Субституты зерновых -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Субституты зерновых
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
январь 2011
Жом, меласса и сахарная патока

В России растет спрос на жом и мелассу — побочные продукты свеклосахарного производства, которых заводы получают более 1,2 млн т/год. Гранулированный жом стоит минимум 4,5 тыс. руб./т (в 2009 году был на 50% дешевле). Меласса в начале сезона продавалась более чем по 2,5 тыс. руб./т, хотя еще недавно ее цена опускалась ниже 1 тыс. руб./т. Росту цен благоприятствуют дорогое зерно и его неурожай. Увеличение спроса на мелассу генерирует пищепром (производители спирта, дрожжей, пищевых кислот). Жом в этом сезоне будет востребован комбикормовыми заводами и животноводческими комплексами: дешевле ввести в рацион его, чем закупать подорожавшее зерно. Сушеный гранулированный жом еще и экспортируют, зарабатывая более $60/т.

По данным Союзроссахара, в 2009 году заводы произвели примерно 1,2 млн т побочных продуктов переработки сахарной свеклы — 844,3 тыс. т мелассы и около 350 тыс. т сушеного жома (в том числе 337,4 тыс. т гранулированного). Средние оптовые отпускные цены на жом и мелассу на конец прошлого года составляли 2−2,5 тыс. руб./т в зависимости от региона. В середине сентября этого года цена мелассы (базис Краснодар) достигала 1,5−2 тыс. руб./т, сушеного гранулированного жома — 3,5−4 тыс. руб./т.

Волатильные продукты

Ведущий эксперт ИКАРа Евгений Иванов рассказывает, что устойчивый спрос на жом и мелассу в России бывает при их выраженном дефиците, высоких ценах на зерновые либо их неурожае. «Предыдущий бум спроса был в 2003/04 сельхозгоду, — вспоминает он. — Тогда цена фуражной пшеницы была порядка 5,5 тыс. руб./т. Еще один пик — 2008/09 сельхозгод: фураж стоил на уровне 8,5 тыс. руб./т». Но получать прибыль раз в несколько сезонов неинтересно, объясняет Иванов причину, по которой мало кто хочет зарабатывать на продаже жома и мелассы. Большинство участников рынка относятся к ним как к отходам, не уделяя внимания обработке, хранению и работе с конечными потребителями, потенциально заинтересованными в жоме и мелассе, рассуждает эксперт. Сырой жом, как правило, не покупают (быстро портится), а сухой негранулированный — фактически нетранспортабелен (максимальное расстояние для перевозки — 50 км от завода). Кроме того, на марже сильно сказывается дорогая логистика. Так, меласса в годы сверхнизких цен на нее стоила осенью всего около 300 руб./т. То есть, если конечный потребитель находился не в регионе, где она произведена, то производитель продавал мелассу почти на уровне стоимости транспортировки (1,2−2,5 тыс. руб./т в зависимости от расстояния доставки).

Цены на жом и мелассу к тому же нестабильны. По словам Александра Артюхова, первого заместителя гендиректора завода «Успенский сахарник» (Краснодарский край), в последние годы цена на мелассу опускалась до 500−700 руб./т, а было и 4 тыс. руб./т — обычно весной, когда возникает дефицит. Иванов тоже говорит о большом разбросе цен в зависимости от года и сезонности: по его словам, в последние 15 лет они колебались в коридоре 0,3−2 тыс. руб./т. Максимумом Иванов, как и Алексахин, называет 4 тыс. руб./т, когда на рынке нехватка кормов. Гранулированный жом продается от 1,5 тыс. руб./т до 5 тыс. руб./т (цена на заводе) на пике в самые дефицитные сезоны. При том что только затраты на газ при высушивании составляют 1,8−2,2 тыс. руб./т (без использования прессов глубокого отжима, которых в России мало), уточняет Иванов.

Экспортный спрос

Спрос на жом в основном экспортный. Например, высушенного жома, по данным «Продимекса» (крупнейший в стране производитель белого сахара), в России остается всего 5%, остальное вывозится. «То количество жома, которое мы продаем у себя, а не экспортируем, производим всего за две недели, а в общей сложности завод работает 137 дней в году», — приводит пример Артюхов. По данным ИКАРа, до июльского (2010 года) роста цен на зерно и корма экспортная экономика сахарных заводов Центрального Черноземья при продажах сухого гранулированного жома была примерно следующей. Конечная цена тонны жома в порту Турции составляла около $142/т. Из нее нужно было вычесть затраты на фрахт — $27/т, перевалку в порту — $16/т, железнодорожный тариф на перевозку — от $31/т, прочие накладные расходы — $5/т. Таким образом, продавец зарабатывал примерно $63/т.

Сейчас конъюнктура рынка зерновых опять благоприятствует увеличению внутреннего спроса на мелассу и жом, говорит гендиректор «Продимекса» Виктор Алексахин. Из-за неурожая меласса будет востребована производителями спирта, а жом — комбикормовыми заводами и животноводческими комплексами, объясняет он. С логистикой и экспортом в этом году тоже будет проще, считает Алексахин: из-за запрета на вывоз зерна не должно быть сложностей с подвижным составом. «Продимекс» ежегодно экспортирует 95% гранулированного жома, который вырабатывает, или 150 тыс. т. «Успенский сахарник», входящий в «Продимекс», продает жом в Италию и Турцию. В России спроса на продукцию почти нет, разводит руками Артюхов. Экспортировать жом выгодно при условии, что он качественно высушен и гранулирован, говорит топ-менеджер. А «Ольховатский сахарный комбинат» (Воронежская область, входит в «Продимекс»), наоборот, раньше экспортировал жом в Сирию и Голландию, а сейчас реализует его в России. Выросли транспортные расходы, что сделало вывоз низкорентабельным для предприятия.

Кто покупает

В России жом и меласса востребованы в годы неурожаев зерна — такие, как этот, рассказывают производители сахара. «В прошлом календарном году у нас были проблемы с реализацией — продали 3,5 тыс. т жома по 15 руб./т, — говорит руководитель сырьевой службы «Ольховатского сахарного комбината» Юрий Хренов. — Причем 14 руб./т составляло покрытие затрат на погрузку, а еще 1 руб./т брали чисто символически за жом». В этом году на предприятии прогнозируют высокий спрос на жом и мелассу, приобретать которую будут животноводы, содержащие КРС. Говорить о подробностях Хренов не готов. От ферм еще не поступило точных заявок, и цены не сформированы, объяснял он в сентябре корреспонденту «Агроинвестора».

Еще один побочный продукт — патока — тоже не имеет стабильного сбыта, сетует Артюхов из «Успенского сахарника» (в сутки вырабатывает 400 т гранулированного жома и 500 т патоки). «На заводах небольшие емкости для хранения патоки — у нас, к примеру, они рассчитаны всего на 10 тыс. т, а вырабатываем мы порядка 60 тыс. т за сезон , — прикидывает он. — Значит, 50 тыс. т должны быстро продавать: дожидаться роста цены просто физически не можем». Самая низкая цена на патоку — осенью, когда заводы срочно продают ее из-за нехватки емкостей хранения, указывает Иванов.

Мелассу в 2008 году охотно и по хорошей цене приобретали спиртзаводы, частично заменяя ей пшеницу, стоившую тогда 7−8 тыс. руб./т, продолжает Артюхов. «Продимекс» почти всю мелассу продает в России. И на нее, и на жом цены в этом сезоне складываются на благоприятном для переработчиков уровне. «Рынок в этом году только формируется, сейчас цены на мелассу — более 2 тыс. руб./т на юге и превышают 2,5 тыс. руб./т в средней полосе», — рассказывает Алексахин. Гранулированный жом, по его словам, стоит порядка 4,5 тыс. руб./т на складе производителя. Год назад жом стоил на 50% дешевле — $100/т, сравнивает Артюхов. А вот до кризиса 2008 года он был, наоборот, дороже — до $220/т. Назвать себестоимость производства тонны жома он не смог.

Проблем с утилизацией необработанного и непроданного жома участники рынка не испытывают — цена на такой продукт едва ли не нулевая, поэтому всегда находятся хозяйства, готовые за бесценок забрать жом на корм КРС, говорит Иванов из ИКАРа. «Бывает, конечно, что жом выбрасывают — например, если недостаточны мощности для сушки или их нет [а забирать отходы для кормления стада у завода некому], — добавляет он. — Ведь за три дня жом закисает и становится непригодным на корм. Тогда его вносят на поля, как навоз». С мелассой проще: ее покупают для производства спирта, дрожжей и пищевых кислот, рассказывает эксперт.

Современные технологии позволяют извлекать из мелассы сахар, содержание которого в ней в среднем около 50%. В начале 2011 года «Ольховатский» планирует запустить цех дешугаризации мелассы и перерабатывать до 300 т мелассы в сутки. До сих пор в России успешных проектов дешугаризации мелассы не было, говорит Иванов. По его словам, из нее выгоднее делать пищевые кислоты, аминокислоты, дрожжи и спирт.

Нужен ли жом животноводам

Жом при кормлении скота, как правило, используют хозяйства, занимающиеся не только животноводством, но и выращивающие сахарную свеклу. Сдавая ее на давальческую переработку, они вместе с сахаром вывозят с заводов полученный при его производстве жом. Случаи его покупки животноводами, не выращивающими сахарную свеклу и находящимися вне зоны ее переработки, нечасты в основном из-за дорогой доставки. Забирать жом с сахарного завода — обязанность давальца свеклы, уверен главный агроном фирмы «Агрокомплекс» (Краснодарский край) Сергей Егоров. Компании принадлежит местный завод «Кристалл» мощностью 4,2 тыс. т/сут. По словам Егорова, завод не экспортирует жом и мелассу — все вывозят давальцы на корм скоту, выплачивая предприятию «какие-то копейки» за погрузку, хотя на этой продукции можно и зарабатывать. Проблема в том, что жомосушка «Кристалла» рассчитана всего на 20 т/сут. В перспективе фирма увеличит сушильные мощности, говорит Егоров. «Добрыня» (Липецкая область) забирает с «Добринского сахарного завода», которому поставляет свеклу, порядка 50% полученного из нее жома и кормит им КРС, рассказывает гендиректор хозяйства Николай Рыбалкин. Мордовская «Талина» сеет свеклу на 2 тыс. га, сдает ее местному сахзаводу «Ромодановский», но жом и мелассу у переработчика не берет. У холдинга есть свое стадо КРС, но его кормят полнорационными кормами, произведенными на собственном комбикормовом заводе, и в использовании жома/мелассы не видят смысла.

В СПК «Шихобалово» (Владимирская область) сахарную свеклу не выращивают, жом и мелассу для кормления КРС (5 тыс.) не используют. Впрочем, руководитель цеха животноводства Алексей Гришин признает, что меласса — хороший корм, и рассказывает, что купить ее в области можно за 4,5−4,7 тыс. руб./т. Но для хранения мелассы нужны специальные емкости и раздатчики. «Это оборудование обойдется не меньше, чем в 1 млн руб.», — подсчитывает Гришин. Гранулированный жом, по его мнению, тоже неплохой продукт: его в хозяйстве пробовали давать животным. Но и без него можно обойтись, если в других кормах достаточно необходимых веществ, рассуждает Гришин. В «Шихобалово» коров предпочитают кормить разнотравным и кукурузным силосом, рапсовым и соевым шротом, а также размолотым зерном. Сейчас, если покупать жом, вырастет себестоимость молока, считает Гришин: из-за роста цен на зерно одна кормовая единица и так обходится компании примерно в 6,36 руб., хотя недавно было 3 руб. То, что западные фермеры примерняют жом в рационах, для него не аргумент. «В Европе большие дотации для животноводов. Поэтому они могут себе позволить покупать жом за границей, а нам его даже здесь невыгодно брать», — объясняет Гришин.

Заведующий отделом кормления животных Всероссийского института животноводства (ВИЖ) Роман Некрасов советует хозяйствам не игнорировать такие кормовые компоненты, как меласса и жом. Это источники бетаина, который особенно важен для КРС в новотельный период и разгар лактации, объясняет он. К тому же в рационах высокопродуктивного молочного скота, как правило, не хватает сахаров, а кормами собственного производства хозяйства потребности в них не закрывают. По словам Некрасова, мелассы одному животному можно скармливать до 2−2,5 кг/сут. А жом — один из компонентов для увеличения объема рационов: высокопродуктивным коровам можно давать по 5−6 кг/сут. сухого жома. По данным ВИЖа, если балансировать рационы высокоудойных коров мелассой и жомом, их продуктивность может вырасти на 12%, улучшится здоровье и показатели воспроизводства стада. А увеличение стоимости рациона при этом окупится получением больших, чем ранее, объемов продукции, агитирует Некрасов. В принадлежащем ВИЖу хозяйстве «Кленово-Чегодаево» (Московская область) подтверждают эти выводы. Там используют гранулированный жом, покупая его на сахарных заводах и предварительно замачивая, скармливают по 2 кг/гол. в день. Добавление в рацион жома позволило увеличить продуктивность коров на 15%, доволен главный зоотехник хозяйства Алексей Пруданов.

Сколько стоит обработка
Как рассказывает менеджер компании «Красный сахар» (Санкт-Петербург, реализует оборудование для сахарных заводов) Антон Черемухин, 60−70% заводов в России обеспечены жомосушками. Те, у кого их нет, в ближайшее время будут закупать такое оборудование, уверен он. Ведь хранить, транспортировать и реализовывать сухой жом намного проще, чем отжатый или кислый — из 100 кг сырого получается примерно 7 кг сухого, объясняет Черемухин. К тому же при утилизации сырого жома сахарному заводу грозят штрафы за нарушение экологической безопасности, предупреждает он. Если завод перерабатывает 3 тыс. т/сут. свеклы, то при наличии у него здания для жомосушильного отделения с подведенными инженерными коммуникациями оснащение цеха по сушке жома (мощность — 150 т/сут.) будет стоить минимум 70−80 млн руб., подсчитывает Черемухин. При «идеальных условиях» — стабильной рыночной цене на сухой гранулированный жом в $100−120/т, росте цен на электроэнергию и природный газ максимум 5%/год — такое оборудование может окупиться за три года, добавляет он. Но одного только сушильного оборудования недостаточно, необходимы жомовые прессы и пресс-грануляторы: гранулированный жом лучше хранится и транспортируется благодаря большей плотности. Именно этот продукт востребован на рынке, особенно европейском. Полную стоимость комплекта оборудования для организации сушки и гранулирования жома в «Красном сахаре» оценивают более чем в 100 млн руб.
Еще один вопрос — хранение и погрузка, добавляет Евгений Иванов из ИКАРа. Жом — гигроскопичный продукт, поэтому на складе не должно быть сырости. Переваливать продукт тоже следует осторожно, иначе гранулы разобьются и потребитель получит пылеобразную массу.
360 т/год мелассы
в среднем экспортируется из России, тогда как внутренние потребности дрожжевой промышленности остаются необеспеченными, переживают в компании «Эста Фуд Трейд» (эксклюзивный дистрибутор Pakmaya (Турция) — крупного мирового производителя хлебопекарных дрожжей). Усугубляющийся экспортом дефицит мелассы — одна из причин, по которым в нашей стране сокращается дрожжевое производство, считают производители. По их расчетам, российским дрожжевым предприятиям нужно 180−200 тыс. т/год свекольной мелассы. Кроме того, в отрасли большие затраты на доставку сырья, высокие закупочные цены на мелассу и почти отсутствуют мощности для ее хранения.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще