Наделают навоза -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Наделают навоза
Наталья Рукина
Агроинвестор
январь 2012
Отходы свинокомплексов к 2015 году достигнут 65 млн куб. м

По данным Минсельхоза, в 2009 году поголовье свиней в стране выросло до 17,2 млн. Начавшийся несколько лет назад массовый ввод индустриальных мощностей к 2015 году увеличит число свиней почти на 50% до 25,4 млн. Бурный рост свиноводства приведет к резкому — тоже на 50%, до 65 млн куб. м — увеличению отходов. Что делать с этими кубометрами, знают не все участники рынка: многие накапливают навоз в открытых лагунах, не утилизируя, в нарушение технологий вносят без ферментации прямо на поля и даже сбрасывают в реки жидкие отходы. Неудивительно: вложения в переработку и утилизацию навоза составляют до 30% стоимости инвестпроектов.

В день от свиньи получается от 1 до 16 л стоков навоза, средний показатель — 7 л/день на животное, подсчитывает коммерческий директор «Биокомплекса» Сергей Перегудов. «Таким образом, в год получается около 2,56 куб. м на ското-место», — объясняет он. Объем навоза, генерируемого одной свиньей весом 100 кг, составляет 1 куб. м/год, приводит свою, меньшую, цифру технический директор «Неофорса» Наум Рехтман. Но это при технологии водосберегающего смыва, когда навоз удаляется с комплекса струей воды под большим давлением, уточняет он: «Если же смывают просто большим количеством воды, то объем жидкой фракции непредсказуем». Как правило, у нас используют как раз такую технологию, сожалеет Рехтман.

Смыв и слив

Часто компании просто накапливают навоз, не утилизируя его: у них просто отсутствуют планы по использованию отходов жизнедеятельности животных, указывает Тамара Костенко, руководитель группы внедрения компании «ЭМ-Кооперация» (производит препараты для микробиологической переработки отходов сельского хозяйства). Хотя все крупные свиноводы рассчитывают и согласовывают со службами по контролю природопользования и экологической безопасности мощности по утилизации отходов на этапе строительства и реконструкции комплексов. Утилизационные нормы нарушают большинство участников рынка свинины, утверждает Сергей Николаев, гендиректор агрохолдинга «Устьволмский» (Ленинградская область). Они не разделяют отходы на фракции, хотя это обязательно для предприятий, откармливающих более 12 тыс. свиней в год, не соблюдают сроки карантинизации навоза, нормы и технологии его внесения в почву, перечисляет он самые распространенные нарушения.

Чаще всего компании вывозят на поля некомпостированный навоз или даже сбрасывают его в водоемы, подтверждает пресс-секретарь комитета государственного контроля природопользования и экологической безопасности Ленинградской области Никита Павлович. В Ленобласти, продолжает Николаев, есть примеры прекращения деятельности свинокомплексов из-за отсутствия у них достаточных для вывоза органики участков. Так, остановлен откорм на комплексе во Всеволожском районе, говорит он, не называя предприятие: оно построено по современным технологиям, но нет земель под утилизацию. На официальном сайте города Вязьмы Смоленской области говорится (сообщение датировано 2008 годом), что с комплекса «Кайдаково», принадлежащего «Останкино», сбрасывались жидкие отходы в р. Волоста (приток Угры). «Было выявлено, что предельная концентрация аммиака в водоеме была превышена в сотни раз. Практически никаких предохранительных мер (гидроизоляция и т. п.) владельцы свинокомплексов не используют», — пишет этот интернет-ресурс. «Проблема сильно преувеличена, — уверяет гендиректор «Останкино» Михаил Попов. — «Кайдаково» — отлично оснащенное и правильно эксплуатируемое предприятие с полным комплексом утилизации любых отходов».

Не понимают выгоды

Новые крупные свинокомплексы, как правило, имеют согласованные проекты утилизации отходов и соблюдают технологии, признает Валерия Якунина, сотрудница Управления экологии и природных ресурсов Липецкой области. Нарушения при хранении, утилизации и внесении есть, но часто они происходят «по недосмотру» или из-за технических неполадок — например, прорыва трубопровода, по которому стоки выкачивают в лагуны, оправдывает она производителей. Основные нарушители технологий и экологических норм — старые советские комплексы, где невозможно установить современное утилизационное оборудование: их в стране треть от общего числа действующих, говорит гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. Столько же более современных свинарников (как правило, реконструированных), где уже есть такое оборудование либо его можно внедрить, оценивает он.

С соблюдением всех норм и правил навоз удаляется, выдерживается, вывозится и перерабатывается только на новых комплексах, которых 30%, продолжает Ковалев. Объем вывозимой на поля органики зависит от того, под какую агрокультуру ее вносить, говорит Рехтман: чем больше растение потребляет азота, тем выше норма. Средний показатель — 50 куб. м/га. А используемая в России технология переработки навоза по сути только одна — это получение из него биогаза, добавляет Ковалев.

Аграрии, накапливающие навоз в лагунах и не занимающиеся его утилизацией, не только нарушают законодательство, но и сами не понимают своей выгоды, удивляется один из участников рынка оборудования для утилизации: производство и реализация удобрений могут быть дополнительной статьей дохода. Даже если не продавать такие удобрения, а просто вносить на свои поля, то очевидна экономия на минудобрениях, согласен Перегудов. Он оценивает ее в 10 млн руб. на 5 тыс. га. А ведь доля затрат на мощности по утилизации — всего 1% стоимости строительства нового комплекса, говорит он. В то же время многие хозяйства просто отдают перегнивший навоз за бесценок населению, лишь бы избавиться от него.

Практические примеры «Устьволмский» (30−32 тыс. т навоза в год) вложил в оборудование для утилизации не 1%, а намного больше — 15% стоимости нового комплекса, или 230 млн руб., рассказывает Николаев. «В северо-западных регионах нет больших массивов пахотных земель — средний размер поля составляет 100−300 га, — аргументирует он. — К тому же там сплошная сеть рек, речушек и ручьев (соответственно, водоохранные зоны по 50−500 м) и низкая урожайность зерновых. Поэтому утилизация навоза дороже, чем в южных областях». В результате расстояние от свинокомплекса до полей, куда вносится органика, достигает 30 км, а близость водоемов не позволяет использовать экономичные шланговые системы. Продажи компостированного навоза — тоже не выход, говорит Николаев, так как он не пользуется спросом у местных аграриев, предпочитающих органику КРС как более безопасную и привычную. В ней меньше, чем в свином навозе, влаги и способных погубить посевы веществ (в том числе аммиака), реже содержатся патогенные бактерии и гельминты.

Стоки поступают в сепаратор, разделяются на твердую и жидкую фракции, далее каждая поступают на площадку для компостирования и в закрытые лагуны либо в металлические танки, описывает Николаев применяемую в компании технологию переработки органических отходов. «Мы отказались от открытых лагун, — подчеркивает он. — Это делает проект дороже, но позволяет снять многие проблемы экологической безопасности». Вообще утилизация, резюмирует Николаев, — «постоянная затратная часть: [сама по себе ] не окупится никогда, с ней можно только смириться».

У «Агро-Белогорья» есть совместный с «Белэнерго» проект переработки в биоэнергию отходов и стоков свинокомплексов, боен и мясокомбината группы. Проект пилотный, его стоимость — 5 млн руб., рассказывает топ-менеджер компании. Планируется производить, в том числе из навоза, электроэнергию. Специалисты компании изучают возможность использования отработанной биомассы как органических удобрений на полях «Агро-Белогорья» (сейчас холдинг закупает 40 тыс. т/год минудобрений). Еще одним продуктом переработки отходов производства будет биогаз, который можно использовать для обогрева свинокомплексов. Срок окупаемости проекта, по мнению гендиректора, может составить примерно 7 лет.

Свинокомплекс «Восточный» (Удмуртия, 108 тыс. животных) в год образует около 1 млн куб. м стоков (навоз, смытый водой). Предприятие построено в советское время, поэтому технология утилизации здесь традиционная. В осенне-зимний период стоки проходят очистку и утилизируются в открытых прудах, а летом на созданные в 1986 году поля мелиорации вносится жидкая фракция. Как удобрение на земледельческие поля предприятия вывозится 26 тыс. т/год биотермически обеззараженного навоза. Эксплуатационные затраты на обработку и утилизацию навоза от всего поголовья вице-президент «Комос групп» Игорь Шаклеин оценивает более чем в 30 млн руб./год. В планах «Комос групп», куда входит «Восточный», его реконструкция. До 30% затрат (более 1 млрд руб.) могут составить вложения в новые объекты утилизации и глубокой переработки навоза, в том числе твердой фракции. Сейчас рассматриваются разные варианты реконструкции, говорит Шаклеин.

Племенной свинокомплекс в Липецкой области «Отрада Ген» (реконструирован; 1,2 тыс. маток) генерирует 25 тыс. куб. м/год навоза, которым удобряет поля. Оборудование для всех технологических операций обошлось в € 100 тыс. — 5% стоимости реконструкции, оценивает исполнительный директор компании Патрик Хоффманн. Вкладываться в глубокую переработку владельцам отечественных свинокомлексов в принципе нет необходимости, считает он: «В России производится столько же свинины, как в Дании, но при этом Дания по территории в 390 раз меньше вашей страны. С такими, как здесь, площадями сельхозугодий единственное рациональное использование навоза — в качестве удобрения». Так же поступают и в европейских странах с индустриальным свиноводством, ссылается он на мировой опыт, — вне зависимости от технологии переработки навоз отвозят на поля в жидком виде (когда угодья вблизи производства) или в сухом (при доставке на дальние расстояния). «В Дании и Германии навоз иногда смешивают с другими органическими удобрениями для получения метана, применяемого для отопления [производственных помещений], — рассказывает Хоффманн. — Но в субстанции, оставшейся от переработки, все равно есть азот, фосфор, углекислый калий, которые нужно использовать в качестве удобрения». Он не думает, что увеличение производства свинины, которое планируется в ближайшие пять лет, из-за роста объемов навоза обострит экологические проблемы — если, конечно, отечественные производители не будут нарушать законодательство.

Цифра
250 000 руб.
по Кодексу об административных правонарушениях (статья «О несоблюдении экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами») составляет максимальный штраф за нарушения, связанные с утилизацией навоза
Нормы и требования
Использование стоков навоза и помета допускается только в качестве органического удобрения, переработанного для внесения на поля. Применение там «свежего» свиного навоза недопустимо. Технологии проектирования, строительства и реконструкции комплексов с поголовьем более 12 тыс. свиней в год должны предусматривать: разделение стоков на фракции, их карантинирование в течение 7 дней, компостирование твердой фракции и подстилочного навоза активным (7−8 дней) или пассивным (2−4 мес. в зависимости от времени года) способами для обеззараживания и дегельминтизации, обеззараживание жидкой фракции в секционных прудах-накопителях (4−9 мес.).
Средняя норма внесения жидкой фракции под зерновые агрокультуры — 100−150 куб. м/га в год. Типовому комплексу, рассчитанному на 108 тыс. свиней в год, требуется около 3 тыс. га земли. Максимальное расстояние доставки навоза на поля — 10 км. При его превышении затраты на перевозку органики вряд ли будут экономически оправданными.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще