Захотели вывезти -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Захотели вывезти
Николай Лычев, Юлия Седова
Агроинвестор
март 2011
Через 10 лет экспорт мяса может превысить $1,5 млрд

За несколько лет рынки мяса птицы и свинины насытятся, считают в профессиональных ассоциациях и Минсельхозе. Для сохранения набранных темпов роста производства мало ограничивать импорт. Пора думать об экспорте мяса — такое мнение высказывают лоббисты мясных отраслей и высшие чиновники, включая президента. Но для этого государство должно выработать последовательную политику его поддержки и выделить на это деньги (сейчас нет ни того, ни другого). А производители — не только наращивать объемы, но работать над сокращением себестоимости и больше перерабатывать. Пока, впрочем, российские компании не заинтересованы в росте эффективности бизнеса ради экспорта: филе куриной грудки, которое в США продается по $2/кг, здесь реализуют по $3,5/кг. Свинина на мировом рынке на 50% дешевле, чем здесь. При этом защитные барьеры высокие, а конкуренция на внутреннем рынке низкая и не идет ни в какое сравнение с глобальным. Пока весь наш экспорт — это 10 тыс. т/год, в основном куриные лапки для Китая.

По данным Минсельхоза, производство мяса в стране с 2006 года, когда начал реализовываться аграрный нацпроект, увеличилось более чем на 2 млн т и в 2009-м достигло почти 10 млн т (живой вес). Драйвер роста — птицеводческий сектор, среднегодовой темп увеличения которого в последние 10 лет превышает 10%. В 2010 году, прогнозирует ФАО ООН, отечественные птицефабрики произведут 2,6 млн т (плюс 11% к 2009-му). Росптицесоюз ожидает, что внутреннее производство по итогам этого года прибавится более чем на 300 тыс. т. А к 2020-му, по данным союза, производство мяса птицы в стране вырастет до 4,5 млн т. Динамичного роста ждут и участники рынка свинины — в 2012 году ее производство вырастет в убойном весе на 486 тыс. т (22%) к 2009-му, прогнозирует Национальный союз свиноводов.

Начнем с птицы «В следующем десятилетии, — говорит министр сельского хозяйства Елена Скрынник, — [мясная] отрасль не только обеспечит потребности населения, но и превратится в весомую экспортную» (цитаты в этой главе — www. kremlin.ru). По расчетам агроведомства, Россия к 2020 году может увеличить экспорт мяса птицы до 400 тыс. т, а свинины — до 200 тыс. т. В стоимостном выражении это $1,5−2 млрд/год. Российское мясо будут покупать страны СНГ (прежде всего входящие в Таможенный союз), Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока и Евросоюза, рассчитывают в Минсельхозе. «Определенные объемы мяса птицы», высказал в январе «Вестям» свое предположение первый вице-премьер Виктор Зубков, Россия начнет экспортировать уже в 2012 году: «В ближайшие два года наши компании будут присматриваться к зарубежным рынкам, а через два года вполне реально, что начнут выходить на них». Так, «Евродон» хочет поставлять индейку в арабские страны, привел пример Зубков.

Идею поддерживает президент Дмитрий Медведев. «Для России открываются […] перспективы стать солидным игроком на международном продовольственном рынке, — рассуждал он в июле на Госсовете в Белгороде. — Нужно заниматься […] нашими экспортными возможностями, потому что без экспорта мы не сможем создать полноценно работающее животноводство». С экспортом Медведев связывает перспективы роста мясного сектора и его господдержки в среднесрочной перспективе. При отсутствии экспорта «придется принять решение о том, что[бы] дальнейшие мощности [по производству мяса в стране] не создавать», — говорит он. А успехи России в экспорте зерна не в последнюю очередь связаны с отсутствием в стране развитого животноводства, указал президент на том же заседании Госсовета.

Поехали

На мировом рынке, на который хочет выйти Россия, в среднем торгуется 20 млн т всех видов мяса в год. Основной объем приходится на мясо птицы. Среднегодовая торговля им составляет 9 млн т. В 2010 году, по прогнозу ФАО, объем глобальной торговли птицей будет на уровне 11 млн т. Основные поставщики бройлера — США, Бразилия и Евросоюз (см. инфографику). Россия уже тоже поставляет мясо за рубеж — в такие страны, как Китай и Вьетнам, рассказывал на Госсовете Медведев. «По итогам 2009 года, насколько я понимаю, это порядка 10 тыс. т, — поделился он своей информацией. — Пока это небольшие объемы, но с чего-то начинать надо». Скрынник согласна с названной президентом оценкой объема экспорта.

Эксперты рассказывают, что мясо поставляется главным образом в страны СНГ, а самая популярная позиция при экспорте в государства «дальнего зарубежья» — куриные субпродукты. По данным Национальной мясной ассоциации (НМА), страна в прошлом году экспортировала всего лишь 6 тыс. т птицы — в основном лапок, поставлявшихся во Вьетнам и Корею. Но конечным пунктом поставок, скорее всего, был Китай, уверен руководитель исполкома НМА Сергей Юшин. «Если не принимать во внимание СНГ, то экспорт всех видов мяса из России сейчас не превышает 10 тыс. т/год. В основном это куриное мясо и субпродукты», — говорит президент Мясного союза Мушег Мамиконян: это единственная товарная позиция, которая экспортируется успешно и постоянно.

Российских поставщиков мяса и продукции из него в другие страны сейчас немного. По данным Минсельхоза, экспортировать мясные продукты в Евросоюз сейчас разрешено 10 предприятиям, в то время как поставщиков из ЕС в Россию — более 4 тыс. В опубликованном на сайте Россельхознадзора списке предприятий, экспортирующих свою продукцию, например, в США, только 4 компании, поставляющие товары мясной группы: «Вимм-Билль-Данн», «Вимм-Билль-Данн Продукты Питания», «Кавказ-мясо» и «Дымовское колбасное производство». Все они экспортируют продовольствие — мясные и мясо-растительные консервы, колбасные изделия и мясные деликатесы. В числе компаний, экспортирующих мясо-сырье, по данным Россельхознадзора, — «Ставропольский бройлер», «Торговый дом «Приосколье» и «Куриное царство» (подробнее см. таблицу «Первые пошли»).

Лапки и консервы

Мамиконян выделяет три товарных позиции, у которых, на его взгляд, есть экспортный потенциал: консервы из мяса птицы, замороженное куриное мясо и консервы из баранины. Но чтобы развить экспорт последних, нужно, конечно, в больших объемах поддерживать развитие овцеводства и переработку баранины, понимает он. Основной объем бройлера и выработанных из него консервов, рассуждает глава Мясного союза, могли бы покупать страны Азии и Северной Африки. На мировом рынке куриного мяса нашими основными конкурентами будут Бразилия, Таиланд и США, продолжает Мамиконян. Кроме поддержки внутреннего производства сырья и увеличения объемов переработки, для выхода на внешние рынки, по его мнению, не обойтись без экспортных субсидий. Если власти ставят задачу экспортировать мясо, то должны предусмотреть на это часть средств, выделяемых для господдержки АПК, говорит он. А для предприятий-экспортеров основные условия конкурентоспособности на глобальных рынках — «это хранение, логистика и упаковка», формулирует Мамиконян.

Почему бы не экспортировать российское белое мясо — куриные грудки, в США на них высокий спрос, рассуждал на одной из пресс-конференций президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский: их цена в опте там составляет до $3,7/кг. По его словам, в таких поставках заинтересованы отечественные импортеры мяса: они могли бы загружать грудками суда, на которых доставляют в нашу страну мясо птицы из США. Но торговые и административные барьеры, существующие в этой стране, пока не позволяют начать экспорт, сетует Злочевский. «Теоретически» российское филе куриной грудки может быть основной экспортной позицией, согласен глава представительства USAPEEC в России, на Украине и в Белоруссии Альберт Давлеев. Но тогда отечественным компаниям нужно снизить цены до уровня мировых, указывает он: в США, по его информации, грудка стоит примерно $2/кг, у нас — $3,5−5/кг. По его словам, сейчас основной потенциал для экспорта у куриных лапок. Их в Юго-Восточной Азии покупают по $1,4−1,6/кг. В России птицефабрики продают лапки по 20 руб./кг — в основном производителям мясокостной муки, рассказывает Давлеев. За истекший период 2010 года, приводит он свои данные, из России во Вьетнам поставили 6,8 тыс. т лапок. Как и Юшин из Национальной мясной ассоциации, конечным пунктом назначения этой продукции Давлеев называет Китай.

Поставлять на внешние рынки (исключая СНГ) не субпродукты, а категорийное бройлерное мясо отечественные птицефабрики, на взгляд Давлеева, не готовы, ведь для этого нужно кардинально сокращать себестоимость, а качество — повышать до международного уровня. По ключевым показателям — себестоимости корма (до 70% затрат на производство мяса) и килограмма живого веса бройлера — российским производителям действительно далеко до таких крупных экспортеров, как США и Бразилия, следует из данных Rabobank (см. таблицу «Догонять и догонять»). Для стабильного роста экспорта российского мяса вариантов всего два, думает Давлеев: развитие программ конкуренции и снижение защитных барьеров для стимулирования конкуренции внутри страны плюс экспортные субсидии.

Не та себестоимость «У экспорта свинины, на мой взгляд, туманные перспективы», — высказывается Мамиконян. Опрошенные «Агроинвестором» свиноводы тоже не заинтересованы в экспорте крупных партий мяса. Еще не насыщен внутренний рынок, объясняют они. Экспорт — дополнительные затраты, кроме того, свинина на мировом рынке дешевле, чем на внутреннем, на 50% (в живом весе), добавляет свой аргумент гендиректор «Правдинского свинопроизводства» из Калининградской области Йеппе Странге. По его мнению, о глобальных рынках Старого и Нового света российским свиноводам думать пока рано, а вот на такие, как казахстанский, китайский и, возможно, украинский, реально выйти уже сейчас. «У нашей компании есть планы начать экспортировать мясо в ближайшем будущем», — говорит вице-президент «Мираторга» (крупнейший российский производитель свинины) Александр Никитин. В этом году компания, ранее не поставлявшая свою продукцию в другие страны, рассчитывает осуществить тестовые поставки в Китай свиных субпродуктов — ушей, ног и т. д. Но в целом отечественные производители свинины сейчас не заинтересованы экспортировать, признает Никитин: внутренние цены на мясо-сырье выше мировых, а на внешнем рынке — жесткая конкуренция. Чтобы Россия вышла на стабильные поставки, государство на первом этапе должно выделять участникам рынка экспортные субсидии и кредиты — так завоевывали рынки большинство нынешних крупных стран-экспортеров, указывает Никитин. Сами же свиноводы, у многих из которых сейчас на первом месте рост производства, должны вкладываться в снижение себестоимости и производство продукции глубокой переработки, а также модернизировать упаковку, перечисляет он. «Наш рынок пока активно растет и потому многое прощает, — рассуждает топ-менеджер, — но рано или поздно мы начнем жестче конкурировать друг с другом. Об этом нужно думать уже сейчас вне зависимости от того, выйдем ли мы на внешние рынки».

У производителей мяса птицы более конкретные экспортные планы. «Мы понимаем, что через два-три года отечественный рынок войдет в стадию насыщения, и уже сейчас готовы работать на экспорт», — говорит Елена Шевякова, коммерческий директор принадлежащего «Интерросу» «Ставропольского бройлера». Компания начинает экспорт с «ближнего зарубежья»: договорилась о поставках в 2010 году 1,6 тыс. т мяса в Абхазию, планирует поставки в Казахстан и Азербайджан. Поставляться в другие страны будет замороженная птица под брендом «Ставропольские зори», уточняет Шевякова. По ее словам, Казахстан заинтересован в вытеснении с рынка американского окорока — «замороженного и некачественного». Если экспортное бизнес-направление разовьется, то «Ставропольский бройлер» намерен уже в этом году освоить производство новых видов продукции — например, халяльной птицы, говорит Шевякова. Но в любом случае объем экспортируемого мяса вряд ли когда-нибудь превысит 20% производства — приоритетом компании является внутренний рынок, прежде всего ЮФО, говорит она.

Ростовский производитель индейки «Евродон» (бренд «Индолина»), на который ссылался, рассказывая о перспективах экспорта мяса, первый вице-премьер Зубков, хочет в 2011 году начать поставки замороженной разделки в страны Ближнего Востока и Северной Африки, рассказывает владелец компании Вадим Ванеев. Арабские страны обязательно станут крупным покупателем этого мяса, верит он: в традиционной арабской кухне свинина запрещена, в то время как индейка — продукт, близкий ей по потребительским свойствам. Меры господдержки, которые нужны, — это «гарантирование долгосрочных рисков при экспортных операциях, налоговые льготы, субсидирование процентных ставок по кредитам», — перечисляет Ванеев. Как и эксперты, он признает, что долгосрочная конкурентоспособность на внешнем рынке невозможна без снижения себестоимости птицы, где первая статья затрат — корма (70 и более процентов). Основными конкурентами на мировом рынке Ванеев называет США и Бразилию. Сильные стороны американских компаний — «мощная поддержка государства» и традиционно высокий уровень развития сельского хозяйства, бразильских — недорогая рабочая сила и избыток в стране дешевого соевого сырья для производства корма, заключает Ванеев.

Чтобы объем экспорта к 2020 году составил 400 тыс. т мяса птицы, о которых заявляет Минсельхоз, российским компаниям необходимо снизить себестоимость производства минимум в 1,5 раза. Сейчас у большинства отечественных производителей она составляет 60−70 руб./кг, говорит Давлеев. По его оценке, в перспективе наш бройлер мог бы быть конкурентоспособным на рынках не только Средней Азии и Закавказья, но также Ближнего Востока и ЮВА.

Четыре слагаемых успеха
Министр сельского хозяйства Елена Скрынник сформулировала несколько условий, при которых, по ее мнению, возможен успешный экспорт российского мяса и мясных продуктов. Первое — рост эффективности производства и снижение затрат на единицу продукции. Для этого нужно больше инвестировать в модернизацию предприятий и повышать производительность труда. Второе — ускоренное развитие инфраструктуры мясного рынка и перерабатывающей промышленности. Сейчас износ мощностей составляет 60−70%. «Устаревшие технологии приводят к дополнительным издержкам, за которые в конечном итоге платит сельхозпроизводитель и мы как потребитель», — указывает министр (цитаты — www. kremlin.ru). Она предлагает сделать развитие инфраструктуры, логистического обеспечения и переработки мяса приоритетами стратегии развития мясного животноводства до 2020 года.
Еще одно условие — сохранение «достаточного уровня» господдержки для обеспечения конкурентоспособности отечественной продукции. К сожалению, сейчас поддержка недостаточна: она ниже, чем в странах-экспортерах мяса, и составляет 7% из расчета «на один рубль произведенной продукции», сетует Скрынник. Принципиальным вопросом является обеспечение ветеринарной безопасности производств. Один из главных факторов риска — африканская чума свиней. «Мы предлагаем усилить административную и, возможно, уголовную ответственность за нарушение ветеринарного законодательства, — рассказывает глава Минсельхоза. — Действующие меры ответственности несоизмеримы с уровнем возможного ущерба. На сегодняшний день штраф составляет всего несколько тысяч рублей, а убытки от сокрытия [фактов возникновения очагов заболевания] могут исчисляться миллиардами».
/
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще