Выбор редактора
Накормить птицу

Вертикальную интеграцию выбрала птицефабрика «Оренбургская». 20 тыс. га арендованных и собственных земель заняты ячменем, пшеницей и кукурузой на зерно. Если удается получить
30 ц/га, то своих земель для обеспечения предприятия достаточно, говорит Федор Сизов,
гендиректор птице-фабрики. Но когда случается засуха и урожайность снижается до 12−13 ц/га, часть зерна приходится докупать. Средняя себестоимость зерновых у «Оренбургской» — 1,8−2 тыс. руб./т. Соевый и подсолнечный шрот компания при-обретает у сторонних поставщиков. Комбикорм же производится на собственном заводе мощностью 100 т/сут. Его себестоимость на 20% ниже цены покупных заводских кормов, подсчитывает Сизов.

«Кормовая база» — это словосочетание часто употребляют, рассказывая о своих компаниях, производители мяса, молока и яиц. Часть средств, инвестируемых в животноводство, они тратят на аренду и покупку угодий, выращивание зерна и трав, производство комбикорма. Это непрофильный бизнес, признают предприниматели. Но собственное сырье позволяет формировать конкурентную себестоимость основного продукта, лучше контролировать качество кормов и не зависеть от их поставщиков, уверены они. Свои земли имеют и те, кто покупает корм: им они нужны для утилизации навоза.

Своя кормовая база — зерновые и силосно-сенажные угодья — как правило, есть у производителей молока, реже — у свиноводов. Бройлерные и яичные фабрики не идут в растениеводство. Исключения редки (см. врез). Чаще они покупают и строят комбикормовые заводы и цеха: в птицеводстве нужны сложные корма с большим количеством добавок.

Только свое «Руссагропром-холдинг» (основная специализация — производство цельного молока), входя в новые регионы, всегда начинает с инвестиций в кормовую базу. «Первые вложения мы делаем в растениеводство, а уже потом разрабатываем животноводческие проекты», — говорит Николай Дьячков, замгендиректора компании. Так было в Подмосковье, Вологодской, Липецкой и Владимирской областях, перечисляет он. Сейчас для каждого региона, интересующего холдинг, разработаны «типовые инвестиционные схемы», продолжает Дьячков. В зависимости от площади хозяйства — 5, 10, 15 тыс. га — там описаны потребности в технике и персонале. В зависимости от региона меняется перечень экономически выгодных агрокультур. «На Кубани мы выращиваем зерно, сахарную свеклу, подсолнечник, кукурузу на зерно, а в Вологодской области — зерно на фураж и травы для заготовки сена, сенажа и силоса», — объясняет Дьячков. Без своей кормовой базы невозможно успешно заниматься молочным животноводством, уверен он.

Только собственные корма использует орловское хозяйство «Маслово» (9 тыс. КРС). Иначе было бы невозможно получать относительно дешевое молоко, говорит Александр Драгальцев, гендиректор компании. Кормами у него занято 12 тыс. га, а вместе с пастбищами под контролем хозяйства 30 тыс. га. «Маслово» выращивает в основном многолетние травы и зерно. Себестоимость последнего — всего 1,5−2 тыс. руб., гордится Драгальцев. Самостоятельное производство кормов, продолжает он, позволяет экономить до 40% от их рыночной цены и снижает себестоимость молока на 20%. В «Маслово» она составляет 7−8 руб./л, а продают молоко по 15 руб./л.

Свои корма и у агрофирмы «Дороничи» (Кировская область; входит в одноименную группу компаний), владеющей 17 тыс. га. В 2008 году компания заготовила для 3,7 тыс. КРС 2,8 тыс. т сена, 10 тыс. т силоса и 1,6 тыс. т сенажа. А вот для свиней часть кормов приходится закупать, уточняет Ольга Соболева, пресс-секретарь «Дороничей». Пока у компании нет кормозавода, комбикорм для комплекса мощностью 40 тыс. животных приобретают у «Глазовского комбикормового завода». Но уже в этом году «Дороничи» планируют начать строительство своего завода на 20 тыс. т/сут. Компания будет расширять свою кормовую базу, в том числе приобретая земли, рассказывает Соболева. Сколько еще угодий потребуется «Дороничам», она сказать затрудняется. «Славянское» (Орловская область; 6,5 тыс. КРС мясного направления) тоже применяет собственный корм. Хозяйство ведет растениеводство на 2 тыс. га из 3,5 тыс. га земель в обороте. «[В прошлом году] мы получили с каждого гектара 58 центнеров кормовых единиц», — говорит гендиректор Дмитрий Пониткин. Основные выращиваемые агрокультуры — кукуруза на силос (370 ц/га), многолетние травы на сенаж и сено (300 ц/га), зерновой фураж (68 ц/га) и однолетние травы. Самостоятельное производство кормов позволяет снизить их себестоимость, соглашается Пониткин. Зерно, например, в 2008 году обходилось хозяйству в 2,1 тыс. руб./т. После его переработки на своем заводе «Славянское» получило комбикорм себестоимостью 2,3 тыс. руб./т. «Рыночная цена готового комбикорма держалась на уровне 7−8 тыс. руб., то есть он был в 3−4 раза дороже», — сравнивает гендиректор. Но для увеличения привесов заводской комбикорм все же эффективнее, признает он, потому что в нем больше микроэлементов и витаминов.

Если хозяйство решило обеспечивать себя кормами, то оно старается максимально упростить и удешевить этот процесс, чтобы повлиять на себестоимость основного продукта — молока и мяса, объясняет причину недовольства аграриев своими кормами Роман Костюк, гендиректор фирмы «Диагенис» (консалтинг в молочном животноводстве). При работе с собственной кормовой базой у них возникают технологические сложности, знает он. Например, сельхозпроизводителю приходится находить или обучать дефицитных специалистов — агрономов, механизаторов, зоотехников, которые могли бы правильно выстроить работу в сфере растениеводства. Самостоятельная обработка земель требует и других затрат, увеличивающих себестоимость мяса и молока, продолжает Костюк: на аренду или приобретение земли из расчета 2−3 га на корову с теленком, технику, склады, мощности для сушки и приготовления кормов.

Свиноводы интегрируются

Впрочем, Костюк признает, что животноводы интегрируются в растениеводство, не желая зависеть он ненадежных поставщиков кормового сырья: «Компания может сконцентрироваться на профильном бизнесе, только если у нее есть надежный партнер — крупное растениеводческое предприятие». Так делают в Европе, где ферма занимает всего 25−50 га, покупая корма у тех, кто специализируется на их производстве, знает он.

Похожие стратегии есть и у российских аграриев. Производителям свинины кормовая база не нужна, рассуждает Владимир Епишин, директор сельхозподразделения «Мортаделя» (Владимирская область; переработка мяса и откорм свиней). На 100 тыс. животных требуется от 50 тыс. га земли, расположенных рядом с производством, говорит он, но такие площадки находить все труднее. «Мортадель» тоже откармливает 100 тыс. свиней, но земель у него только 3 тыс. га — для утилизации навоза. Производство кормов Епишин рассматривает как отдельный бизнес, требующий привлечения крупных инвестиций. «Мортадель» покупает корм для свиней (около 700 т/мес.) у одного из владимирских заводов. Стоимость зависит от рецептуры и составляет 7−40 руб./кг. «Теоретически» кормовая база животноводам не нужна, соглашается Патрик Хоффман, исполнительный директор хозяйства «Отрада Ген» (Липецкая область; свиноводство). Правда, его компания делает комбикорм самостоятельно (10 тыс. т/год), не доверяя местным производителям. А вот зерно «Отрада Ген» не выращивает, а покупает и хранит на складе. Сейчас закупки небольшие — 8 тыс. т/год, так как у компании всего 20 тыс. свиней, говорит Хоффман. В течение 6−8 лет поголовье увеличится до 400 тыс., «и мы больше не сможем рисковать, завися от зерновых запасов на рынке», — признает директор. Придется самим инвестировать в производство зерна, понимает он. Преимуществом самостоятельной обработки земель Хоффман называет возможность выбирать самые эффективные агрокультуры. «Если самим производить источники протеина, то не будет необходимости покупать дорогую импортную сою, — объясняет он. — Ведь в Черноземье выращивание специальных культур развито недостаточно».

Полностью перейти к собственным кормам собирается и другое свиноводческое предприятие — «Рос-агрорегион» (Ленинградская и Новгородская области). Сейчас для откорма 130 тыс. свиней в год компания закупает их на Гатчинском комбикормовом заводе, а также выращивает зерно на 13 тыс. га земель в Ставропольском крае, Калининградской и Ленинградской областях. Создание вертикально интегрированного холдинга Василий Дудкин, гендиректор «Росагрорегиона», называет «антикризисной мерой». Собственная кормовая база снизит себестоимость производства свинины, убежден он. Себестоимость зернофуража, по подсчетам Дудкина, — 3−3,5 руб./кг, цена на рынке — 5−5,5 руб./кг, а при приготовлении комбикормов прибавляется еще 1,5−2 руб./кг. Такая разница имеет значение для компании, ведь доля корма в себестоимости килограмма свинины — 70−75%.

Рассчитывать на покупку кормов у профессионалов во время кризиса и правда не стоит, комментирует Костюк. Инвесторы, по его словам, не станут вкладываться в производство корма, потому что не понимают, будут ли животноводы приобретать его. Аграрии же не станут тратиться на масштабную закупку кормов, так как не уверены в их качестве.

Кормобазы в холдингах

Животноводческие хозяйства, не имеющие своих кормов, часто входят в холдинги, в составе которых есть кормовые бизнес-единицы. Например, у «Суворова» (Краснодарский край) нет земель: выращиванием зеленой массы занимается другая агрофирма группы. У нее «Суворова» покупает корма «по сложившимся внутри холдинга ценам», рассказывает гендиректор хозяйства Александр Пелих. Угодья находится вблизи фирмы: от поля до фермы всего 5 км. В год «Суворова» приобретает 37 тыс. т зеленой кукурузной массы по 62 коп./кг, которую убирает само. Часть корма, причем уже собранного, Пелиху за 48 коп./кг поставляют независимые фермеры. Цена внутри холдинга тоже должна быть ниже минимум на треть, настаивает директор, а средняя цена в районе вообще составляет 32 коп./кг, включая уборку. Достаточно обеспечивать себя кормом частично, а остальной объем «можно купить на стороне», считает Пелих. Корма у него занимают 52% в структуре общих затрат на производство молока, а себестоимость последнего составляет до 11 руб./л. Снизить ее пока не получается: на 1 ц молока уходит 0,8 кормовых единиц, сетует Пелих.

Холдинг «Алейскзернопродукт» (Алтайский край) поставляет комбикорм входящему в него кемеровскому свинокомплексу «Чистогорский». На откорм 180−200 тыс. поросят/год уходит 60 тыс. т комбикормов — не больше 10% от общей переработки «Алейскзернопродукта», оценивает Анатолий Аришин, директор комплекса. По его словам, на корм приходится 75−83% затрат. Зерно холдинг покупает у алтайских аграриев и выращивает сам на 27 тыс. га. Всего у компании 60 тыс. га агроугодий.

Нельзя без земли

Один из аргументов тех, кто выращивает корма самостоятельно, — необходимость утилизировать органические отходы животноводства. В «Маслово» его вывозят на поля. В год утилизируется около 80 тыс. т навоза. Также поступают в «Славянском». «На часть полей — 300 га [из 3,5 тыс. га] - мы не вносим химических удобрений, а используем только жидкие фракции навоза», — рассказывает Пониткин. «Росагрорегион» вывозит на поля только часть навоза, которого образуется 30 т/день, остальное хранится. Но Дудкин планирует изменить схему утилизации и уже разработал проект производства из навоза «высокоэффективных биоминеральных удобрений».

Совсем не заниматься растениеводством у хозяйств, предпочитающих покупать корма, не получается. Им тоже нужны земли под утилизацию навоза. Правда, угодий у них значительно меньше, чем требовалось бы для полного самообеспечения кормами. Например, у свинокомплекса «Мортадель», который планирует в этом году утилизировать 48 тыс. т, есть для этого 3 тыс. га. На полях компания будет выращивать фуражное зерно, рассказывает Епишин. Но это, по его словам, не основная задача, главное — окупить возделывание: вкладываясь во внесение органики и азотных удобрений, нужно получать отдачу в виде урожая. «Отрада Ген» вывозит навоз (около 25 тыс. куб. м/год) на 500 га, принадлежащие одному из акционеров. Но с увеличением поголовья в несколько раз, которое планирует компания, земли будет недостаточно, понимает Хоффман. «Необходимость утилизации навоза приведет нас к покупке или аренде сельхоземель быстрее, чем просто желание обрести кормовую независимость», — заключает он. «Суворова» привлекает для утилизации навоза другие предприятия своего холдинга. Компания вывозит органику — 30 тыс. т/год — на площадки, откуда их забирают растениеводы.