С чего начнем

Новый масличный сезон, который начнется в сентябре, стартует с цен на подсолнечник «в районе 7 тыс. руб./т без доставки переработчику», говорит аналитик ИКАРа
Алина Мирсагатова (подробнее о рынке подсолнечника см. статью на стр. 50). Предыдущий сезон начинался с более высоких цен: в сентябре 2008 года подсолнечник реализовывался по 8,6−8,7 тыс. руб./т.

При избытке в стране мощностей МЭЗов, усиливающем их конкуренцию за сырье и составляющем более 1,5 млн т/год, в основных территориях производства подсолнечника преобладают по 1−2 переработчика. Каждый из них контролирует от 30% до 90% номинальных мощностей своего региона, подсчитал ИКАР. В масложировых холдингах уверяют, что не используют доминирование на локальных рынках для снижения закупочных тарифов на сырье.

В Ростовской области более 60% местного подсолнечника перерабатывает «Юг Руси». В Саратовской области на холдинг «Солнечные продукты» приходится более 90% мощностей МЭЗов, а в Ставропольском крае свыше 70% переработки подсолнечника контролируют предприятия, ранее входившие в группу «Русские масла». Аналогичная ситуация и в других регионах (см. таблицу).

В чем преимущество «То, что регионы поделены, не новость», — комментирует исполнительный директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов-младший. Но он сомневается, что одна компания может контролировать в регионе 90% мощностей: кроме крупных МЭЗов, есть небольшие заводы и маслобойни при хозяйствах. Преимущество лидеров рынка — не столько высокая концентрация мощностей, сколько эффективность производств, считает эксперт. «Они получают из сырья до 50% масла, тогда как небольшие компании в лучшем случае имеют 40%-ный выход готовой продукции, а на мелких маслобойнях при хозяйствах этот показатель часто не превышает 30%", — знает Сизов.

Владимир Петриченко, гендиректор компании «ПроЗерно», в целом согласен с данными ИКАРа. Однако, по его информации, в Белгородской области «Эфко» не доминирует, у него почти равные мощности с WJ (у каждой компании примерно по 45%). «Плюс там еще работают мелкие МЭЗы, например, ОАО «Маслобойная» в Старом Осколе, рассчитанная на 70 т/сут. подсолнечника», — добавляет аналитик. Расчетные мощности завода «Эфко» — 650 т/сут., а предприятия WJ — «Валуйский» и «Чернянский» — вместе осваивают около 700 т/сут. сырья, уточняет Петриченко.

Кто конкуренты

У Bunge под Воронежем действительно около трети совокупных мощностей по переработке подсолнечника, подтверждает руководитель аналитической службы компании Светлана Ивашура. Новый завод компании, крупнейший из построенных с нуля за последние годы, рассчитан на 560 тыс. т сырья в год. Основным конкурентом в Bunge считают «Юг Руси», которому принадлежат два воронежских МЭЗа — «Лискинский» и «Анненский». Их мощность, по словам Ивашуры, — «чуть больше 50%" объема, который способен освоить завод Bunge. Его ввели в 2008 году и теперь постепенно наращивают производство. В последние месяцы МЭЗ перерабатывает по 35−40 тыс. т подсолнечника, получая по 15 тыс. т масла, рассказывает Ивашура. Она говорит, что за подсолнечник приходится конкурировать, закупая его не только у местных аграриев, но и в соседних регионах — Волгоградской, Саратовской и Ростовской областях. Воронежская область, производящая около 0,5 млн т/год подсолнечника, после строительства МЭЗа Bunge не в состоянии соответствовать потребностям всех региональных масложировых компаний, констатирует Ивашура.

Руководитель службы аналитики «Солнечных продуктов» Сергей Макеев согласен с цифрами ИКАРа. «В Саратовской области мы единственный крупный переработчик, — подтверждает он. — К тому же в области мало мелких маслобоен, поэтому доля наших мощностей действительно до 90% общего объема переработки». Кроме ЗАО «Янтарное» и Аткарского МЭЗа под Саратовом (загружен почти на 100%), у «Солнечных продуктов» есть краснодарский завод, перерабатывающий подсолнечник, — МЖК «Армавирский». Общая мощность предприятий холдинга — более 700 тыс. т подсолнечника в год, уточняет Макеев. В Саратовской области у «Солнечных продуктов» нет конкурентов, признает он, однако МЭЗы соседних регионов активно приобретают местное сырье: «Закупки ведут Казанский МЭЗ [входит в группу «Нэфис» — «АИ"], НМЖК, периодически заходят «Эфко» и Bunge». Чтобы загрузить мощности, «Солнечные продукты» тоже скупают подсолнечник в других областях — Самарской, Волгоградской, Оренбургской, Пензенской и Ульяновской, авансируют агрохозяйства семенами.

Конкурировать с другими игроками в Саратовской области «Солнечным продуктам» помогает не подавляющее превосходство по мощностям или отсутствие в регионе других крупных переработчиков, а выгодная логистика, уверяет Макеев. «У нас по периметру области собственные элеваторы, соответственно, ниже логистические затраты, — говорит он. — Мы можем на месте давать аграриям лучшую цену и аккумулировать [в своем регионе] большие объемы маслосемян».

На Кубани, где по мощностям лидирует «Юг Руси», завод «Солнечных продуктов» не всегда загружен полностью. В дефицитные сезоны бывают проблемы с приобретением подсолнечника, говорит Макеев. Тем более что в ЮФО несколько крупных переработчиков: кроме «Юга Руси», это «Астон» и МЭЗы, принадлежавшие «Русским маслам». В последние годы, по наблюдениям Макеева, активизировались мелкие и средние маслобойни (100−300 т сырья в сутки). «Они мобильные, работают «с колес». Им, в отличие от крупных компаний, не нужно привлекать значительное [заемное] финансирование для закупки сырья», — говорит Макеев. С началом кризиса кредиты подорожали, и в нынешнем сезоне (завершается в августе) многие крупные МЭЗы ЮФО недозагружены несмотря на рекордный урожай-2009, знает он.

Малоэффективные «колхозные» маслобойни «оттягивают подсолнечник с рынка», согласен с Макеевым Сизов. В неурожай индустриальные переработчики особенно остро чувствуют дефицит сырья. Два года назад, вспоминает Сизов, был как раз такой сезон. Крупным МЭЗам, чтобы обеспечить себя подсолнечником, пришлось резко повысить закупочные цены. «Сырье подорожало настолько, что мелкие переработчики при установившемся соотношении цен на сырье и масло сразу стали неэффективными, — говорит

Сизов. — С началом уборки все ожидали 8−9 тыс. руб./т, а «Юг Руси» сразу предложил 12 тыс. руб./т!». При этом цена масла тогда была на минимуме: тонна стоила не дороже 30 тыс. руб.

Оттеснив мелких конкурентов и закупив впрок большие объемы, лидеры рынка компенсировали увеличившиеся сырьевые затраты продажами подорожавшего подсолнечного масла. Возможность централизованного, в течение нескольких первых месяцев сезона, приобретения крупных партий сырья (до 2/3 годовой потребности) — такое же преимущество холдингов перед мелкими переработчиками, как и более высокий выход масла на современных МЭЗах, резюмирует Сизов.

Кого выбирают аграрии «Стойленская Нива» в прошлом году вырастила на своих белгородских угодьях 11 тыс. т подсолнечника, а в 2009-м планирует собрать 18 тыс. т. Масличными занято 7% из 89,3 тыс. га посевов корпорации. Как рассказывает Дмитрий Древлянский, вице-президент «Стойленской Нивы», компания продает сырье не только лидирующей в области «Эфко», но и МЭЗам соседних регионов. Он говорит, что масложировые холдинги конкурируют за качественное сырье, стараясь выстраивать гибкую ценовую политику. Наличие в области двух доминирующих переработчиков не мешает компании зарабатывать на подсолнечнике. «Подсолнечник выращиваем на 20 тыс. га, — говорит Эдуард Курочкин, гендиректор ростовского «Грейнвелла». — В прошлом году собрали порядка 50 тыс. т». Подсолнечник у компании покупают расположенные в этой же области заводы «Астона» и «Юг Руси». «Это наши основные покупатели, — поясняет Курочкин. — В последние два сезона мы продавали им сырье поровну — по 50% объема тому и другому». Если компанию не устроит цена, доминирование в регионе двух крупных переработчиков ей не помешает — всегда можно продать подсолнечник за рубеж, говорит директор: «Грейнвелл» входит в группу Valars, которая является крупным экспортером зерна и масличных. Но пока Курочкин не жалуется на низкие цены. За счет больших объемов подсолнечник приносит «Грейнвеллу» неплохой доход. Например, в сезоне 2008/09 годов компания продавала его в среднем по 11,6 тыс. руб./т при себестоимости 7 тыс. руб./т.

Локальное доминирование крупных переработчиков не мешает аграриям зарабатывать, подтверждает Петриченко из «ПроЗерно». «В последние годы итоговая годовая рентабельность производителей подсолнечника не опускалась ниже 50%", — уточняет он. Самый большой риск для сельхозпроизводителей — не сговоры лидеров рынка, якобы имеющие место, а волатильность цен. Так, сезон 2008/09 годов начался с 8,5 тыс. руб./т, затем цены упали до 5,2 тыс. руб./т, а вскоре подсолнечник подорожал до 10,5 тыс. руб./т. В июле цена на него была примерно 9−9,2 тыс. руб./т, говорит Петриченко.

Один-три крупных покупателя подсолнечника в состоянии влиять на цены сырья в регионе, рассуждает Сизов. Но, как и Петриченко, считает, что разговоры аграриев о сговорах часто преувеличены: «Стоимость подсолнечника, конечно, можно занижать, но до определенного предела». Иначе есть риск потери МЭЗами поставщиков, говорит Сизов. Столкнувшись с ценовым прессингом, они заплатят за доставку сырья на МЭЗ другого региона и там продадут подсолнечник дороже.