Молоко подешевело

По данным ИКАРа, средняя закупочная цена на сырое молоко в середине июля составляла около 7,8−8 руб/кг. Цены сильно колеблются в зависимости от региона и качества сырья. Например, в Центральном федеральном округе базовый тариф на 1 сорт был 6 руб./ кг, а в Калининградской области — опустился до 5 руб./ кг. Этот регион отделен от основной территории страны, сырье вывозить некуда, следствием чего стал избыток молока, и оно подешевело, объясняют в ИКАРе. В Вологодской области высокая себестоимость, однако и молоко качественное: в июле оно продавалось в среднем по 10 руб./кг. В Приволжье сырое молоко тогда же реализовывали по 6−7 руб./кг.
Во второй половине июля, говорит ведущий эксперт ИКАРа Татьяна Рыбалова, наметилась тенденция к укреплению цен. «Надежда на их повышение появилась, когда ограничили ввоз сухого молока из Белоруссии, — поясняет она. — Как только его основные запасы [в России] были распроданы, сразу начался рост цен на отечественное сухое молоко. Это вселяет надежду, что в текущем году сезонный рост цен на сырье может начаться раньше». По мнению Леонида Тучкова из орловской обладминистрации, для того чтобы молочное животноводство опять стало привлекательным для инвесторов, доля производителя сырья в цене реализации молока должна быть не быть не менее 50−55%, тогда как сейчас она не превышает 30−35%. Остальное приходится на переработку и торговлю, говорит Тучков.

Период массового ввода новых и реконструированных мегаферм закончился. Активным строительство было в годы нацпроекта (2006−2007). В 2008 году оно уже стало инерционным, а в 2009-м сошло на нет: темпы ввода объектов молочного животноводства снизились в несколько раз, говорят эксперты. Часть инвесторов зафиксировала убытки, что косвенно подтверждается продолжением сокращения поголовья КРС. Аналитики не берутся прогнозировать, когда продолжится модернизация молочного сектора: даже до кризиса, при доступном и дешевом финансировании, молкомплексы окупались за 10−12 лет.

В ближайшие год-два инвесторы вряд ли будут вкладываться в строительство молочных комплексов «с нуля», констатирует Татьяна Рыбалова, ведущий эксперт ИКАРа. «Не все банки готовы даже дофинансировать начатые проекты, — напоминает она. — Кстати, по этой причине заморожены и [стартовавшие до кризиса] стройки». Без участия государства и доступности кредитования расходы на создание новых молферм не под силу частным инвесторам.

По данным Департамента сельского хозяйства Орловской области, из-за отсутствия кредитования в регионе остановлены 11 инвестиционных проектов на 3,5 млрд руб. и 100 тыс. т/год молока. Как уточняет глава отдела животноводства обладминистрации Леонид Тучков, планируемое стадо на этих комплексах — 12−15 тыс. Но при нынешних «далеко не стимулирующих агропроизводителя» закупочных ценах на сырое молоко максимальная рентабельность индустриального комплекса не будет выше 12−13%, а этого недостаточно, чтобы окупить вложения, признает Тучков. В Ивановской области острый дефицит молока собственного производства: по словам руководителя отдела животноводства региона Сергея Сомова, внутреннюю потребность в сырье местные хозяйства покрывают только на 60% (в 2008 году произвели 182 тыс. т). В ближайшие годы дефицит сохранится: так, в прошлом году желание создать в области молферму изъявил только один предприниматель. Но и этот проект «завис», признает Сомов, совпав с кризисом и падением цен на сырье.

Активно строили молфермы в 2006—2007 годах, когда действовал нацпроект, вспоминает Рыбалова. В этот период, по оценке Национального союза производителей молока, стартовало строительство более 200 комплексов КРС. В 2008 году, сравнивает Рыбалова, оно продолжалось, скорее, по инерции — достраивались главным образом начатые объекты. В текущем году, продолжает она, инвестиции молочное животноводство упали в несколько раз. Если в начале года, по словам Рыбаловой, эксперты говорили о снижении темпов строительства ферм на 40−50%, то ко второму полугодию сокращение ускорилось. Негативный настрой инвесторов усиливает падение цен на сырое молоко, вызванное сезонностью и изменением мировой конъюнктуры, считает Рыбалова (см. врез «Молоко подешевело»).

Куда отступать

По расчетам гендиректора компании Terborg Agro Драгана Вукашиновича, стоимость новой фермы на 1 тыс. КРС «под ключ», с учетом приобретения земли, составляет 0,5−1,5 млрд руб. Среднее соотношение собственных и заемных средств, вкладываемых в животноводческие проекты, до кризиса было 20:80. Таким образом, инвестор, желающий вложиться в молочный стартап, прежде чем начинать переговоры с банками, должен иметь 100−300 млн руб. личных средств на такой проект. «Сейчас ни один банк не возьмется финансировать строительство молкомплекса с нуля, — знает предправления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко. — При таких ценах на сырье и ситуации в экономике почти невозможно как защитить бизнес-план [в банке], так и окупить инвестиции в комплекс». На строительство и реконструкцию молочных объектов и до кризиса требовались длинные деньги, которых сейчас в экономике нет, соглашается Рыбалова из ИКАРа. По ее оценке, инвестиции в индустриальное молочное животноводство окупаются минимум в течение 10−12 лет и при условии, что цена молока не меньше 15 руб./кг.

Результат — не только отказы от новых инвестпроектов, но и остановка начавшегося строительства. Сейчас, говорит Даниленко, недостроены около 25% заложенных мегаферм. Их средняя мощность — 1−1,5 тыс. КРС, расчетные надои — 7,5 тыс. л, стоимость — 300 тыс. руб./гол., уточняет глава союза. Впрочем, некоторым инвесторам «некуда отступать», добавляет он: построенные, но не введенные мощности могут приносить «сотни тысяч рублей убытка в день». Единственный способ не наращивать убытки — вывести объект на проектную мощность, объясняет Даниленко. «Когда закуплен скот и молочный комплекс частично функционирует, дешевле найти деньги на его завершение, — рассуждает он. — А если стройка только начата, к примеру, заложен фундамент и подведены коммуникации, то у инвестора есть возможность свернуть ее или заморозить до лучших времен».

Сдав высокопродуктивный скот на мясо, инвестор только увеличит убытки, так как лишится возможности генерировать денежный поток. Но многие поступают именно так, констатирует Даниленко: выходом компаний из молочных инвестпроектов отчасти объясняется сокращение поголовья КРС — по данным МСХ, на 3% за январь-июнь 2009 года. «Русские фермы» — компания, которой руководит Даниленко, — из числа игроков, не успевших до кризиса завершить строительство объектов. В 2006—2007 годы она вложила более 1 млрд руб. в строительство двух молкомплексов в Белгородской области. Сейчас в каждом содержится 2 тыс. дойных коров, куплено 4 доильных зала, приобретена техника, подведены коммуникации. Но не запустив их на полную мощность (7 тыс. коров, 50 тыс. т молока в год, 400 млн руб.), невозможно выполнить обязательства перед кредитором — Сбербанком. Эти деньги Даниленко рассчитывает привлечь в том же Сбере. Он также договорился с «Росагролизингом» о покупке на льготных условиях скота плюс надеется на федеральное и региональное субсидирование ставки.

Выбрали привязь

По наблюдениям Рыбаловой, в 2006—2007 годах инвесторы создавали индустриальные и оснащенные «по последнему слову техники» мегафермы, а сейчас, если удается взять кредит даже на льготных условиях, планируют более скромное строительство. «Теперь и размер фермы меньше, и закупаемое оборудование дешевле: это уже не «карусели», а линейные дойки в молокопровод», — разводит руками аналитик.

В хозяйстве «Суворова» Краснодарского края не успели приобрести трех роботов-дояров. До кризиса они обошлись бы в 13,5 млн руб., а сейчас стоят более 20 млн руб., сравнивает гендиректор Александр Пелих. К тому же с прошлого года падает цена на молоко. Если в 2008 году продажи компании были 10 млн руб./мес., то сейчас при тех же объемах производства они снизились до 6,5 млн руб./мес. Придется заморозить проекты строительства, оставив линейное оборудование в корпусах, предназначавшихся для автоматического доения, делает вывод директор. «Что будет дальше, покажет конец года», — добавляет он. «Продавцы оборудования для ферм, еще недавно активно пропагандировавшие доильные залы и роботов, теперь заговорили о достоинствах привязного содержания скота», — соглашается Рыбалова из ИКАРа.

Надежда на господдержку

Андрей Даниленко рассказывает, что есть регионы, где молфермы сейчас строят и реконструируют «наиболее активно». Но это, как правило, стартовавшие до кризиса «точечные проекты», которые инвесторы завершают при содействии властей, уточняет он. Такие территории есть, подтверждает Рыбалова. По ее словам, это Воронежская, Липецкая, Тюменская, Белгородская, Псковская, Калужская области, Алтайский и Пермский края. Достраиваются объекты в Томской, Ульяновской, Ростовской, Тульской, Тамбовской областях, в Краснодарском, Ставропольском краях, Башкортостане и Татарстане.

По сообщению «Псковской ленты новостей», в десяти хозяйствах юга региона продолжается строительство четырех молочно-товарных комплексов на 1,2 тыс. дойных коров каждый. Объем инвестиций в каждый — 750 млн руб., окупаемость — 8 лет. Один из крупнейших инвесторов в молочный сектор области — агрохолдинг «Слактис». По данным администрации региона, стоимость его проектов — 3,26 млрд руб., из них 2,6 млрд руб. кредитов и 653 млн руб. собственных средств. В Ставропольском крае достраивает мегаферму (более 1 тыс. КРС) «Северо-Кавказский Агрохим». До апреля 2009 года оборудование и животные для него закупались на средства акционеров (более 0,5 млрд руб.). Чтобы завершить реализацию проекта, глава компании Аслан Каракотов берет субсидированный кредит, сумму которого не называет. В течение года агрохолдинг планирует купить более 5 тыс. коров, а впоследствии увеличить стадо до 12 тыс. КРС. В молочный сектор Воронежской области, по данным ИКАРа, с начала 2009 года привлечено 647 млн кредитных средств на строительство и реконструкцию.

В Пермском крае в этом году достроят три животноводческих комплекса на 1,2 тыс. КРС каждый. Новые мощности нужны, чтобы выполнить региональную программу развития молочного скотоводства, предусматривающую рост производства молока с 291 тыс. т до 412,6 тыс. т. В 2008 году в крае уже ввели пять молкомплексов и купили 2,7 тыс. голов племенного скота.

Но в целом по отрасли наблюдается падение вложений в строительство и модернизацию. Это видно даже из открытых источников, замечает Рыбалова: «Если раньше пресса освещала запуск мега-комплексов с современным оборудованием, то сейчас в разряд информационных поводов попадают открытия молочно-товарных ферм на 200 ското-мест. К примеру, одну ввели на Сахалине в мае 2009 года». Самая сложная, по ее словам, ситуация в Сибири и на Дальнем Востоке, где и раньше строили мало объектов, «а теперь их там почти нет».

Самые активные инвесторы сейчас в Башкортостане, Татарстане и Белгородской области, говорит Драган Вукашинович. Башкортостан за время реализации нацпроекта ввел 11 крупных животноводческих объектов, из них 9 мегаферм. А за последние 5 лет в Белгородской области построено более 25 крупных современных ферм беспривязного содержания. Инвестиции в каждую составили не менее 0,5 млрд руб. По несколько крупных комплексов достраивается и в регионах, где ранее не было развито молочное производство, говорит Вукашинович. В числе таких областей он называет Ульяновскую, Саратовскую, Тамбовскую, Воронежскую, Пензенскую и Рязанскую. К примеру, в Тамбовской области несколько инвесторов, в том числе «Красный Восток-Агро», «Русские фермы», «Агрогард» и «Тамбовская молочная компания», объявили проекты строительства молочных мегаферм на 1,2−3,6 тыс. КРС каждая. РСХБ в конце 2008 года заявлял о готовности выделить им кредитные линии (по 4 млрд руб.) для начала строительства.

На строительство, реконструкцию и модернизацию животноводческих комплексов и ферм в Пензенской области в 2008 году выделено 160 млн руб. из федерального и 80 млн руб. из областного бюджетов. По данным регионального Министерства сельского хозяйства, сейчас в области строится и реконструируется 18 животноводческих комплексов и ферм. В их числе 14 молкомплексов на 8,5 тыс. коров. Первую очередь новой фермы на 1 тыс. коров запустило ЗАО «Константиново» (один из акционеров — Пензенский молкомбинат, принадлежащий «Руссагропром-холдингу»). Теперь там строят вторую очередь, еще на 1,2 тыс. коров. По данным обладминистрации, в первую очередь проекта вложено 160 млн руб. кредитов. После выхода на проектную мощность в «Константиново» будет производить 40 т/сут. молока.

А вот в Тверской, Костромской и Курской областях власти не создали благоприятного инвестиционного климата, сравнивает Вукашинович. В этих регионах почти нет животноводческих молпроектов, говорит он.

Где строить

Эксперты рассказывают о критериях, которыми нужно руководствоваться инвесторам в молочное животноводство, и называют территории, уже насыщенные молоком-сырьем.

Строить молкомплекс есть смысл рядом с «хорошей транспортной артерией», например, федеральной трассой, говорит Даниленко из Национального союза производителей молока. Максимальное расстояние, на которое можно доставлять молоко, не снижая рентабельность бизнеса, он оценивает в 400−450 км. Если везти дальше, то логистическая составляющая в закупочной цене будет слишком высокой, считает Даниленко. Еще один фактор, который нужно учитывать, выбирая место строительства молфермы, — географический: в местности должно быть достаточно кормовых угодий, рядом с которыми есть возможность строить коровники. «Корма — самая большая составляющая себестоимости молока (46−60%). Половина рациона коровы — сочные корма, которые возить на расстояние более 10 км невыгодно». Исходя из этих критериев Даниленко называет 9 регионов, где можно производить молоко с минимальной себестоимостью: Белгородскую, Тамбовскую, Курскую, Воронежскую, Липецкую, Орловскую, Рязанскую, Калужскую и Тульскую области.

В ассоциации «Производители и переработчики молока» называют незанятыми рыночными нишами Ивановскую, Тверскую, Магаданскую области, Карелию и Коми. Они меньше других обеспечены молоком (производят менее 300 тыс. т/год). В Ивановской области дефицит собственного производства, согласен руководитель отдела животноводства департамента сельского хозяйства региона Сергей Сомов: местные хозяйства доят только 60% необходимого объема. В 2008 году ивановские аграрии получили 182 тыс. т молока. Область нуждается в новых инвесторах, но их нет, сетует Сомов: в 2008 году о желании построить здесь молочную ферму объявил только один бизнесмен. Но и этот проект «завис», совпав по времени с кризисом и падением цен на молоко, сожалеет Сомов.

А вот Башкортостан, Татарстан, Удмуртию, Краснодарский, Красноярский, Алтайский, Ставропольский края, Саратовскую, Московскую, Ростовскую, Нижегородскую, Оренбургскую, Омскую, Новосибирскую, Белгородскую и Воронежскую области в ассоциации называют «наиболее обеспеченными» сырым молоком. Производство в этих регионах превышает 500 тыс. т/год. Лидер — Башкортостан — надаивает 2,5 млн т/год, а замыкающая список лидеров Воронежская область — 640 тыс. т/год.