Свинарники по-крупному -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Свинарники по-крупному
Инна Ганенко
Агроинвестор
июнь 2009
Зачем строить комплексы с поголовьем до 1 млн животных
Фото: «Мираторг»

Инвесторы активно строят комплексы мощностью от 100 тыс. свиней. Большие объекты окупаются в два раза быстрее, объясняют эксперты, а подготовка к строительству в любом случае занимает полтора-два года. Поэтому лучше сразу спроектировать крупное предприятие, советуют они, оптимальный вариант — с бойней и переработкой.

Выгодного соотношения затрат и прибыли можно добиваться на свинокомплексах, выпускающих 30−50 тыс. т мяса/год, говорит Елена Тюрина, гендиректор Института аграрного маркетинга. Комплекс на 4−5 тыс. свиноматок — 90−110 тыс. голов на откорме в год — называет «оптимальным» Андрей Голохвастов, гендиректор «Агриконсалта» (Санкт-Петербург). При трехплощадочной системе эффективны мощности, рассчитанные на 4,8 тыс. маток, то есть 100 тыс. свиней в год на убой (11 тыс. т мяса в живой массе), соглашается старший консультант компании «Генетика ПИК» Александр Подгурский. В этом случае приплод поросят будет 2 тыс. в неделю, подсчитывает он. Строить нужно ферму минимум на 1 тыс. маток, продолжает Подгурский, ссылающийся на мировой опыт. Свинарники меньшего размера, по его словам, создавать нерационально: они требуют такого же числа специалистов, мощностей искусственного осеменения с дорогостоящим оборудованием, канализационных станций и лагун. Аналогичными будут и затраты на инфраструктуру, говорит Подгурский.

Окупаемость — 10 лет

Крупный производитель — более интересный партнер для переработчиков и торговых сетей, чем небольшой, приводит новые доводы Голохвастов. Он регулярно и в достаточных объемах поставляет мясо, причем стандартизированных отрубов, объясняет эксперт. А окупаются большие комплексы, по его словам, на 5−7% быстрее средних и малых. К тому же масштабным проектом легче привлечь внимание региональной администрации, которая поможет с господдержкой, продолжает Голохвастов. Крупному инвестору проще получить субсидирование, банковские кредиты, пролоббировать бюджетное софинансирование инфраструктуры.

На эффективность комплекса влияет не только размер поголовья, напоминают эксперты. Работу над проектом нужно начинать с оценки конкурентной ситуации в регионе, советует Тюрина. «Есть области с дефицитом внутреннего производства свинины, а другие, наоборот, насыщены [свиноводческими] мощностями», — объясняет она. Выбрав регион, Тюрина рекомендует определиться, какой будет производственная цепочка. Она называет три варианта: выращивание и реализация в живом весе; откорм, забой свиней и продажа полутуш; выращивание, убой и выпуск конечной продукции под собственной торговой маркой. Самый привлекательный сценарий «с учетом будущего развития рынка» — строительство предприятий второго и третьего типа, уверена Тюрина. Комплексы, производящие до 10 тыс. т мяса/год, но не оборудованные убойными мощностями, могут проиграть в конкуренции: себестоимость свинины и затраты на единицу продукции у них выше, чем на предприятиях полного цикла, знает она.

Окупаемость свиноводческих проектов зависит не только от размера мощностей, продолжает Тюрина, но также от условий кредитования. «Если комплекс попал в нацпроект, а его строительство началось до кризиса, то он окупится за 5−6 лет, — уверяет она. — Сейчас же, в условиях увеличения стоимости кредитных денег, период окупаемости вырос до 8−10 лет».

Миллион свиней «Основной плюс крупных свинокомплексов — автоматизация всех производственных процессов, — говорит Владимир Прохоров, руководитель свиноводческого подразделения агрохолдинга «Мираторг». — Оборудование и технологии позволяют наиболее эффективно использовать площади, обеспечивать высокую производительность труда и получать хорошие привесы». На свинокомплексах «Мираторга» среднесуточный привес составляет 815 г, что почти в 2,5 раза выше, чем в среднем по стране, гордится Прохоров. Выход товарных поросят на свиноматку — в 1,5 раза выше (21,12), конверсия корма — 2,43 кг — в два раза ниже отраслевой, сравнивает он.

Сейчас у холдинга десять автоматизированных комплексов. В мае поголовье было 570 тыс. свиней. К концу 2009 года «Мираторг» нарастит производственные мощности до 1,15 млн свиней. Это позволит компании получать 130 тыс. т мяса в живом весе в год. Животных на свои комплексы «Мираторг» ввозит из Великобритании, Ирландии и Дании. «В России нет поставщика генетики, который позволит достичь нужных производственных показателей», — считает Прохоров. Инвестиции «Мираторга» в свиноводческое направление уже составили порядка 14,5 млрд руб. «Затраты на инфраструктуру и организацию проекта стоят больших денег, так что лучше сразу начинать с крупного производства, — говорит Владимир Зотов, гендиректор холдинга «Агро-Белогорье». Сейчас на площадках компании в Белгородской области содержатся 544 тыс. свиней, почти 50 тыс. маток. К концу 2009 года поголовье планируется увеличить до 844 тыс. Это почти 93 тыс. т мяса/год, подсчитывает Зотов. Себестоимость мяса у компании — около 40 руб./кг без учета амортизации, уточняет он.

В следующем году «Агро-Белогорье» хочет ввести собственный убой. Сейчас скот у компании покупают в живом весе переработчики из Москвы, Санкт-Петербурга, Пензенской, Самарской, Нижегородской и Белгородской областей. С июня у холдинга будет своя переработка, говорит Зотов. На мясозаводе «Агро-Белогорья» начнут выпускать охлажденную свинину в потребительской упаковке и газомодифицированной среде под брендом «Дальние дали», а также охлажденные полутуши для пищевых предприятий и индустриальные куски. «Сможем производить 22,5 т/сут., то есть перерабатывать 12% общего объема [сырья]. В перспективе начнем работать в две смены, чтобы делать 45 т/сут.», — делится планами глава холдинга.

«Стотысячники»

Предприятия полного цикла — с селекцией, репродукцией, доращиванием и откормом племенных и товарных свиней — строит «Мордовский бекон» (входит в принадлежащий Виктору Бирюкову холдинг «Талина»). «Мы пришли к выводу о необходимости выстраивания всей производственной цепочки — свиноводства, комбикормового производства, транспортной инфраструктуры, убоя и первичной переработки», — рассказывает Александр Вдовин, гендиректор «Талины». На интегрированном предприятии, по его мнению, проще сокращать производственные издержки и экономические риски. Свои плюсы есть и у небольших комплексов, признает Вдовин. Например, ветеринарные риски там намного ниже. Правда, при соблюдении всех ветеринарно-санитарных правил их можно минимизировать и на крупных свинокомплексах, не сомневается директор.

На двенадцати площадках «Талины» сейчас производится 2/3 всей свинины Мордовии, продолжает Вдовин. Общее поголовье компании — 86 тыс. Директор уверяет, что по качеству их мясо лучше среднероссийского: «Мы снизили толщину шпика до 2 см». Среднесуточный привес на откорме — более 850 г. Стратегия развития холдинга до 2013 года предусматривает создание мощностей по производству и первичной переработке 70 тыс. т свинины в убойном весе в год. «Талина» намерена сформировать в Приволжском федеральном округе — Мордовии, Ульяновской, Нижегородской и Саратовской областях — аграрный кластер, включающий не только выращивание свиней, но и растениеводство, хранение зерна, производство комбикормов, убой, переработку мяса и производство готовых к употреблению продуктов. Инвестиции в проект — более 18 млрд руб., рассказывает Вдовин.

Четыре очереди комплекса компании «Мортадель» (подмосковный переработчик, потребность в свинине — 7 тыс. т/год), который находится во Владимирской области, вмещают 48 тыс. голов в год. Когда введут еще четыре очереди, строящиеся сейчас, поголовье увеличится до 100 тыс., говорит Владимир Епишин, гендиректор «Агрофирмы «Мортадель». Весь сельхозпроект переработчика предусматривает выращивание 300 тыс. свиней в год. Инвестиции в агронаправление в 2008 году составили более 700 млн руб., столько же планируется потратить в 2009-м, уточняет Епишин. Крупный свинокомплекс окупается в несколько раз быстрее небольшого, уверен он. Проект «Мортаделя», по его подсчетам, должен окупиться за 6−7 лет. Срок возврата инвестиций сокращается еще и потому, что очереди запускают по мере готовности. «Построив модуль в начале года, уже в конце мы получаем товарных свиней. Экономически это более целесообразно, чем ждать пуска всех очередей», — объясняет Епишин. Подсчитать рентабельность производства пока не получится — инвестиционная стадия еще не завершена, говорит он. А себестоимость свинины, включающая только текущие прямые затраты, — 68 руб./кг.

Какие трудности

Крупные производства эффективны, соглашается с инвесторами Подгурский из «Генетики ПИК». Только вот смогут ли они долго работать без ветеринарных проблем, сомневается он. В 1970—1980-е годы уже строились крупные мощности, напоминает эксперт. По мере накопления инфекций в них нарастал падеж поросят: через 10−15 лет после ввода комплекса он составлял не менее 30% приплода. Но теперь аналогичные предприятия-"стотысячники» не похожи на старые, говорит Подгурский: их строят по трехплощадочной системе. Она позволяет значительно улучшить ветеринарную обстановку сейчас, но что будет через 15 лет, никто все равно не знает, не отрицает эксперт. «С уверенностью утверждать, что падежа поросят [на новых комплексах] не будет, нельзя», — предупреждает он.

Кроме того, владельцы крупных индустриальных компаний недооценивают масштаб проблем, связанных с утилизации навоза, говорит Подгурский. Предприятию, рассчитанному на 4,8 тыс. свиноматок, нужно минимум 4 тыс. га земли, чтобы избавиться от стоков, напоминает он. Но не все свинокомплексы сейчас располагают такими угодьями, знает Подгурский. «Если земель меньше, чем требуется, то содержание азота в почве будет нарастать, что приведет к различным экологическим проблемам, — опасается он. — К примеру, зерновые начнут накапливать корневую гниль, способную полностью уничтожить урожай». «Омскому бекону», вспоминает он, пришлось создавать научную лабораторию, чтобы разработать технологии растениеводства для земель, орошаемых промышленными стоками. Нужно было создать специальные севообороты, вводя культуры, которые выносят излишний азот, чередовать их, перечисляет эксперт.

В компаниях, опрошенных «Агроинвестором», уверяют, что проблем с утилизацией навоза у них нет. «На каждой площадке запущены новые очистные сооружения, стоки разделяются на фракции», — перечисляет Вдовин из «Талины». Твердую компостируют в органическое удобрение, жидкую — накапливают в лагунах и два раза в год вносят на поля, которых у компании более 90 тыс. га. «Мортадель» использует под утилизацию навоза 3 тыс. га. По мере ввода остальных очередей земли будут расширять, обещает Епишин. До перевозки на поля навоз 12 месяцев хранят в резервуарах под зданием свинокомплекса. «Агро-Белогорье» арендует около 140 тыс. га. Утилизацией отходов его свиноводства занимается компания «Плодородие», входящая в холдинг. Стоки вносят на поля, заменяя минеральные удобрения органическими.

Стоковые проблемы
Вопросу утилизации отходов производства свинины часто придают слишком большое значение, утверждает Сергей Перегудов, коммерческий директор компании «Биокомплекс». «Если перед строительством и подбором участка для строительства предусмотреть необходимое количество земли под утилизацию вблизи комплекса навоза, соблюсти санитарно-защитную зону до жилого массива и предусмотреть подготовку навоза для внесения, то экологические проблемы будут решены, — убеждает он. — Останется только соответствовать технологии, вовремя вносить навоз и поддерживать оборудование в рабочем состоянии».
От одной свиньи образуется 3−22 л навозных стоков в день, средний показатель — 7 л, прикидывает Перегудов. В год с одного ското-места получается около 2,56 куб. м навоза, или 276,48 тыс. куб. м от типового комплекса на 108 тыс. свиней, продолжает он. Для утилизации такого количества органических отходов необходимо минимум 2,8 тыс. га, учитывая, что в год под зерновые вносится 100 куб. м жидкой фракции на гектар. Эти земли должны располагаться не далее 10 км от комплекса, чтобы внесение навоза было экономически рентабельным, говорит Перегудов.
Перед внесением навоз нужно подготовить, разделив на твердую и жидкую фракции. «Необходимо также выдержать карантинный период и период обеззараживания, — добавляет глава «Биокомплекса». — Для этого проектируются соответствующие [мощностям свинарника] объемы навозонакопителей». Некоторые аграрии предпочитают не разделять навоз. Но тогда им нужны вдвое большие накопители, предупреждает Перегудов. Неразделенный навоз приходится выдерживать 12 месяцев, а для разделенного на фракции достаточно 6−8 мес., объясняет он.
Ошибки с утилизацией навоза при реализации крупных проектов довольно часты, признает Перегудов. В их числе — отсутствие полей вблизи откормочников. В этом случае затраты на утилизацию возрастают «в десятки раз», продолжает он. Иногда свинокомплексы строятся без соблюдения санитарно-защитной зоны. Это приводит к постоянному конфликту с надзорными органами. С началом кризиса выявилась еще одна проблема: животноводы откладывают покупку техники для внесения навоза, пытаясь сэкономить. В результате лагуны свинокомплексов могут переполниться, предупреждает Перегудов.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще