Один к полутора -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Один к полутора
Дария Харитонова
Агроинвестор
январь 2011
Не регулируя сезонность, производители молока теряют до 20% годового дохода

В России высокий коэффициент сезонности — в среднем 1:1,5, то есть летом производится на 50% молока больше, чем зимой. Отсюда и летние ценовые обвалы, год назад достигавшие 20−25%. Но благодаря строительству новых молферм и улучшению менеджмента сезонность постепенно нивелируется: еще семь лет назад она была 1:2,2. И хотя половину сырого молока все еще получают на устаревших фермах, эксперты считают сглаживание сезонности необратимым процессом. Чтобы избавиться от нее, нужно 3−5 лет, считают они.

Избыточное производство молока в летний период (примерно с мая по сентябрь) и остродефицитное зимой, или так называемая сезонность, — один из главных факторов, сдерживающих развитие молочного животноводства. Обосновывая снижение закупочных тарифов начиная с весны, переработчики каждый год ссылаются на сезонность, жалуются сельхозпроизводители. Максимума производство сырья достигает в июне, минимума — в ноябре: например, в 2009 году за ноябрь животноводы получили 1 млн т молока, а за июнь — почти 1,5 млн т. В среднем по стране коэффициент сезонности (соотношение минимального и максимального показателей производства в течение одного года) составляет 1:1,6. А в некоторых регионах этот коэффициент превышает 1:2, рассказывает исполнительный директор Молочного союза Владимир Лабинов, «хотя в идеале соотношение должно быть 1:1».

Самые нестабильные

Регионами с самой высокой сезонностью — 1:1,8 и выше — он называет центральные (такие как Тамбовская, Брянская, Тверская, Смоленская области), приволжские (Саратовская) и все сибирские (кроме Томской и Алтая). Отсюда и «объективные предпосылки для ценовых колебаний», причем не только в неблагополучных по сезонности регионах, а по всей стране, говорит Лабинов. К примеру, в зимний период 2009 года закупочная цена на молоко в среднем по России составляла около 10−11 руб./кг, а в летний — 8,36 руб./кг. Летом избыточно не только предложение сырья (в зависимости от региона оно больше на 20−50%, чем зимой), на 7−10% снижается еще и потребление молочной продукции, и это дополнительный фактор падения цен, напоминает глава союза. «Летом дети уходят на каникулы, взрослые разъезжаются в отпуска и переходят на более легкие (низкокалорийные) напитки и продукты — зелень, квас, газированную воду и т. д.», — объясняет Лабинов причины сокращения спроса. А зимой, когда питание становится калорийнее, потребление молочной продукции вырастает на эти же 7−10%, но при этом в 1,5 раза падает предложение.

Самым проблемным был кризисный 2009 год, вспоминают участники рынка: резкое падение цен в сочетании с большим, чем обычно, сокращением потребления. Летом прошлого года, по данным Национального союза производителей молокаСоюзмолоко»), закупочные цены на сырье снизились в среднем на 12,1% по сравнению с тем же периодом 2008-го. А в отдельных регионах, таких как Алтайский край, падение доходило до 20−25%. «Для многих аграриев это был удар, — говорит предправления «Союзмолоко» Андрей Даниленко. — Многие как раз взяли кредиты, занялись реконструкцией и переоснащением ферм, чем, естественно, увеличили себестоимость молока и [вследствие обвала цен] оказались в минусе». В июле-августе, продолжает он, средняя рентабельность молочных сельхозпредприятий была отрицательной — минус 3,3−3,2%. При средней себестоимости килограмма 7,5 руб. нижние значения закупочной цены иногда доходили до 4,5 руб./кг, описывает ситуацию Даниленко.

Такие цены, замечает Лабинов, получили агрокомпании с выраженной сезонностью, в то время как стабильно работающим поставщикам (предлагающим одинаковые объемы в течение всего года) переработчики платили минимум 9−10 руб./кг. В числе регионов, где сезонность минимальна, — Ленинградская, Мурманская, Московская, Вологодская, Владимирская, Томская области, Краснодарский край, Татарстан и Карелия. Там коэффициент колеблется от 1:1,05 до 1:1,25, поскольку «уровень менеджмента животноводства в этих регионах очень высок», говорит Лабинов.

Не заработали 20%

В хозяйстве «Память Ленина» Брянской области, где объем молока в летний период (к маю) увеличивается примерно в 1,5 раза, в 2009 году закупочная цена на сырье упала с 11 руб./кг зимой до 8 руб./кг летом (минус 25%). Как рассказывает главный зоотехник Вера Зуева, цена на молоко, которое у компании закупает местное предприятие «Сыр Стародубский», каждый год падает летом на 10−15%. 2009-й, конечно, был тяжелее предыдущих, соглашается она с другими аграриями.

Молоко с традиционных ферм в летний период дешевеет на 10%, а рост производства в это время достигает 50%, поддерживает ее заместитель гендиректора и главный зоотехник «Русской молочной компании» («Русмолко», Пензенская область) Александр Голоштанов. Его холдинг в 2010 году снизил сезонность на своих старых фермах на 20−30%. Но сырье с мая все равно приходится продавать с дисконтом в 1,5 руб. по отношению к зиме — за 10 руб./кг. А вот молоко, полученное на построенной в 2008 году мегаферме с 1,2 тыс. КРС, где регулярность отелов выровнена и поставки равномерны, реализуется максимум на 0,9 руб./кг дешевле, доволен Голоштанов. Его покупают «Данон» и «Юнимилк».

По расчетам Даниленко, не регулируя сезонность, предприятие теряет в среднем около 5% годовой прибыли, а в прошлом году сельхозпроизводители лишились не менее 15−20% потенциального дохода. Но в 2010 году перепад цен будет незначительным, уверен он, прогнозируя снижение не более чем на 5−10%.

В чем причины

В хозяйствах с высокой сезонностью плохо выстроено управление процессами производства, они работают по старым экстенсивным технологиям, считает Лабинов. «В советское время животные в летний период находились на пастбищах, а в зимний — в корпусах, и осеменение происходило в соответствии с этим графиком», — объясняет гендиректор липецкого агрохолдинга «Трио» Евгения Уваркина. При таком менеджменте приплод появляется только к теплому времени года, а пик лактаций приходится на апрель-июнь, когда доступны свежие корма, добавляет Даниленко. В ноябре-декабре, наоборот, производство молока резко сокращается.

На сезонность влияют два основных фактора — управление осеменением (а значит, отелами) и сбалансированное кормление, рассуждает Лабинов. Исходя из этого, есть два способа сделать производство молока примерно одинаковым — круглогодичный отел и стабильное обеспечение стада кормами в течение всего года. Само собой, нужен квалифицированный менеджмент — зоотехники, ветеринары, техники по искусственному осеменению, перечисляет Лабинов. «В Европе на круглогодичные отелы перешли уже лет 15−20 назад, — указывает гендиректор консалтинговой компании «Диагенис» Роман Костюк. — Это позволяет переработчикам получать стабильные объемы молока вне зависимости от сезона, а производителям — уверенно планировать бюджеты и кредитные обязательства. Ведь при одинаковом количестве молока, поставляемом на переработку, они могут заключать годовые контракты с фиксированной ценой».

Как нивелируют сезонность «Пока мы не нашли высококвалифицированных техников-осеменаторов, сезонность на старых фермах с пастбищным содержанием была высокой — около 50%, — вспоминает Голоштанов из «Русмолко». — Но в прошлом году наконец подобрали таких людей и сразу на 30% уменьшили число неосемененных в нужный период коров». Теперь сезонность постепенно сокращается. В среднем за месяц сейчас производится 28 т молока. А вот круглодичный отел на старых комплексах организовать сложнее, чем найти осеменаторов, говорит Голоштанов. Это в строящихся с нуля беспривязных мегафермах с новым поголовьем равномерное, в течение года, искусственное осеменение сразу закладывается в проект и является неотъемлемой частью технологии, сравнивает он. Для выравнивания сезонности в «Русмолко» постепенно обновили поголовье на реконструированных площадках, которое теперь на 30% состоит из ремонтного молодняка, полученного от КРС на новых фермах компании.

У агрокомпании «Заря» (Тульская область) сокращение сезонности до коэффициента 1:1,1 заняло три года: круглогодичные отелы начались «вследствие планомерной работы со стадом» — регулирования цикличности и отслеживания животных в охоте, рассказывает глава хозяйства Александр Попов. Сейчас в «Заре» телятся 70−80 голов в месяц, при этом содержание скота осталось пастбищным. Надои тоже стабильны и составляют 6 тыс. л/год.

Руководитель департамента животноводства калужского «Мосмедыньагропрома» Мухаммед Киржинов тоже рассказывает о регулярных круглогодичных отелах КРС, по 80−100 В месяц, и стабильном — 38 т/день — производстве молока. Чтобы техники-осеменаторы были заинтересованы в таком результате и поддерживали его, оплата их труда в компании дифференцирована. Каждый получает аванс — 10−12 тыс. руб./мес. — и премии, зависящие от числа эффективно (с подтверждением стельности) осемененных животных. По итогам каждого также выплачивается премия исходя из показателей выхода телят — по словам Киржинова, 10−20% годовой зарплаты техника-осеменатора. А правильно составленный рацион и организация кормления, продолжает он, помогли компании унифицировать продуктивность стада (сейчас около 6,7 тыс. кг/год на корову). К тому же у всех животных теперь регулярный стабильный сервис-период, резюмирует Киржинов.

Коэффициент сезонности в подмосковном холдинге «Русские фермы» тоже небольшой — около 1:1,2. Менеджеры компании стараются осторожно корректировать рацион КРС, чтобы не допускать скачкообразных надоев. Отелы регулярные в течение года, продуктивность коров тоже стабильна — 25 л/день.

В колхозе «Большевик» Воронежской области (500 дойных коров) от сезонности, наоборот, избавляться не стали: как объясняет руководитель хозяйства Юрий Мысков, не было средств на организацию ухода за коровами, которые телились бы в течение всего года. Вместо этого Мысков, зоотехник по образованию, ввел систему отслеживания животных в охоте (карточки) и постепенно перевел молодняк на осеменение начиная со 2 января. Теперь отелы в «Большевике» приходятся на октябрь-ноябрь, а пик лактации — на зимние месяцы. Летом коровы сухостойны. Такой график позволяет «Большевику», несмотря на коэффициент сезонности 1:5, вести бизнес с рентабельностью до 30%: в период повышения цен и дефицита молока компания может поставлять переработчикам большие объемы сырья, тем более что надои составляют 7,6 тыс. л/год. «Когда отелов нет, есть возможность распределить людей на другие работы. Кроме того, пока животные летом на пастбище, мы успеваем подготовить помещения к отелам», — доволен Мысков.

Выравнивается понемногу

Эксперты говорят о стабильной тенденции снижения сезонности производства молока в России. Но все они отмечают, что этот процесс идет очень медленно. По данным руководителя информационно-аналитического центра Национального союза производителей молока Татьяны Рыбаловой, больше половины молочного скота все еще содержится с использованием устаревших технологий. Такие сельхозпредприятия формируют высокий в среднем по рынку средний коэффициент сезонности. И все же она сокращается, замечает Рыбалова: если в 2003 году соотношение было 1:2,2, то в 2009-м, по ее словам, — уже 1:1,48. Особенно заметно сглаживается сезонность с 2007 года, анализирует она. В текущем году, прогнозирует Рыбалова, коэффициент сезонности продолжит снижаться, так как несмотря на кризис число новых ферм растет, пусть и не так активно, как в предыдущие годы. Как полагает эксперт, сократить сезонность до минимального уровня — 1:1,2 — российские животноводы смогут в ближайшие пять лет. Подтверждение этого предположения, по ее словам, — факт роста производства сырья в зимние месяцы, а не летом. В пример Рыбалова приводит 2009 год, когда самое большое увеличение надоев фиксировалось в ноябре и декабре.

По мнению Лабинова из Молочного союза, можно полностью избавиться от сезонности и раньше — за три года, но только если «хозяйства бросят на это все силы и средства».

Технологии: учет, корма и выпас
В помощь техникам-осеменаторам, советует Андрей Даниленко, необходимо разработать систему учета животных для точного отслеживания наступления охоты. Это могут быть как «карточная система» (используется на старых фермах), так и современные электронные системы управления стадом. Последние делают DeLaval, Afimilk (Израиль), Dairy Comp maraTec (США) и др., перечисляет Даниленко. По подсчетам Романа Костюка из «Диагениса», для того чтобы заниматься управляемой закладкой стельности КРС, предприятию нужно вкладывать в среднем 1,2−2 тыс. руб./гол. в год. Даниленко уточняет, что на новых комплексах эти затраты уже заложены в стоимость проектов. В названную Костюком цифру он включает зарплаты осеменаторов и покупку продуктивной спермы для искусственного осеменения (в среднем цена дозы составляет 80−300 руб.).
Не менее важны стабильность и полноценность кормов, добавляеь Лабинов из Молочного союза. «Сытая, сбалансированно питающаяся корова придет в охоту в заданный период и результативно осеменится, — объясняет он. — Причем в отличие от советской системы кормления КРС даже летом — при переводе стада на зеленую траву — не будет скачка продуктивности. Ведь тогда животные питались в корпусах низкокачественными кормами, разительно отличавшимися от летнего рациона». Сейчас индустриальные хозяйства переводят КРС на монокорм (силос, сенаж, сено, комбикорм), который животные получают круглый год. Даниленко считает, что правильно заготовленные ферментированные корма лучше и плодотворнее усваиваются животными, чем свежие зеленые с пастбища.
Впрочем, есть экономический смысл и в содержании коров на пастбищах, признает Даниленко: выпас уменьшает себестоимость молока. Если это не племенное хозяйство, которое существует давно и уже амортизировано плюс у него нет крупных кредитных обязательств, то дешевле выпускать коров на пастбища, чем тратиться на заготовку большого объема ферментированных кормов. «Нам выгоднее выпасать: это снижает себестоимость кормов минимум на 10%, — подтверждает Голоштанов из компании «Русмолко». — Но такой вариант приемлем только на старых фермах с привязным содержанием. На новых комплексах с беспривязью и высокотехнологичным оборудованием нет смысла таким способом менять рацион. Важнее поддерживать стабильность объемов производства, имея возможность заготавливать [моно]корм на целый год».
Мнение
Евгения Уваркина, гендиректор агрохолдинга «Трио»
Даже на новых, построенных с нуля современных фермах выровнять объем молока не так просто, как кажется. Ведь скачки производства зависят от регулярности наполнения комплекса новым стадом. Создать условия для равномерного отела и выйти на стабильный в течение всех 12 месяцев объем молока на новом комплексе удается только в течение 3−4 лет. В идеале, чтобы избежать скачков в валовом надое нетелей, нужно завозить их на комплекс небольшими партиями, но каждый месяц: допустим, по 100 голов. Тогда они будут телиться равными партиями, а ферма быстрее выйдет на стабильные объемы производства. Но это технологически сложно и связано с лишними расходами. Поэтому, как правило, поголовье завозят несколькими крупными партиями.
После отела первой партии резко увеличивается валовка молока — несмотря на то, что животные на разном сроке стельности (от 3 до 6 мес.). Далее объем молока снижается, так как состав закупленного стада меняется (происходит плановая выбраковка), а молодняк может стать полноценным дойным животным только через 24 мес. (осеменение в 15 мес. плюс 9 мес. стельности). То есть если отладить цикл отелов и растянуть их на 12 мес., но при этом не докупать скот, то количество молока в первые 2 года неизбежно будет падать. Выровняется оно только после того, как начнет доиться первое поколение родившегося молодняка. Допустим, на ферму в два приема дважды завезли по 500 нетелей. После первого отела молоко будут давать 700−800 коров (плановая выбраковка — до 30% ежегодно), на второй год — 590. И только на третий, когда можно рассчитывать на продуктивный молодняк, есть смысл планировать равномерный объем производства, регулируя стельность и осеменение.
Мнение
Андрей Бесхмельницкий, гендиректор «Юнимилка»
В промежутке между тем, как в корову заходит сено и выходит молоко, ее нужно еще осеменить, естественно или искусственно, а потом она должна отелиться. Если не отелится, доиться не будет, сколько в нее сена ни засунь. Поэтому молочная ферма — это роддом, и из этого надо в первую очередь исходить. Что происходит на ферме человека, который не уделяет внимания этому бизнесу? Лето началось — он свое стадо выгнал на летний выпас, там гуляют коровы и быки. Потом коровы начинают телиться в одно и то же время — в ноябре-декабре. Что делает более увлеченный этим бизнесом человек? Приглашает специалиста по искусственному осеменению и говорит: «У меня 500 коров, я буду каждый месяц по 40 коров искусственно осеменять, они будут равномерно телиться каждый месяц, а не все сразу. В результате каждый месяц я буду получать одно и то же количество молока, а выхаживать телят мне будет легче». Это не какой-то там бином Ньютона, просто нужно этим заниматься. И тот, кто этим занимается, достиг достаточно серьезных успехов. Изменение системы оборота стада дает самый высокий интегральный рост дохода: ты производишь сырье тогда, когда за него платят деньги, ты имеешь нормальное маточное поголовье, которое также значительно повышает доходность твоего бизнеса.
«Ведомости»
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще