод удается не всем компаниям. По данным Координационного аналитического центра АПК, из-за нарушения технологий кормления и содержания погибает до 30% племенного КРС, ввозимого в нашу страну. «Импортные нетели попадают в неподготовленные условия, — комментирует Роман Костюк из «Диагениса». — В первую очередь это касается не помещений ферм, а персонала, кормов, системы [вет]обслуживания — не секрет, что на мероприятиях по адаптации скота у нас часто экономят». Концентрация на одной ферме 1 тыс. и более КРС приводит к потере индивидуального контроля над состоянием животных: заниматься каждой коровой отдельно специалистам комплекса просто некогда, говорит Костюк. Даже если приобретена автоматизированная система управления стадом, максимум, что они, как правило, контролируют, — учет состояния КРС и количества молока, знает он. Во многом поэтому в Европе распространены небольшие фермы, где владелец или специалист всегда знает, в каком состоянии каждое животное.

Нацпроект дал более 100 мегаферм
По данным Минсельхоза, за два года нацпроекта «Развитие АПК» (2006−2007) в России ввели 197 новых объектов на 126 тыс. коров, модернизировали 786 молочных комплексов и ферм. На молочные комплексы и фермы было поставлено до 300 тыс. племенного КРС. При строительстве новых комплексов инвесторы все чаще идут по пути укрупнения производства и строят так называемые мегафермы, отмечалось в материалах министерства об итогах реализации нацпроекта.
Молочная экономика
€12−14 млн* - минимальная стоимость строительства мегафермы на 1 тыс. КРС (включает все затраты).
На 10−15%* быстрее окупаются мегафермы по сравнению с традиционными.
Минимум на 4−6%* годовых с началом кризиса выросли ставки банков, кредитующих молочные проекты.
10−15 лет — на такой срок инвесторы, строящие мегафермы, хотят получать кредиты.
2−2,5 лактации — таков средний по России срок эксплуатации дойной коровы. Оптимальным показателем должно быть 4−6 лактаций.
2−4 тыс. га земли нужно для выращивания кормов и утилизации навоза с фермы, где содержится 1−1,2 тыс. коров.
Минимум 100 тыс. руб./гол.* - столько стоит импортный племскот.
30% импортного КРС погибает из-за нарушения технологий кормления и содержания.

*Цифры — расчетные.
В 2009 г. многие из них будут корректироваться в связи
с девальвацией рубля, ростом издержек производителей молока и стоимости заемного финансирования, изменением цен на стройматериалы и др. факторов.
Источник: данные экспертов и участников рынка
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще