Уцелевшие довольны -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Уцелевшие довольны
Инна Ганенко
Агроинвестор
февраль 2011
Урожай низкий, цены — высокие. Впрочем, потерь от засухи они не компенсируют

В 2010 году случилась беспрецедентная засуха, от которой пострадали 25 тыс. хозяйств и 30% посевов. По сравнению с прошлым годом страна недобрала более 30 млн т зерна и свыше 1 млн т масличных. Но большинство опрошенных «Агроинвестором» сельхозпроизводителей остались довольны итогами года. Цены на зерно и масличные подбирались к максимумам, которые были в 2008 году, рентабельность подсолнечника сложилась на уровне не ниже 100%, хорошо — по 5−6 тыс. руб./т — продавались даже отходы производства ячменя и пшеницы. В 2011 году аграрии надеются на средний урожай, сохранение цен на сложившемся к концу года уровне и говорят, что еще одной засухи не переживут.

Сбор зерновых в 2010 году, по оценке Минсельхоза, составил 64,2 млн т в бункерном весе и 60,3 млн т — в чистом. Несмотря на сокращение урожая, ресурсы зерна в этом сезоне больше потребности (72−74 млн т) — они составят 87 млн т, говорила глава МСХ Елена Скрынник.

Что с зерновыми

Первая половина 2010 года на рынке зерна прошла спокойно, вспоминает руководитель отдела анализа рынков «Русагротранса» Игорь Павенский. «Из-за снижения мировых цен и неблагоприятных погодных условий в портах отгрузки был небольшой провал экспорта — с 2 млн т/мес. в конце 2009 года до 1,1 млн т в феврале, — рассказывает он. —  Потом возобновился рост до прежних объемов. Он происходил на фоне достаточно низких цен на пшеницу 4 класса — 3−3,5 тыс. руб./т в центре, а на юге — порядка 2,4 тыс. руб./т. Такие цены сложились после второго хорошего урожая подряд, из-за низких цен на мировом рынке и вследствие понимания рынком того, что закупок в госфонд в этом году не будет». Весной стало понятно, что стране угрожает существенная гибель озимых посевов в центре и Приволжье. Но под урожай-2010 были засеяны рекордные площади, поэтому сначала сохранялась надежда, что их рост нивелирует потери от засухи. Но засуха уничтожила 2,8 млн га из 18 млн га засеянных озимых. Большие потери озимых были только в 2003 году, когда засуха уничтожила 3,8 млн га из 14 млн га. Яровой сев в прошлом году был снижен (до 28,5 млн га против 30,8 млн га в 2009-м) в первую очередь под влиянием низких цен пшеницы, говорит Павенский.

В июле стало понятно, что будет большая, чем ожидалось, гибель яровых, а хорошая урожайность в центре и Приволжье крайне маловероятна, продолжает Павенский. Начался рост цен на все зерновые (пшеница 4 класса подорожала до 6 тыс. руб./т), прекратившийся только с объявлением моратория на экспорт. Его ввели с 15 августа до 31 декабря и затем продлили до 1 июля. Цены в регионах, где зерна было достаточно, остановились или даже снизились до 5 тыс. руб./т. «Но фактор экспортного эмбарго, — рассказывает Павенский, — был отыгран за два месяца, и цены опять стали расти». В декабре, по его данным, они поднялись до предзапретного уровня и выше — 6,4 тыс. руб./т на юге, 6,7 тыс. руб./т в Омской и Новосибирской областях, 7,1 тыс. руб./т в других регионах Сибири" (все цены — пшеница 4 класса).

Решение правительства снять с 2011 года запрет на экспорт муки стало одной из причин резкого роста, с середины ноября, цен пшеницы 3 класса в Сибири (особенно в Алтайском крае). Они увеличились до 8−8,5 тыс. руб./т. Алтай — перспективный регион-экспортер муки; ее производители формировали запасы сырья, чтобы переработать его и с нового года начать вывоз, объясняет Павенский.

Олег Суханов, аналитик ИКАРа, в числе трендов истекшего года отмечает квотирование Украиной экспорта зерна (4,2 млн т до 31 марта) и выраженный дефицит фуража. Его нехватка проявилась в отсутствие летом зеленого корма: животноводы начали активнее кормить скот, в том числе КРС, зерном (в чистом виде и в составе комбикормов). Затем они ощутили резкое сокращение предложение ячменя, овса и кукурузы. Теперь, где можно, эти агрокультуры заменяют в рационах продовольственной пшеницей, констатирует Суханов.

Россия может начать импорт зерна. Минсельхоз сообщал, что ведет переговоры о закупке 3 млн т с Украиной и Казахстаном. «Ячменя и солода в пересчете на ячмень до конца сезона, вероятно, ввезем не более 1 млн т, столько же кукурузы», — полагает аналитик. «Но на начало декабря порядок экспорта украинского зерна в Россию определен не был, а значит, не было понятно, можем ли мы рассчитывать на дешевое импортное зерно, — говорит Суханов. — Высокие мировые цены — на уровне $320/т FOB, в том числе казахстанские ($300/т DAF), тоже не способствуют ввозу необходимых объемов зерновых». В декабре Казахстан уже официально отказывал России в продаже зернового фуража.

Павенский указывает на резкий обвал производства фуражного ячменя с 18 млн т до 8 млн т. Это самый низкий урожай за 50 лет. Его потребление сейчас замещается продовольственной пшеницей, соглашается эксперт с Сухановым. Обходиться без импорта в первой половине этого сезона позволяли рекордные на 1 июля запасы — 18,6 млн т включая госфонд. Во второй будет сложнее — внутренние запасы free market к марту будут «в значительной степени исчерпаны», объясняет Суханов. Высокий спрос на зерновые есть уже сейчас — много желающих купить даже отходы, восклицает гендиректор холдинга «АСТ компани М» (Липецкая область) Александр Кириченко. Например, ячменные отходы (легковесное и дробленое зерно) компания продает по 6−6,5 тыс. руб./т, пшеничные — по 5,5 тыс. руб./т.

Рентабельность по итогам года у холдинга будет, скорее всего, отрицательной, делился в декабре своими переживаниями гендиректор «Восток-Запада» (торговое подразделение «Иволга-холдинга») Александр Арцибашев. В Оренбургской и Челябинской областях компания не собрала 2/3 запланированного урожая. «А чтобы покрыть текущие затраты, приходилось продавать зерно осенью, когда цена еще не выросла», — сетует он. Господдержка распределялась избирательно, недоволен директор: деньги перечисляли только тем хозяйствам, посевы которых погибли на 100%, а если урожайность упала до рекордно низкого уровня, но уборка все-таки велась, компенсаций не выплачивали.

Масличные: ценовое ралли

Рекордные урожаи сои и рапса не компенсируют падения сбора подсолнечника, писал в начале декабря аналитический центр «СовЭкон». По прогнозу ИКАРа, урожай подсолнечника в 2010 году составил около 5,3 млн т (в 2009 году — 6,4 млн т). К тому же, добавляет директор маслосырьевого дивизиона компании «Эфко» Валерий Сергачев, в завершившемся году была самая низкая с 2003 года урожайность этой агрокультуры — 9,3 ц/га убранной площади. «Весной были хорошие виды на урожай, но, когда стало понятно, что засуха затронула большую часть посевов, начался бурный рост цен, который не прекращается и сейчас», — рассказывает Ирина Кугучина, аналитик ИКАРа.

Перед новым сезоном операторы рынка ориентировались на 8−9 тыс. руб./т подсолнечника, вспоминает она. Шоком для рынка стала агрессивная ценовая политика ведущих переработчиков, предопределившая невероятно высокий старт в начале сезона и как следствие — быстрый рост цен, говорит Кугучина. В сентябре подсолнечник стоил 15,5, в октябре — в среднем 18,2, в ноябре — 20,7, а в начале декабря уже торговался по 22,5−23 тыс. руб./т, перечисляет аналитик. Сбор был самым низким с 2004 года, а потребление и перерабатывающие мощности за этот период значительно выросли, и на внутреннем рынке получился серьезный дефицит сырья, объясняет Сергачев. Быстрый рост цен наблюдался и на рынке подсолнечного масла, указывают аналитики «СовЭкона»: сырое (наливом) подорожало за последнюю неделю ноября на 1075 руб./т до 48,82 тыс. руб./т.

Невысокий урожай, ставший проблемой для переработчиков, позволил хорошо заработать аграриям, рассказывает Кугучина: «При себестоимости подсолнечника в пределах 7 тыс. руб./т (ЮФО) и текущей цене более 20 тыс. руб./т получается отличная рентабельность». Замечательная доходность — от 100% до 400% в зависимости от контракта, радуется гендиректор ростовского «Грейнвелла» Эдуард Курочкин. Часть подсолнечника нового урожая у компании купил «Астон» по 22 тыс. руб./т. «Мы о такой цене даже не мечтали», — признается директор.

В 2011 году ИКАР ждет дальнейшего роста посевов подсолнечника, так как сохраняется высокий интерес переработки к этой агрокультуре. Урожайность, думает Кугучина, будет на среднем уровне: самые продуктивные, южные, площади временно будут вне севооборота из-за распространения заразихи. Наиболее вероятно увеличение посевов в ПФО и ЦФО, но оно будет сопровождаться низкой урожайностью, объясняет Кугучина.

Прогнозы и оценки

В 2011 году нужно на 1,5 млн га — до 30 млн га — расширить яровой клин, чтобы собрать не менее 85 млн т зерна, ставит задачу Минсельхоз. По оценке Скрынник, на весенние полевые работы потребуется до 233 млрд руб., из которых 140−150 млрд руб. — кредиты. В этом году на закупку минудобрений аграриям выделят в шесть раз больше средств, чем годом ранее — 6,5 млрд руб. против 1,2 млрд руб., обещает она. По соглашению Российской ассоциации производителей удобрений и Агропромсоюза, цены удобрений должны остаться на уровне 2010 года. 1 млрд руб. перечислят на приобретение элитных семян. Сохранится скидка на ГСМ. Пролонгировано действие льготного тарифа на перевозку зерна по железным дорогам в пострадавшие регионы, говорила Скрынник в конце ноября. Александр Кириченко из АСТ не верит в стабильность цен. «Цены на удобрения и ГСМ [начиная с осени] стремительно взлетели вверх! — возмущается он. — Если аммофос осенью мы покупали по 12 руб./кг, то в декабре — по 20 руб./кг. К весне вообще будет все 25 руб./кг».

Урожай, скорее всего, будет ниже оценок МСХ, следует из слов аналитиков. Суханов из ИКАРа обращает внимание на большую вероятность относительно небольшого урожая яровых, который, по его оценке, может составить 45−50 млн т. «Прибавка яровых может не сработать», — согласен президент РЗС Аркадий Злочевский. Накопление удобрений идет с отставанием от 2009 года, а хозяйства почти перестали покупать технику, говорит он: «Это неизбежно отрицательно скажется на валовом сборе». По словам Злочевского, для поддержания производства зерна аграриям необходима рентабельность не менее 40%. Когда она ниже, начинается снижение сбора. «В текущем сезоне мы ушли в убытки — это уже дает фундамент для прогноза по урожаю», — замечает Злочевский. В «Иволге» возлагают большие надежды на этот год. «Надеемся, озимые хорошо перезимуют, яровой сев состоится в запланированных объемах и не будет засухи, — говорит Арцибашев. — Второй такой год мало кто переживет».

Прогноз ИКАРа по урожаю-2011 — 75−85 млн т. Осенью вследствие засушливой погоды (а на юге — долговременных ливней) был крайне затруднен сев озимых, и его площадь сократилась приблизительно на 15%. Но главное, в ряде регионов озимые не успели нормально взойти и быть в хорошем для начала зимы состоянии, обращает внимание Суханов: «Оценочная площадь плохих и не взошедших посевов, по данным Росгидромета, — 9%, в то время как в среднем она обычно не превышает 5−6%. Поэтому есть высокая вероятность гибели озимых в период зимовки. Расширение клина яровых весной вряд ли произойдет, потому что будут сложности с семенами, удобрениями, сельхозтехникой, финансированием и пр.». Даже 85 млн т — средний сбор, но недостаточный для преодоления последствий кризиса, засухи и обеспечения высокого экспортного потенциала, говорит Суханов.

На снятие экспортного эмбарго в начале сезона-2011/12 лучше не рассчитывать, думает гендиректор Valars Group Кирилл Подольский: мировые цены, судя по всему, будут очень высокими, уже сейчас видны проблемы с производством зерна в Аргентине и США, так что вероятен напряженный баланс, перечисляет он. Пока глобальные цены растут, поводов для оптимизма у Подольского нет, кроме одного — что Россия выровняет баланс, собрав урожай минимум в 90 млн т. «Но и этого вряд ли будет достаточно, чтобы снизить мировые цены», — думает он. Кроме того, с открытием могут заметно вырасти внутренние цены. Поэтому у правительства будет большое искушение не отказываться от запрета, подытоживает Подольский. Это решение зависит от того, каким будет сбор 2011 года, говорит Павенский. «Пока шансы на хороший урожай есть: озимые [в декабре были] в нормальном состоянии, — считает он. — Если зимой не произойдет ничего ужасного, то они могут дать хорошую урожайность, и тогда можно надеяться на 85−90 млн т [при которых не исключена отмена эмбарго]". А по словам Суханова, если экспорт в следующем сезоне и начнется, то окажется незначительным, на уровне 5−6 млн т южнороссийского зерна, которое будет поставляться главным образом в первые месяцы.

В 2011 году, предупреждает животноводов Сергачев из «Эфко», будет «тяжелая ситуация» из-за роста цен на шрот (в первую очередь подсолнечный) во второй половине сезона: цены на этот шрот с протеином 39% могут повыситься до 10 тыс. руб./т. В 2010 году шрот активно экспортировали, только за сентябрь-октябрь вывезли 133 тыс. т — на 60% больше аналогичного показателя 2009-го, приводит он пример. «И это при отрицательном внутреннем балансе», — подчеркивает Сергачев. А рынок подсолнечника, прогнозирует он, весь этот год — до сбора нового урожая — будет жить в состоянии дефицита маслосемян, высоких цен не только на шрот, но и на масло, резюмирует он.

Логистика и АЧС
С введением эмбарго экспортные потоки зерна, прежде всего южного, переориентировались на внутренний рынок. Регионам ЮФО пришлось фактически заново выстраивать логистику. За октябрь по железной дороге с юга вывезли 400 тыс. т, говорил Зубков. Отгрузки идут, но их темпы намного ниже, чем требует рынок, тревожились эксперты и участники рынка. По данным РЗС, в день отгружалось в среднем 7−8 тыс. т вместо необходимых 40 тыс. т. В декабре в ЮФО и Ставропольском крае оставалось 10 млн т излишков зерна. До конца сезона с юга так и не вывезут 5−6 млн т зерна, прогнозирует РЗС. Причины — не только логистические, но и технологические ограничения. Зерно может быть переносчиком АЧС, распространенной на юге, и предназначенные для животноводов партии по указанию ветслужб приходится термически обрабатывать. По словам главы РЗС Аркадия Злочевского, мощности для этого есть не везде, к тому же через сушильную установку можно пропустить максимум 100 т/час.
Александр Неженец, председатель наблюдательного совета краснодарской агрофирмы «Прогресс», соглашается с экспертами, что порядка 3−4 млн т южного зерна не продадут до конца сезона. «Надо было разрешить югу экспортировать хотя бы 4−5 млн т нового урожая», — говорит он.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще