Говорят как режут -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Говорят как режут
Оксана Гончарова
Агроинвестор
январь 2011
Власти о сельском хозяйстве и его регулировании

Давно ли участники рынка жаловались на невнимание властей к сельскому хозяйству и неоперативность действий правительства по его регулированию! Но в 2010 году было как раз наоборот — своими решениями и заявлениями высшие чиновники часто заставали бизнес врасплох, заставляли удивляться или оставляли в недоумении. В числе таких информационных поводов — эмбарго на экспорт зерновых, заявление Путина о возможном отказе от ввоза птицы уже со следующего года и намерение главы Роспотребнадзора запретить оборот замороженного мяса везде вплоть до сферы торговли.

«Правительство поддержало дюжину спекулянтов, и ему наплевать на убытки миллионов крестьян: у экспортеров форс-мажор, и они не должны теперь платить штрафы по контрактам», — возмущался в августе, после того, как стало известно об эмбарго, южнороссийский сельхозпроизводитель. Мораторий на экспорт зерновых будет продлен до 1 июля 2011 года, то есть минимум до начала нового сельскохозяйственного сезона, решил позже премьер Владимир Путин. Первое постановление правительства запрещало вывозить зерно с 15 августа до 31 декабря 2010 года. «У меня нет слов. Мне что, теперь в качестве ответной меры уволить 350 работников терминала?» — недоумевал владелец компании, входящей в топ-5 российских экспортеров зерна. «Никто в это долго не верил, так как такого не может быть никогда, — говорил «Агроинвестору» председатель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин в ответ на просьбу прокомментировать инициативу Роспотребнадзора о запрете применения глубокозамороженного мяса. — У нас мясопереработка встанет, испорченное мясо птицы мехобвалки сотнями тонн будут выбрасывать, птицеводы не смогут продавать продукцию с морозильных складов на заводы. А ведомство стоит на своем, думая, что таким запретом поможет птицеводству. Будет все наоборот, как уже случилось с сухим молоком […] Глядя на это, иностранные инвесторы начинают опасаться, что как только они вложат деньги в Россию, будут приняты какие-нибудь еще ограничения, не имеющие под собой научного обоснования и аналогов в международной практике».

Эмбарго и интервенции

Анализируя меры властей, участники рынка, впрочем, находят в них позитивные стороны. История с замороженным мясом может завершиться незначительными правками СанПиНа (см. врез). Продление экспортного эмбарго — тоже в принципе разумная мера, говорит Александр Арцибашев, гендиректор зерновой компании «Восток-Запад» (трейдер «Иволга-холдинга»). «До введения моратория из страны вывезли около 3,5 млн т зерновых, — поясняет он. — Если бы не это решение, то до конца этого календарного года мы экспортировали бы уже 8 млн т, а до 1 июля 2011-го и все 10 млн т [и на рынке мог возникнуть дефицит зерна]".

А вот внезапный запрет экспорта привел к резкому падению внутренних цен, продолжает Арцибашев: если за неделю до его введения пшеница 4 класса стоила в среднем 7 тыс. руб./т, то после она опустилась до уровня 5,5 тыс. руб./т. Снижение цен стало для бизнеса неприятным сюрпризом, но не катастрофой, считает топ-менеджер. После психологического шока цены на зерно вновь начали расти и в ноябре достигли 6,5−6,7 тыс. руб./т. «То есть во второй половине календарного года мы медленно подходили к той цифре, с которой случился обвал», — говорит Арцибашев. По его словам, «Иволга» перестроила товарные потоки: до августа большую часть своего зерна компания продавала экспортерам, а теперь реализует его игрокам внутреннего рынка — переработчикам, птицеводам и животноводам. Хороший спрос на зерновые в Курской, Ульяновской, Оренбургской и Челябинской областях, рассказывает Арцибашев, то есть регионах, сильно пострадавших от засухи. Это подтверждает Дмитрий Древлянский, президент холдинга «Стойленская Нива», крупного производителя муки и хлебобулочных изделий. «Если в конце лета нам было сложно найти достаточное количество зерна и мы надеялись только на интервенции, то с момента закрытия экспорта и до конца сентября удалось сформировать трехмесячные запасы», — радуется он. Благодаря увеличившемуся внутреннему предложению и временному снижению цен на зерновые необходимый задел сырья смогли создать многие игроки рынка, поэтому перерабатывающие отрасли во второй половине года работали стабильно, оценивает Древлянский.

В первом квартале 2011 года не исключено начало реализации зерна интервенционного фонда (сейчас составляет 9,6 млн т), не раз предупреждали Путин, первый вице-премьер Виктор Зубков и глава МСХ Елена Скрынник. Возможная распродажа госфонда участников рынка зерна не пугает. Продажи начнутся не раньше февраля-марта, а сельхозпроизводители к тому времени уже реализуют большую часть зерновых, объясняют опрошенные «Агроинвестором» трейдеры. И потом, если не распечатать госфонд, то в некоторых регионах, где была особенно сильная жара и засуха, цена пшеницы может взлететь до 10 тыс. руб./т, что будет серьезным ударом по стабильно растущим секторам — птицеводству и свиноводству, делится соображениями Арцибашев. По данным аналитического центра «СовЭкон», число регионов с напряженно низкими запасами зерна в октябре выросло до девяти против пяти в сентябре и одного в августе. В их число входят Воронежская, Орловская, Ульяновская области, Татарстан, Чувашия, Марий Эл и Хабаровский край. К тому же продажи интервенционного зерна избавят государство от необходимости тратить на его хранение 1 млрд руб./мес., указывает еще один трейдер.

Зерна в стране не хватает уже сейчас, говорит Андрей Сизов, исполнительный директор «СовЭкона». Но чтобы не было резкого скачка цен, распродавать государственные запасы нужно поэтапно. «Четкого механизма, как это будут делать, пока нет, — напоминает он. — Однако в любом случае продажи должны быть конкурентными [на торгах], а их участники — открыто регистрироваться и заранее знать, в каких объемах и какими темпами будут идти эти торги». Кирилл Подольский, владелец Valars Group, тоже за рыночные продажи: торги должны быть честными и прозрачными, говорит он.

Но у государства другие планы — распределение зерна по заявкам регионов. Сначала Минсельхоз готовился продать животноводам и мукомолам больше 3 млн т продовольственного зерна через биржевые торги. Но позже Путин заявил, что зерно будет продаваться без аукционов. «Задача заключается в том, чтобы в данном случае не выручить побольше денег, а помочь тем сельхозпроизводителям, которые в этой помощи сегодня нуждаются», — объяснил он. Впрочем, после того как в августе запретили экспорт, другой логики у государства и быть не может, рассуждает Подольский. Поступить следовало иначе, полагает он: интервенционное зерно начать продавать в сентябре на торгах, а ближе к весне 2011 года в случае необходимости закрыть экспорт. «В современном мире не стоит бояться резкого снижения запасов, в крайнем случае докупили бы импорта», — говорит Подольский.

Но теперь трейдерской индустрии нанесен большой экономический ущерб, ведь Россия входила в пятерку крупнейших мировых экспортеров зерна, а в 2008/09 сельхозгоду, когда на внешние рынки было поставлено 23,4 млн т, заняла третье место после США и Евросоюза. «Мы вынуждены были отправить своих трейдеров в неоплачиваемые отпуска и сделать приоритетом производство зерна», — рассказывает Подольский. Трейдеры — самая большая бизнес-группа, для которой запрет экспорта стал не только внезапным, но и болезненным решением, соглашается Василий Узун из Всероссийского института аграрных проблем и информатики (ВИАПИ): «Если бы представители бизнеса знали, когда могут закрыть рынки, то не стали бы заключать договора [с покупателями на весь сельскохозяйственный год]".

Премьер удивляет

В октябре Путин удивил участников мясного рынка еще одним заявлением — о возможности уже в 2011 году отказаться от ввоза мяса птицы. Премьер сказал это, встретившись с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским и вскоре после возобновления ввоза в Россию американской птицы. «Я думаю, что в следующем и в последующие годы мы фактически сможем обходиться без импорта, — изложил свою мысль премьер. — Тем более что частенько у наших санитарных врачей вызывает сомнение то, как производится, транспортируется и сохраняется эта продукция».

В 2011 году 8−10% импорта в структуре потребления птицы, конечно, еще будет, а вот с 2012-го мы уже действительно сможем полностью обходиться без него, считает президент Росптицесоюза Владимир Фисинин. По прогнозу союза, в этом году производство мяса птицы в убойном весе увеличится по сравнению с 2009-м на 300 тыс. т и составит на 2,9 млн т, в 2011-м прирост будет таким же, а в 2012-м — примерно 200 тыс. т. То есть к началу 2013 года мы выйдем на объем 3,4 млн т, следует из цифр союза. «В последние годы в ряде регионов — Нижегородской, Воронежской, Ростовской областях, Татарстане, Ставропольском крае — строят крупные птицефабрики», — говорит Фисинин. Объемы иностранной птицепродукции, настаивает он, больше не должны давить на отечественного производителя, как это случалось в декабре 2009 года, когда склады российских птицефабрик оказались затоварены из-за поступившего в Россию большого объема замороженного мяса из США.

Вне зависимости от того, какие заявления делают власти, отказ от импорта не должен быть самоцелью, настаивает Юшин из Национальной мясной ассоциации. И потом, ситуацию 2010 года нельзя рассматривать как естественное сокращение импорта, говорит он: ввозной птицы было меньше из-за отсутствия не спроса на нее, а договоренностей с США по методам антибактериальной обработки тушек. К тому же, продолжает эксперт, международные отношения строятся на взаимной торговле, и даже самые крупные производители мяса — США, Канада, Евросоюз — как вывозят сотни тысяч тонн в другие страны, так и ввозят в достаточно крупных объемах. Все дело в спросе на тот или иной вид мяса (отруба, части и т. д.), а не на абстрактную птицу в миллионах тонн. «Туша состоит из многих частей, и если ее правильно разделать, то получаются десятки ассортиментных позиций, — говорит Юшин. — То, что в той или иной стране не востребовано, экспортируется, и наоборот — то, чего не хватает, импортируется».

В России, например, продолжает эксперт, меньшим спросом пользуется куриная грудка (белое мясо), и большим — окорок (красное), которого в стране как раз не хватает. Декларируя скорый отказ от импорта, мы в таком случае должны будем изменить и структуру потребления: радикально снизить цены на белое мясо, а окорока сделать такими дорогими, что спрос на них упадет, иначе их не хватит, поясняет Юшин. Отдельная тема — переработка, которой нужно сырье с конкретными и постоянными характеристиками. То есть вопрос не в том, чтобы производить большие объемы, а в том, чтобы делать востребованный на рынке продукт, подчеркивает Юшин: «Если Россия наращивает производство той же свинины, но при этом не умеет из своего мяса делать продукцию с заданными параметрами, это вовсе не означает, что она уходит от импортной зависимости».

Еще одна проблема всех сегментов российского рынка мяса — неразвитое товарное производство, отмечает Юшин: большая часть свинины и говядины производится в подсобных хозяйствах, не способных поставлять на заводы тысячи тонн стандартизированной продукции в день. «Если мы полностью откажемся от импорта, то должны будем для соблюдения баланса что-то вывозить, а если не сможем этого сделать, то будет избыточное предложение отдельных категорий продукции [таких, как грудка птицы], что, естественно, скажется на цене», — подчеркивает Юшин.

Это политика?

Можно предположить, что заявление Путина об отказе от импорта и предшествоваший ему фактический запрет на ввоз американских окороков, а также введение эмбарго на экспорт зерна для обеспечения внутреннего потребления — сигнал электорату: в 2010 году страна вступила в трехлетний, до 2012 года, предвыборный цикл. «Социальная стабильность для власти важна всегда, но с приближающимися выборами ее значимость усиливается, — согласен замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Голосует же в основном мало- и среднеобеспеченный потребитель, а наиболее статусный, для которого ценность хлеба невелика, на выборы ходит реже». В следующем году государство, конечно, не может допустить резкого повышения цены на хлеб, отсюда и запрет на экспорт зерна, думает эксперт. А вот ограничение импорта мяса, в отличие от зернового эмбарго, на настроения избирателей влияет мало, рассуждает Макаркин: значительная часть населения и так воспринимает ввозное куриное мясо отрицательно — оно, особенно окорочка, ассоциируется с низким качеством, несоблюдением санитарных норм и т. д.

Председатель экспертного совета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян не видит в мерах государства и заявлениях высших чиновников предвыборного контекста. Ограничение на ввоз птицы он считает продолжением давно начатого курса на поддержку отечественного производителя. А что касается зерна, то запрет на его экспорт Данилов-Данильян называет компенсацией внутреннего дефицита и противодействием резкому росту цен, но с выборами, в отличие от желания сдержать инфляцию, эта госмера вряд ли как-то связана.

Кажется, пронесло
Заявления еще одного высшего чиновника — директора Роспотребнадзора Геннадия Онищенко — агробизнес-сообщество в уходящем году обсуждало не менее бурно, чем запрет на экспорт зерна. С 1 января 2011 года будет введен запрет на использование глубокозамороженного (до минус 20 градусов) мяса птицы при производстве пищевой продукции, публично напомнил Онищенко два месяца назад: постановление об этом подписано еще два года назад. Согласно этому документу, вводящему дополнения в действующие СанПиНы, новые санитарные нормы должны были начать действовать с 1 января 2009 года, но производители попросили время на подготовку, и срок был отодвинут на год. А в ноябре Онищенко добавил, что с января-2011 может полностью запретить оборот мяса глубокой заморозки. Впрочем, в ноябре же выяснилось, что чиновник имел в виду оборот этого сырья только в производстве мясных продуктов. А в середине месяца стало известно, что пункт дополнения к СанПиНам, вводящий этот запрет, изложен в новой редакции: мясо птицы глубокой заморозки нельзя будет использовать только при выпуске продуктов, не прошедших термобработкии (самый распространенный пример последних — охлажденные полуфабрикаты). Если это так, то для участников рынка мало что изменится, объяснили они газете «Ведомости»: мало кто делает «свежие» полуфабрикаты из замороженного мяса.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще