Свиная полузащита -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Свиная полузащита
Наталья Сохина
Агроинвестор
январь 2011
Падение импорта живых свиней: первые итоги

Несколько последних лет свиноводческое лобби пытается пресечь импорт в Россию живых свиней, в 2009 году достигший 1,2 млн гол., на 15% обваливший цены на сырье и угрожавший дальнейшему росту внутреннего производства. С января правительство ограничило их ввоз 40%-ной пошлиной, увеличив ранее действовавшую в 8 раз. При такой таможенно-тарифной защите килограмм ввозного «живка» подорожает на 100 руб., а импорт встанет, посчитали участники рынка. Итоги первого квартала показывают, что этого не случилось: в годовом выражении импорт может составить до 0,8 млн гол., то есть остаться на уровне 2008 года.

По данным Национального союза свиноводов, в 2009 году из-за падения цен на мясо-сырье (в ноябре — сразу на 20 руб./кг), одной из главных причин которого был активный импорт в страну живых свиней, отечественные производители не заработали 15 млрд руб. выручки. Союз предлагал правительству увеличить тарифную защиту до 75%, но не менее € 1/кг, фактически приравняв живых свиней к внеквотной свинине, напоминает гендиректор союза Юрий Ковалев. Адвалорная ставка на это мясо такая же, а специфическая — € 1,5/кг. Из его слов следует, что введенная с 2010 года ставка — 40%, но не менее € 0,5/кг — компромисс с чиновниками: «В результате обсуждений с Минэкономразвития остановились на 40%-ной пошлине живых животных».

Первые результаты

В марте в интервью «Агроинвестору» Ковалев рассказывал, что рассчитывает на снижение ввоза в 2010 году живых свиней до 30−40 тыс. т, то есть примерно в три раза против 2009 года (см. таблицу «Миллионы свиней»). За январь-февраль, говорит Ковалев, импорт живых свиней на убой (от 50 кг) упал на 26% до 8 тыс. т, а на откорм (до 50 кг) — на 58% до 0,2 тыс. т. В конце апреля, когда этот номер готовился к печати, в союзе располагали данными за январь-март и говорили о 33%-ном сокращении ввоза свиней на убой в течение этого периода. «Если в прошлом году в I квартале было ввезено около 20 тыс. т свиней в живом весе (порядка 180 тыс.), то в этом — около 13 тыс. т (120 тыс.)», — сравнивал Ковалев.

Это не те цифры, на которые рассчитывали участники союза, лоббируя рост защиты, признает он. «Нас не вполне устраивают темпы снижения: нужно 70−80%-ное уменьшение ввоза свиней, — говорит Ковалев. — Если брать конкретно март, то в этом месяце зафиксировано примерно 45%-ное сокращение. Это дает некоторые надежды на то, что падение импорта все же ускорится. Но пока он по-прежнему значителен: в марте одних только свиней на убой (от 50 кг каждая) ввезли около 40 тыс. голов». А вот поросят на откорм весом менее 50 кг в марте привезли меньше на 71%, что вполне устраивает участников рынка, сравнивает он. По оценке Ковалева, эффект роста таможенной пошлины нивелируют продолжающаяся девальвация евро относительно доллара и рубля (до 10% в январе-марте), а также 10−15%-ное снижение цен на животных, на которое пошли основные импортеры, такие как Польша и Литва.

При нулевом росте потребительского спроса на свинину, который наблюдается с прошлого года, и сохранении высоких темпов увеличения ее внутреннего производства большие объемы импорта способствуют формированию излишков, беспокоится Ковалев. «Отечественное производство свинины растет еще более высокими темпами, чем мы предполагали, — объясняет он. — За первые три месяца 2010 года промышленное производство выросло на 27%, или на 58 тыс. т в убойном весе. В целом по отрасли, с учетом ЛПХ, увеличение за этот период составило 13−14%. Для сравнения, в прошлом году общий рост в отрасли был 9%".

По итогам 2010 года, опасается Ковалев, излишки свинины в стране достигнут минимум 200 тыс. т в убойной массе. Надежда только на дальнейшее ограничение импорта — как мяса, так и свиней, настаивает он: «Мы надеемся, что в этом году падение ввоза живых животных составит хотя бы 50%". Получается, что Национальный союз свиноводов рассчитывает на сокращение их импорта примерно до 600 тыс. гол. Если этого не произойдет, отраслевое лобби «вернется к вопросу» о введении 75%-ной пошлины, обещает Ковалев. Определиться в союзе обещают в июле, когда изучат данные об импорте за первое полугодие.

Переработчики недовольны

Импортный «живок» для убоя и переработки покупают в основном мясокомбинаты северо-западных и западных регионов — Калининградской, Смоленской, Псковской областей, перечисляет президент Мясного союза России Мушег Мамиконян. По его словам, не все зависит от уровня тарифной защиты: если цена на живых свиней в Восточной Европе будет, как сейчас, падать и дальше, большие объемы импорта сохранятся.

Спрос на импортных свиней формируют региональные переработчики, не имеющие собственного сырья и квоты на ввоз мяса. При сравнимой с отечественными, а то и более низкой цене у этих свиней выше выход мышечной массы, а также качество мяса, говорят в опрошенных «Агроинвестором» компаниях. Вместе с тем, участники этого рынка после введения пошлин не скрывают пессимизма. Гендиректор «Сафоново мясопродукта» (Смоленская область) Антон Пронин уверяет, что в 2010 году не ввез ни одной свиньи. Найти отечественных поставщиков сложно, и теперь предприятие «частично простаивает», недоволен он. Смоленская область находится далеко от крупных южных производителей свинины, логистика же увеличивает стоимость килограмма живого веса на 3−4 руб., а полутуши — на 6−7 руб./кг, сетует Пронин. Введение повышенной пошлины он называет перераспределением маржи в пользу индустриальных свинокомплексов. Повышать пошлину стоило более плавно — на 5−7% в год, считает глава «Сафоново мясопродукта».

От резкого роста тарифной защиты пострадали переработчики и бойни, зарабатывавшие на забое контрактных животных. По наблюдениям Пронина, цены на живых свиней заметно выросли: «Еще в декабре, когда стало понятно, что пошлина пересмотрена, продавцы накрутили 10−12 руб./кг». Сейчас, говорит он, импортные свиньи не отличаются по цене от российских. «В нынешних условиях альтернатива ввозному «живку» — это или российские полутуши, или импортное замороженное мясо», — рассуждает Пронин. Последнее, по его словам, в пересчете на мясо обходится дешевле живых свиней. «Пушкинский мясной двор» (Московская область) в прошлом году привез для собственной переработки от 30 до 40 тыс. свиней, вспоминает Андрей Быканов, председатель Гильдии потребрынка и услуг МТПП, в которую входит предприятие. В этом году он ввез 540 свиней. «Первичная переработка мяса просто умирает!» — возмущается директор. Он считает, что 75%-ная пошлина окончательно уничтожит этот сегмент — после введения действующей рентабельность боен снизилась на 10% (до 8%). «И этих 8% нам не хватает даже для окупаемости», — говорит Быканов. Падения цен на импортных свиней, о котором говорит Ковалев, он не заметил. Наоборот, по словам Быканова, они в 2010 году увеличились почти на 30% — с € 1,7/кг до € 2,2/кг.

Переработчики уже нашли альтернативу живым животным: они переключаются на мясо из Германии и Польши, которое проходит в этих странах первичную переработку, упаковывается в вакуум и в таком виде поставляется сюда, указывает Быканов. Получается, что, покупая эту продукцию вместо живых свиней, мы развиваем европейские бойни и перерабатывающие предприятия вместо своих, возмущается Арсен Карапетян, исполнительный директор ленинградской компании «Нейма» (импорт и убой свиней). Воспользововшись ростом пошлины, отечественные производители с января этого года увеличили цены на живых свиней на 10%, недоволен он. Как и другие игроки рынка, Карапетян говорит о минусовой рентабельности своего предприятия: «Она у нас и до роста пошлины была 3−5%, а сейчас уже больше трех месяцев работаем в убыток». С начала года «Нейма» в три раза сократила импорт свиней, а отечественных животных из-за роста цен вообще перестала закупать.

Дорогие родители

Российские производители мяса-сырья поддерживают рост пошлины. Топ-менеджер «Талины» (Мордовия, 15,5 тыс. т свинины в год) говорит, что если в стране и возникнет временный дефицит свинины вследствие ограничения импорта живых животных, то крупные компании смогут быстро заполнить его собственным продуктом. Заметного изменения цен в 2010 году он тоже не ждет: «Возможен лишь небольшой спад к лету, но к осени все восстановится». Сейчас компания реализует «живок» по 75−80 руб./кг, уточняет топ-менеджер.

А вот поставщики племскота говорят о росте цен на животных родительского стада. До 2010 года ставка на их ввоз была 15%, а теперь ФТС будет взимать за них полшину как за товарных свиней, считают они. В постановлении правительства об изменении пошлины говорится, что увеличивается ставка на ввоз всех животных, кроме племенных, которым присвоен отдельный таможенный код. «Для ФТС доказательство того, что животное племенное — выписка из российского реестра племдостижений, -объясняет сотрудник компании-поставщика племскота. — Но в этот реестр входят только чистопородные животные. Во всем мире родительские свинки признаются не чистопородными, а гибридными, поэтому по российскому реестру они не являются племенными. О пошлине на гибриды в постановлении ничего не говорится, нет на этот счет и разъяснений федеральных ведомств. А значит, родительские животные подорожают так же, как товарные».

То же мнение высказывает старший консультант PIC Александр Подгурский, уточняя, что в этом году его компания еще не завозила гибриды. «Никто не даст племенное свидетельство на гибридное животное, потому что оно выдается только на чистопородное», — признает он. Уплата 40%-ной пошлины сейчас увеличивает стоимость родительской свинки для покупателя до € 640−700, в то время как в декабре 2009 года (с доставкой из Европы в Белгородскую область) она стоила € 460, подсчитал сотрудник другой племкомпании. Для сравнения, отечественную родительскую свинку можно купить за € 310−380.

Увеличение пошлины на живых свиней, тем более если ее поднимут до 75%, объективно способствует росту производства родительского стада в России, говорят представители компаний-постащиков племпоголовья. «[Свиноводческие] компании, не успевшие создать генетические центры, скорее всего будут искать местных партнеров для воспроизводства родительских свинок», — говорит один из них. «Фактическое включение импорта живых свиней в состав квот на импорт мяса заставит генетические компании лишний раз задуматься о развитии в России своих репродукторов», — высказывается Подгурский. Тем более что в последние годы все ведущие производители генетики создали в нашей стране свои нуклеусы и репродукторы, а завозят только животных чистых линий, заключает он.

Пять лет борьбы
С живыми свиньями — а именно с их импортом — свиноводы и их ассоциации безуспешно боролись с 2004 года. В течение года после введения квот, жаловались они, ввоз животных превратился в скрытую форму импорта мяса, ведь таможенная ставка на их импорт была 5% — в несколько раз меньше, чем на свинину. Живых свиней поставляли из Польши, Дании, Германии, Финляндии и стран Балтии. Их забивали и продавали как российских. Если в 2006 году живых свиней импортровали 0,5 млн гол., то в 2009-м их ввоз увеличился более чем на 125% (см. таблицу). Прошлогодний ввоз почти сравним с показателем роста российского поголовья свиней, возмущались производители мяса-сырья. У отечественных компаний все меньше стимулов наращивать производство, говорили в Национальном союзе свиноводов, связывая с активным импортом живых свиней 15%-ное падение внутренних цен на «живок» в конце 2009 года.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще